Притча о храме Преображения Господня. Глава II

Мы въезжали, когда рассвет еще только начинал напоминать о себе розовой каемкой у намечающегося солнечного диска. Роса лежала тяжелыми каплями. Синеватый туман стоял у воды. День обещал быть по летнему жарким, может быть c дождём в конце. Пока ярмарка была просто кое-где огороженным по периметру бревнами полем с редкими рядами лавок. Справившись где можно в такое время найти распорядителя ярмарки мы поехали договариваться о месте. Предчувствуя, что оторвав такой яркий шанс у судьбы как наш бычок Яшка-шельма конопатая не будет ютиться по ярмарочным задворкам, а выберет место побойчей - в третьих-вторых рядах.  Желая лишний раз не попадаться ему на глаза, но и не упускать его из виду мы решили занять место в третьем торговом ряду. Это было из наиболее удобное для нас мест, которые было нам по карману нанять. Вдалеке от нас, в самом центре ярмарочного поля высился  потешный столб с развешенными на нем потешными призами, который сейчас мужики натирали салом и дёгтем. Я дремал в телеге, одним глазом наблюдая за приготовлениями отца и работника. Вскоре на земле на попоне оказалось наше старое седло обитое серебрянными звездочками, такая же сбруя. Отец знал, что на этом торжище будет не мало вельмож из знатных родов. Поэтому достал то немногое, чем может их завлечь. Если честно товаров мы привезли не много. Пара старинных вещей, главной нашей ставкой на этом торжище должен был стать молодой бычок. Народу все прибывало и прибывало. Свое место занял Яшка-шельма конопатая и верно он решил не продешевить и загнул хорошую цену на бычка. Он не стал мелочиться и устраиваться на земле, как мы; торговал с лавки, развалив на ней пару ничего не значащих мелочей. Этакий карманный мусор. Но среди этого завалящегося хлама был там и маленький ножечек с резной рукояткой. Для отрока средних лет. Рукоятка немного лоснилась. Было видно, что ножичком пользовались. Можно было только гадать каким путем ему удалось выманить эту знатную вещицу у какого-то мальца.   
Торжище было бойкое и в полдень от народа стало яблоку негде упасть. Отец осматривался по сторонам оценивая товары и сторону откуда пришли товары, работник неспешно что-то резал из деревяшки ручным ножиком. Я лениво оглядывался по сторонам проходясь взглядом по соседям. Я был не единственным ребенком, которого привез на ярмарку отец не в качестве соглядателя а в надежде побудить меня к хозяйской деятельности. Прошла первая половина дня. К нашим россыпям проявили интерес несколько купцов купив у нас седло и сбрую для перепродажи. Отец хорошо поторговался с ними и какой-то добрый человек заметив меня оставил нам россыпь ранеток - ярких и твердых. Я сел в стороне от отца, рядом с работником и начал созывать птиц на угощение, которых заметил на потешном столбе вырезанным работником свистулькой. Я любил баловаться этим дома. Но после нескольких затрещин от отца перестал заманиввать птиц в пасть нашего плешивого кота Васьки обтиравшегося на нашем дворе. Так прошол час, полтора. Вдруг у торгового места Яшки-шельма конопатая начилось движение. Торговались за нашего бычка двое, дворовый мужик по повадкам староста и молодой купец. Яшка-шельма конопатая вертелся то к одному то к другому как угрь на сковородке. Он еле-еле сдерживал малахольную улыбку, готовую растянуться от уха до уха. Спор зашедший между покупателями склонялся в сторону молодого купца. Отец был занят с покупателем, но я все равно обратил его внимание на то что происходило несколько рядами в центр от нас. Он напрягся, поднял плечи. Коротко бросил покупателю "Будет" и передал его на поруки работнику. Неторопливой походкой двинулся в сторону торгового ряда где разместился Яшка-шельма конопатая. Я старался двигаться за отцом в ногу но никак не обнаруживая своего присутствия. Видел как отец стоял в центре напротив Яшки-шельмы конопатой и прислушивался в окончание торгов между ним и молодым купцом. Слушал не долго и отрывисто бросил "А ведь это не его бычок. Он его нынчне ночья с чужого хлева увел.". Яшка-шельма конопатая
 не переставал сально улыбаться, просто глаза сузились и стали холодными как лёд. Купец и бровью не повел: "Твой что-ли?". "Да если и мой доказать смогу только когда его на водопой загонишь". Староста, почуяв возможность перетянуть одеяло на себя влез: "Раз у вас спор чей бычок то давайте позовем рыночного страшину. Он вас рассудит. Видно миром не разойдётесь". Подождали рыночного старшину. Оценив обстановку он решил решить спор на потешном месте. Упустить возможность поживиться молодым бычком в виде невозвратного залога пришлась ему по вкусу.
