Мой брат - вампир

Одна из причин, почему я не люблю Францию XD


Мой брат – вампир, и об этом все знают. Он частый гость на балах, ни один раут не обходится без него. Вот и сегодня он собирается на какое-то мероприятие. Прижавшись щекой к дверце шкафа, я наблюдаю, как Жан собирает непослушные волосы в хвост, а затем надевает поверх белоснежной сорочки пурпуан цвета слоновой кости. Такая одежда – не прихоть и не дань моде, на светлом лучше всего видна кровь, а сегодня ее, вероятно, будет предостаточно.
- Ты опять кого-то собираешься укусить? – спрашиваю я и подхожу к брату, чтобы поправить ворот рубашки.
- Дочь графини де Шатели. – Жан поворачивается к зеркалу и удовлетворенно кивает.
- Ох, Жан! – качаю я головой. – Она еще совсем ребенок.
- Помнится, когда в прошлый раз я… имел дело с самой графиней, ты назвала меня «геронтофилом». К тому же, молодая кровь намного питательней. Жизель! – руки брата ложатся мне на плечи, в его серо-карих глазах таится страх, которого я не замечала никогда раньше. – Пойдем со мной!
- Ты же знаешь, я терпеть не могу балы.
- Прошу тебя! – повторяет Жан, сильнее сжимая мои плечи.
Я понимаю, почему он зовет меня. Сегодня полнолуние, и его вампирские повадки сильны как никогда. А мне известно как их усмирить.
- Хорошо. Что мне надеть?
Мы переходим в мою спальню, и вскоре на постели оказывается вся одежда из шифоньера. Я поочередно подношу к себе платья, но ни одно мне не кажется подходящим.
- Может быть, красное? – предлагает Жан и кивает на пышный наряд с райфроками.
Я отчаянно мотаю головой. Слишком вычурно.
- Тогда это?
Передо мной ложится нежно-персиковое платье с отложным воротничком. Оттенком оно напоминает кожу. Я буду выглядеть как привидение, если надену его.
- Знаю! – наконец восклицаю я и достаю из кучи одежды скромное черное платье, какие носят лишь камеристки.
- О нет, Жизель! Оно же вульгарное!
- Вульгарное? – я прикладываю к себе платье и смотрюсь в зеркало. Подол опускается в пол, рукава – три четверти, декольте открывает лишь шею до ключиц.
- Когда всё открыто, мужчинам нет дела, но в этом платье все будут глазеть на тебя и представлять, что под ним скрыто.
- Пусть представляют! – я сгребаю остальную одежду и убираю назад в шкаф.
- Жизель, ты что, не наденешь корсет? – строго спрашивает Жан.
- Корсеты, как и парики, это прошлый век. – Фыркаю я и кидаю в брата вуалетку. – Не подсматривай!
Качая головой, Жан удаляется из комнаты, но на пороге оборачивается и спрашивает:
- Позвать служанку?
- Не стоит. Сама справлюсь.
После того, как Жан окончательно уходит, я достаю из комода предмет одежды, который мы с Клотильдой, моей камеристкой, между собой называем лифом. Он прекрасно поддерживает грудь и не стесняет движения, как корсет. Если Жан заметит его в моем гардеробе, то призовет по мою душу Святую Инквизицию. Жан ужасно старомоден и оберегает меня от мужского внимания сверх меры. А ведь мне уже двадцать один!
Застегнув платье, я выхожу в коридор и зову брата. Он, конечно же, прятался за дверью своей комнаты, и появляется на мой зов тотчас же.
- Я готова. – Сообщаю я. – Только не знаю, как уложить волосы.
- Тебе ничего не нужно делать с волосами. – Он бережно перебирает мои светлые локоны и отводит за спину. – Ты так похожа на маму! – вздыхает Жан.
Я сжимаю кулаки и стараюсь не расплакаться от нахлынувших воспоминаний. Но Жан знает, как меня утешить. Он прикладывает к моей шее какое-то украшение. Я провожу по нему рукой. Это бархотка с кулоном.
- Звезда с черным агатом. – Поясняет Жан. – Символ нашей семьи. Чтобы ты никогда не забывала…
Брат застегивает бархотку и, отойдя на шаг, оценивающе изучает меня, точно нарисованную картину. Затем довольно кивает.
- Пойдем! – он берет меня за руку и тянет вниз по лестнице. – Нужно поторопиться, если мы хотим поспеть вовремя. Графиня де Шатели не терпит опозданий!

