Обывательское...

        Подрастая, сын становился интересным мальчонкой, и я рано начала учить его буквам. Чертила каждую на асфальте мелком, и полуторагодовалый малыш визуально запоминал непонятные крючки. А в четыре года уже вполне самостоятельно писал письма папке, которые отсылались в Харьковскую Академию, где тот сдавал очередную сессию.

       Часто перед сном сынишка по нескольку раз заставлял меня читать одну и ту же сказку, не позволяя пропустить ни одного слова и ни одной строчки, или декламировал наизусть эту сказку сам. И это было счастье! Задремать под голос своего ребёнка.

       Когда он подрос, то его определили в садик, а я устроилась на «Прогресс» — огромный завод, один из «почтовых ящиков» в Куйбышеве. Работала контролёром в большущем цехе, похожем на стеклянный куб, который виднелся из окон нашей квартиры. Внутри куба светло, просторно, очень интересно, но шумно.

       Видела, как уникальный станок с программным управлением целиком растачивал спускаемый аппарат, как собирали «Восток», как клепали военную технику. Симпатичные девчонки в белых халатиках отслеживали технологический процесс. Хороший коллектив и начальник, только опять ненадолго…

       Пришлось в очередной раз отправляться осваивать новые территории. Впереди замаячил Урал и очередная звёздочка на погонах Руслана. Я с пониманием относилась к «селяви» военного человека. Сама такого выбрала! А потому… Снова сборы, вещи, контейнер. Так всё привычно! И мы переехали на жительство в Свердловск.

       А как приятно по прибытию доставать из коробок нажитые фужерчики, чашечки, тарелочки и всё это опять расставлять по полочкам. Определённо - распаковывать вещи намного приятней, чем упаковывать!

       Сына опять определили в садик, а я устроилась конструктором опять на «почтовый ящик» - «Ещё мы делали ракеты…»! Наконец-то институтский диплом пригодился! Перед тем как приступить к работе меня пригласили на инструктаж, где серьёзно предупредили, что никаких связей с иностранцами у работающих на данном предприятии быть не должно. Это о каких связях речь? Да вся наша жизнь - на ладошке. Но я поняла, что обо мне и обо всех присутствующих в этот день на инструктаже, этот человек знал всё! Что на каждого из новеньких заведено «Дело»: большое ли, поменьше, но на каждого. Так что сидите и не рыпайтесь, дорогие товарищи! В первый раз я ощутила себя под прицелом Родины, и на минуту стало очень неприятно. Потом забыла этот эпизод, сознавая: истинная свобода всегда в сердце... или душе, а может в мозгах. Точно не знаю... Главное, чтобы её ощущать!

       Народ в КБ работал очень интересный! Все язвы — молодые интеллектуалы! Сарказм так и пёр! Слова нормального не услышишь: всё с подтекстом, с иносказательной интонацией. Говорят же, что августовский переворот в умах совершили специалисты с «почтовых ящиков». Совершили! Только благами попользовались другие. Но об этом немного позже, а пока…

       Было начало восьмидесятых: время Высоцкого и Жванецкого, кассеты с выступлениями которых мы в очередь переписывали друг у друга, а ещё время анекдотов: политических, острых, откровенных - о Брежневе и политбюро, о чукчах, армянах, евреях, русских и обязательно «тупых» американцах. В анекдотах преобладающая нация СССР всегда выходила самой умной и жизнеспособной. Кто бы сомневался...

       Никакие проблемы с продуктами, одеждой и дефицитом самых обычных бытовых вещей даже на миг не могли отвернуть народ от идей коммунизма и ленинских принципов пролетарского интернационализма. А те, кто понимал проблему в глобальном масштабе, были где-то в богемной Москве со своими одиночными пикетами в защиту свободы слова и другими недоступными простому люду свободами…

       Потому рабочий класс, инженерная братия и даже военные, повторяя как мантру громогласные призывы КПСС, ежеквартально брали на себя повышенные социалистические обязательства, грозились регулярно совершенствовать свой идейно-политический уровень, перевыполнять планы по производству военной и космической техники, а также товаров народного потребления. И весь советский народ был уверен, что партия о людях думает и заботится!

       А наградой за труд, кроме причитающейся зарплаты, был обыкновенный листок бумаги с вензелёчком или без, называемый «Грамота». У простого человека к концу жизни от этих грамот чемодан не закрывался, другого состояния просто не было.

