Ясна

1 Эпизод. "Балконы и мосты"


Тот день был покрыт серой матовой дымкой. Небо опускалось непривычно низко для весны, и плавило дрожащий снег.
 
Я прожил недолгую счастливую жизнь. В прошлом январе мне исполнилось 30, коллеги по работе подарили мне игрушечный трамвай, а родители конверт с деньгами.

В этой жизни я встречал только хороших людей, наверно именно поэтому мне не повезло устроить свой бизнес или впасть в финансовую авантюру, чтобы стать звездой.

Я никогда не любил деньги, и больше всего на свете меня раздражало внедрение в нашу речь новомодных искаверканных ино-слов, типа «каворкинг».

- Надо будет купить себе шляпу – Подумал я как-то в офисе.

Жизнь моего поколения состояла из таких мелочей, как купить что-нибудь не нужное. Жизнь их, но не моя.

Я всегда знал, что мне нужно – алкоголь, еда, и сигареты. Раз в полтора года предстояло обновить гардероб.

Тот день был покрыт… Нет, не помню. Последний раз я любил еще в школе. Рыжая девчонка с 8-ого этажа стала моим кумиром, и в тот самый момент когда у всех школьников наступает период активной фазы полового влечения, она выбрала меня. 
С тех пор, я никого больше не любил. 

Он затушил сигарету об стену балкона, и положил обе руки на перила, которые оказались влажными от дождя.
- небо издевается над нами – сказал Трамвай.
- любите пофилософствовать? – ответил седой сосед, торчащий с балкона рядом.
- а кто не любит… - начал было отвечать я, но он меня перебил.
- в наше время не было такого дерьма. – Сказал сосед. – Всё продали, всё развалили, атмосферу засрали. Выйдешь на улицу, так тут же встретишь уёбка. Уёбки повсюду с каменными лицами. Маленькие уёбки, взрослые, старые. Одни уёбки везде. – И тут он закашлял и убрался в окно.

Я решился было уходить, но тут он открыл дверь и вместе со своей сигаретой вошел в обитель моих дум – мой любимый одинокий балкон.

- в ваше время даже думать некогда – говорил он, - не то что философствовать. Вы делаете то что вам говорят, и делаете это быстро, чтобы успеть за другими. 

Наступила минута молчания, возможно он ждал пока я начну с ним спорить, его глаза как будто молили – ну ты, очередной уёбок, приведи хоть один факт, что я не прав. Подари надежду.
Но я не хотел. Сегодня в 12:00 моя жизнь потеряла смысл.


Всё случилось тем утром, в день моего 30-летия, когда я пришел на работу, и нам сказали что умер Миланов.
Миланов был порядочным гражданином, грамотным сотрудником и добрым муравьем. 
Он был женат около 10 лет, и детей у него было. Зато было пару кредитов и хомяки. Я тупо смотрел в монитор, оторопевший привычным офисным шумом. То был шепот, мерзкие смешки и смазанные женские голоса, барабанные клавиши клавиатур и цокание мышек, шаркание ручек и пакетов, бодрые каблуки и шум электрических чайников.
Поздравят ли меня сегодня, как это было последние 8 лет – когда все создадут вокруг меня круг, вручат очередной конверт и пожелают карьерного роста и благополучия в семье. Ведь умер коллега, просидевший три года за моей спиной. 
- а пойдемте сделаем кофеек, говорят кофе с сыром очень вкусно – сказал ее мерзкий голос из-за офисной перегородки.
- сейчас я только по-ссу схожу – ответила ей Вика, сидящая рядом.
Представьте себе, я проработал здесь 8 долбаных лет, и меня совершенно не заботило, что мне делать. Я получал своих честных 33 тысячи, и проблема состояла только в том, что раз 5 на дню я отсиживал то левую, то правую ногу.
Я делал свою работу автоматически, и думал о Миланове. 
Он хотел казаться нам компанейским ублюдком. Хотя он таким не был. Миланов сочинял безобидные шутки, и ржал над тем, что ему показалось что вместо пачки желтых слюнявых наклеек лежит сыр, и он предлагал его съесть. «Вы будете, нет? Ну один я тоже не буду». И ржал. Когда мимо нас проходили молодые девочки, он всегда обращал на них наше внимание и выдавал что-то вроде «Эх, я бы их зажарил! Но не могу, женат».
- Ты бы и так не смог, Миланов… - Подумал я, ты всю жизнь встречался со своей женой, и кроме нее не знал других женщин. 
Одно мгновение мне почудилось как-будто Миланов ответил в моей голове «Откуда ты знаешь? Я бы смог!». 
- Но ты этого не сделал. – Жестко присёк я. 
 
- Женя, Трамвай, пошли давай! – сквозь мой ступор послышался голос Вики. 
Мы оказались в переговорке, где наш босс Всевласский, начал толкать речь.
- коллеги, у нас сегодня произошла большая потеря. Ушел из жизни Володя Миланов. Все мы его знали как…
Я снова задумался, и очнулся когда уже все поздравляли меня с днем рождения, пожимали руки, и целовали щеки.
- Это катастрофа. – Решил я в себе.
 
- почему тебя называли Трамвай? – спросил мой седой сосед.
Я затянул сигарету, и ответил: - моя фамилия Безрельсый.
 
-------------------------------- 
В тот день мне непривычно сильно хотелось есть, пить, ходить. И я чувствовал себя особенным человеком.
«Он умер, а я нет» - это чувство… Делало меня выше.
И именно тогда, я решил жить, чтобы выжить.


2.

