Голос на 1-м канале

"…Все кривляются в проекте, и вы
кривлялись бы, а за гонорар Нагиева
я б продемонстрировал фиоритуры
метеоризма, сожрал кусок мыла и
поколотил, заранее договорившись, половину массовки….»

Отар Кушинашвили.

        Когда Женечке Богуславскому исполнилось 5 лет, его маменька, в задумчивости прогуливаясь вдоль прибоя, неосторожно застудилась, и врачи констатировали у неё тяжелейшее двусторонне крупозное воспаление лёгких. Жили они в небольшом посёлке недалеко от Керчи, и злые осенние ветры, дующие с Чёрного моря сделали своё «чёрное» дело…. Папенька Жени, Дмитрий Фёдорович, в это время был в очередном плавании и смог прибыть на Родину лишь через 2 недели после похорон….
      После всех этих скорбных событий Богуславский-старший ушёл из флота и нашёл работу на суше. Отныне он вместе с сыном по вечерам забирался в довольно просторный пристрой, где у него находились: проигрыватель, усилитель с парой колонок S90, стойка с микрофоном, знатная куча виниловых дисков и дешёвая, по форме напоминающая Fender, корейская электрогитара….
      Примерно через год отец, придя с работы, и не застав сына в доме, отправился в их заветное местечко. Каково же было его удивление, когда он увидел Женечку, зажавшего слабенькими пальчиками 5-ю и 6-ю струну, и абсолютно точно играющего основной «риф» из «Smoke on the water»…
     Через месяц Дмитрий купил парню недорогой «псевдоIbanez» и теперь они смогли разучивать «классные роковые вещи» вместе. Правда, на то чтобы более-менее сыграть какую-нибудь простенькую песенку у 30-летнего отца уходило порой более недели, тогда как маленький Евгений мог конгениально исполнить искомую композицию уже в тот же вечер. Поначалу Фёдоровича это просто забавляло, но когда сынок через пару дней не просто легко сыграл «Highway star» (от тех же Deеp Purple), он ещё и запросто, практически «форсированным» фальцетом Гиллана, легко «добрался» до «ля» третьей октавы… Папа задумался - в их неполной семье рос юный подкерченский Моцарт…
     Ни в какую музыкальную школу Евгений не пошёл. Просто сидел после уроков в «муз.сараюшке» и « на слух» подбирал все «снятые» с очередной папинькиной пластинки, понравившиеся песенки. К 12-ти годам отец уже не мог отличить в его исполнении начало «квиновской»  «Rock it» от истинного голоса Фредди Меркури…..
     Но как всегда случается в оптимистичных повествованиях, как-то в один из довольно пасмурных дней отправился Дмитрий Фёдорович в море на очередную рыбалку за такой замечательной, любимой сыном, «барабулькой». Трое бодрых мужчин погрузились в небольшую лодку и поплыли по Азовскому морю в поисках косяка этой небольшой рыбки. Обутый в высокие сапоги женькин отец бодро оттолкнул «посудину» навстречу серым волнам и ….
      ….Через неделю «сторожевик» наткнулся на какую-то перевёрнутую лодку….
     Впавшего в прострацию Евгения «взял под опеку» ещё не очень старый дед Фёдор. Для этого ему пришлось перебраться из Керчи в посёлок, так как внук наотрез отказался покидать «родное гнездо». Парень продолжал всё свободное время проводить в своём музыкальном пристрое, разучивая на отцовском Fender-е всё более и более сложные композиции…
      Рождённый сверхмузыкальным интровертом парнишка стал всё чаще посещать православный храм, где однажды поднявшись на клирос, он спел шубертовскую  Ave Maria, «проснувшимся» в нём от клерикального трепета, удивительно прозрачным альтино. Услышавший его пение восхищённый отец Никодим уговорил грустящего мальчика с божественным голосом выступать с местным хором по воскресеньям. Евгений быстро разучил нужные партии и начал петь в храме. Вскоре слух о чудо-мальчике разошёлся по полуострову и на воскресную службу стали стекаться паломники. Иногда, чтобы порадовать особо утончённую паству он исполнял Ave Maria пронзительным завораживающим контр-тенором. Евгений мог петь всё, заставляя особо впечатлительных барышень влюблённо смотреть на него и украдкой вытирать слёзы восхищения….
    Дома же, взрослеющий парень, продолжал копировать все самые «крутые» хиты, старательно разучивая сложные сольные пассажи Ричи Блэкмора, занятные эскапады Карлоса Сантаны и прочие гитарные дела…. Со временем его природный голос можно было услышать лишь в храме, а все остальные партии Женя исполнял, абсолютно соответствуя звукоизвлечению оригинала….
     ….В 2014-м году, когда самородку исполнилось уже 22, послушать его, из Керчи, приехал некто Алексей Попов, когда-то давно учившийся в Гнесинке, и недавно вернувшийся на Родину. Услышав знаменитую женину Ave Maria, в тот момент, когда он исполнял её точным голосом Робертино, Алексей Леонидович просто обомлел. «Как такой феномен может просто петь в какой-то захудалой церквушке и быть никому, кроме восторженных прихожан, не нужным», - подумал он и решил познакомиться с Евгением поближе.
