Эль

 Ужас полз скользким туманом, заполняя собой пространство и неторопливо сжимая кольца хладнокровным удавом бесстрастия неизбежности.

Неизбежность, как самая реально существующая любовница восприятия, чувствовала себя довольно вольготно, так как конкуренции её монополии в универсуме, в общем-то, не наблюдалось.

Поэтому ужас всегда ужасен.

Для светской, то есть бытовой сущности души. Идеальная, то есть стоящая "над", сущность смотрит на все беспристрастно, контролируя факт происходящего, воспринимая эмоции своей светской половины, и нейтрально отсылая эти эмоции по неведомому адресу.

Двойственности человеческой личности, а также двойственности духовной сути человека, не может не быть, так как это ощущается на всех уровнях некоторыми людьми с той лишь разницей, что мало кто эту двойственность четко может сформулировать и зафиксировать.

Некоторым знакомо чувство, когда при определенных действиях и событиях возникает ощущение двойственности и взгляда самого себя на себя со стороны.

Этого многие боятся.

Но это и есть действительное устройство человека. На двойственности основано всё. Начиная от важнейшей в природе сексуальности и заканчивая чувством самосохранения, то есть страхом. Правда, счастье стоит несколько в стороне.

Исходя из этого, никогда невозможно винить в чем-либо человека, так как очень часто, почти всегда, светская сущность совершенно отлична от идеальной сущности. Идеальная составляющая просто фиксирует факт выполнения определенных действий своего второго я, то есть сущности, связанной с миром физиологии и животным миром. Поэтому все аффекты, включая и любовь, и секс, и ненависть, и ярость относятся лишь к физиологической сущности, несущей на себе свою высшую половину - идеальную составляющую души.

Гендерное позиционирование, то есть половая принадлежность, также касается лишь "земной" сути, исключая идеальную суть.

Так называемая сила воли есть субъективное ощущение светской сущностью своего влияния, то есть трансцендирования, в поле внешнего мира, то есть феномена реальности. На самом деле никакого влияние ни на что в поле феномена реальности быть не может, что идеальная сущность понять в состоянии. Светская - никогда.

Наличие в природе феномена моночеловечных личностей, то есть животных, обладающих лишь светской сущностью, исключая идеальную, преобладающее. Это люди животные, со вторичными признаками разумности, так как светская сущность, безусловно, разумна, но полностью духовно ограничена в самоосознании, что от неё и не требуется в силу её природы, необходимой как часть экстерьера настоящей двойственной личности, которая в силу своих духовных, а также интеллектуальных способностей, основанных именно на этой двойственности, рождающей потенциал невиданных для монолюдей возможностей, имеет смысловое назначение как часть феномена реальности, двигая человечество вперед.

Нужно сказать, что двойственность всегда проблематична для её носителя, так как от неё нет возможности избавиться при резком уходе в одну из биполярных половин, что часто проявляется аффектом суицида.

Положительная сторона двойственной личности заключается в полном отсутствии границ свободы, как в физическом поле, так и в идеальном, что для би-личности является одним и тем же миром.

Естественное зло, как и естественное добро, категории феномена реальности, без которых невозможен феномен физиологических ощущений. Зло, как и Добро, есть суть императивная, заложенная в человеческий носитель духа с момента его явления, независимо от количества воплощений. Поэтому вечное Зло постоянно сталкивается с вечным Добром в лице светских представителей на бытовом уровне.

Абсолютное императивное Зло, как и аналогичное Добро, в эффекте феномена реальности может проявляться в чем угодно, кроме Человека, как чистого совместного явления и Добра и Зла.

В образе идеальных проявлений битва идет во все времена и конца этой битве быть не может, как и не может быть абсолютной энтропии.


- Грек, конечно, был мультипликаторной личностью, - сказал писатель. - А вот Платон уже нет. Не говоря об Аристотеле. Поэтому метафизика так перепутана с физикой и местами говорит одно и то же. А неоплатонизм уже совсем не нес той непосредственности, что времена Сократа. И они, эти времена, ушли. А мир, взращенный идеями возможностей, остался.
- Мда... - молвил представитель. - Я не философ, я занимаюсь представлением. Поэтому мне сложно что-либо сказать. Вы считаете, что идея возможности невозможна?
- Как сказать. Нет ясности, что она не невозможна, поскольку многое просматривается из личности. И вот там, внутри, видно, что бывают некоторые сбои, которые принято называть совпадениями. Но в мире совпадений не бывает, если уж он до этого момента цел. Некоторые сбои программы Демиурга, я бы так сказал, возможны. И они выдают его с головой.
- Да? А например?
- Могу вам привести пример. Случай, когда у человека день рождения в один день одного месяца со своей матерью. То же у его отца с матерью отца. И у сына этого человека с матерью сына, женой человека. Вы занимаетесь математическими расчётами, и вы поймете, какова вероятность такого совпадения исходя из понимания, что первая пара детерминировала невероятным образом остальные, или наоборот, если не учитывать время.
Представитель задумался, наморщив лоб. Посмотрел на потолок. Сказал:
- Действительно, крошечная. И что?
- Это типичный прокол программы. Сбой, говорящий, что конструкция непременности есть, и, исходя из этого, никакого выбора нет. Кроме выбора реакции на свою реакцию. Сбой, который понимаем именно подобной личностью, просматривающей внутренние конструкции взглядом, видящим закономерности, которых нет в чистом хаосе. И Паркер это тоже заметила. Заметила, мне кажется, внутренним магнетизмом, а не логикой.

фрагмент романа "мышеловка на Эвересте"


Рецензии