- Видите рваный сапог на столбе? Кто его снимет...сбросит того и бычок будет. Дается одна попытка. Друг за другом. Очередность по жребию.
- Согласен. - отец сразу пошёл готовится.
- Не ну это..может кто-то за меня попробует. Озолочу? - ринулся в толпу Яшка-шальма конопатая.
- Нет, это твой спор и тебе за него отвечать, - бросил староста через плечо.
- Вот ведь перчина едреная чертей чертить - выругался Яшка-шельма конопатая
Потянули жребий. Первым лезть выпало Яшке-шельме конопатой. Солнце до этого стоявшее в зените затянуло облаками. Был легкий ветер. Голуби присоседились на колесе от телеги, что торчало на столбе. К одному из дужьев был привешен рваный сапог. Явно с помойки. Все благоприятствовало Яшке-шельме конопатой. Он начал. Не смотря на увечье он шёл ровно, неспешно. Следя за дыханием. Настроение у людей было разное. Кто-то молчал, может быть думал что может и он попытаться получить бычка; кто-то подбадривал, равнодушных не было. Вдруг воздух разрезал свист, вначале резкий потом перешедший в плавное звучание. Птицы ясно дело от резкого свиста взмыли в воздух. Их стало прибывать - долетели те, что сидели по ярмарке в надежде поживиться ягодами, орехами или семечками. Потом включившись в песнь идущую с земли начали летать вокруг столба. От стаи отделилась одна птица и начала летать вокруг Яшки-шельма конопатая и хлопать крыльями имитируя то ли боевую тревогу для остальных то ли танец характерный для брачного периода. Вот уже к ней подлетела пара и они начали кружить вокруг столба. Потом присоединились еще две, потом одна. Еще одна. И наконец они уже все летали в танц вокруг столба. Яшка-шельма конопатая потихоньку начал приближаться к ним.
- Кота, пустите н этих чертовых птиц кота, - крикнул он сверху.
Его послушали и кто-то из его поспешников прихватив за шкирку первую приблудившуюся кошку кинул ее на столб травя на нее пса. Кошка взвизгнула и взлетела по столбу. Добралась до Яшки-шельма конопатая и полезла по нему. Птицы по прежнему летали вокруг столба. Яшка-шельма конопатая лез дальше, иногда останавливаясь и отпихивая от себя птиц. Удерживать равновесие ему становилось всё трудней. Он уставал. Но вот кошка заметила птиц и решила ползти по Яшке-шельме конопатой. Залезла ему на плечи, изготовилась для маневра, но нее напали с тыла и не сгруппировавшись когтями впилась Яшке-шельме конопатой в плечо. Потом повисла на руке. Взгляд упал вниз и она взгвизнув взмыла в воздух и вцепилась Яшке-шельме конопатой в волосы. Такого Яшка-шельма конопатая выдержать не смог и чтобы отцепить кошку убрал руку со столба. Солнце вышло и начало слепить прямо Яшке-шельме конопатой прямо в глаза. Он пытаясь удержаться одними ногами за столб скатился в стог сена, которым была покрыта земля около столба. Надо отдать должное его форме и выдержке. Там шею можно было легко сломать.
Отец лез на столб вторым. Он был старше и грузнее Яшки-шельмы конпатой. Но ветер стих, солнце не слепило и птицы тихо сидели на жердочках или колесе и гулили. Отец шел по столбу неспешно, берег дыхание и это заняло у него минут 20. На самом верху он немного замешкался. Совсем не много, но у меня сердце ушло в пятки. Хотя вера в отца не оставляла. Но все обошлось и отец скинул сапог со столба. Все хлопали его по плечу, улыбались и на радостях он продал его старосте. Тот признался ему что давно заприметил знатного производителя в нем. А отец рассказал о его отличительной сосбенности выявляющейся на водопое. Куш мы получили за бычка знатный. Яшку-шельму конопатого не было видно. Возвращались с ярмарки мы вместе со старостой. С ним мы должны были проститься по утру, на развилке к его деревне, аккурат за трактиром. День подходил к концу, тучи набегали на небо и закапал в начале легкий дождь, перешедший в ливень.


Рецензии