       Конечно, всё прекрасно понимая, люди втихаря бухтели за жизнь, поплёвывая и матерясь, но в основном на своих кухнях или в тёплых дружеских компаниях. А на экранах кинотеатров, в советской прессе и на разного рода собраниях, кроме восхваления действующего строя, никакой критики не допускалось. Потому личная проблема того, кто бухтел, плевался и матерился, оставалась незыблемой! Похоже, что эта личная проблема досталась нам пожизненно, несмотря на восторженные похороны социализма и все его социальные достижения…

       Чтобы как-то обеспечивать население едой, все трудовые резервы пускали на помощь селу. И наша интеллигенция с усердием помогала колхозникам с уборкой урожая, перебирала дары природы в овощехранилищах, отделяя гниль от ещё съедобного, строила коровники, на деле подтверждая крепость союза ИТРовцев, рабочих и крестьян.

       Каждую осень вместе с отделом я ездила в подшефный колхоз убирать картошку. Мне в основном приходилось кашеварить. В одной местной газетёнке даже тиснули маленькую заметку: «…а конструктор Варвара готовит очень вкусное варево». Жуть! Как про хрюшек! Журналисты называется! Просто старалась для общества, да и крестьянский труд не по мне.

       В революционные праздники в обязательном порядке ходили на демонстрации. Все городские скверики были забиты группками, где народ с удовольствием выпивал немного водочки, закусывал колбаской, травил политические анекдоты и с воодушевлением пел революционные песни.

       Потом праздник продолжался по домам у телевизоров. Семьи смотрели концерт с блистательной и почти родной Пугачёвой, кино «Офицеры», Гостей Зарубежной эстрады. Так было в каждом советском доме, разнообразием отдых не отличался. А если кто-то винца перепивал, то это другие истории.

       Что интересно, и сейчас фильм «Офицеры», концерты с надоевшим Кобзоном и симпатягой Тото Кутуньо остаются неизменными гостями нашего незабвенного ТВ, подошедшего к пенсионному возрасту. И получается, что работает оно не в угоду молодому и продвинутому поколению, а только на себя — старикашечку…

       Да, не всё было прекрасно при советском строе, но наши замечательные учителя хорошо нас учили, а врачи также хорошо лечили. А это в жизни самое главное. Остальных благ человек способен добиться сам.



Прод. http://www.proza.ru/2012/03/14/913


Рецензии
А я поискал что-либо не прочитанное, но попал на прочитанное. Просто не все оцениваю рецензиями. Да и все оценивать наверное нельзя, многое было секретным, а будь сейчас СССР, это было бы секретным и сейчас. Я вспоминаю друга, сестра у него завербовалась на Урал, мы конечно знали, что она замужем за человеком который неплохо зарабатывает. Ну и сама там же работала. Тогда у нас в колхозе была единственная Волга Газ - 21 у председателя, правда не личная, а колхозная. Что это была за машина! Мы и сейчас ею восхищаемся. Действительно, было много машин, но такая одна, и по внешнему виду, и по комфортабельности. Друг туда раза 2-3 ездил, по пасть туда можно было только по вызову. И у него мечта была заиметь Волгу. Но первым делом он заимел тяжелый мотоцикл "Урал". Тогда его тоже было не просто так купить. Но как-то сделали, потом дарили, я сейчас уже не помню, ведь это было в начале 70-х. Потом он заимел машину "Жигули", тоже какой-то хитростью и наконец его мечта сбылась, заимел Волгу Газ -21. Ездил за ней на Урал, где-то в Челябинск, но это была не Волга его родни, а Волга кого-то из друзей его родни. Но он был на 9-м небе. В 80 году мне надо было сдавать на права и он со мной тренировался где-то на пустыре, я просто был восхищен ею, хотя сдав на права приобрел себе запорожец б-у, тогда новый тоже давали инвалидам ОВ, а когда им через 7 лет меняли на новый, то старый продавали простым людям. Как получалось что и новые машины покупали не инвалиды ВОВ, я не знаю, но кое кому они доставались. Так что я не только стою за СССР, но и осуждаю его за историю с машинами. Мне новый москвич 21-40 достался только в 84 году, а в 91 году его украли. Больше новых машин у меня не было.

Иван Наумов   22.05.2019 18:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Иван, за ваши воспоминания о интересных случаях из настоящей жизни и просто о людях!

Светлана Рассказова   23.05.2019 07:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.