     Дождавшись окончания «мессы» Алексей подошёл к высокому длинноволосому, похожему на Христа, парню и представившись, предложил подвезти того домой. В машине разговор зашёл о музыке, рассуждая о которой они незаметно подъехали к дому юноши. Последний предложил мужчине зайти к нему и послушать его «скромные» пассажи. Тов. Попов охотно согласился и они, попив чайку, отправились в «музыкальный» пристрой слушать игру Евгения…
      Взяв в руки Fender парень решил начать с заводной «Suger Baby Love» от The Rubettes. Его медиатор, словно лёгкий мотылёк, заскользил по струнам и Женя, соответственно в искомой тесситуре, сразу «вышел» на «ля» 3 октавы, как и в оригинальном исполнении. Алексей Леонидович, разумеется, знал эту знаменитую песню, но чтобы так сразу и «один в один» без малейшего напряжения и подготовки… Потом юноша спел сложнейшую «Piece of my heart» от старушки Дженис. Далее исполнил изумительную «назаретовскую» «Love hurts», причём без малейшего напряга перейдя в припеве «вверх» сразу на «кварту» (4-ре тона), при этом не запищав, не перейдя на фистулу, и не сорвавшись, к тому же абсолютно воспроизведя  голос и шотландский акцент легендарного Дэна Маккаферти …
       Потом, взяв акустическую гитару, Евгений легко исполнил несколько испанских композиций «снятых» им с пластинок Пако де Люсия и Эл Ди Меолы…. При чём его тонкие длинные пальцы, казалось почти не касаются струн, шелестя над ними, как юркий колибри, зависший  в поисках нектара у лепестков экзотического цветка….
      Закончив очередную мелодию, парень вопросительно посмотрел на Алексея. Однако тот, поражённый услышанным, с минуту не мог сообразить, чего бы ему на это сказать. Потом протяжно произнеся сакраментальное «Да-а-а-а-а», он загадочным взглядом окинул юношу и произнёс: «А не хочешь поучаствовать в каком-нибудь музыкальном конкурсе, к примеру, в Москве?»  «Да это, наверное, сложно? Да и если что, то ехать опять-таки куда-то придётся», - Женя, отложив гитару, спокойно смотрел на воодушевлённого мужчину.
     «Ладно, сделаем так. Я пока недельку подумаю, а в следующее воскресенье подскачу и порешаем с тобой, что и как. Согласен?» Музыкант молча кивнул в ответ и воспроизвёл «на дорожку» «высоковольтную» «Can*t Stand The Night» от Accept, без «напряга» спев её уникальным голосом Удо Диркшнайдера….
      Алексей Леонидович многое повидал в музыке, но услышать натуральный голос Робертино ему ещё никогда не доводилось. Он вёл машину и думал о будущем. Как он привезёт этого уникума в Москву, как….
       В этот год в Крыму кипели политические страсти, а на 1-м канале формировался третий по счёту сезон «Голоса». И товарищ Попов решил записать с парнем пару «демо» и отправить их в Москву. Первой композицией он решил послать самый яркий фрагмент выступления Фаринелли из одноимённого фильма, со сложными голосовыми пассажами и ярким финалом. Второй «вещицей» должна была стать «квино-монсератовская» Barcelona, спетая одним исполнителем и с наложенным друг на друга голосом….
    Женя не стал спорить, и они вместе поехали в Керчь на студию. Местные звукоинженеры слегка «офигели» услышав пение этого худощавого парня. Он легко исполнил партию Фредди и Кабалье не исказив не единой ноты и практически неотличимо от оригинала….
    «Послушай, Леонидыч, - заметил один из приятелей Алексея, - боюсь, такое конгениальное исполнение ТАМ примут за «издевательство». Типа, слизали «плюсовку» и сдуру, на халяву» послали московским «лохам». Но Тов. Попов решил рискнуть и сделать всё, как и задумывал… Но всё вышло как и предсказывал опытный звукорежиссёр. Просто, НИКАК….
      Но к «Четвёртому Голосу» неуёмный Алексей Леонидович подготовился более тщательно. Он созвонился со своими московскими приятелями и взяв с собой новые записи Евгения, сам отправился в Столицу. В этот раз он выбрал Ave Maria, исполненную контр-тенором, и прекрасную балладу «18 and Life» от Skid Row.
      Там всё как-то удачно закрутилось и Женя, с подаренным Алексеем первоклассным Gibson Les Paul, прибыл в Москву….
                *******************************
….. и вот во второй половине дня на сцену перед усталым жюри вышел спокойный Евгений со своей электрогитарой. Он представился, воткнул штекер, и подойдя к микрофону, начал петь шубертовскую Ave Maria голосом Робертино Лоретти….  В концовке он поднял тональнось на «кварту» и на невероятно высокой ноте закончил выступление.   