Как называется рыба, у которой есть капюшон? – истерическим шепотом напевал один мой коллега другому. Ему это казалось ****ец как смешно, что он разгадывает кроссворд на работе. Хотя этим никого не удивишь, ведь каждый, 50% свободного времени сидит в гугле, мониторит сайты путешествий, регистрируется в интернет-магазинах разного рода, и сидит с телефона вконтакте. Это русская народная сеть, где каждый доказывает другому что он не мудак, а умный. И машина у него богаче, и телка у него круче, и музыка у него интересней, и на паблики он подписан умные. Когда видишь тогда человека в живую, то создается впечатление, что всю свою умность он вложил в свою страницу, а на улицу вышел способ ее заполнения.
Наконец, среди этого шума, я понял что хочу конкретно что-то изменить в своей жизни, и решил напиться.
Настроение поднималось с каждой минутой, шедшей к обеденному перерыву. Я уже приметил кафе, и даже смеялся над туповатыми шутками моих коллег. 
Муравей Егор – любитель мотоциклов, беспонтовый гонщик, за все время добился лишь того, что с ним ходят курить две страшненькие дамы из службы поддержки, которые восхищаются его байком, что стоит во дворе. Я уверен, что почти наверняка этот рокер смотрит вечерами мультики и боится выйти вечером в магазин за догоном.
Муравьи Игорь и Ренат – обычные шутники, кредиторные пердуны и дачники.
Савва – самый мутный тип, высокий, худой, и молчаливый. Говорит с нами редко, и только по самому крайнему случаю выдавливает из себя что-то вроде «никто не видел черную папку?». Я слышал в его наушниках метал, и один раз кто-то на Вербное Воскресенье прислал ему вербу. Я бы с ним выпил.
 
За окном была большая Москва. Мир шепота и случайных возможностей. Ты когда-нибудь прислушивался о чем они говорят?..
Мое сердце сжалось от боли.
 
- а почему у тебя такая странная фамилия? – Вновь спросил сосед, воспользовавшись моей невольной паузой.
- говорят, мой дед, - и тут я закашлялся. – говорят мой дед, когда был железнодорожником, во время войны, смог докатить поезд по разбомбленным путям, совсем без рельс.
- вооо… - вдохновленно выдал сосед.
----------------------------- 
Муравьи… Ну и муравьихи нашего офиса, они были все на одну натуру. Бедные жалкие женщины. Они приходят домой и их дети сосут из них кровь, предъявляя прорезающийся сквозь мясо характер, и тему – как будто это именно они – Центр вселенной, а мама и папа – спутники. Их дети не хотят жить, и делают все чтобы скорее загубить себя – не думают о завтрашнем дне, получают двойки, рано начинают кутить, морально разлагаться и пытаться спать друг с другом. Там же их мужья, и бойфренды, нытики и зануды, невыносимые взрослые дети, мстящие женщинам за то, что те не могут их любить сильнее матери. Бедные, глупые женщины. Лишь здесь, на работе, они могут побыть дурами, пофоткать себя в зеркале туалета, пофлиртовать с охранником, забыть переобуть туфли, и войти в столовую в тапочках.
Из них можно лишь выделить Вику, с округлой задницей (она ей очень гордится (Вика задницей), и она (Вика заднице) не официально разрешает нам на нее смотреть), и Дашу, которая смеется как свинья, и всегда пытается бросить курить.
 
- Я на обед. - из всех коллег, на меня посмотрел лишь Сова, он же Савва.
Действительно, когда это последний раз я им сообщал об этом.
 
------------------------------------- 
В кафе было немного народу, и смотрелось оно пустовато из-за огромных деревянных столов и маленьких людей за ними. Я выбрал как-раз такой стол и сидел один.
Свой обед я начал с кружки Лидского пива натощак. Мне быстро дало по шарам и я заказал триста грамм водки, тефтели с подливой и макароны. Признаюсь честно, первая стопка водки меня сильно приободрила. Всё вокруг наполнилось цветными красками, люди стали казаться добрее.
Я заказал еще сто грамм, доблестно принял их, и пошатнулся. В голову лезли разные, уже давно забытые песни, я напевал их про себя. «Эх, щас бы живой музыки и шашлыка!»
Выйдя из кафе, мне вслед пожелали доброго пути, а я пожалел что не оставил чаевых, но все равно пошел дальше.
 
----------------------------------- 
По дороге в ларьке я купил еще одну бутылку Жигулевского пива. Захотелось какой-нибудь газированной «дряни».
Очнулся я уже дома, в своей квартире которую я снимал за 20 тыщ в месяц. 
Сказать то что мне было плохо – ничего не сказать.
Со слов очевидцев:
Пришел никакущий (****Ят, я был нормальный, слегка поддатый только, накураже).
От тебя воняло за километр (ну уж извините, я восемь лет нюхал ваши духи, бананы, мандарины, лаки и кофеёчки).
Смотрел на Рената, как будто ****ы хотел дать, а потом сказал что татары наши сводные братья, и уже давно считаются русскими. (Такого не помню).
Передразнивал смех Даши, и хватал Вику за жопу. (было такое наверно, ну и ладно).
Потом сказал «Пойду с Олегом побухаю» и пошел в кабинет к Всевласскому. (Что???).
В моей памяти всплывают смутные вспышки, кадры то из кабинета начальника, то с каких-то гаражей.
Уже спустя три дня, я более-менее восстановил цепочку событий.

Помню:
- Здарова, Олег! 
- Добрый день. – Сухо ответил он и опустил голову в документы.
- ну что ты все читаешь там, и читаешь, вид умный делаешь. А жизнь то проходит – говорил я изображаю добродушие и интригу. Давай лучше бахнем с тобой.
Он поднял взгляд и менее серьезно сказал: Давай.

3.

