Пророчества старца Христофора миф и реальность

Пророчества старца Христофора – миф и реальность.
[статья из серии по истории пророчеств].

    Вопрос от читателя:
    «Высылаю Вам пророчества старца Христофора о России и мире, что Вы об этом думаете:
    «При дверях антихрист. При дверях антихрист. Уже жить-то и нерадостно. По Москве он уже ходит. Москва уже под его управлением. Когда приезжаете в Москву, в метро идете – чтобы только с молитвой (...)
    Его (антихристова) печать будет ставиться только тем, кто не имеет печати Божией».
    Старец говорил также, что в Церкви будет резкое охлаждение ко всему: к молитве, к покаянию, к вере: «Будет очень сильный холод, в Церкви наступит резкое охлаждение ко всему (...)
    Охладеют к молитве, к добрым делам... ко всему (...)
    Тепла в Церкви не будет».
    «Храмы будут украшать, знаете как!.. А этого не надо будет. Нужна, будет только молитва, только молитва! Красоту эту не надо будет наводить. Открыли храм, создали условия, чтобы можно было молиться. Всё! Не надо разукрашивать (...)
    Это всё прельщение сатанинское, нам этого не надо, мы православные христиане, нам надо всё, что попроще. Нам-то душу спасти, а не красота нужна (...)
     Нам это роскошество не нужно, нам молитва нужна, нам спасение нужно».
    «Господь сократит время для спасения душ наших. А если не сократит, то не спасемся (...)
    А меня Господь забирает, я не доживу до прихода (к власти) антихриста (...)
     Будете вы бегать, искать старцев по всему свету, а старцев истинных уже не будет. Господь их всех заберёт (...), а вы останетесь на волю Божию (...)
    Но незадолго после меня будет смешение вер, и в храмы ходить уже будет нельзя, не будет Евхаристии и Причастия не будет. Так хитро подползёт этот рогатый, что вы увидите: храмы открыты будут, и службы как шли, так и будут идти, как пели, так и поют там (...)
    Уже ходить в храм нельзя будет, вера-то православная уже всё, её не будет и Причастия не будет. В Туле останутся два-три священника истинно верующих, не более (...)
    В своих кельях молитесь, но молитву никогда не оставляйте».
    «Крестов не будет. Сначала пропадут монашеские кресты, потом маленькие нательные кресты... вот захотите ребёночка окрестить, а крестов не будет. Запасайте крестики. Свечи запасайте, масло запасайте, чтобы вы дома могли зажигать свечу, лампадочку и молиться (...)»
    «Просфоры порежьте мелко, насушите и положите в герметические баночки, чтобы ни одна козявочка не подползла и тогда по молитвам вашим Крещенской водички капельку и капельку просфорочки Господь будет вам вменять в Причастие. В церковь нельзя будет ходить, и Крещенская водичка и просфорочка будут вам вместо Причастия (...)
    А потом наши храмы займут, и всё разрушится, как было тогда, так и опять будет».
    «В последнее время люди много будут болеть, но не отчаивайтесь, это будет во очищение душ ваших».
    «Чернобыльская авария – это исполнение восьмой главы Апокалипсиса (...)
    Блаженны, – говорил, – читающие Апокалипсис».
    «Эти все окраины отойдут (Грузия, Украина и др.), но будут жалеть. Армения никогда не будет отделяться, она погибнет без России. Будет всякое время. И гонение будет (...)
    Но всё нормально будет (...)
    Ведь над Россией покровительствует Божья Мать. Над Россией – Царица Небесная, Она молится и держит нас под своим покровом. Поэтому Россия не будет ни перед кем на коленях, и Православие сохранится, хотя и будет стеснено, и между конфессиями будет большая борьба. Но всё равно люди для спасения потянутся все к православию».
    Про Петербург говорил: «Ведь город обречён. Он весь уйдёт под воду. Москва обречена. Остались единицы молитвенников».
    «Колесо Апокалипсиса движется с огромной скоростью (...).
    Да, Россия будет возрождаться... А Москва? Москва часть провалится, и в Туле провалится (...)
    В Москве – где мавзолей и подальше, за рекой, и где гостиница Россия. В Туле – Ленинский район провалится и провалится Скуратово (...)
    А Питер вообще уйдёт под воду (...)
    Так угодно Господу Богу. Содом и Гоморра были? Также и здесь».
    «Старцы очень молятся, чтоб была война, а после войны будет голод уже. А если не будет войны, то плохо будет, все погибнут. Война будет недолгая, но всё-таки многие спасутся, а если не будет, то никто не спасётся».
    Говорил, что будет в Церкви скоро всё католическое, как в храмах изменят Символ веры, так нельзя будет ходить, а потом все храмы будут закрываться.
     Говорил, чтоб старцев не искали, их больше не будет.
     «Старцев уже в Туле не будет, не надейтесь ни на кого. Всех вас вручаю Божией Матери, и Матерь Божия умолит тогда».
    Его как-то спросили:
    «Батюшка, а в Апокалипсисе написано, что воды нигде не будет?».
    Батюшка ответил:
    «А вот для тех, кто будет к блаженной Ефросиний ездить... в Колюпаново, источник будет до скончания века».
    «Надо иметь запас водички и сухариков на десять дней, и будет такое, что даже из дома выйти будет нельзя. Но для избранных всё сократится».