В замке де Шатели уже полно народу. Едва мы успеваем пройти в зал, графиня хватает Жана за руку и рассыпается в благодарностях.
- Познакомьтесь с моей сестрой Жизель. – Робко произносит он, но графине нет до меня дела. Она увлекает брата вглубь зала, чтобы представить гостям. Я успеваю услышать лишь поспешно брошенную Жаном фразу: «Поболтай пока с кем-нибудь».
Я вздыхаю. Людская суета и громкая музыка утомляют меня, поэтому я стараюсь как можно реже выезжать за пределы своего шато. Но сегодня придется потерпеть. Я осматриваю помещение в поисках лица, достойного внимания, и тотчас же его нахожу. Мужчина настолько красив, что я не в силах отвести от него взгляд. На нем темно-синий жюстокор, сидящий точно по фигуре, и короткие коричневые кюлоты. Светлые, слегка вьющиеся волосы перехвачены лентой. Вокруг незнакомца вьется стайка молоденьких девушек. Но когда он замечает мой пристальный взгляд, тотчас же забывает о них. Прищуренные глаза кажутся практически черными, а полные губы искривляются в лукавой усмешке. Не медля, мужчина направляется ко мне. Мои щеки пылают от смущения, а горло перехватывает от необъяснимого восторга, который, впрочем, длится недолго. До тех самых пор, пока мужчина в красочных деталях не начинает повествовать о том, чем бы хотел заняться со мной сегодня ночью. Я отталкиваю его руку, нахальным образом пытающуюся забраться в декольте, и бросаюсь прочь, но тут же натыкаюсь на стройную брюнетку лет тридцати. Ее янтарно-карие глаза и кулон в виде орлиной головы напоминают мне, что я уже заочно знакома с этой дамой. Жан немало рассказывал о графине де Шатели и ее бесчисленных родственниках. Эта темноволосая красотка приходится графине кузиной. Вот только как ее зовут…
Дама сама разрешает мое замешательство.
- Мое имя Шарлотта. – Представляется она. – Де Шатели, как и большинство здесь собравшихся.
- Жизель ле Вур.
- Этот мерзавец приставал к вам? – кивает она через плечо.
Моргая в недоумении, я не успеваю даже ответить. Шарлотта тем временем подхватывает меня под локоть и с упорством тянет куда-то.
- Вы сестра Жана, не правда ли? Поразительное сходство!
Мне удается избавиться от назойливой дамы, только когда появляется сам Жан. Шарлотта заискивающе улыбается и скрывается в толпе.
- Жан, я немедленно еду домой! – заявляю я, едва брат подходит достаточно близко, чтобы услышать меня. – Здесь просто какое-то сборище извращенцев. Знаешь, что предлагал мне вон тот… тип? – я взглядом указываю в конец зала, откуда нахал в синем жюстокоре смеет мне подмигивать.
- Он предлагал это не тебе одной. – Усмехается Жан.
Я смотрю на брата, не шутит ли он. Видимо, не шутит.
- Мы пока еще не можем уехать, Жизель. – Он берет меня за руку и осторожно сжимает. Его пальцы, вопреки всем предрассудкам, не холодные как камень, а очень даже теплые и податливые. – Уже скоро, но не сейчас.
- Пожалуйста, Жан! Давай ты не будешь никого ку…
- О, дорогой Жан! – к нам буквально подлетает Франциска, дочь графини де Шатели. На вид ей лет пятнадцать, но, возможно, она только выглядит младше своего возраста. Мне достается ее презрительный взгляд. Я отвечаю тем же.
- Мадемуазель Франциска! – брат склоняется в поклоне и целует девушке руку.
- Идемте же! Вас все заждались! – она пытается увести от меня Жана, но мне достает смелости оттолкнуть ее.
- Оставь в покое моего брата! – решительно заявляю я.
- Не надо, Жизель! – он мягко дотрагивается до моего плеча. – Это не займет много времени, ты знаешь. Подожди меня в карете, прошу тебя.
Я открываю рот, чтобы напомнить, что никакой кареты не существует. Мы добирались до замка на наемном экипаже, но тот укатил сразу же, как нас доставил.
- Жан, мы… - я замолкаю на полуслове, столкнувшись с умоляющим взглядом брата. – Хорошо.
На самом деле он не хочет, чтобы я покидала его. Это лишь отговорка для капризной дочери графини.