Сначала мы распивали пол бутылки коньяка, которую достал Олег, и он все время говорил что-то о себе и партнерах. Я внимательно слушал и качал в ответ головой, хотя мне было достаточно скучно. Видимо, он оказался правильным собутыльником, и почувствовав свою вину за мою скуку и свой единоличный монолог, достал запечатанную бутылку дорогого армянского. Деталей последующего разговора я не вспомню, пожалуй уже никогда. Но суть его была – жизнь.
- Погоди-ка, - сказал он сурово. Полез в шкаф, и достал… Гитару!
Он хвалился, что кто-то подарил ему настоящий электроакустический Гибсон, я умолял его сыграть, он мялся как подросток, и в итоге сыграл я.
Это у меня со школьных лет, когда в каждой уважающей себя молодой компании, должны быть 1-2 гитариста.
Эта честь выпадала мне после Фимы, когда тот уходил зажигать с девчонками. Я играл плохо, но уже никто и не слушал – все хотели петь, и были, как им казалось, прирожденными певцами. Теперь у нас был как раз тот случай.
Мы вспомнили только одну песню, которую знали оба:
«у тебя у курносой, маршрут один, по Неглинной налево, ресторан Берлин… И не можешь ты в звезды, даже в мыслях слетать, привыкаешь ты звёзды на бутылках считать…»   
Когда мы вышли из кабинета и шли к выходу, я чувствовал себя нереально круто. Как будто мы только что отыграли концерт, и я сделали то, что другие никогда не смогут повторить. Благо, талант нельзя купить на рынке, как какой-нибудь редкий гаджет.
Мой звёздный час настал у пункта охраны, когда Всевласский сдавал ключи, он совершил гениальную ошибку, сказав мне «Потише, тут же люди».
- да мне похуй. - ответил я. Охранник улыбнулся.
- Вы все – муравейник! – Крикнул Я. В офисе настала тишина, и кто-то посмотрел на меня, а кто-то не подал виду.
- Вы все – муравьи! – Крикнул я еще громче.
Моего начальника будто парализовало. Он застыл в согнутой позе, с ручкой в руках.
- Вы все умрете, и вас сразу заменят! Вас никто не запомнит! – Продолжил я свою великую речь.
- не волнуйся, тебя мы не забудем! – крикнул какой-то остряк.
Я хотел сообщить им что-то безмерно важное, но Всевласский с охранником уже выводили мое тело по лестнице, когда я об этом вспомнил.
По дороге, каким-то чудом я уговорил Олега взять еще по пиву. Мы купили по три бутылки и забрели в гаражи. 
Два пьяных тела шатались, держась друг за друга, то и дело обнимаясь. Был февраль, но было очень тепло.
- почему так все? Почему? – спросил я его жалостно.
- не знаю, но в этом есть какой-то смысл. – Ответил Олег.
- знаешь в чем смысл, ты будешь смеяться, но правда, знаешь в чем смысл этой жизни? – Говорил мой новорожденный друг. – Смысл в женщине. (я попытался выдавить усмешку, но не смог, слушая серьезно). Да, любовь, такая любовь, из-за которой можно всё отдать, всё бросить, стать никем. И обрести себя. Потому что, только когда ты любишь женщину, только тогда ты живешь по-настоящему.
- олег, а мы что делаем? – спросил я будто немного протрезвевши.
Он посмотрел на звёздное небо, глубоко вдохнул и сказал мне : - Я люблю!
У меня есть любимая, и она живет в Германии, а я живу от встречи до встречи с ней. 
- а что делать когда не любишь? – 
Он посмотрел на меня с иронией, и ответил:
- Давай… - И мы чокнулись бутылками пива.
 
Последнее что я помню из того вечера, что поднимался домой в лифте и думал - «еще не все потеряно. Олег оказался классным мужиком. А я… молодец».
 
-------------------------------------- 
 
- да уж и в правду молодец… - сказал мой сосед, уже окончательно заебавшись со мной курить, выкинул разом пол штуки.
 
Меньше всего мне хочется вспоминать утро. И тот день, когда после такого позора мне предстояло идти на работу. Как смотреть в глаза всем им?
Когда я вновь подходил к офису, мои тридцатилетние колени взрослого мужика дрожали.
Уже поднимаясь по свежевымытым ступеням, я сказал себе «Ну и пусть».
На работе никто не сказал мне ни слова, ни бросили ни одного косого взгляда. Выяснилось, что Олег уехал в командировку (надеюсь в Германию), а меня отправил на три недели в отпуск.
Вернувшись домой, я поджарил себе мощный омлет, и стал думать, как мне провести это время?
 
Солнце растворилось в занавесках, мои полы обняла тень с них. Я сидел около дивана, слушая как грустно закипает чайник, и где-то на улице резко тормозит авто. Я позвонил маме, и очень сильно рад был слышать ее голос. 
Не смотря на всю непредвзятость к своим ощущениям, это было совсем не то, что излечило бы меня; хотя взбодрило, то что мне есть ради кого жить, и я им нужен. 
Я попытался отделаться от этих мыслей на сегодня. Но я сидел здесь, большой, тридцатилетний, и один.
 
-------------------------------------

4.

Было время, что я регистрировался на сайтах знакомств, и с чувством как-будто выпил кружку крепкого дерьма, покидал их. Пытался знакомиться с девушками в барах, ходил в парки. Но они всегда были мне чужды. Эти молодые выбритые, ухоженные, самонадеянные лани. Они жаждут попасть в лапы зверя. Их загоняют в угол толстые мужики, тряся своими деньгами, их берут в машинах и родительских спальнях смелые юноши, наглые по своей улыбке. Другие отдаются из жалости, таким же как они сами.
Я любил один раз, но как уже говорил – это было давно. Я чувствовал себя насекомым, и моей душе хотелось бежать. Спасаться от разврата, которому мы поддавались с любимой. Я ненавидел звонить ей по 5 раз в день, и ненавидел её с каждым днем все больше. В итоге, она ушла.
С той поры, мои губы и мое сердце изсохло, и наконец, со мной случилось это…
 
----------------------------------- 
Шла последняя неделя моего отпуска. Я прошел целую игру, посмотрел 5 неинтересных фильмов, и уже готов был вновь вернуться к прежней жизни.
Посмотрев на шторы, я вспомнил свой первый день, и решил крепко нажраться.