    Очень почитал царя и царскую семью и уже тогда, в 80-е годы говорил, что будет прославление царя (Николая II):
    «Царь со своими непорочными чадами пострадал за нас, омыл Россию своей кровью, искупил нас».
    Батюшка говорил, что «Царь – Божий помазанник, ещё народ поплачется (...). Так нам и надо, что с нами всё это происходит (...), это всё за царя-батюшку, за то, что предали его».
    О Распутине батюшка отзывался очень хорошо и очень чтил его.
    Большинство считает, что Распутин был колдуном, раскольником, а батюшка говорил:
     «Нет, это большая ошибка. Он был великий, великий Божий человек. Он с царём и царевичем будет прославлен».
    О книге Б. Пикуля и фильмах о Распутине батюшка сказал:
    «Не смотри эту мерзость, жиды что только не напишут. Он честный и великий у Бога, он святой; его опорочили, и он будет с царевичем».
    Батюшка говорил:
    «Принесли бельё с улицы – окропите святой водой, принесли продукты – окропите святой водой. Берите воды Крещенской сколько нужно. Нужно ведро берите ведро, нужно пять – берите пять, только кропите всё святой водой, потому что сейчас много волшебников. Всё надо окроплять святой водой».
    «Ваучеры нельзя брать. Я не беру и вам не советую – это мы как бы продаём имущество царя нашего Николая».
    «Скоро меня не будет, но я оставляю вам молитву. Читайте её всегда, особенно утром:
    «Господи, избави нас от антихриста, вражия насилия и чародейства».
    В этой молитве заключено всё; где бы вы ни были, её следует читать».
    «Вот как Содом и Гоморра погибли за разврат, вот также и нас сожжёт Господь огнём, этот мир сожжёт. Такие крупные города, как Москва, Питер, погибнут».
     «Россия процветёт, будет новый царь, она воскреснет и освободится от этой заразы сатанинской, и жизнь будет очень хорошая, благочестивая, но всё зависит от нашего покаяния, нужно соборное покаяние, чтоб был у нас новый царь, без покаяния царь не придёт. На малое время нам Господь снова пошлёт царя, но прежде будут войны (...), вновь к власти придут коммунисты и масоны (...), начнутся тогда страшные гонения, страшнее, чем в послереволюционные годы».
    Батюшка нам говорил:
    «Всё это творят жидомасоны (...). Они хотят затоптать веру православную, стереть её в порошок. И тогда царь даст благословение казакам идти защищать веру».
    Война будет очень быстрая, ракетная, и такая, что всё будет отравлено.
    Батюшка говорил:
    «На несколько метров в землю все будет отравлено. И тем, кто останется жив, будет очень тяжело, потому, что земля уже рожать не будет (...)».
     Говорил:
    «После войны так мало останется людей на земле, так мало, что центром войны будет Россия (...)
    Жара будет после войны и голод страшный по всей земле, а не только в России. И жара страшная, и неурожай последние пять-семь лет будут. Сначала всё уродится, а потом польют дожди, и всё затопит, и весь урожай сгниёт, и ничего не соберут. Пересохнут все реки, озёра, водоемы, и океаны будут пересыхать, и растопятся все ледники, и горы сойдут со своих мест. Солнце будет очень горячее (...)
    Люди будут хотеть пить, будут бежать, искать воду, а воды не будет. Увидят – что-то блестит на солнце – и подумают, что это вода, подбегут, а это не вода, а стекло блестит».
    «В последнее время по одному жить не будете... Из монастырей бежать будут! (...)
    Диавол овладеет монастырями... и хорошо, если у кого останется домик, свой уголок куда бежать! А тем, кому бежать-то некуда, те под забором будут умирать».
    Батюшка очень отрицательно относился к квартирам.
    «Покупайте, – говорил, – домик с земелькой. Родственники не разъезжайтесь, а соединяйтесь, покупайте вместе (...). Покупайте домики в деревне, хоть земляночку. Божие благословение на это есть. Покупайте и сразу копайте колодец, чтоб у вас была своя водичка, и сразу посадите вербу (на северной стороне), потому что под вербой всегда вода (...)
    Можно будет собирать воду по каплям. Эти капли – слёзки Матери Божией (...)
    Будем питаться кореньями, травами, и надо собирать лист липы. Вот вам будет хлеб и вода. Господь чудом будет питать, чудом. Тогда Господь живым будет давать венцы, кто не предаст Бога, кто пойдёт за Ним (...)
     Вот будет страшный голод, трупы будут валяться, а у вас будет своя земелька, она вас будет кормить. И не лениться, не лениться. Господь труды любит. Вернётесь «коса на косу» – как говорила блаженная Матронушка, – «соха на соху». Матронушку читайте, к ручному труду все вернётесь (...)
    В те времена спасаться можно будет только в своих домах. А в городе... какая страсть будет! Свет отключат, газ отключат, воду отключат... не будет ничего, и люди чуть не заживо гнить будут в квартирах».
    «После 2008 года время полетит – год за месяц (...)
    После 2008 года будьте особенно смиренны».
    «Православие из щепочек соберётся и пойдёт своим путём. И все будут стремиться к нам для спасения. Россия будет сильная и спасётся. Все будут тянуться к России и к Православию» – сии предсказания Тульского старца Христофора (Никольского) взяты из книги «Схиархимандрит Христофор».

