Шинель

                В наше время слово «шинель»,  звучит каким- то архаизмом, которое в скором времени, может и забыться. Так как в современном мире появилось огромное количество различных видов форменной одежды военнослужащих в зависимости от поставленных перед ними задач. А в былые времена шинель являлась постоянным и необходимым атрибутом для каждого,  независимо от времени года и погоды. Разница была лишь в том, что зимой шинель носилась «в рукава», а летом через плечо, закрученная « в скатку».  В русской армии она просуществовала с 1862 года до наших дней. На шинели и спали, и ей же укрывались. Она представляла собой форменное пальто со складками на спине и удерживающим её в сложенном состоянии хлястиком. До этого шинель называлась кафтаном. Но суть дела совсем не в том, что мне, вдруг, захотелось рассказать об ушедшей в далёкое прошлое, забытой всеми форме одежды. Вовсе нет! А рассказать о некоем приключении происшедшем с одним офицером и ей - шинелью.
                Начальник химической службы майор Слизень Павел Александрович прибыл для прохождения службы после окончания Академии войск химической защиты в один из самых лучших полков нашего огромного военного округа.  Полк, развёрнутый до штатов военного времени являлся  инициатором соревнования в Вооруженных Силах нашей страны. Да и куда же ещё могли направить одного из самых лучших и добросовестных выпускников академии, как ни в полк- инициатор? Все, что происходило в части, находилось под пристальным контролем самого командующего округом и его заместителей, и потому полк обделённым себя не чувствовал. Была, конечно, ответственность за то, что служишь именно в таком полку, но была и отдача со стороны командования. Именно. Потому ключи от квартиры Павел Александрович получил уже на второй день по прибытии в часть, и облегчённо вздохнув, заселился в нее, вместе с женой и двумя детьми. И хотя семью приходилось видеть очень редко (Уходил на службу, когда все ещё спали и возвращался, когда все уже спали)  всё компенсировалась тем, что проживали ни где-то в таежном отдаленном гарнизоне, а в городе с миллионным населением, театрами, трамваями и автобусами. Да и сама служба в этой воинской части его вполне устраивала. Занятия в полевых условиях, стрельбы, учения, вождение боевых машин  - всё это ему нравилось с самого детства. Единственно, что его не устраивало, так это постоянные командировки и как правило, даже не связанные с его должностными обязанностями. Он убывал в них: то в качестве военного дознавателя, то члена какой - ни будь комиссии, то отвезти или привезти какие-нибудь документы. «Лучше бы с учений не вылазить!» - порой думал Павел Александрович. Неоднократно обращался с этим вопросом к своему непосредственному начальнику- начальнику штаба полка майору Медведеву.
 « Ну. Ты пойми Павел Александрович! Так уж как то так везде принято по командировкам посылать начхимов. Рассуди сам, как я командира батальона отправлю в командировку, когда у него более четырехсот человек в подчинении? Так, что брат терпи, а там что-нибудь придумаем!
А тут ещё, как назло, после очередной командировки, рукав на шинели от старости и ветхости по шву разошёлся.
               Начальник вещевой службы полка внимательно посмотрел карточку учета вещевого имущества Павла Александровича и утвердительно кивнув, спросил: «Готовую получать будете? Или шить? Я бы Вам посоветовал получить готовую! А то здесь в гарнизонном ателье так шьют, что плакать хочется! Могут и целый месяц шить, а через две недели строевой смотр!  Сам Командующий округом проводить будет! Не успеют сшить и что тогда? Вы в этой своей исторической, не в обиду сказано будет, на Гавроша похожи. За такие «лохмотья» можно и неприятностей нахватать по самые уши!»
Павел Александрович на секунду мысленно представил себя в новенькой, плотно прилегающей по фигуре, шитой из шикарного материала шинельке.… И проглотив слюну, на выдохе, мечтательно произнёс: « Конечно,… шить!»
Отдав наряд на пошив обмундирования в ателье Военторга хромому на левую ногу улыбающемуся закройщику, убедительно просил его выполнить заказ как можно быстрее
« И что Вы, молодой человек, так волнуетесь! Смотр! Да, Вы знаете, что на том строевом смотре лучше Вас может выглядеть только Командующий округом и, то, только лишь потому, что я ему шинель шил! И не забудьте – через три дня ко мне на примерочку!» - успокоил закройщик. При выходе из двери Павел Александрович чуть не столкнулся с миловидной женщиной. И пропустил ее, придержав дверь. Она обернулась: «Как Вам несказанно повезло! Вы попали к одному из самых лучших наших закройщиков! Это я Вам говорю, как заведующая ателье!»