«Боль – вот что делает нас сильнее. Боль – это огонь нашей жизни. Без нее мы тупеем, жиреем, но в нас просыпается чутье – жить». Я хотел причинить боль лишь себе, чтобы вспомнить как это. Я устал ждать подарка от судьбы, и спустился в магазин. «Почему все должно считаться в моей жизни хорошо, лишь только потому что мне не хуже чем всем?». В магазине одна девушка говорила другой о том как сварит дома пельмени, напьется вина, и довольная ляжет спать. «Можно ли ощущать мир острее, лучше, без боли?» Два таджика разговаривали на своем языке очень громко. «Нужно ли сознательно призывать беду, в надежде что взамен придет счастье? И не это ли счастье, просто быть, и жить каждый день спокойно.». 
- Бутылку «Дипломата», пожалуйста, и два литра «Львовского», бутылками по литру.
Я вышел на улицу и вдохнул новый весенний воздух. Мимо прошла толпа молодых людей, которые что-то кричали друг другу. Они были одеты по моде: кто-то обосрался, а кого-то покусали собаки.
Я остановился на переходе, в ожидании зелёного света.
Мой взгляд упал на парня, лет 25, откормленного, жующего жвачку, и нагло смотрящего на меня.
 
-уёбок – добавил сосед.
- да… - ответил я, затягиваясь.
 
Я смотрел на него, не отводя взгляд.
Он прошел мимо, и боднул меня своим каменным плечом. Я оглянулся, и смотрел ему вслед. Он сделал тоже самое, нагло улыбнулся и пошел дальше. Я еще немного  посмотрел как он скроется, и развернулся.
 
---------------------------------------------

5.

Она смотрела на величину центральных зданий. Под коротким черным плащем, были худые ножки в черных колготках. На правой руке виднелся золотой браслет, пышные волнистые черные волосы были убраны на левое плечо. Она повернулась в мою сторону, и я обомлел. Тонкие брови, большие голубые глаза. При всей славянской простоте ее лица, она была строга и идеально по своему драматизму вписывалась в атмосферу города.
«Она как редкий вид красивых кошек» - Подумал я. 
Да мало ли красивых девушек существует в одной Москве. Я видел многих, ну случайно встретил сегодня именно это.
Мне было нечего терять.
- Добрый вечер – сказал я.
Она неохотно подарила улыбка, мол «Добрый», и отвернулась, слегка наклонившись через перила моста.
- Куда смотрите? – я стоял на месте, примерно в шаге от нее, и не двигался.
После полуминуты молчания, она будто готова была засмеяться, и наконец ответила:
- Не волнуйтесь, я не собираюсь прыгать. – И снова отвернулась.
Такие женщины знают как вести себя с мужчиной, о-да.
Я не понял с чего она вдруг решила, что я подумал о суициде, но почувствовал себя еще более уверенно. Она ответила на мой вопрос нелогично, а значит приняла правила моей игры.
- у каждого свои причины смотреть в темноту. – я встал около нее, так же как она. 
Я знал, что если я остановлюсь, она меня отошьет чем-то типа «не беспокойтесь, я кого-то жду».
Но идеи слов не лезли мне в голову, я сделал роковую паузу, и с адской скоростью перебирал всевозможные темы:
«А вот меня недавно избили, и я бродил непонятно сколько времени и встретил вас», или «Вы верите что каждая встреча неслучайна?», «Не хотите выпить вина? Я живу недалеко отсюда, и с моего балкона прекрасный вид на деревья». 
Я готов был взорваться, и вместо всего что должен был сказать, я закурил и погладил перилу.
- можно сигарету? – спросила она не поворачиваясь.
Я дал ей одну последнюю мятую штуку «Бонда», и прикурил ей.
- Спасибо. – Ответила она с улыбкой.
Моя голова снова помутнела.
- «я очень устал от того что не могу быть кем-то другим.» – Зачем я сказал эту чушь только что? 
Она опять снисходительно улыбнулась и наклонила голову.
- пойдемте ко мне, выпьем вина.  - добавил я.
Она выпрямилась и встала напротив меня.
- а у вас есть вино?
- нету, но можно купить по дороге. 
 
Мы двинулись в сторону центра, шли всю дорогу молча. Она на меня не смотрела. Мое сердце билось быстрее стрелок на часах, и я не заметил что мы шли пешком целых 25 минут.
На этот раз всё было по-другому. Люди, шедшие навстречу казались добрыми и многие улыбались. На меня смотрели с уважением, как на чемпиона, или видного спортсмена. Даже в магазине около моего дома со мной были непременно вежливы поддатые продавщицы. Я взял две бутылки вина, пару яблок и сигареты.
- вы всегда пьете вино с яблоками? – она задала первый вопрос за всю дорогу, когда мы заходили в подъезд. Сделав паузу, я ответил «Только сегодня».
 
