И какой русский не был в вытрезвителе

    …   Милиционеры  били его вчетвером. Били по почкам, профессионально, не оставляя следов на теле…
 
      Ох, уж эти последние сны-видения в затухающем мозгу старого человека. Один-на-один с самим собой безо всяких  явных или скрытых привычных тормозов. Редкий эпизод-воспоминание, за который не было бы  стыдно так, что страдальчески  содрогается  оголенная суть человека.

    … А как прекрасно начинался тот последний перед отпуском его рабочий  день на заводе. Еще до обеда бухгалтерша «марь ванна»  начислила и выдала ему приличную сумму отпускных денег.

  Заветная пачка банкнот в левом кармане пиджака  весь день  приятно согревала сердце, окрыляла, придавала силы молодому телу. Какие подарки он купит маме, отцу и, конечно,  любимой девушке, Лене! Она – умница, блестяще учится в пединституте, честно  дождалась  его  из армии.

   Не без её влияния  поступил он в политех  на вечернее отделение.  Конкурс был – ого! Но  старшему сержанту,  сфотографированному у развёрнутого знамени за отличную стрельбу, награжденному памятным подарком за успехи в боевой и политической подготовке,  да ещё и члену партии, в которую он вступил в армии – зелёная улица.

   Предлагали остаться на сверхсрочную, но он вернулся домой, к родителям, в Ташкент.

   И на заводе он: без года неделя, а уже – секретарь комсомольской организации, сказалась рекомендация парторга.  И ребята его уважали,  особенно, одноклассник  Жорка-велик,  спасший его в пионерском лагере во время их купания в неположенном месте.

  Там вода канала втекала в трубу под большим напором, закручиваясь воронкой. Надо было подплыть,  поднырнуть и попасть точно в трубу, чтобы через секунды три вылететь из другого конца трубы, как ядро из пушки.  У больших мальчишек  это здорово получалось! Но они прогоняли малышей.

  В тот раз Олег с  Жоркой прибежали к трубе пораньше, сразу после физзарядки. Олег рано поднырнул, потерял направление и вода, перевернув его вниз головой, вместо трубы прижала спиной к бетонной стенке так, что он забыл, где верх, где низ, а где труба. Голый Жорка в это время уже вылез на берег, в кустах надевал сухие трусики.  Вожатый или воспитатель  враз засекут, что купался, если мокрая одежда. 

 Увидев, торчащие из воды, ноги друга, не спеша опять снял трусики, аккуратно положил на землю, осторожно спустился у стенки в воду, дотянулся до ближайшей ноги и обеими руками обхватил  за ступню.
 
  Потом Жорка, уже на берегу, тянул друга за ногу по траве до кустов, вода сама вылилась из организма Олега, откашлявшись, он вскоре  задышал нормально.

   Никогда  никому об этом они не рассказывали. И до конца жизни ничего не знали про мага Гуржиева, который в последнюю минуту выхватывал из воды захлёбывающегося своего ученика-неофита.
      
   Много раз снился Олегу, накрывающий его с головой,  водяной вал.Он отчаянно барахтался, пока однажды во сне сам не выплыл из глубины на поверхность воды.

   Этот, малоразговорчивый, Жорка удивил всех: он женился на второй день после выпускного вечера, на Ирке из их класса. Нет, это была только помолвка,  потому что обоим еще не было по восемнадцати лет. Её родители уступили  им целую комнату, совсем пустую, свежепобеленную.  Когда друзья, слегка смущаясь,  пришли поздравить молодоженов,  Жорка один был в комнате, сидел по пояс голый на полу и подшивал сапожной иглой половики,  Ирка срочно  убежала за продуктами.
          
  Сейчас Жора  уже отец,  скоро  таковым  будет дважды. Работает мастером, разговаривает медленно, внушительно, хмурит брови, как генсек.
               - Это твой первый трудовой отпуск. Надеюсь, ты не будешь ломать традицию?
               - Конечно, обмоем! Встречаемся в шесть, в «Котлованчике».

 …  Эх, не надо было так много пить в этом долбаном котлованчике!  Тесно, грязно, накурено! Забыл, что не обедал, захмелел, а потом вообще потерял над собой контроль. И Жорку накачал так, что пришлось  везти его домой. Хорошо, что такси оказалась рядом.  Представляю себе Иркину реакцию, недаром больше к себе уже не приглашали.  Брр-р!!! В который раз  мысленно посылаю им своё: - Простите…

   Не  обвиняйте  этого человека в самокопании,  не советуйте ему  обратиться к психиатру. Он уже достиг раскаленной сковородки своей совести.      Сработал спусковой крючок кода защитного  механизма  живого организма на данном уровне его сознания.  Пусть больше выгорит на этой сковородке его омерзительных поступков! Это очень тяжелая чистка.  Каждый заслуживает того, что заслужил.  И не надо роптать на Бога.  Ничего страшного.  Надо лишь сделать  для себя соответствующий вывод.  Так мало  мы знаем самих себя!