    Ответ:
    [Историческая справка.
    Схиархимандрит Христофор (в миру Евгений Леонидович Никольский) родился 3 февраля 1905 года в многодетной семье протоиерея Леонида Васильевича (расстрелян в 1937-ом), в селе Семёновка, Липецкого уезда, Тамбовской губернии (ныне село Плеханово, Грязинского района, Липецкой области). Мать, Клавдия Симеоновна, дочь священника.
    После окончания Гражданской войны, в 1924-ом покинул село и поступил в Воронежское индустриальное училище. До 1947 года работал инженером-электриком на промышленных предприятиях. С 1944-го стал петь на клиросе и помогать в алтаре в калужской Николо-Козинской церкви.
    С 1 января 1947-го уволился по собственному желанию, как напишет впоследствии в автобиографии: «пожелав посвятить вторую половину своей жизни святой Церкви, к которой от детских лет имел любовь и призвание».
    Согласно «Воспоминаниям» старца:
    «В сан диакона он был рукоположен 16 февраля 1947 года в тульском кафедральном Всехсвятском соборе архиепископом Антонием (Марценко). Первым местом его службы стала церковь «Успения Божией Матери» в селе Себино, Епифанского района.
    6 июля того же года он был рукоположен в сан пресвитера в храме «Успения Пресвятой Богородицы» г. Богородицка. С этой даты началось его служение в сельских храмах Тульской епархии: с. Ченцово, в пос. Чернь, в Куркино, в Епифани…
    С 1958-го началось служение батюшки в храмах областного центра г. Тулы. С начало он стал настоятелем Всехсвятского кафедрального собора, затем настоятелем храма «Двенадцати свв. Апостолов», а потом почетным настоятелем храма «Святаго вмч. Димитрия Солунского», которым оставался до самой своей кончины.
    19 октября 1958-го протоиерей Евгений был пострижен в монашество с именем Евлогий, и возведен в сан архимандрита.
    С 1970-го по благословению епископа Варфоломея архимандрит Евлогий стал нести послушание духовника Тульской епархии.
    В 1992-ом митрополитом Тульским и Белевским Серапионом (Фадеевым) архимандрит Евлогий был пострижен в великую схиму с именем Христофор.
    Отца Христофора не стало 9 декабря 1996 года. Похоронили старца на кладбище Венева монастыря].

    Надо сразу отметить, что старец Христофор вёл весьма скромную жизнь, не сохранилось не одной его проповеди, не одной статьи, которая была бы напечатана при жизни старца.
    Примерно в 2004-ом, к 100-летию рождения старца, в Туле  сформировалась группа почитателей «его пророческого наследия».
    В 2005-ом появились первые листовки – «Воспоминания», в которых перед российской публикой предстала фигура «благочестивого сына» заслуженного протоиерея, пострадавшего в годы сталинских репрессий, который, несмотря на все тяжкие обстоятельства жизни верующих людей в советские годы, избрал для себя стезю церковного служения, а впоследствии, монашество, и до самой смерти самоотверженно трудился на «ниве служения Богу».
    Из опубликованных в листовке за 2005-ый «Воспоминаний»:
    «Будущий отец Христофор, которого звали в миру Евгением, родился в 1905 году в селе Семеновка Липецкой губернии. Он был сыном священника, родители его были Леонид и Клавдея. С детства был воспитан, естественно, в начатках христианской веры, учений, и мать, сама дочь священника, с детства, так же, как и отец, привила ему любовь к церкви, любовь к людям и любовь к Богу.
    В семье было восемь человек, он был последним ребенком, и из его жизни известно, что родился болезненным уже тогда, с пороком сердца. Отрок Евгений учится в гимназии, потом учился в электромеханическом техникуме, который закончил, работал инженером-электриком на различных предприятиях страны. Во время войны не был призван в армию по состоянию здоровья, работал на оборонных предприятиях страны.
    В 1947-ом он был рукоположен во Всехсвятском соборе города Тулы в дьяконы, через год его рукоположили в священники.
    С 1958-го, после пострижения его в монашество с именем Евлогий, начинает нести послушания и служить в храмах города Тулы.
    Батюшка хотя и не имел духовного образования, но постоянно самообразовывался, то есть читал постоянно те книги, которые остались от его отца, который, кстати, был репрессирован и расстрелян незадолго до войны. У других священников собирал разную духовную литературу, и без книги его никогда не видели. Один из очевидцев рассказывает о том, что у батюшки было около 14 000 книг в его личной библиотеке, которые почти все были с пометками, то есть ни одна книга прошла через его ум, сознание, не осталась без его внимания.
    Он потом поступил на заочный сектор Ленинградской духовной академии, был принят сразу на четвертый курс заочного обучения, но по своей занятости так и не закончил ее. Но рассказывают, из его жизни приводят следующие примеры его духовной находчивости, начитанности и рассудительности, которую он имел как дар от Бога.
    В беседе со многими людьми и в частности с атеистами батюшке иногда задавали каверзные вопросы: «А вот как, объясните, вы говорите, что Бог один, а у нас вер очень много».
    И батюшка отвечал: «У нас вот была тоже партия одна, а в ней тоже были и меньшевики, и большевики, но партия-то была одна».