Под ее плащом оказалась кофточка нежно-салатового цвета и черная юбка.
Только на кухне разливая вино, я понял насколько сильно я замёрз и продрог. В тепле я почувствовал как болит подбородок. 
Мы расположились в спальне. Она села посередине дивана, я на кресле. Работала только ночная лампа, и тихое радио со включенного компьютерного монитора.
- вино лучше всего согревает после улицы, раньше я очень любил его пить… - Я нес какую-то ахинею, лишь бы не создавать вековых пауз. 
- а вы чем занимаетесь? – наконец решившись я задал ей вопрос.
Теперь как мне показалось, она была полностью открытой, но ответила лишь «Учусь».
- можем курить прямо здесь – сделал ей великую честь.
- давайте лучше на балкон – сказала она.
Я потерял надежду. Не знал чего ждать. Мои мысли ничего не стоят, пусть все будет как случится. Мы курили.
Вдруг она неожиданно начала говорить.
- За окном шумела большая Москва… Ты когда-нибудь прислушивался о чем они говорят? 
Я сделал вид, что прислушался.
- О пошлости… - мое горло пересохло.
- еще..
- о деньгах
- еще… - каждое ее слово было как нож в мое каменное сердце. Она показалась мне искушенной, сладкой, грустной, и главное, знающей множество тайн.
Это минное поле, я не мог оступиться с верным ответом, иначе провал, и вылет с экзамена.
- они говорят о тебе…
Она не отреагировала привычной улыбкой, а медленно вышла в спальню и встала посреди комнаты.
Монитор потух в режиме ожидания, я подошел сзади, положил свои руки ей на пояс, прижался к ее спине, глубоко вдохнул запах ее волос, и там и остался. Она развернулась и поцеловала меня в мой битый синий подбородок. В ответ я поцеловал ее в губы.

6.

- Ну ты фраер в натуре – обрадовался мой сосед. – такую тёлку снял, охуеть. Молоток!
 
--------- 
Мы проснулись часов в 9 утра (непривычно рано). Она вновь забралась ко мне под одеяло и весело прижалась ко мне.
Потом мы завтракали пельменями, с удовольствием смотрели телевизор (нам нравился любой эфир, любая программа). 
Кстати, я не включал телевизор 2 года, с тех пор как снял эту квартиру.
Потом была еще одна ночь вместе. Все эти два дня ей никто не звонил, и она никуда от меня не уходила. Но меня тогда это не интересовало.
Я встал в понедельник в восемь утра и начал собираться на работу, поскольку мой отпуск кончился. Я хотел оставить ей ключи, и попрощаться (надеюсь) до вечера. 
- мне тоже пора уходить – сказала она, направляясь в ванную.
- мы увидимся вечером? – говорил я готовя кофе, который чудом нашелся в моей квартире (я его не пью).
Она вышла из ванной подошла ко мне и обняла сзади: «Конечно».
- А можно вопрос?
- давай – она была бодра и жевала булку.
- как тебя зовут?
- меня зовут Ясна.
- Ясна?
- Да, это старославянское имя. В Хорватии популярно.
- Ясно, Ясна…
- Меня этим не увидишь. Для меня это совершенно обычное произношение, я привыкла к этому с детства. А тебя Женёк зовут, я знаю. 
Я смотрел на нее, и сходил с ума от счастья. Как она жует, как она сидит: одна нога под другой. Каждая ее клеточка, все к чему она прикасается, все что она делает – гениально, и все это наполняется великим смыслом. Она точно не отсюда, богиня, всё знает, всё чувствует, понимает….
Мы вышли вместе из дома и простились ровно на том месте, где я получил ****юлей. Я записал ее номер и был счастлив.
 
------ 
На работе никто не спросил меня про подбитую рожу, никто не заметил и недостаток одного из передних верхних зубов. Я работал в удовольствие, как мудак. Со всеми был приветлив, брал любые поручения. Казалось, что я излучал свет теплоты, которым заразил даже вечно угрюмого Савву. Он показал это лишь тем, что стал активней вертеться на своем стуле.
В обед я позвонил Ясне.
- Ясна… Алло, привет!
- Привет Женёчек мой… - отвечал звонкий ласковый голос.
- Ясночка, я так скучаю – сказал я даже грустно, ведь я правда по ней очень соскучился.
- Я тоже… - Сказал она с любовью.
С любовью! Меня так долго бесили показушники, которые выставляют своё мямлинечиство на показ, я готов был убить этих тварей,  и считал всё это не больше чем понтами, а теперь мне хотелось плакать от того, что я если я сейчас счастлив, то получается вокруг столько много счастливых людей, а значит счастье есть и оно повсюду!
В тот день, я даже подумал, что я мог бы стать одним из тех кретином, кто напишет на своей машине «Любимая, спасибо за сына!».
Пару секунд молчания…
- До вечера… - 
- До вечера… - Сказала она.
Я хотел еще много всего ей рассказать, много каким ласковым, и еще не придуманным словом назвать. Да что там, мне предстояло рассказать ей о восьми годах моей жалкой жизни, и о том что я еще никогда не знал настоящей любви!
 
«Яся…» - Сказал я вслух, положив трубку.
Это имя было на моих губах, и я не хотел пить. Я не хотел курить, она заменила мне никотин. Я не хотел идти, она научила меня летать.
 
Уходи с работы, я встретил на перехдной Всевласского.
- Здравствуйте! – Сказал я преободренно и пожал ему руку.
Он гордо ответил «Привет», как будто мы с ним никогда и не пили.

7.

- Странная, но закономерная ***ня происходит в жизни. Когда ты лох, от тебя ничего не ждут. И ругают не сильно, как будто «ну ты же урод, а уродам можно». Но стоит становиться хорошим порядочным человеком, тебя сразу начинают ненавидеть и судить. И чем ты лучше, тем больше грязью тебя готовы облить. – Выдал мой седой сосед. – Пойду за папиросами дойду, не уходи.
- у меня еще есть, на те…
 
-----------   
Я навел порядок дома. 
Оказалось, что у меня нет пылесоса. Ну и ладно.
Принял ванну. Долго решался, и все-таки пошел и купил бутылку вина. Неважно, что завтра понедельник. Сегодня – она. В магазине, я недоверчиво посмотрел на водку, и про себя сказал ей «Не забуду».
Не забуду то время, когда меня не было.
Остановился на том месте где меня избили и подумал:
«Господи, каким же я был слабым. Вместо того чтобы взять и решить свою судьбу, я спрятался на дне бутылки. 30-летний мужик сидел дома и плакал от того что он одинок. От надуманных проблем, от псевдобессилия. А какие были проблемы? В чем причина, в чем печаль – не помню! А сколько прекрасных молодых лет было потеряно зря… 22, 23, 24, 25… 27, 28…»
Мой взгляд упал на горсть черного снега, единственного пятна,  оставшегося у бордюра, я присмотрелся и увидел пятно своей крови.
 