 Дней десять в душе майора всё пело и плясало! Хотелось свистеть и подпрыгивать от счастья!
Потом он начал волноваться всё больше и больше…Строевой смотр с каждым днем неминуемо приближался, а шинель всё ещё не готова!
И каждый день он слышал только одно: «Приходите завтра, пока не успели!» То проблема с нитками, то с пуговицами! Он уже успел поругаться и с лучшим закройщиком и с заведующей ателье, но результат один - «Приходите завтра!»
Дотянули. Начало  строевого смотра в десять, он свою шинель выхватил из рук закройщика только в восемь тридцать – даже примерить было некогда! Буркнув: «Спасибо!», и, не слышав в ответ ехидный возглас закройщика: «Носите на здоровье!» он вылетел на улицу. Схватив подмышку шинель, пахнущую праздничной новизной, сияющими погонами, ярко сверкающую позолотой пуговиц он бежал к своему кабинету с единственной мыслью: «Только бы успеть!» Снимая старую шинель, случайно надорвал старый рукав и невольно подумал:  « Главное вовремя, есть чем заменить!». Достал из шкафа новые сверкающие хромовые сапоги, из стола новую, с начищенной медной бляхой портупею.… Вынул  из внутреннего кармана старой шинели своё удостоверение личности, чтобы переложить его в новую…
                С удивлением увидел, что внутреннего кармана на левой стороне шинели нет вовсе… Вернее, он есть, но только почему, то  пришит не там, где ему положено быть, а на подкладке шинели, тоже с левой стороны, но на спине! Жуть! Если положить в него удостоверение.…То его можно достать только тогда, когда шинель снимешь! Но обратной дороги нет! О старой шинели теперь уже можно забыть! Бежать в ателье – поздно!!!
Он надел шинель и подошёл к зеркалу! Что он там увидел, его не поразило! – Нет!  Его просто - убило! На него смотрело вообще- то знакомое, но бледно - синее лицо с потерянным взглядом. Правая рука выглядывала из явно- короткого рукава до самого запястья, а левый рукав был длинен до того, что руки не было видно совсем. Но зато левая пола шинели, в отместку рукавам, была длиннее правой сантиметров на пять! Два ряда блестящих пуговиц расположились самопроизвольно в шахматном порядке. Про расположение наружных карманов – лучше помолчать!  А что делать???
                Подошедший к строю, начальник штаба полка посмотрел в его сторону, внимательно заглянул в глаза и неожиданно участливо спросил: «Павел Александрович, у тебя дома всё в порядке?  Здоровье? Может тебя со смотра отпустить?» Но тут громкая как выстрел команда: «Равняйсь!» Встречный марш. Доклад командира части…
Первая пришедшая в голову мысль: « Незаметно сбежать!» была сразу же отброшена в сторону. « А будь, что будет! Дай бог, как ни - будь и это переживём!»
Командующий подходил к каждому офицеру. Слушал четкий доклад: «Начальник артиллерии подполковник Петруня жалоб и заявлений не имею!» Осмотр внешнего вида. Пару вопросов. Шаг вправо. Следующий доклад.
«Товарищ командующий. Начальник химической службы полка майор Слизень. У меня просьба!»
Командующий посмотрел сурово в его сторону и буркнул: «Давай милок, выкладывай свою просьбу!» Путаясь в словах, сбивчиво, Павел Александрович пожаловался, что командировки, иногда даже не связанные с его служебной деятельностью, Ну, просто, достали! За последний месяц он уже побывал в шести! Семью практически не видит!
Командующий повернулся в сторону начальника штаба и спросил: «Совесть есть? Вы, что над майором издеваетесь – по командировкам его мотаете? У Вас в полку, что ли химика нет?»
«Так он, товарищ, Командующий и есть - химик!» - ответил начальник штаба.
«Что же ты тогда милок, вопросы мне такие задаёшь. Так уж как то так везде принято по командировкам посылать начхимов»
А потом взгляд Командующего неожиданно скользнул на шинель, Он поперхнулся, пытаясь что-то сказать: « Ты это милок где добыл?  В нашем ателье Военторга? Что и квитанция в кармане? Нет, ты на себя в зеркало глядел? Смех командующего прорывался наружу, несмотря на все его усилия пытаться быть серьёзным.