    Приводил вот такой аргумент.
    Говорили ему: «Вы в Бога верите, а Бога никто не видел».
    И он говорил: «А ты ум свой видел?»
    Еще иногда батюшка шутил, общаясь с атеистами: «Ну что же вы нас гоните? Ведь у нас одни нравственные ценности – у вас десять заповедей, и у нас десять заповедей. А вы нас гоните».
    Однажды батюшке задали вопрос: «А почему, скажите, вас так смешно называют – «попы»?».
    Он отвечает: «Ну а что тут смешного? Это сокращенное слово от других слов – «пастырь овец православных». А вот вы мне лучше ответьте на вопрос, почему вас так смешно зовут?».
    Его спросили: «Как нас смешно зовут?»
    «Ну вот скажите, как будет «заместитель комиссара по морским делам»? Как будет сокращенно? «Замком по морде». Вот это смешно, а не «попы».
    В последние годы батюшка был очень печален, и печаль была свойственна времени. Батюшка говорил, что мир идёт не к спасению, а к скорой своей погибели.
    Когда ещё у власти был Борис Ельцин, говорил:
    «Он ничего хорошего не сделал, но и Церковь не трогает, а это главное. А после него будет молодой, тот вообще всё запутает. А потом начнётся такое, что один Бог только разберётся».
    Старец говорил, что время сейчас не для возрождения, а для спасения душ. Всё, говорил, будет делаться хитро и лукаво. Не благословлял брать электронные номера, пластиковые карты, паспорта, всё это, говорил, антихристово, ничего не благословлял, начиная с ваучеров, даже браки не благословлял.
    Говорил о падении Церкви и духовенства, что в Тульской епархии останутся истинных один-два священника, что Пимен – последний православный Патриарх (предвидя, что последующие иерархи будут всё благословлять: и номерки, и паспорта, и начертания):
    «Святейший Пимен понимал, что происходит и в Церкви, и в стране». Когда его спросили: «Ваше Святейшество, кто будет после вас?», он ответил: «Вы бы лучше спросили: что будет?». Но Пимен был одинок. В Синоде его никто не понимал, а большинство просто ненавидели».
    На вопрос: «Кто же стал после Пимена?», отец Христофор ответил: «А после него стал тот, на кого пальцем указали».
    Выбор пал на митрополита Ленинградского и Ладожского Алексия (Ридигера). Стоит отметить, что нынешний Патриарх Алексий II в день памяти Патриарха Пимена никогда не приезжает в Троице-Сергиеву Лавру к нему на могилку» (кто автор листовки не известно).
*    *    *
    В 2007-ом православной российской публики были представлены для ознакомления: книга «Жизнеописания тульского старца схиархимандрита Христофора (Евгения Леонидовича Никольского, 1905-1996)» (иеродиакон Авель (Семёнов), М., 2007), брошюра «Пророчества старца Христофора (Никольского)» (г. Смоленск, 2007), а также видеофильм «Пророчества старца Христофора (Никольского)» из серии «Соль земли» (авторы: иеродиакон Авель (Семёнов) и журналист Сергей Богданов).
    Все издания распространялись под вывеской, полученного «Благославления Преосвященнейшего Диомида, епископа Андырского и Чукотского».
    В аннотации брошюры с пророчествами старца было написано:
    «Имя тульского старца схиархимандрита Христофора (Никольского Евгения Леонидовича, 1905-1996) малоизвестно. О нём рекламных роликов не делали, персонально ни президенты, ни Патриархи во всеуслышание не поздравляли, его юбилеи дальше Тулы не распространялись, потому что сам старец был смирен и невидим.
    Не смотря на это, многие туляки с благоговением хранят память о батюшке, ибо для советского атеистического времени он был светильником. Однако немногие духовные дети старца знают его и с другой стороны. Батюшка был не только духовником, он был провидцем и пророком. Он задолго до развала Союза предупреждал об этом. «Соберутся, – говорил, – то ли в роще, то ли в пуще, и не будет Союза». Старец даже называл и дату: декабрь 1991 года.
    Почему сегодня журналисты молчат о пророчествах схиархимандрита Христофора?
    Причина очевидна. Пророчества старца не укладываются ни в «Русскую доктрину» РПЦ МП, ни в стратегию Кремля.
    Так о чём же предрекал и предостерегал нас тульский старец?».
*    *    *
    После выхода в свет данные издания получили широкий резонанс в кругах религиозной публики и горячо обсуждались в интернете на православных форумах.
    Представители Тульской и Белевской епархий подвергли их критике, опубликовав на своём официальном сайте статью-разоблачение «Осторожно: псевдоправославная книга «Схиархимандрит Христофор» (автор священник Василий Иванов):
    «На днях мне попала в руки свежеизданная книга «Жизнеописания тульского старца схиархимандрита Христофора (Евгения Леонидовича Никольского, 1905-1996)» (М., 2007), впечатлениями от прочтения которой я и хочу с вами поделиться. Книжка содержит всего две главы – «Жизнеописание» и «Штрихи к духовному портрету», в которые автор, иеродиакон Авель (Семенов), и уместил все то, по его мнению, душеполезное и назидательное, что он желал донести до читателя.