Как только они двое скрываются за узкой дверью в конце зала, ко мне подкрадывается Шарлотта де Шатели. Я даже не слышу, когда она оказывается подле меня и железной хваткой стискивает локоть.
- Мне нужно что-то знать о тебе, милочка? – спрашивает она шипящим голосом. Такой обычно бывает у древних старух.
Я мотаю головой.
- Нет.
- Жаль. – Отвечает она и ведет меня к той же двери, за которой недавно скрылись Франциска и Жан.
За нею другой мир. Темные драпировки укрывают стены и мебель. Повсюду горят сотни свечей. Люди здесь смеются в полный голос и пьют что-то из медных бокалов.
Я пытаюсь вырваться из рук Шарлотты де Шатели, но та держит крепко. Мы проходим в центр комнаты, где не так тесно, и я замечаю Жана. Он склоняется к шее юной дочери графини, и его светлые одежды уже испачканы кровью. Не менее юная камеристка в короткой юбке и с обнаженной грудью подносит нам две чаши.
- Выпей! – Шарлотта подает мне одну, а из другой начинает жадно пить. По ее подбородку течет густая темная жидкость. Как только я понимаю, что это такое, швыряю свой бокал об пол и устремляюсь к брату.
- Жан! – пытаюсь я перекричать неистовый смех присутствующих. – Жан, они все здесь пьют кровь!
На полпути меня хватают чьи-то руки. Это сама графиня де Шатели. Ее рот перепачкан кровью и искажен гримасой вожделения. Огромных трудов мне стоит увернуться от нее. Я все же оказываюсь рядом с братом.
- Жан, милый! – кричу я и расталкиваю липнущих к нему мужчин и женщин изо всех сил. Они безумны в своей жажде крови.
Когда мне удается прорваться к нему, я вижу, что не он укусил Франциску. Это она вцепилась в горло брата и рвет своими острыми, но вполне человеческими зубами.
Много лет я не делала этого, даже не помню, как давно. Теперь, похоже, настало время показать свою сущность. Я выпускаю когти и клыки. Чувствую, как глаза наливаются алым. Ради брата я готова поступиться принципами.
Одной рукой я хватаю Франциску за плечи, другой – за ее шею. Секундой позже ее голова с расширенными от недоумениями глазами катится по ковру. Дальше приходит черед графини де Шатели и ее кузины. Я располосовываю когтями их глотки, и кровь толчками начинает хлестать на пол. Не знаю, скольких я еще успеваю умертвить прежде, чем Жан ласково, почти бережно перехватывает мои руки и прижимает к себе.
- Хватит! Хватит! – шепчет он.
Ярость моментально проходит. Глаза становятся привычного серо-зеленого оттенка и наполняются слезами, когда я вижу растерзанное горло брата, его выпачканную в крови рубашку.
- Пойдем отсюда, Жизель!
Он подбирает с пола свой пурпуан и, укутав меня, выводит из замка. Мы шагаем под проливным дождем, не останавливаясь, несколько часов. Экипаж останавливать опасно.
В шато ле Вур мы задерживаемся ненадолго, ровно настолько, чтобы собрать необходимые вещи. Клотильду Жан отсылает с запиской к кому-то из своих знакомых. Нам с братом в очередной раз приходится срываться с места и пускаться в бега.

***
Туманный серый лондонский день. Я гляжу из окна на мостовую. Мальчишка в клетчатой кепке раздает на углу улицы новостные листовки. Мне очень хочется узнать, не пишут ли там об инциденте в Париже, но выходить из дома я пока опасаюсь.
Брат подходит ко мне со спины и нежно проводит по волосам, утыкается мне в шею. Несмотря на привычность происходящего, я вздрагиваю.
- Пора забыть о том, что было, Джози. – Шепотом произносит он.
Я жмурюсь от его голоса словно от ярких солнечных лучей. Мне нравится новое имя. Оно похоже на полосатый леденец на палочке, или игру бликов в пруду, или пушистое облако, которое, бывает, висит над домом ранним утром.
- Да, Джон. Я обязательно забуду. – Киваю я и поворачиваюсь к брату. – Знаешь, мне никогда не нравилась Франция.


Рецензии
Побежала читать продолжение.
Такой рассказ-виньетка. Похоже на сон.

Василиса Романенкова   05.06.2017 17:17     Заявить о нарушении
Ну да, зарисовка. Есть продолжение, которое писала на конкурс. Надо сюда выложить.

Хэльга Штефан   05.06.2017 18:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.