     Наслушавшиеся за сутки отбора много чего лишнего, мэтры, таинственно замолчали. Потом самый закалённый из них попросил спеть что-нибудь ещё. Парень, взяв на «секунду» выше оригинала начал абсолютно как Фредди «квиновскую» “Rock it”. Его голос звучал совершенно волшебно, и члены отборочной комиссии снова переглянулись. «А Вы не могли бы спеть что-нибудь своим голосом», - нашёлся один из наиболее закалённых менторов?»
«Нет. Свой голос у меня проявляется только в храме. А здесь я могу петь лишь подражая этим замечательным личностям».
      «Тогда, исполните нам…., ну, что-нибудь знаменитое. Путь будет «Mother» Джона Леннона», - продолжил всё тот же серьёзный мужчина. Евгений взял медиатор, и проведя им по струнам, вступил:
    … «Mother,.... you had me,.... but I never had you»…. с характерным ленновским надрывом начал он. Комиссия, дослушав песню до конца, посовещалась и пропустила странноватого парня в основной конкурс.  Алексей Леонидович обнял, совершенно не взволнованного юношу, и стал строить планы на будущее….
      К «слепому прослушиванию» надо было отрепетировать с оркестром 2-минутный фрагмент. Господин Попов решил всё же остановиться на «Фаринелли». Они оставили ролик на ТВ и уехали ждать вызова на съёмки. Через месяц Алексею позвонили и пригласили в Москву…. Особой надежды он не питал, так как ему прозрачно намекнули, что как бы не был гениален его парень, но без N-ой суммы чудо не случится…
       И вот, на повёрнутых к залу креслах восседают «вершители судеб»: «Баста», Полина Гагарина, Григорий Лепс и масштабный Александр Градский. Резвящийся в закулисье Нагиев, послушав женькины голосовые экзерсисы и изумительное гитарное соло, просто хлопнул его по плечу и пожелал удачи. Перепоясанный гитарным ремнём, с покоящимся на плоском животе Giвson-ом, Евгений вступил в освещённое софитами пространство. Заиграл оркестр и огромный зал наполнился изумительным голосом Фаринелли. И если в фильме авторам пришлось соединять вместе тенор и два сопрано, то у керченского юноши получилось достигнуть нужного тембра… самому…. В завершающем фрагменте Женя поднял и без того высокую ноту на «секунду» и легко продержался «там» до окончания…. Никто из «судей» не повернулся….
    Зал поначалу предсказуемо замер, а затем разразился овациями. Подождав пока схлынут зрительские восторги, Полина Гагарина, чуть смущаясь, попыталась объяснить, почему она не нажала на кнопку. А Градский просто сказал: «Парень ты ещё молодой. Всё впереди. Давай, раз взял гитару, сыграй нам что-нибудь». Евгений спокойно вытащив медиатор из грифа, решил спеть Великому Александру его песню «Эх, загулял…» из фильма «Романс о влюблённых» 40-летней давности. Певец попросил у радиоинженеров чуть «зафузировать» звук гитары и начал звонким тогдашним голосом Градского… «Эх, загу-загу-загулял, загулял..…»… Александр Борисович поначалу не поверил своим ушам. Но никакой фонограммы технически быть не могло…. Когда Евгений закончил, он только промычал: «Да-а-а..» и несколько ностальгически замолчал…
     Тогда, наплевав на других выступающих, Григорий Лепс попросил «сбацать» что-нибудь ещё. Женя вновь обратился к «звукарям» теперь уже добавить в микрофон немного «реверберации», и  подыгрывая спел начало самой пронзительной «квиновской» Rock It (Prime Jive):
When I hear that rock and roll
It gets down to my soul
When it’s real rock and roll
When I hear that rock and roll…….          
     Потом он, гитарным перебором воспроизвёл полузабытую вещицу группы "Альянс" - "На заре", начав на «терцию» выше оригинала…. Затем последовала “O Sole Mio”, исполненная, как контр-тенор…..
………..Попав в объятия Нагиева, Евгений без эмоций выслушал его стандартные восторженные эскапады, и чуть виновато подойдя к Алексею Леонидовичу, тихо произнёс: «Ну, что, дядя Лёша, поехали домой»…. По ТВ его выступление так и не показали….
      ….на его воскресные «хоралы» до сих пор собираются толпы верующих. Храм с жениным приходом стал безумно популярным. Большинство прибывших, слушая это божественное пение, и не догадываются о его «путешествии» из Керчи в Москву. Они просто тихо наслаждаются этим дивным, уносящимся под своды храма, голосом….   Аминь.
                январь 2017 г


Рецензии
БРАВИССИМО!!!!!

Рафаэль Гимаев   30.05.2019 18:35     Заявить о нарушении
Вы такой, восторженный)))))))
Алексей, вероятно, ........недооценённый)))))))

Станов Алексей   31.05.2019 13:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 35 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.