    В «Жизнеописании» перед нами предстает фигура благочестивого сына заслуженного протоиерея, пострадавшего в годы сталинских репрессий, который, несмотря на все тяжкие обстоятельства жизни верующих людей в советские годы, также избрал для себя стезю церковного служения, принял священство и, впоследствии, монашество и до самой старости самоотверженно трудился на ниве служения Богу и ближним. Вехи жизни отца Христофора позволяют говорить о том, что всю свою жизнь он старался отдать на благо своих прихожан и ставшей для него родной Тульской епархии, однако при чтении «Жизнеописания» не покидает чувство сожаления, что составлено оно весьма неудачно, несвязно, изобилует нелогичностями и написано в духе некоторой экзальтации «старцеискания».
    С первых же двух страниц книги, ещё прежде изложения собственно жизнеописания, читателя ошарашивают целым потоком фраз и оборотов типа «благодати не может быть меры», «что нам может помочь увидеть душу великих старцев», «надмирность, как печать, лежавшая на всей его жизни», «то, что скрывается за горизонтами этой грешной земли» (стр. 4-5) и тому подобными, весьма неуклюже, будто с чужих слов, нанизанными друг на друга и в силу неестественности и отсутствия простоты и искренности производящими гнетущее впечатление какой-то нестройной внутренней напряженности и беспокойства.
    Уже на четвертой странице «Жизнеописания» встречается первое из длинной череды крайне неудачных выражений, которые не только и не столько режут глаз при чтении, сколько вызывают сомнения в том, что автор серьезно и внимательно относился к тому, что писал и, таким образом, как бы вкладывал в уста почившего отца архимандрита, который уже не сможет открыть их в свою защиту:
    «Он даже любимого кота приучал к молитве: когда кот вовремя приходил на молитву, батюшка давал ему немного валерианочки, а когда опаздывал – не давал» (стр. 7).
    Далее по ходу чтения встречаются, например, следующие пассажи: по словам автора, в возрасте менее 35 лет Евгений получил «дар пророчества» (стр. 8), но при этом «… прежде, чем найти хоть какие-то свидетельства об отце, батюшка Христофор долго молился и долго его искал, всё время крестя на четыре стороны, призывая на свои поиски силу Божию» (стр. 16).
    «Батюшка не имел духовного образования, да и то, чему учили до революции по Закону Божию в сельской школе и в Лебедяни, подзабыл. Недостаток систематических знаний по различным областям пастырской жизни остро ощущался, и потому духовное образование было необходимо» (стр. 27).
    И далее через один абзац: «Один раб Божий говорил, что в его библиотеке было до 14 тысяч книг и все с пометками. Так ли это или нет, но книг у Батюшки действительно было много» (стр. 27).
    «Чудотворный источник в Колюпаново исцеляет от многих болезней. Батюшка всем говорил, чтобы приезжали к блж. Евфросинии:
    «Водичка там будет до последнего дня. Даже когда будет антихрист и вода иссохнет везде, в Колюпаново вода не пропадет» (стр. 40).
    Видимо, чувствуя всю общую несуразность своей первой главы, автор пишет следующее оригинальное «объяснение»:
    «Воспоминания чад батюшки во многом уникальны, иногда неправдоподобны, а часто носят и мистический характер. Приводимые во множестве сны, видения и откровения свидетельствуют не о прельщенности человека, ибо они исходят не от одного, а от многих десятков различных людей, а свидетельствуют о божественном дерзновении самого отца Христофора» (стр. 9-10).
    Не совсем понятна логика этих слов, однако как бы невольно данная самим автором оценка первой части его «творения» не может не обратить на себя внимания по своей – увы – внутренней точности.
    Перейдя ко второй главе – «Штрихи к духовному портрету», читатель пару первых страниц еще внимает в целом тому, что он и ожидал найти в описании духовного пути великого молитвенника и подвижника, образ которого изо всех сил, пусть и весьма неумело и соблазнительно, рисовал на протяжении первых сорока страниц автор. Запростецкий стиль изложения с регулярными довольно бессвязными перескакиваниями с изложения духовных вопросов на бытовые, если не сказать обывательские, рассуждения, характерный для автора, выглядит здесь особенно неуместным, однако уже на третьей странице «Штрихов» автор влагает в уста отца архимандрита ересь царебожничества, по сравнению с чем всё сказанное выше просто бледнеет.
    Вот цитата: «И батюшка призывал молиться за родителей, каяться за них, за весь свой род, потому что у многих в поколении родные или родственники были против царя или были причастны к его убийству. Кто… разрушал храмы – каяться, ибо все это является также соучастием в цареубийстве… Батюшка говорил, что царь со своими непорочными чадами пострадал за нас, омыл Россию своей кровью, искупил нас… Общая мысль его была та, что искупление России будет через царя» (стр. 49)
    Не считая посылки о царе – искупителе, одной из главных основ царебожничества, здесь поразительна мысль, что разрушители храмов – не более чем преступники против царя.
    Далее, впрочем, повествование на некоторое время возвращается к привычной уже смеси наивно преподносимых азбучных «духовных истин» и бессодержательных в целом отступлений различного характера, производящей впечатление сумбура и непоследовательности, в которой продолжающиеся несуразности смотрятся, увы, уже вполне естественно.
    Вот, например, что, по словам автора, происходило, когда скоропостижно умерла келейница отца Христофора:
    «… батюшка за нее сильно переживал… постоянно своим чадам наказывал её поминать и на могилку везти сочные фрукты.
