Обида

Как и любая работа, создание чего-то нового имеет свои особенности, хитрости, каноны и традиции.
Задумывались ли Вы  когда- нибудь, как пишутся рассказы?
Допустим перекипело, и уже трудно удержать внутренний порыв, и автор оказался один - на один перед белой бумагой (сейчас уместнее сказать светящимся монитором компьютера).
Очевидно, что автор при этом знает о чем писать. Как писать, по моему, никто не знает. Это получается спонтанно, с ходу, и не каждый раз завершается успехом. Как повезет.
Пожалуй, самым ответственным моментом является решение автора, после долгих колебаний, как назвать рассказ (эссе) ?.
Понятно, что после завершения рассказа, перечитав его для редактирования, можно всегда изменить название. Но за все время сочинения автор внутренне нацелен на условное название рассказа и следует по траектории этой мысли или задумки, которая была заложена им с самого начало сотворения.
То, о чем я сейчас хочу излагать, я условно обозначил "Обида".
Итак, я начинаю мой рассказ о  событиях 45-летней давности, которые меня постоянно тревожат и расстраивают.
После того, как в 21 - летнем возрасте  я с отличием окончил химический факультет Ереванского государственного университета, вскоре  понял, что я молодой и "перспективный" безработный,  без средств существования и финансовой поддержки. Поэтому стал искать более менее подходящую работу, пока появится нечто более подходящее...
Ночные дежурства в цеху по производству  полистирола для сцинтилляторов (вещества, обладающие способностью излучать свет при поглощении ионизирующего излучения) оказались весьма кстати.
Именно здесь, во время этих бессонных ночей я жадно поглощал шедевры мировой литературы (Ремарк, Саган, Превер, Гюго, Бальзак, Дюма, Золя, Флобер, Твен, Шоу, Харт, Андерсон, Сароян, Фолкнер, Труая, Хеммингуей, Драйзер, Лондон и др.), жизнеописание импрессионистов, знаменитых художников и великих...
От такого потока ошеломляющей и завораживающей по стилю и содержанию произведений я ходил "стукнутым" и восторженным, похожим  на Колумба, когда он  догадался, что открыл новый материк. Хорошо, что психика была железная, и  этот период моей жизни меня обогатил крепкими знаниями и интеллектом.
Возвращаясь в мир воспоминаний и стараясь оценить значимость тех или иных событий, анализируя их через призму логики причинно-следственных явлений и событий, я все чаще уступаю моим атеистическим воззрениям. Я начинаю  сомневаться в том, что в природе все происходит само собой, в строгом соответствии с законами природы. Что не может быть ничего фатального, предначертанного, заранее загаданного...
По стечению обстоятельств (о которых я и понятия не имею), сынок одного высокопоставленного ученого-чиновника из академии наук Армении, за два дня до назначенного срока, отказался поехать в Москву на собеседование перед поступлением в  целевую аспирантуру в одном из очень знаменитых НИИ СССР.
Мой старший брат случайно узнал, сообщил мне об этом и предложил испытать судьбу.
Когда в кабинетах академии решали как быть, выяснилось, что или я, или место пропадает.
И когда было принято решение и я через день уже должен был вылететь в Москву, вдруг всех нас охватило уныние.
А вдруг я пройду все этапы испытания, поступлю и сбудется моя заветная мечта, то как я буду жить там в Москве со своей стипендией в размере 72 рубля в месяц?
Я рано потерял родителей. Брат учился в аспирантуре и еле справлялся с проблемами своей семьи. Сестра, у которой не было своей семьи,  преподавала в школе...
Но думать было некогда, и завертелось колесо судьбы.
С первого сентября этого же года я стал аспирантом, и так начиналась история моего  научного творчества...
Рассказ мой я обозначил "Обида", и теперь мой читатель начинает нервничать, когда же начнется обида и наверно предполагает, что она - эта обида  как раз на мое нищее существование в самые яркие молодые годы моей жизни. Обида за потерянную молодость.
Спешу рассеять ваши сомнения. Молодость моя прошла также ярко и бурно, как и у всех остальных эпохи 70-ых, во времена Брежневского застоя, в атмосфере безумного увлечения и восторженного обоготворения молодежью западными чудесами музыки, товаров и одежды.
Моим единственным помощником, как сейчас говорят "спонсором", была моя сестра, которая с невероятными ухищрениями умудрялась поддержать свое существование в Ереване и мое скромное в Москве...
На последнем году моего обучения, когда я практически не выходил из общежития и упорно оформлял диссертацию, на летние каникулы ко мне в гости приехала сестра.
Нет необходимости говорить о том, как она скромно жила и накопила эти деньги, чтобы встретиться с братом и заодно, впервые, в зрелом возрасте побыть в столице страны- в Москве.
Хоть я и был очень занятым, но не мог оставить сестре одну гулять по Москве.
Было лето, уже расцвели каштаны, заработали московские фонтаны, головокружительные хиты Бабаджаняна, бурлящие ночные кафе и рестораны, высотные здания на Арбате, магазины в старинном стиле типа Елисеевского или Чай кофе в китайском стиле перед Главпочтамтом,  многолюдье на улицах и в метро вызывали смешанные чувства восторга и унижения.
