Про любовь, дружбу и Черногорию. Глава 9

Утром я проснулся сам. Открыв глаза, я с удовольствием понял, что не испытываю похмелья и алкогольной зависимости. Нужно было собираться на экскурсию в Сербский православный монастырь Острог. Одевшись и умывшись, я пошёл будить Эдика.
-Вставай друг, сегодня мы едем «постригаться в монахи», - сказал я заспанному Эдуарду, когда он, проснувшись, открыл мне входную дверь.
-Ну что, вылечил душевную рану? - спросил я, глядя на батарею пустых бутылок на открытом балконе.
-Ты, то чем занимался? С Татьяной «зажигал»? - недовольно ответил Эдик.
-Скорее «охмурял», тут не так всё просто. Татьяна тоже лечит душевную рану расставания с молодым человеком, но в обществе родителей.
-Во как!
-Да, не всё так просто. Таня мне нравится, и я хочу с ней встречаться.
-Ого! - сказал Эдик и внимательно посмотрел мне в глаза.
-Как это у тебя всё быстро и резко.
-Так получилось, - растеряно ответил я.
-Пошли на завтрак, а то нам ещё до обеда в автобусе трястись.
-Сейчас, приму ванну…
-Давай быстрее Эдик, кофе в ресторане попьём.
 В девять утра за нами заехал всё тот же автобус с водителем Бориславом, правда, уже, с другим  экскурсоводом.
-Добрый дэнь, мЕня зОвут ДрАган.
Представился высокий, седовласый мужчина, когда я с Эдиком занял свободные места в наполовину пустом автобусе.
-Сэгодня я буду вашим экскурсоводом. Я очень рад, что столько много жэлающих решили поехать в одну из наших Черногорских свЯтынь. В чудесный монастырь Острог. В нём хранятся мощи нашего самого почитаемого свЯтого: Василия Острожского. Монастырь находится рядом с дорогой мэжду нашей стОлицей - Подгорицей и городом Никшичем. Монастырь построен в скале на высоте тысячи метров над уровнем моря и является третэй по посэщаэмости православной святыней после Храма Гроба Господня и Горы Голгофы.
Автобус стал карабкаться по серпантину в горы. Я слушал экскурсовода и периодически думал о Тане. Действительно, всё как- то странно получается. Я ещё в мыслях не отошёл от того, что моя жена теперь стала мне почти посторонним человеком, в то же время, я уже душою нахожусь вместе с новой девушкой – Таней. Только вчера мы с Эдиком пили за свободу от супружеского «рабства», и вот я опять пытаюсь в него попасть. Вся эта ситуация походила на клятву алкоголика бросить пить с понедельника.Причём если бы я тяготел к обустройству быта или одиночеству, то такое поведение было бы логичным. Я же ни когда не испытывал проблем с уборкой квартиры, стиркой и глажкой белья.  Я мог спокойно сварить суп и приготовить еду. Отсутствие женщины в доме могло напрячь меня исключительно только в отсутствии регулярного секса, с остальным проблемами я мог спокойно справится сам. Наверное, это любовь, а почему бы и нет? Как ещё назвать то чувство, которое заставлять думать о человеке и постоянно хотеть находится с ним рядом. Какие у меня ещё могут быть причины, если я не знаю про её финансовое положение или родственные связи. Вот Эдик, после моего вопроса об отношениях с Лерой, так и сказал: «Мне надоело быть одному» и теперь пьёт вторую бутылку пива и рассеяно смотрит в окно. Но у меня всё по-другому, я только начал наслаждаться своей свободой и тут бац: «Какая удивительная девушка, я так хочу быть с ней рядом»! Бред какой-то. Чем она меня приворожила? Своей недоступностью? О чём я? Всё было получено в первый же день, и с обоюдного согласия. Вроде всё, можно успокоится, к тому же, Таня не требует продолжения и обязательств. Получился идеальный курортный роман. Все довольны и счастливы, продолжения не требуют, домой звонить не будут, ни какого осадка и обиды. Так почему же мне хочется продолжения отношений, общения и новой семьи?
