Книга 2. Легенда о падающей Бальтире. Гл. 3 - 4

Глава 3. Генеалогическое древо. 




      Дом Согласия возвышался на побережье океана в том месте, где когда-то приземлился космический корабль - золотой шар, из которого на Сорэму спустились мужчина, женщина и ребёнок. Грандиозное здание - стометровая белоснежная сфера на берегу океана - было построено как благодарная память об этом событии. Но не только. Дворец стал символом новой Истории Сорэмы - эпохи Согласия её Народа с миром, со своей совестью и с самим собой.

     У истоков благородной попытки объединить народы, языки и нравы был и Шер Грэм-великий. Один из тех выдающихся учёных, кто триста с лишним лет назад во всеуслышание заявил, что если мировая война всё-таки случится, она станет последней для всех враждовавших между собой сторон.

    У Великого Грэма, знаменитого учёного и основателя династии Шер, было два сына: Грэм и Сабори, о чём в книге регистрации новорождённых была сделана соответствующая запись.  Наличие родословного дерева предполагается у каждой семьи. Но лишь генеалогическое древо династии Шер, выточенное из чёрного гранита с листьями из малахита, зелёного камня с красивым рисунком, установленное в Доме Согласия почти сто лет назад, было связано не только с фамилией Шер. Древо жизни, воздвигнутое как памятник, имело значение для всех жителей планеты.
    Укреплённое  на белой мраморной глыбе каменное растение не выглядело ветвистым. Ветвь Сабори, младшего сына Великого Грэма,"пресеклась" ещё в прошлом столетии. Тогда как родовая ветвь Грэма-первого, вся в листьях по числу рождённых в роде сыновей, протянулась аж до Грэма-десятого. 
    Того самого, кто продолжал сидеть на террасе своей загородной виллы  и с задумчивым видом вспоминал своих предков и то далёкое время, когда на Сорэму опустился космический корабль: "Крэйндар жил среди нас. Его присутствие среди нас отразилось на всей сорэмской культуре. Наш звёздный друг открыл нам дорогу в космос, и он же был тесно связан с академиком  Шер Сабори, последним из рода Сабори".

     Отказавшись от чашечки ароматного кофе, которую принесла ему внимательная горничная, Грэм пересел на парапет и свесил ноги. Головокружительный обрыв мужчину не смущал. Лазурное море настраивало на размышления.

      Академик Сабори скончался в преклонном возрасте, не оставив потомства. Видимо, у него были свои соображения на этот счёт. Необычная для непосвященных судьба. Возможно, роковой жребий... С Крэйндаром его связывало не только желание звёздного гостя поделиться знаниями своей продвинутой Цивилизации, а ещё возникшая между ними настоящая мужская дружба, казалось бы невозможная между разумными существами из разных Галактик. Сабори стал проводником его мыслей, реализатором его идей, которые вдохновили жителей планеты на созидание. Особенно активно проявило себя молодое поколение, включившееся в процесс обновления жёстко и рьяно.
     Когда Крэйндар покинул Сорэму, культурные ценности молодого поколения  разительно отличались от тех, что были до визита Пришельцев. Дети и родители воспринимали друг друга как представителей совершенно чужой культуры, взглядов и мировоззрения. Произошёл чуть ли не полный разрыв поколений. Лишь благодаря личному мужеству и самоотверженности академика Сабори, "новые" сорэмяне переориентировали своё сознание с борьбы на единение и при этом нашли свой личный, оптимальный жизненный путь.
     Изменения в жизни планеты были столь существенны, что после кончины академика  на всемирном форуме было принято решение изменить летоисчисление и провозгласить начало новой эпохи Согласия, увековечив таким образом его имя навсегда.

      На родовом дереве династии Шер в парадном зале Дома Согласия последний Шер Сабори был отмечен ярким рубиновым сердцем. Каждый час оно ярко вспыхивало, освещая всё внутреннее пространство алыми бликами. Усечённая ветвь рода Сабори обрела законченный вид. Невольный разрыв поколений преобразовался в единение Народа.

      - Последний из рода Сабори умер, а его рубиновое сердце продолжает освещать путь впереди идущим. Как романтично. - Подумал Грэй-десятый, возвращаясь в кресло.
      
       На столе его ожидала очередная порция горячего кофе. Грэм улыбнулся. Он - живой символ новой эпохи. Единственный продолжатель рода Великого Грэма отлично сознавал свою ответственность перед династией и знал, чего ждал от него Народ - наследника!




     Глава 4. Сакральное число.