Я всегда перед объектом великого творения и красоты робею и ощущаю свое ничтожество.
Может я слишком высокомерен и амбициозен, потому и унижаюсь, так как понимаю, что я такого сотворить не смогу.
Обидно до слез и унизительно, что я Богом не наделен таким талантом. И ничего собой не могу поделать.
Потому я был небольшим любителем шедевра и красоты.
Когда я впервые был в Ленинграде, насмотрелся  этой  позолоченной красоты и любовался величием малахитовых колонн и величием Александрийского Столпа, я приходил в унынье и печаль. Вскоре, это превратилось в каторгу, и я досрочно покинул Ленинград, о чем я до сих пор очень жалею...
Первый "роскошный" подарок, который сделала мне моя сестра, когда мы бродили по московским магазином, в ГУМе она мне купила проигрыватель  "Аккорд".
Первые винилные пластинки, которые мне "бесплатно" доставались, как приложение к цветному журналу "Собеседник"  были Джанни Моранди, Алла Пугачева "Посидим,  поокаем" и Высоцкий "Пропадаю"...
Думаю не ошибусь, если скажу, что в то время одной из "достопримечательностей" для любого армянина, проживающего в Москве, считался переговорный пункт на Кировской, при Главпочтампте, откуда можно было позвонить в Армению, просидев в длинной очереди среди армян и общаясь с ними на родном языке. А напротив магазин Чай , кофе в стиле китайской архитектуры с оглушительным запахом кофе, который и до сих пор в бессонные ночи преследует меня...
Я решил показать сестре эту красоту, и мы, выходя их переговорного пункта, перешли улицу и отправились в этот магазин.
К нам прилип какой-то мужчина, который суетливо волнуясь, что-то предлагал меня. Когда мы оказались на  другой стороне улицы перед входом в магазин, я остановился и поинтересовался, что ему надо.
Он предлагал мне купить гигант диск Битлов.
Я стал и замер. Как я мечтал иметь диск битлов. Но сразу отверг, прикинув, что это слишком накладно будет для сестры.
Она наблюдала за нашим разговором и видимо заметила на моем лице всю мою трагедию:- тебе предлагают то, что тебя сделает счастливым, но ты вынужден отказаться, так как это очень дорого.
- Ты очень хочешь этого?- спросила она.
- Да, конечно! Но это дорого! Не будем,- парировал я.
-А сколько стоит?
-Даже не думай. Это моя двухмесячная стипендия. И ты не миллионерша, - не очень уверенно и как бы сомневаясь сказал я.
- Ну давай, я тебе подарю. Мы всегда жили бедно. Но позволь мне сделать тебе хоть один раз от души подарок, приобрести то, чем ты мечтаешь...
Мужчина нервничал, и его лицо все покрылось потом.
Он сказал, что здесь полно милиции и это дело очень опасное, поэтому мы вошли в  арку и в темноте я рассмотрел диск. В центре пластинки эмблема фирмы "Apple"  с названиями песен Битлов на английском языке на зеленом фоне, а сама пластинка в красочной обложке с изображением  Битлов.
В темноте просмотрел качество пластинки. Без единой царапинки.
Мужчина торопил нас.
Я колебался.
Сестра, увидев мою нерешительность, проявила решительность, отдала деньги и положила диск в пакет.
Меня охватил трепет и эйфория.
Как в тумане я показал ей этот магазин, не помню, как мы ехали в электричке, о чем мы беседовали?
Я был в каком-то мире иллюзий. Как представлю, что скоро в моей комнате будут звучать мои обожаемые мелодии...
Лестницы общежитии я перешагивал по пять сразу. Вошли в комнату, открыл крышку проигрывателя, достал пластинку, установил и опустил иголочку...
 Пластинка оказалась муляжом. На ней была записана речь Ленина на каком-то съезде...
Я схватил руками свой рот, чтобы не завизжать от огорчения и горечи обиды...
Я стал перечитывать написанный мной рассказ, кое-что переделал, отредактировал.
Меня не покидало сомнение, что я не так назвал рассказ. А как ещё можно?
Потом вспомнил, как мне сейчас обидно, и  не только за то, что случилось, а за то, что впоследствии, неоднократно меняя свое место жительства, три раза начиная свою жизнь с нуля, каким -то образом эта историческая пластинка, которую я иногда с иронией прослушивал, пропала...
Как обидно. Представляю, как бы я сейчас собрал друзей на Новый год или на день рождения, рассказал эту историю и ставил бы эту пластинку.
Представляю. какой восторг бы вызвала речь великого вождя пролетариата...
Действительно обидно. Очень!

16 ноября 2016 год.
Брянск


Рецензии
Даа... так меня цыганка надула, вместо кофты шарф продав :) В те же годы... Хороший эпизод! И здорово описано!
Только я не понимаю, почему тебе не хватало аспирантской стипендии? Я 96 руб получала...))))))

Гоар Рштуни   18.11.2016 00:07     Заявить о нарушении
Ты вообще шиковала в Москве. Целых 24 рубля получал больше, чем я. При условии, что за общагу я платил кажется 5 рублей в месяц, а водка была где-то 3 рубля за бутылку. Вот и посчитай! На 8 бутылок водки больше получала. А ты говоришь почему тяжело было?
Ты хочешь сказать, что тебе из Еревана не помогали, несмотря на то, что ты получала 96 рублей стипендии?

Арарат Пашаян   18.11.2016 08:32   Заявить о нарушении