    «Покойники, – говорил батюшка, – любят сочное»» (стр. 58) .
    «Сначала, до сорокового дня, она явилась Марии Яковлевне во сне раздетая, без монашеского одеяния, с куском мяса.
    Батюшка говорит:
    «В аду. Давай молиться, Марья Яковлевна».
    Они молились, и батюшка целый год ходил после двенадцати ночи вокруг дома с кадилом» (стр. 59).
    На протяжении этих 20 страниц то и дело встречаются рассуждения на различные политические темы, явно принадлежащие или перу автора книги, или же чадам отца Христофора и изложенные с гораздо большим искусством, чем перемежающие их попытки наставлений о предметах духовных, а к 67-68 страницам весь строй повествования сбивается на «предсказания» и «обличения» типа:
    «Придет к власти молодой, меченый, а на нем цифра «666», и пойдет все… неразбериха, путаница. Вот с него всё и начнётся» (стр. 69).
    «… страна рассыпается, её разворовывают, так что будут править одни масоны и навяжут экуменизм» (стр. 72).
    «… если бы он (патриарх Алексий II) обличал всех ограбивших Россию стервятников, начиная от президентов и кончая всякими там гайдарами, черномырдинами, березовскими и прочими плутами и шутами российской трагикомедии …» (стр. 86) – последнее в качестве завершения фразы: «Если бы Патриарх примером своим показал истинное Христово нестяжание, неотмирность, молитвенность».
    Впрочем, такой поворот повествования оказывается только переходом к «откровениям», которые вызывают уже не просто недоумение.
    Вот что, например, вещает от лица отца Христофора вперемежку со своими смутными политическими воззрениями автор:
    «Предстоящий развал Союза батюшка воспринимал с печалью. Наравне с грядущей свободой и возрождением церковной жизни он видел и другие стороны демократии, отрицательные…
    Батюшка так и говорил:
    «Будет время, настанет свобода, и вы увидите, что это такое. Разбежится стадо, если оно будет свободно» (...)»  (стр. 70-71).
    Удивительные заявления той же фантастической логики:
    «… однажды заходит он в храм (была какая-то праздничная служба, народу очень много). Сопровождавшие его увидели такое огромное количество молящихся и говорят батюшке: «Батюшка, посмотрите, как много народа!».
    А отец Иероним окинул взором храм и вздохнул:
    «Да, и все предадут Господа».
    «А кто же не предаст?» – удивились ничего не понимающие чада.
    «А тот, – отвечает, – кто ещё в храм не ходит» (стр. 77).
    Примеры такого хода мысли встречаются в книжке и в других местах (стр. 78, 85).
    После таких пассажей переход к теме близкого Апокалипсиса с подробным изложением всех «страшилок» современных псевдоправославных течений – о трех шестерках, паспортах, ИНН и всех вообще «номерах», штрих-кодах и т.п. – уже является, увы, полностью предсказуемым. Нет смысла пересказывать однотипное пережевывание автором одних и тех же бессмысленно-панических фраз, построенных вокруг понятий «антихрист», «глобализация», «апокалипсис», «сети» и выражающих, пожалуй, единственную отчаянно-безысходную мысль: «Всё, конец. Все погибло».
    Можно лишь обратить внимание на некоторые особенно «оригинальные» мысли:
    «Он говорил, что антихрист уже не за горами, и даже не за плечами, а на носу. Апокалипсис уже близко, говорил, что сейчас надо думать не о продолжении рода человеческого, а о спасении душ – и за редким исключением не благословлял браки» (стр. 71, то же стр. 78).
    «Предупреждал, чтобы никаких прививок не делали. В последнее время никаким врачам нельзя доверять, так как они будут очень хитро подходить и могут под кожу ввести эти чипы» (стр. 73).
    «Батюшка говорил, что его (антихриста) печать будет ставиться только тем, кто не имеет печати Божией, ведь нас, например, когда помазывают, то это крестное помазание проходит внутрь, оно остается там, в глубине головы (в сознании)» (стр. 74).
    Особенно важно отметить, что такой вектор «духовности» автора имеет свое теоретическое обоснование, изложенное в книге.
    Вот что пишет иеродиакон Авель (Семёнов):
    «Батюшка говорил, что в распознавании козней лукаваго сейчас сосредоточено всё существо нашего спасения. Это является особенностью нашего времени. Все наши добрые дела, монашеские обеты, келейные правила, молитва, милостыня, хождение в храм, богослужения, причастие святых Христовых Таин – всё это обезсмыслится, если мы не распознаем действия льсти. Поэтому сохранение трезвенного ума и здравого рассуждения он считал высшей добродетелью» (стр. 73).
    После этих слов все недоумения относительно того, как в человеке столь чудовищно может исказиться вся система духовных координат, так что его внимание сосредоточено не на Христе, а на антихристе, место страха о своих грехах – страха Божия – занимает страх перед «глобализацией» и антихристом, а место покаяния – пристальнейшее внимание к окружающим, к политике и ненависть «ко всем этим генсекам, президентам и олигархам», рассеиваются.