    Хуже будет, если человек и на этот раз останется глух к воплям собственной совести. Внешние формы воздействия на него будут совсем иные.

  … После долгого прощального,  сосредоточенно молчаливого, рукопожатия, как взаимного залога вечной дружбы, он с нежностью  наблюдал: его лучший друг  Жорка благополучно вылез из машины, преодолел расстояние до двери подъезда, открыл её со второй попытки и скрылся в темных недрах  панельной пятиэтажки. 
    Всё в порядке! Олег обратил свою сияющую физиономию к водителю
              -Улица Чкалова, дом пять, третий подъезд, пятый этаж, квартира сорок четыре! – Торжественно сообщил он, набычившемуся, водителю свой адрес, словно приглашал в гости. Водитель за всё время не проронил ни слова, демонстративно продолжал молчать. Машина изнутри стала как будто шире и длиннее. Предстояло ехать на другой конец города,  Олег  расслабился, задремал.

    И сразу перед ним опять возникли  широко распахнутые, страдальчески умоляющие глаза его ЛЕНЫ. ЕЙ НЕ НРАВИТСЯ ЕГО РАБОТА! Он вечно куда-то спешит, суетится, за год не прочитал ни одной книги. – Это не твоё! Ты не знаешь себя! Мне бы только достучаться  до тебя, настоящего! – При этом, своими пальчиками нежно касалась его солнечного сплетения, словно именно там был он, настоящий.

             
                - Уже приехали?..    Зачем?.. – Бормочет очнувшийся  Олег, ничего не понимая.
 Крепкая рука ухватила за воротник,  почти волоком вытягивает его из машины.  Теперь рядом с ним два милиционера.  Все дверцы такси нараспашку.  Водителя нет.

                - Проходи!
  Милиционеры  грубо толкают его к гранитным ступенькам крыльца.
За спиной  звук мотора, отъезжающего такси.
                - Я же не заплатил...

  У каждого свой путь в вытрезвитель.

…   Милиционеры-узбеки били его вчетвером. Били по почкам, профессионально, не оставляя следов на  теле своей жертвы.   Этот русский парень отказывается подписать Акт изъятия у него вещей, потому что там, видите ли, не указаны, изъятые у него  отпускные деньги.  Дурак. Здесь и не таких обламывали! 

   Для трёх  милиционеров это была привычная будничная работа. Но четвертый, самый крупный из них,с нависшим животом через ремень,.  был новичок, приехал из кишлака на заработки: срочно нужны деньги на калым для свадьбы старшего сына. На этой работе деньги сами ему в руки шли. А руки у него были загребущие, с пудовыми кулаками, он ими старался во всю силу. Сейчас перед ним был очередной подвыпивший заводской русский парень, самый не защищенный клиент вытрезвителя, которого доставил всё тот же таксист.               
     - Верните…    деньги…   
Всё тише повторял этот упрямый парень.

     - Молодой человек, подпишите! - Произнесла шокированная медсестра,  знала, такие экзекуции впоследствии скажутся на здоровье.

 
   Так сколько же прошло с тех пор лет? Ну, да, почти сорок один год. Столько воды утекло. С первой женой пришлось расстаться по инициативе третьего лица.  Карьера сразу пошла в гору: должности, деньги, авторитет. Здоровье только подкачало: то вырезают почку, то удаляют яичко, то по ложному диагнозу располосуют, словно для студенческой практики.

   Теперь он с постели встает редко. Всё что надо, у него есть под рукой, на этом столе.  Вот  последний анализ, полученный неделю назад. Он помнит его дословно. Непосвященному человеку, медицинская абракадабра ничего не говорит. В переводе на русский язык в устах врача: метастазы -  это приговор, окончательный и бесповоротный. Обжалованию не подлежит. Не тот случай. Давно исчерпаны смягчающие вину обстоятельства. Много было предупреждений, он не внял ни одному.

   Однако сам он настроен не столь пессимистично:   детям  своим  он обеспечил первоначальный капитал,  плюс свой драгоценный опыт.
 
    NB   Кто встал на путь духовного роста - назад дороги нет. Беда тому, кто на этом пути оказался случайно. Всё дело в той трубе...


Рецензии
"Кто встал на путь духовного роста - назад дороги нет. Беда тому, кто на этом пути оказался случайно. Всё дело в той трубе..."
Трудно иногда понять, случайно ты в этом месте или всё закономерно.
Дорогой Виктор, у вас лёгкая рука. :=))

Натали Гор   20.09.2019 14:39     Заявить о нарушении
Да! Всё именно так!
Благодарю Вас, многоуважаемая мною, Натали Гор!

Виктор Мотовилов   20.09.2019 17:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.