Танюша - доченька

 
Дочери, дочери,
Взрослые дочери,
Выросли вы невзначай.
В детстве вам матери
Счастье пророчили,
Прочь отводили печаль.
Только бы не были
Вы одинокими
После разлук и утрат.
Часто мужчины вас
Любят нестрогими,
В жены - лишь строгих хотят.

Танечка родилась в декабре 1966 году. Ей было 2 месяца, когда директор школы позаботился о том, чтобы её взяли в ясельную группу с пребыванием там с 9 до 13 часов. Необходимость в этом возникла из-за 5 класса, в котором никто не хотел вести математику. Особенности   учащихся 5 класса я описала в рассказе «Чернильные пятна на платье».
Садик по субботам не работал. Я с Танюшей в коляске прибывала в школу. С ней нянчился тот, кто был свободен. Она была спокойной девочкой, как будто понимала, что так должно быть. Возились с ней с удовольствием. Я же уставала до чёртиков , что однажды ночью опустила её не в кроватку, а на коврик  рядом.   В постель к себе никогда не брала, боялась придавить.  Ребёнок спал до утра, я тоже. Что она на коврике возле кровати, я увидела, когда она подала звук  о своём пробуждении.
После дождя перейти улицу можно было только в резиновых сапогах, перетащить  коляску с ребенком не хватало сил. Я её оставляла Танечку дома одну.   Мне помогали соседи. Они заходили посмотреть всё ли с ней в порядке. Так  было и в октябре  нового учебного года.  Очень страшно было оставлять одну. Муж работал в колхозе инженером- механиком. Уходил к семи часам на работу, выходной был только в воскресенье.
 Опять в субботу было дождливо.  Посадив Таню на стульчик, за круглый детский столик, собиралась  покормить её и уйти на работу. Пока я наливала в чашечку кашу, она взбунтовалась: хлопала маленькими ладошечками по столику и кричала: « Ясельки, ясельки. Хочу ясельки». Говорить она  начала в 8 месяце. Было ей уже 10 месяцев. 
  Я рассказала об этом в учительской, со слезами на глазах. Все понимали, что я   оставила опять одну из-за  дождливой погоды.
Больше по субботам у меня не было уроков. Коллеги позаботились. Все мои уроки завучем были расписаны на пять дней недели.   
Танюше шёл третий годик.  Мы жили уже в посёлке городского типа. Квартира  у нас была без удобств, но отопление было водяное от котельной спиртового завода. Потом нам дали третью комнату, муж  сделал перегородки, оборудовал ванную, туалет и кухню  с газовой плитой.  Но до этих событий, мы посещали баню. В посёлке было их три.
Одна из них была в ста метрах от нашего дома. Там было 5 отдельных небольших  номера и два больших : мужской и женский. Мне было по пути зайти и  заказывать номер на 17 часов в субботу, идя со школы в 15 часов.  В номере мы почти всегда были с Таней вдвоём, так как муж каждый день мог принимать душ в душевых сахарного завода, где он работал.
Однажды, когда муж был в отпуске, мы в номере бани оказались втроём. Наш папа припоздал и вошёл к нам незадолго до окончания нашего пребывания там. Конечно, он при дочери купался в плавках. Мы вышли с ней.  Я  её вытерла полотенцем и только успела она натянуть на себя трусики, рванулась  к двери душа, за которой мылся папа.Я еле успела её догнать.  Задержав её, спросила:
- Ты  же уже  чистенькая. Зачем бежишь в душ?-
- Мамочка, я вас одинаково люблю с папой. Тебя я голую видела, а его нет. Хочу его видеть. Тебе что это трудно понять? –
- Ты же сейчас купалась и видела папу.-
- Он же был в трусах, а сейчас может быть снял.-
Выручил муж. Он  услышал наш разговор, вышел и сказал.
- Танечка, я всегда купаюсь в трусиках. –
- Почему, папочка?-
- Я стесняюсь вас, мои девочки.-
- Мы тебя тоже стесняемся. Да, мама? Просто ты сегодня пришёл не во время. Больше так не делай.
Прошло ещё несколько дней и у нашей дочери возникли новые проблемы.