    Ясно, что если с ног на голову перевернуть весь порядок духовной жизни, то результат будет самым плачевным. Как известно, все святые Отцы единогласно сходятся во мнении, что добродетель рассуждения является высшей добродетелью в том смысле, что она представляет собой Божий дар естественной чистоты и вышеестественной божественной облагодатствованности ума тому, кто преуспел в стяжании и хранении всех прочих добродетелей, так что «трезвенный ум и здравое рассуждение» возможны лишь в конце духовного пути и только и единственно как результат делания заповедей, в то время как еще только борющийся со своими страстями имеет поврежденный ум и испорченное рассуждение, к которым он должен относиться с великой опаской, а в идеальном случае (монашеский путь) – и вообще полностью отвергнуть.
    Нам же предлагается прямо противоположное – поставить наш ум – в его нынешнем плачевном состоянии – на первое, главенствующее место в духовной жизни, и смысл этой жизни заключить не в хранении заповедей, а в работе этого самого ума – в «распознавании действия льсти», в том, чтобы «… правильно всё оценивать…» (стр. 73).
    Нет ничего удивительного в том, что вся глава о духовном облике отца Христофора является малосвязным ворохом самых разнородных умствований самого автора брошюры – иеродиакона Авеля, изрядная часть которых представляет собой не что иное, как осуждение тех или иных людей – естественное следствие постоянной «оценки всего».
    Вот показательнейший пример хода его мысли в этом отношении:
    «Конечно, с самого начала перестройку надо было бы обличать, не принимая никаких подачек и наград от властей и от врагов Христа…
    Надо было бы сразу всех тех, кто безстыдно разворовывает Россию, предать вечному проклятию…
    Однако, потекло все по-другому. Церковь заговорила, но об ином. Во главу угла были поставлены внутренние вопросы: возрождение, борьба с модернизмом, духовная жизнь, а на все внешнее было наложено табу» (стр. 85).
    Сосредоточение внимания Церкви на духовных вопросах и отказ от активной политической борьбы за материальное благосостояние страны вменяется ей в вину!
    Наибольшее же сожаление вызывает то обстоятельство – впрочем, также вполне естественно вытекающее из всей логики книжки – что автор скоро приходит к однозначному выводу о безблагодатности Русской Православной Церкви вообще, и практически всех иерархов и священников в частности. Нет никакого желания сколько-нибудь подробно цитировать подобного рода кощунственные высказывания иеродиакона Авеля, которыми буквально напичкано всё окончание книжки (стр. 76, 80, 81, 83, 84 и далее).
    Достаточно привести следующие его заявления:
    «Церковь … превратилась в «вавилонскую блудницу» (…)» (стр. 92).
    «… иерархия и духовенство во главе предательства России» (там же).
    Завершается же брошюра уже совершенно фантасмагорическими картинами грядущих в самом ближайшем будущем бедствий – «страшного голода», засухи, наводнения, Третьей мировой войны, наступления Китая, трех эшелонов со «спасающимися», из которых спасутся только из первого эшелона и т.п., причём здесь в представлениях автора царит такой хаос, что он сам откровенно признается, что:
    «Из всех «Воспоминаний» чад батюшки невозможно определить последовательность будущих событий: гонения, голод, война, пришествие антихриста, или война, голод, гонения, а потом уже антихрист. Одно точно: всё это будет и это может повторяться» (стр. 97).
    Очевидно, за прошедшие две тысячи лет со времени написания святым Иоанном Богословом своего «Откровения» одного антихриста уже оказывается мало, так что следует готовиться к приходу нескольких.
    Смущаться же тем, что у апостола Иоанна речь идёт только об одном, конечно, не следует, ведь: «… в одном из посмертных своих видений отец Христофор показал, что все пророчества упраздняются, и всё, что предсказывали о будущем России и мира святые Серафим Саровский, Лаврентий Черниговский, Кукша Одесский, Матрона Московская и многие другие, не произойдет» (стр. 97).
    Финал безрадостный, но вполне закономерный и предсказуемый.
    В заключение следует отметить, что многие абзацы и отдельные фразы этой последней части брошюры почти дословно повторяют соответствующие места печально известной книжки про «старца Антония», не так давно имевшей немалую популярность в среде околоцерковного народа. Невооруженным глазом прослеживаются и другие, также почти дословные параллели, например, отрицание компьютеров и техники вообще: «… про электричество и телефон говорил, что они не от Бога…» (стр. 55, то же 74).
     «Много ли из них (архиерев и священников) против номеров, паспортов, всего электронного?» (стр. 80), городского образа жизни: «Про квартиры батюшка говорил, что это живые гробы, что чуть не заживо гнить будут в них, и еще с 70-х годов благословлял приобретать домики с земелькой, потому что будет голод и земелька тогда прокормит» (стр. 81), наставления о необходимости запасаться всем необходимым, чтобы пережить «страшные времена»: «… батюшка благословлял запасаться свечами, маслом лампадным, крестиками, крещенской водой, просфорами, антидором» (стр. 95).
    Вполне очевидна и цель издания такого рода книг – внесение смут и раздоров в среду верующих, отторжение их от Церкви путём внушения мыслей о безблагодатности священства и архиереев, искажение представлений о принципах духовной жизни и жизни в окружающем мире, нагнетание настроений паники и уныния, попытки втянуть верующих в политику в форме участия в оппозиционно-анархических течениях, одним словом – борьба против Церкви изнутри самой Церкви. Горестное само по себе явление, которое тем более неприятно и опасно, что прикрывается оно в данном случае именем уважаемых священников, обряжаясь, таким образом, в овечью шкуру.