---------- 
Я позвонил ей в восемь. Она не ответила.
Я снял старые шторы, а затем и пожелтевшую тюль. Открыл вино, налил стакан, и начал искать в интернете новую интересную работу. Я решил уволиться, и непременно завтра.
Делал я это с азартом, ожидая что вот-вот в дверь зайдет или позвонит Ясна.
«- У меня обычная не интересная работа. Я выбрал общий шаблон, заполнил резюме, и действую как все – по схеме «Становиться успешным».  – Говорил я ей. 
- Что значит успешным?
- Значит, заработать опыт по специальности, стать руководителем, а потом открыть свое дело. Работать, решать – по выходным ездить на дачу, брать с собой большую черную собаку с длинным языком. Потом завести двоих детей, дать им идиотские имена, и устроить их будущее. Желательно, что б садик рядом с домом, школа с минимальным количеством хачей, спортивная секция, сложный универ… 
- это был камень в мой огород? – Посмеялась Ясна.
- нет, что ты дорогая… - Обнимал ее ноги – а о старости я не думал. Наверное, там я сойду с ума, и буду заниматься только тем что ругать правительство и молодежь. А может стану преподавателем, это идеальная профессия для старых.
- а кем ты хотел быть в детстве?
- водителем автобуса… В любую погоду тебя ждут разные люди. Ждут и надеяться, что ты приедешь вовремя. А в салоне тепло и уютно. И музыка…
- Так стань! – Весело и серьезно сказала она приподнявшись с моего живота.»
 
Вот и всё, так просто! «Стань!» Зачем причины, мазы, доводы, просто стань и всё!
Зачем думать, если тобой все равно управляешь не ты, а твое чуткое сердце. Гораздо приятней потом сказать, что я сделал ошибку, да, но так велело мое сердце. - Чем я долго думал и ошибся.
 
Было пол-одиннадцатого. Я позвонил ей еще раз. Она не ответила.
Я выпил всю бутылку вина и в двенадцать отправил ей смс «Ты не придешь сегодня?».
Я хотел пойти купить еще бутылку водки в наш круглосуточный магазин, подумав «А когда я еще выпью её, когда действительно захочу». Но лёг спать.
 
------ 
 
- кинула тебя бабёнка эта… - подытожил сосед.
Я молчал.
- кинула же да?..
Я молчал.
- ну рассказывай что дальше было!
 
------

8.

Дальше я написал заявление на увольнение, и шеф его со вздохом одобрил.
«Пора, пора…»
Здесь не нужно было лишних слов. Уход понятен.
Встав со стула, я спросил: - Как Германия?
- Она ушла, бросила меня, сука. С каким-то Дитрихом уже 2-ой месяц живет.
- Н, даа…
- Да *** с ней, Женёк, я ща с Ритой встречаюсь из отдела закупок, бодрая жопа такая.
Он проводил меня до самого выхода из бизнес-центра.
- А любовь? 
- Какая любовь? – Непонимающее спросил Всевласский.
- Ну ты же любил её…
Олег засмеялся, даже подхрюкнул.
- Любовь это сказки, чтобы скучно не было. На самом деле же есть два человека: мужчина и женщина. И тут идет игра, кто кого первым выебет. Или ты ее – тогда ты мужик, чемпион. Или она тебе выебет мозг – тогда ты никто, тряпка с кучей дерьма на голове. Вот тебе мой совет напоследок: никогда их не слушай, не пытайся понять. Это самки – их надо ****ь. Ну и иногда ласково с ними, чтоб не забарзели. А если влюбился – всё пропало. Всё, ****ец. Так что давай, выебать весь мир не получится, но стремиться к этому надо. Ты либо самец… Нет, ты либо хищник, либо мямля, носорог, тюлень, понимаешь? Таким мямлям только и достаются дрочилово или падшие самки других хищников. 
- Знаешь Олег, а ты говно.
- Ладно, давай, удачи! – он беспринципно пожал мне руку.
 
Я обернулся метров через 500, он смотрел мне в сторону. Он показался мне грустным.
- А я люблю! – Крикнул я на всю улицу. – Люблю! – Я люблю! 
Я видел как он заржал, удивленно кивнул плечами и пополз в свой муравейник.
Прохожие к моему поступку отнеслись позитивно.
 
----------   
- ****Ишь небось? – сосед заржал как сумасшедший.
Я был серьезен как Иван Грозный на картине: «Истину тебе говорю».
 
----------- 
Первые дни после увольнения я находился в приподнятом настроении.
Я мечтал о том как изменю свою жизнь, и совсем не звонил Ясне.
Раз она не берет трубку, значит не хочет меня видеть. Значит, это было случайно. Но зато были две незабываемые ночи, и море эмоций. 
Я устал себя утешать в субботу. Выкурив три сигареты я снова позвонил ей, но телефон был не доступен и выключен. Я звонил через каждые полчаса. 
Затем звонил всю следующую неделю, каждый день, каждый час, каждые 3 минуты, делая перерывы лишь на быстрый перекус. Однажды, выбежал на улицу и быстрым шагом дошел до моста, где ее когда-то встретил. С ужасом подумал, а вдруг ей стало так стыдно после меня, и она уже лежит на дне реки? Глупости. Не может быть.
На третью неделю моя жизнь обрела новую цель -  я нашел Всевласского и попросил пробить у него на кого зарегистрирован телефон Ясны. Выслушав от него «Какой я олень, ведущийся на тёлок» и «Успокойся, она просто зажгла с тобой и больше не хочет тебя видеть», а так же «Сколько ей лет? Не знаешь? Ну с молодыми такое бывает», он все-таки дал мне нужную информацию.
С жадностью, я открыл полученный и-мейл (и заранее решил что сегодня пью пиво), я прочитал:
«Егорова Нина Алексндровна 08.09.1965 г.р.»
 