            Вопрос Командующего: « Ну и как ты себя в этом одеянии чувствуешь?» застал врасплох.  С ответом майора слегка заклинило, в голове крутились глупые мысли: «Сказать плохо или всё- таки хорошо? И он, неожиданно для себя вдруг выпалил: «Отвратительно хорошо товарищ Командующий!».
Громкий, заразительный смех Командующего, наконец, вырвался наружу! Минуты три он безудержно хохотал, держась за живот!
Затем справившись с этой  слабостью, сделал серьёзное выражение лица и подозвал к себе порученца. Быстро подбежавший к нему стройный полковник, приняв строевую стойку, внимательно слушал поставленную перед ним задачу.
             «Серёжа! Забираешь этот образец!» - командующий похлопал по плечу майора: « образец шинели, вместе с её хозяином! И ко мне в приёмную!». Секунду подумал и сказал: « Нет! Ко мне в кабинет! И чаем напои! Но шинель пусть не снимает! А всех представителей  «Верхушки» нашего доблестного тыла в приемную! Да, и не забудь пригласить непосредственных виновников сегодняшнего нашего праздника - квитанция у него в кармане! Минут через тридцать я там буду!».
  Дальше всё для Павла Александровича происходило как в тумане. Помнилось всё отрывками. Сверкающая никелировкой машина Командующего.  Штаб округа. Приемная. Кабинет. Перед носом стакан чая в подстаканнике с душистым запахом лимона. Улыбающийся полковник- порученец Командующего, названивающий по телефону: «Командующий приказал… Срочно прибыть…»
 Вошедший в кабинет Командующий остановил рукой вскочившего со стула майора. «Сиди милок, сейчас мы с тобой сделаем кое – кому   « подарочек»- сказал широко улыбаясь: « Жарковато, поди? Ну, ты уж потерпи пока! Сейчас время потеть другим пришло». Он разделся и вышел в приемную. Что там происходило, было отчётливо слышно даже за плотно закрытыми дверями!
«Это твоя контора полковник? Вы помните наш с Вами разговор, когда я Вас спросил: « А не пора ли Вам на пенсию?» И что Вы мне ответили как бы шутя: «Разрешите товарищ Командующий умереть в строю!» А я это хорошо помню. С такой Вашей работой, действительно можно и умереть!»
Дверь широко распахнулась, и послышался голос Командующего: « «Образец» – выходи!
Шутка командующего удалась на славу! В просторной приемной с высокими потолками напротив Павла Александровича стояли по стойке смирно: генерал- начальник тыла округа, три тыловика полковника, заведующая ателье с заплаканными глазами и закройщик. Видимо, им действительно было жарко! Хотя лица многих из них были бледны, но пот, так и стекал градом за воротники!
«Чья это работа, спрашиваю я Вас? Молчите! А я Вам скажу! Ваша! Всех Вас вместе взятых!» «Слушай, любезный!» - Командующий обратился к закройщику: «Как тебе удалось такое соорудить? Я даже в кошмарном сне такое никогда представить, не мог! А ты соорудил!».
«Да, я только рукава…» мямлил что- то в свою защиту закройщик…
«Стоп!» остановил Командующий: «Снимай мерки с него, может в последний раз!» « Сколько шили по времени? Недели две?» На всё, про всё всем два часа! Чтобы шинель была на него как влитая! А нет - я выводы сделаю сам!»
« А это тебе на память! Повесишь её где-нибудь в огороде! А в строю умереть не разрешаю!» - и сунул в руки образец одному из полковников.
И ведь успели! Как им это удалось до сих пор неизвестно, но шинель оказалась на славу! Выйдя из штаба округа, Павел Александрович в новых блестящих хромовых сапогах, в шинели из сукна для высшего офицерского состава, плотно облегающей его стройную фигуру уверенно шагал в направлении своего полка.
И воробьи, возле первых весенних луж удивленно поглядывающие в его сторону без умолку обсуждали: « Как всё-таки шикарно смотрится на нём новая шинель!»


Рецензии
Андрей, спасибо за рассказ. Что нравится в Ваших рассказах, так это - люди хорошие: командиры не самодуры, а для подчинённых - отцы родные: где надо накажут, где надо позаботятся. Слава Богу. Не всё же плохо у нас. Но видок у Павла Александровича в новой шинели был отменным.)))Спасибо за улыбку. С добром,

Людмила Алексеева 3   31.08.2019 18:44     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.