   

     Сорэма находилось в преддверии грандиозного праздника: столетие новой эры, значимое  для всех сорэмян событие. Власть подписала Указ, что торжество, к радости всех жителей планеты, продлится неделю. А Грэму  в кулуарах какой-то важный чиновник с улыбкой намекнул, что если в его семье в эти дни случится пополнение, народное гуляние затянется ещё на неделю.
     Растроганный Грэм в шутку предупредил, что в его семье веселье продлится месяц. Уединиться на собственной вилле, а лучше на двугорбом острове, если удастся забронировать его на весь месяц. Грэм собирался провести эти дни только с близкими.

      
      Время двигалось к обеду. Сорокапятилетний  академик Грэм-десятый ждал Пресс-секретаря Верховного Совета Сорэмы - политика, профессионала высокого класса, курировавшего предстоящее важное мероприятие на самом высоком уровне, и, к тому же, своего близкого приятеля. Поболтает с ним о личном. Рэдгард, как обычно, задерживался. Шер Грэм, как обычно, ничего против не имел. Легко вскочив, академик допрыгал до дальней стороны террасы и, сменив ногу, вернулся в кресло. Всё под добродушную улыбку Намуса - старого слуги и "верной няньки". Уточнив, ждать ли Рэдгарда к обеду, или накрывать на стол без него, старик с достоинством удалился.

      
      Народ ждал наследника? Определённо Грэма-десятого потянуло на воспоминания. Можно подумать, что он, тогда ещё студент, когда-нибудь был против! Ни в коем случае. Дело-то несложное и приятное, особенно, когда занимаешься им вместе с обворожительной соучастницей этого священнодействия. Грэма вдохновляли только такие, красивые. Других он в упор не замечал. Ещё здравствующий тогда Грэм-девятый и его супруга Креси были бы рады понянчить внука. Но...было обстоятельство, которое вслух особенно не обсуждали, хотя все знали, что такое возможно, и впредь может продолжаться.

      Генеалогическое ведомство, ведущее летопись династии Шер, отметило закономерность, известную теперь всем. Великий Грэм и все последующие Грэмы становились отцами своего единственного ребёнка мужского пола в возрасте 45-ти лет. Матери младенцев были моложе своих мужей на двадцать лет. Все дети отличались красотой и смекалкой. Что касается Грэма-десятого, он был не просто гением, а символической фигурой, избранность которой не подвергалась сомнению.
       Ещё двести лет назад помозговав и посудачив между собою, служащие упомянутого ведомства сошлись на том, что в этом постоянстве скрыт сокровенный смысл. Наверняка сакральное число 45 играло в судьбе фамилии Шер какую-то особенную роль, свято хранимую ими от посторонних. С подачи дотошных чинуш, эта мысль приобрела фундаментальную значимость. Число 45 в семье Шер считалось сакральным.

      В студенческие годы Грэм-десятый не вчитывался в страницы красиво оформленной книги генеалогического древа своего рода. Сакральное число могло рассмешить его, не более. Он мило менял влюблявшихся в него подружек, обещая каждой, что если та вдруг сделает его отцом раньше назначенного судьбой срока - он будет счастлив. Однако при всём желании его осчастливить и стать законной мамашей будущего наследника династии Грэма-одиннадцатого, все миленькие соискательницы терпели неудачу. Грэм добродушно посмеивался, пока на его горизонте не появилась Либель - невообразимо интригующее, загадочное создание. Грэм был сражён. Расплывчатое желание стать отцом несколько раньше, оформилось в конкретную цель: никогда с этой девушкой не расставаться. Грэм хотел только одного - удержать  её рядом с собой, несмотря на то, что это будет трудновато.

     По девушке сохла вся институтская мужская "поросль", считавшая себя достойной её внимания. Хотя, если объективно, на её благосклонность мог рассчитывать разве что Крон, уже остепенённый. Важный и в очках. Его студенческая кличка "профессор" со временем станет его официальной должностью. Крон был старше Либель на 5 лет. Достаточно привлекательный юноша, который, тем не менее, с Грэмом-десятым и близко не стоял. Но...


     Грэм учился на втором курсе престижного ВУЗа, когда в студенческой столовке столкнулся с Либель и даже пропустил очередь на раздаче. Она здесь впервые. Такую нельзя ни заметить, ни забыть и, тем более, упустить. Грэм попытался узнать про неё всё, не отходя от кассы. Сосед по столику уже успел это выяснить. Приезжая, из какого-то маленького городка.  Живёт в общежитии для аспирантов с подругой. Аспирантка кафедры теоретической физики, первый год обучения. "Мы для неё недоумки и козлы". "Ну, это как сказать" - подумал Грэм. Ему было семнадцать, Либель - двадцать два. Вряд ли девушка обратила внимание на второкурсника. Или всё-таки обратила?