Так, значит номер оформлен на маму. 
Снова потревожив Всесславского, и пообещав ему любую помощь, в любое время, а так же проставу в виде шашлыков, ящика пива, мою квартиру на одну ночь (если понадобится), он согласился:
- Я так и знал, Краев, что все этим кончится. Только не проси меня если что, спрятать труп в багажнике, я на это не пойду! 
 
Адрес Ясны оказался 8-этажным домом на окраине Измайлово.
Дверь открыла потрепанная молодая девушка лет двадцати в белой ночнушке.
- Здрасти, а Ясна дома?
- Нет, а вы кто?
«Слава Богу» - подумал я, «Значит она живет здесь, значит она есть».
- я её друг. А когда она будет?
- не знаю, не могу сказать.
- понимаете, я просто давно ее ищу, у нее выключен телефон, и я не знаю как ее найти.
- а зачем она вам? Я не знаю где она – отвечала девушка, и было видно что она с похмелья.
- я ее парень. 
- парень? – ответила она с недоумением, оглядела меня всего, и прибодрилась.
Дальше она стала говорить гораздо живее.
- ее не было уже давно, не знаю. Мы с ней живем вместе. Первый раз слышу о том что у нее есть парень.
- а когда она последний раз была? 
- не знаю, не помню, давно. Может месяц.
- А… Может она уехала куда-нибудь?
- не знаю, молодой человек, ничем не могу помочь. (она давала понять, что хочет закрыть дверь, то и дело болтая ею)
- ну подождите, а где ее родители, эта же квартира зарегистрирована на ее маму?
- Молодой человек, или вы сейчас уйдете, или я вызову милицию. 
Она хотела закрыть дверь.
- Подождите, пожалуйста, еще один вопрос!
- Ну…
- Прошу пойми ты меня, я с ней познакомился два месяца назад примерно, мы начали встречаться, всего 2 два дня были вместе. У меня только номер ее телефона остался. Она ушла и пропала. Я волнуюсь, ****ец как…
Девушка молчала.
- У нее сессия сейчас, может париться где-нибудь… - Начала она медленно рассуждать. – Может нашла кого-нибудь и улетела на Бали…
Я молчал.
- Да не парься. – Продолжила молодая. – Я не знаю, честно. Давно ее не было.
- Ну как получается, человек пропал, и ты ни разу за это время не поинтересовалась где она?
- Нет… -Она так ответила как будто и предположить такое было невозможно. – мы живем с ней с мая того года. Она в одной комнате, я в другой. Общались редко. Ну ушла и ушла.
 
----------- 
Я дал этой девочке сто рублей. Она усмехнулась, но взяла. 
Дома, я подытожил что мне удалось от нее выяснить:
Ясне исполнилось 19 лет, «по-моему в январе». «Вроде как, она не отсюда», то есть не из Москвы.
«Названия универа не помню, но она что-то чертила всё время и рисовала». Вконтакте у нее на странице не было ничего, кроме одной песни, закрытой стены и 28 друзей, 13 из которых оказались фейками, и трое из них удаленные страницы.
Еще я выяснил, что квартира девочки,открывшей мне дверь - была ее собственная, то есть мамина. Ее мама и есть, Егорова Н.А., а номер они оформили на Ясну, без ведома второй. Что еще? Я приходил к ней еще раз, но комнату Ясны она мне осмотреть не дала, пугая милицией, и добавила что там «ничего такого нет».
 
За то были еще 12 друзей Вконтакте, через которых удалось вычислить ее универ.
Они шли на контакт со мной плохо, и из них ответил только один. Сказал, что ее фамилия, «вроде Любимова», и «у нас она вроде уже не учится. Видел ее еще на первом курсе. Нормальная девчонка.»
Спросил, с кем общалась? «- Да ни с кем…».
 
Я был одержим целью найти ее. Я чувствовал себя настоящим детективом.
 
Данила Хоменко, ее единственный друг, который мне ответил, стал помогать мне за деньги.
Мы вычислили ее группу и узнали следующее:
Любимова Ясна Анатольевна, 11.01.1991 г.р. , 19 лет. Студентка. Отчислена на 2 курсе за не посещаемость.

И, о да! Прописка… г. Москва, ул. Озерова…
 
----------------- 
- детектив, блять! Коломбо! – Аплодировал дед на моем балконе.

9.

Я подавал заявление в милицию о пропаже человека, но его не приняли.
Тогда за деньги я заставил написать заявление Егорову. 
Дело в том, что по указанному адресу жили совершенно другие люди. Они сообщили нам с Данилой, что снимают эту квартиру у Любимовых, а те живут в Краснодарском крае. 
Дали телефон, я позвонил, и услышал в ответ:
- Ясну? А ее нет, она в Москве живет и учится.
По факту: ее мама умерла когда ей было 8 лет. Отец живет и пьет на Украине с другой новой семьей. Остались только дед и бабка. Они в 90-ые переехали жить к морю, и сдали свою 3-х комнатую квартиру в Москве. 
После школы внучку отправили учиться в Москву, и через знакомых сняли недорогую комнату близко от института.
 