-Мамочка, у меня горе очень большое. –Сообщила она мне.
- Что ещё за горе, да ещё и очень большое, заинька?-
- Я думала, что у меня самая лучшая воспитательница на свете. Я ошиблась. –
-  Не правда. Ваша Валентина Герасимовна  замечательная. Что случилось? Кто тебе сказал такую глупость?.-
- Мамочка, она не ценит наш труд. Мы так трудились, рисовали, а она наши  рисунки порвала и в туалет отправила,  чтобы попы  вытереть. –
Я еле сдерживала улыбку. Не знала, что ей сказать.  Дочь меня выручила. Она обратилась ко мне с просьбой:
- Мамочка, ты поговори с  Валентиной Герасимовной. Может она тебя послушается и исправится. Скажи ей, чтобы она больше так не делала.  Мы с Леной Барониной только вдвоем об этом знаем, больше ни кому не расскажем. Мне так хочется  Валентину Герасимовну любить.-
Мы, конечно, с воспитательницей обсудили эту проблему. Она пригласила Таню с Леной, попросила прощение , пообещала так больше не делать. Она поцеловала их и поблагодарила за то, что они сохранили это в тайне.  А когда девочки отправились в группу, сказала:
- Вот же, найды! Всю жизнь так делаем.    Это же вчера нянечка их группы обеспечила туалет, который во дворе находится для работников садика и прохожих, бумагой. А они и там контроль провели.
 Через неделю, моя дочь «воспитывала» соседа. В нашем подъезде жила семья, состоящая из четырёх человек: папа, мама, мальчик и девочка школьного возраста. Родители частенько злоупотребляли спиртными напитками и тогда дрались на равных. Зачинщиком драки всегда был муж.
Я в декретном отпуске. Мы с Танюшей возвращались с прогулки. Соседи находились во дворе. По их диалогу было понятно мне, что намечалась драка. Я позвала Танюшу, которая   заигралась в песочнице, хотела увести её домой, чтобы она не увидела и не услышала с»концерта» соседей. Но не тут то было.  Пьяному соседу показалось, что я ему делаю замечание. Он меня обругал.     В один миг Танюша оказалась у его спины с веткой и  огрела его по попе с криком: « Не смей обижать мою мамочку.  Я всё своему папе расскажу. Он тебе даст за нашу маму». Сосед  словно  протрезвел, вытаращил на неё свои карие глазищи и с восхищением сказал:
-   Молодец, Танюша! Правильно сделала. Прости, деточка, я был неправ. –
Мне же он буркнул:
- Может, у нас бы меньше драк было, если бы мои дети так защищали мать?
У меня не возникло желания ответить ему, но Таня ответила::
- Они боятся защищать маму, Вы же пьяный и всегда дерётесь. Им страшно. Я точно знаю.-
Когда я родила вторую доченьку. Приехала родня мужа, муж и  её привезли. Муж на руках поднял Танюшу, чтобы она увидела нас  через окошко. Вижу,  что по её щёчкам текут слёзки.
-  Доченька, почему ты плачешь?  Ты не рада сестричке?-
 - Ты что, мамочка, я очень рада, что у меня сестричка. Пусть она будет  сестричка - Алёнушка. Мне тебя жалко. Я же знаю, как тебе было больно, её рожать. –
 Теперь уже все заулыбались и притихли в ожидании, что я ей скажу.  А я  расположила сверток с сестрёнкой так, чтобы Тане  было хорошо видно и сказала :
-  Конечно, пусть будет сестрёнка- Алёнушка. А ты, зайка, не переживай, мне было не так больно, как ты знаешь. - 
Её симпатичное личико покрылась радостной улыбкой, и она понеслась по  кружочку, поочередно подпрыгивая на каждой ножке, выражая, таким образом, радость   услышанному из моих уст.  Мне было так радостно смотреть то на одну, то на другую дочь, которую я прижимала к себе и мне ,казалось, что на её маленьком личике с закрытыми глазками, тоже царит блаженство, радость и покой. Боже мой, как же я счастлива была в  те минуты!  Мне так захотелось, чтобы такое счастье- материнства Бог дал  в будущем и моим доченькам. И слава Богу они испытали это чувство.


Рецензии