    Будем молить Бога, чтобы подобного рода полуанонимные [1] пропагандистские материалы принесли как можно меньше вреда нашей Церкви, а со своей стороны постараемся предупредить и оградить тех, кого можем, от яда таких лукавых книг и брошюр.

    (Примечание.
    [1]. В книге «Жизнеописания тульского старца схиархимандрита Христофора (Евгения Леонидовича Никольского, 1905-1996)» отсутствуют какие-либо данные об издателе и вообще людях, отвечавших за подготовку издания, стоят только данные типографии (также обстояло дело и с книгами о мифическом «старце Антонии», печатавшимися в Ингушетии). Правда, на обороте титульного листа помещено указание, что книга издана по благословению Преосвященнейшего Диомида, епископа Анадырского и Чукотского. Действительно ли епископ Диомид дал на это издание свое благословение, или же его именем прикрылись анонимные издатели или автор, неизвестно.)».
*    *    *
    Действительно, здесь хочется согласиться с мнением представителей Тульской и Белевской епархий, ибо ознакомившись с брошюрой «Пророчества старца Христофора (Никольского)» (г. Смоленск, 2007) можно сделать те же самые замечания:
    Во-первых, отсутствуют какие-либо данные об издателе и вообще людях, отвечавших за подготовку издания, стоят только данные типографии.
    Во-вторых, если сравнить «пророчества» старца Христофора (Никольского) с «пророчествами» блаженной Пелагии (П.А. Лобачёва, 1890-1966) из альманаха «Жизнь вечная» № 18 за 1996 год и мистического, никогда в реальной жизни не существовавшего, старца Антония из книги «Духовные беседы и наставления старца Антония» за 2004 год, то можно найти очень много схожих сюжетов.
    В-третьих, из брошюры следует, что сам автор (иеродиакон Авель (Семёнов)) со старцем Христофором (Никольским) знаком не был, а все озвученные им так называемые «пророчества» узнал от почитателей старца.
    Как правильно было сказано на официальном сайте Тульской и Белевской епархий в 2007-ом году:
    «Чувствуя несуразность многих пророчеств, сам автор в брошюре, как и в книге, даёт им следующее «объяснение»:
    «Воспоминания чад батюшки во многом уникальны, иногда неправдоподобны, а часто носят и мистический характер. Приводимые во множестве видения и откровения свидетельствуют не о прельщенности человека, ибо они исходят не от одного, а от многих десятков различных людей, а свидетельствуют о божественном дерзновении самого отца Христофора»…» (стр. 2).
    Данное объяснение иеродиакона серьёзно воспринимать нельзя, так как оно свидетельствует о некоторой экзальтации «старцеискания» самого автора и о плагиате. Если иеродиакон Авель (Семёнов) сам прекрасно понимает, что многие «воспоминания чад батюшки неправдоподобны и часто носят мистический характер», так зачем эти «неправдоподобные мистические нелогичности» публиковать в брошюре, и почему вдруг эта явная ложь мистификаторов пророчеств «свидетельствует о божественном дерзновении самого отца Христофора»?
    Увлёкшись, как правильно было сказано идеей: «отторжения части верующих от Церкви путём внушения мыслей о безблагодатности священства и архиереев», иеродиакон Авель (Семёнов) очень ярко показал, что имеет абсолютно превратное понятие о том, что означает на монашеском языке слово – старец.
    Согласно ему, старец – это нечто вроде экстрасенса, крепко стоящего на Христианской Православной доктрине, который получает от Бога в режиме он-лайн сногсшибательные откровения, причем исключительно на тему геополитического будущего России, и исключительно лестные и приятные для «патриотического слуха».
    Между тем старец – это просто старший инок в духовной жизни монастыря, духовный руководитель, наделённый даром духовного рассуждения, к которому идут за духовным советом, как монахи, так и миряне. Дар духовного рассуждения – это вовсе не дар изрекать пророчества о будущем России в оптимистическом духе и в полном противоречии с апостольскими пророчествами.
    Другими словами, «старец» в монашеском православном понимании – это наставник в деле спасения души, а не ярмарочный предсказатель на темы современной геополитики. И уж во всяком случае, ни один настоящий старец никогда не будет учить, и изрекать прорицания в противоречии со Святым Писанием.
    Всё это вызывает очень большие сомнения в том, что старец Христофор (Никольский) обладал даром пророчества. Скорее всего, автор брошюры иеродиакон Авель (Семёнов) сам написал все эти «пророчества» и опубликовал их от имени почившего архимандрита, который уже не сможет ничего сказать в свою защиту и обличить фальсификаторов пророчеств, которые использовали его честное имя для искажения представлений об Отечественной истории пророчеств.
*    *    *
ДТН.


Рецензии
Я какие-то не про конец света, я думаю мы не понимаем что такой конец света, тьма это тоже свет. Больше вопрос а что такой конец света? Я думаю что у всех конфесси есть свое прекрасное у всех есть своя правда.
http://labarum-book.ru/products/shiarhimandrit-hristofor-tulskij-ierodiakon-avel-semenov

Алексей Карлов   07.10.2020 15:45     Заявить о нарушении