     Через год они снова столкнулись вплотную. И где же? У своего научного руководителя. Показав прекрасные знания по всем предметам, Грэм без лишней волокиты пристроился на кафедре теоретической физики аспирантом. Не без содействия своего отца Грэма-девятого, известного учёного и политика из династии Шер.Хотя, если ума нет, никакая протекция не поможет. Правда, чего другого, а вот ума у Грэма-десятого было предостаточно. Защитились Либель и Грэм одновременно на одном диссертационном заседании совета.
     В возрасте тридцати лет Грэм станет академиком, в свои сорок Либель получит звание доктора наук.


     Грэму было девятнадцать, Либель двадцать четыре. В студенческом общежитии всем миром отметили их успешную защиту. На вечеринке присутствовал Крон, ещё не потерявший надежду завоевать Либель. И тут разгорелись великие страсти. До сакральных сорока пяти лет было слишком далековато - единственный наследник великой династии не хотел ждать.



      - Скажешь, нет - прыгну!

      Оба стояли на высоком берегу. Далеко внизу шумело Лазурное море.

      - Не прыгнешь.

      - Конечно, нет. - развернувшись, Грэм бережно, но решительно опустил  Либель на зелёную траву, оказавшись сверху. Большой и сильный. - Ловко у нас получилось. Ты не пострадала?

      Его голос заметно дрожал. Сильная рука нетерпеливо заскользила вниз, спуская  шёлковую юбку. Не дав ей опомниться, он впился губами в её губы, чувствуя, как тело Либель потянулось ему навстречу. Отвечая на зов женской плоти и не скрывая страсти, он стал раздевать её, одновременно стаскивая с себя рубашку, как вдруг словно ледяная волна проскользнула между их разгорячёнными телами.
      Грэм сразу же пришёл в себя, ибо его чувства всегда контролировал разум. Отстранившись от Либель, он привёл в порядок одежду, пригладил растрепавшиеся волосы.
      
     - Ты подзабыл, что ребёнок, рождённый вне брака, принадлежит Народу. - Либель тоже села. Одёрнула юбку, разгладила блузку, поправила причёску.

     - Кто тебе сказал, что мой ребёнок будет расти сиротой?

     - Кто тебе сказал, что я хочу быть твоей то ли женой, то ли любовницей, не зная, чем обернётся ожидание?

     - А кто тебе сказал, что я не воспользуюсь своей силой?
.
     - И будешь насильником?

     - Но ты же не сдашь  меня, Либель. Ты же любишь меня. Я чувствую, как рвётся ко мне твоё тело.

     - Это всего лишь плоть, Грэм, а не мой разум. Это её естественная потребность плодиться и размножаться.

     - Так займёмся делом! Не будем спорить с природой. - Грэм снова вернул её на зелёную траву и проскользнул под блузку, чтобы стиснуть трепетную грудь. Либель не сопротивлялась. Закрыв глаза, она дала ему понять, что ей приятна эта жёсткая ласка. Однако разум выдавил из её красивого рта такие слова:

     - Милый, Грем. Делом ты займёшься только через двадцать пять лет. Это надёжно, это проверено и записано в вашей родовой летописи.

     - У тебя не возникает желания опровергнуть эту старую сказку о сакральном числе рода Шер?

     - Мне не хочется идти вопреки судьбе. Она не за нас, Грэм. Тебе нужен сын, наследник династии, которого ждёт Народ. А мне дочь. И не через двадцать пять лет, а сейчас.
   
     - Ты всё просчитала.

     - Да.


     - Уходи, Либель. Я не владею собой. Нет стой! Я всегда отвечаю за себя и готов отвечать за мир, который доверится мне. Знаешь, Либель, ты словно пришла к нам из прошлой жизни, чтобы доделать какие-то незавершённые там дела. Ладно, уходи. Ты нужна Крону.
 
     Сердечные муки Грэм пережил спокойно и мужественно, но на их свадьбу не поехал. Его свадебный подарок молодожёнам доставила сервисная служба компании "Свадьба", известная своим качественным и профессиональным обслуживанием клиентов.
 
     Либель родила дочь. Девочка появилась на свет в тот же день, когда ушёл из жизни академик Сабори. Только семдесять пять лет спустя. Совпадение? Или Либель это тоже просчитала?



***

     Грэму было двадцать, Либель - двадцать пять, Она не стала матерью наследника великой династии. Она будет его бабушкой и любовницей его отца.

   


Рецензии
Как я завидую вашим героям, Наташа! Они живут в " эпоху Согласия Народа с миром, со своей совестью и с самим собой". Будет ли такое когда-нибудь? Или это лишь только мечта? Интересно, а вот как думает сам автор? С уважением,

Элла Лякишева   07.11.2018 19:22     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.