Я добился своего и Ясну объявили в розыск. Через полгода ее объявили пропавшей без вести.
Тогда всё потеряло смысл. Всё. Бумаги, ценные и не ценные, луна, реки, полы, одежды, мое тело. Всё стало неважно. Всё, что я мог увидеть и почувствовать.
Всевласский отказался дать мне в долг, и я взял быстрый кредит. Хотел поехать к Ясниной родне, чтобы увидеть как она жила, увидеть то что она видела своими глазами, море, в котором она купалась, виноград, который она срывала и ела…
Но по телефону от ее деда я услышал: «Пошел на ***. Только здесь тебя не хватало. На хуй, на хуй иди».
В конце концов, мне казалось что они могут меня обманывать, и прятать ее в своих краснодарских подсолнухах.
Моя Ясночка сидит там, и плачет…
 
Я стал пить каждый день, и повесил старые шторы.
 
 
---------   
Новый год я встретил один, соврав родителям что отмечаю с друзьями. На Новый год я загадал желание найти её.
Я понимал одну ужасную вещь – что человек, какой бы красивый и талантливый он не был, всего лишь… Маленький муравейчик на огромном земном шаре. Он проживет свою маленькую жизнь, и исчезнет навеки. Он пропадет, но его не заметят. Или заметит кто-то один, но тому одному скажут – Надо дальше жить, и радоваться тому что ты жив. Другой жизни и другого шанса сказать людям «Доброе утро!» не будет. И скажут, что надо помнить прошлое, но жить настоящим… И там… За тебя будут рады. 
 
Я навестил родителей на свой день рожденья. Мне подарили красивый конверт с деньгами и коньяк. 
Придя домой, я сел около дивана.   
 
 
Москва, 6 сентября 2014 г.

10.

Весна темнела. Становилось холодно, капли на перилах балкона мёрзли, превращаясь в снег.
Мы молчали. Но как будто успели поймать тот момент, когда холод не вдаваясь в подробности, принял нас за своих, и не стал морозить, но одно движение, и он заметит, и накажет нас.
 
- а в чем смысл? – Продолжил я. В саморазвитии? Ну на хрен, а если я не хочу. В Библии? Там все описано так, что не докопаешься. Остается лишь слепая вера и нормы права, социальный принцип, для того чтобы мы не сошли с ума и не поубивали друг друга. 
 
Мой кредит подходил к концу, и позабыв обо всем, я уснул.
Проснулся среди ночи, не курив, машинально открыл контакт, и каким-то чудом наткнулся на страницу Саввы.
Я отправил ему смайлик. Он прочитал. Мне стало неловко, и я написал «Как дела?».
Он прочитал и не ответил.
Я курил на балконе и думал, ну вот, даже какой-то сраный гот Савва меня игнорит. Как же я жалок…
Я истерически улыбнулся, и не зная зачем написал ему еще: «Нужна твоя помощь».
Он тут же начал печатать – «Наконец-то, я думал ты никогда не спросишь.»
 
Вот чудак.
«Приходи ко мне, побухаем.»
«Через полчаса буду» - ответил он, и добавил: «Это максимум».
 
Я не ожидал такого поворота событий, ну думаю ладно, давно ни с кем не пил. От этой мысли мне даже стало страшно за тебя. Почти год я веду очень странный и закрытый образ жизни.
 
Савва принёс две бутылки водки по 0.5. консервы и томатный сок один литр.
(я даже не подумал что у меня нет ничего из алкоголя, когда приглашал его)
 
Мы пили и разговаривали, как будто сто лет были друзьями. Мне было легко и приятно. Мелькнуло: может мне просто нужен был хороший друг? 
Я чувствовал, его речь лечила меня от больного одиночества. Я снова хотел работать, и даже жить в надежде с кем-нибудь познакомиться и снова встретить любовь.
Пока он не сказал следующее:
- Я знаю как тебе помочь.
- с чем?
- С девушкой, которую ты потерял.
Я мигом отрезвел.
Оказалось об этой истории, благодаря Всесславскому знал весь мой старый офис.
- ты ведь не знаешь точно, жива она или нет? – он выглядел вполне серьёзно.
- не знаю.
Мы выпили по стопке.
- Есть один обряд по вызыванию умерших духов. Если она есть среди живых, то она не придёт когда ты ее вызовешь.
 
Я налил только себе, сразу выпил и спросил «Что нужно делать?»
 
- Во-первых, нужно подготовиться. Дома завесить все зеркала ровно на 9 дней. 
Первый день, пойти на кладбище и набрать кладбищенской земли. По дороге туда и обратно нельзя ни с кем разговаривать, и смотреть в глаза. Высыпать ее - под коврик квартиры. Следующие дни, каждый раз, начиная с полночи произносить слова над вещью покойного «Приди ко мне Раба…Вызываю тебя из мертвых, приди если ты есть там. И в вечность.»
- Записка с номером телефона, написанного ее рукой подойдет за вещь?
- Да. 
Выпили.
- На девятый день, нужно расставить свечи, начертить пентаграмму (дал заготовленный образец на бумаге, очень хорошо нарисованный, как будто готовился), и вокруг себя круг (можно сидеть на стуле). Раскрыть зеркала.
И призывать все той же молитвой.
 
Дальше стало как-то жутковато, но уютный жёлтый кухонный свет бодрил.
Мы выпили по стакану крепкого чая, и открыли вторую бутылку водки.
 
- А как остановить процедуру? Ну так, на всякий случай… - Поинтересовался я у бывшего коллеги.
- Никак. Если никто не придет, то первым делом закрываешь зеркала, потом тушишь свечи и убираешься. Не забудь сразу выкинуть землю из-под коврика.
 
- Стой, Сав, то есть как это если никто не придет, может кто-то еще придти? – спросил я с усмешкой.
 
Его лицо стало намного серьезней.
- Может прийти кто-то другой в обличие твоей девушки. 
- Ладно…
 
 
 
Савва был профессиональным собутыльником, и достал из портфеля четыре бутылки заныканного пива.
А я оказался не хуже, и вспомнил про коньяк, подаренный мне на именины.


.


Рецензии