-Эдик, дай глотнуть пиво, мне надо немного расслабиться.
-На, а то я грешным делом подумал, что ты решил стать трезвенником.
-Да тут станешь. Пьяного одни мысли терзают, трезвого – другие, где эта нирвана с вечным покоем и душевным спокойствием?
-Вон.
Эдик показал пальцем на скалу. Я посмотрел в указанном направлении и увидел почти на самой вершине горы, в вырубленном отверстие, построенный белый монастырь. Мы подъезжали к острогу.
С начало нас высадили на стоянке, и мы пешком прошли к небольшой церкви.
-Мы с вами находимся у ворот Нижнего монастыря, - продолжил экскурсию Драган.
-Вы можите видэть сдэсь Церковь СвЯтой Троицы. Она построена в тысяча восемьсот двадцать четвёртом году Острожским настоятелем архимандритом Иосифом, с благословения тогдашнего митрополита Черногории Петра Перврго ПЕтровича. Если кто жэлает, тот тут может поставить свэчи и нэмножко помолится. Далее мы с вами проследуем в верхний монастырь, где находятся мощи Святого Василия. Здэсь за воротами монастыря находятся микроавтобусы, в них вы за символическую плату можите проехать по дороге к самому монастырю. Но если вы считаете сЭбя настоящим половником, то этот путь вы можите пройти пэшком, напрямик, по этой горе.
-Пойдёшь? - спросил меня Эдик, видя как я, стал внимательно смотреть на поросшую деревьями гору.
-Да, я же настоящий «полковник», а ты?
-С моими, то ногами? Нет, я только на автобусе.
-Тогда помолись за меня здесь, а я пошёл.
-Молодой человек, - услышал я рядом с собой приятный женский голос.
-Можно мы пойдём с вами? Одни мы, наверное, не сможем туда подняться.
Рядом со мной стояли три одинокие женщины, в возрасте около пятидесяти лет.
-Хорошо, пойдёмте вместе, - сказал я, понимая, что теперь моё паломничество будет больше напоминать спасательную операцию.
-Меня зовут Дима.
-Оля, - сказала озвучившую ко мне просьбу самая боевая женщина. Я её назвал так потому, что на вид она была наиболее подготовлена. Оля была одета в кроссовки, брючный джинсовый костюм и бейсболку. За плечами у неё был небольшой рюкзачок, а на руки  были одеты спортивные перчатки с обрезанными пальцами.
-Лена - представилась не высокая женщина, одетая в футболку, бриджи и спортивные босоножки.
-Аня, - представилась третья женщина, своим внешним видом говоря: «Крепитесь Дима, самая большая проблема на подъёме, будет связана именно со мной» Аня была женщиной в «теле» с большой грудью, и той частью, что ниже спины. При этом она была одета в майку, пышную юбку, плетёные, открытые босоножки, а в руках  держала  женскую сумку с плетёными ручками.
-Ну, что, девушки, вперёд! - сказал я и двинулся к горе.
-Дима, а вы по горам лазили? - спросила неугомонная Оля и не дав мне ответить затараторила дальше. - Мне эти горы напоминают Крым, я там в восемьдесят пятом познакомилась со своим будущим мужем. Мы жили в палатках, еду готовили на костре, было так романтично. Дима, а вы были в Крыму?
-Нет.
-Почему?
-Не сложилось.
-Съездите обязательно! Вам там очень понравится!
-Обещаю!
Мы подошли к горе, и двинулись вверх, по поросшему травой склону, обходя небольшие деревья и кустарники. Я шёл впереди, постоянно оглядываясь и стараясь держать приемлемый темп. Первые метров двести мы преодолели без особых проблем. Оля всё так же тараторила, Лена ей поддакивала, а Аня лишь громко сопела, мучаясь лёгкой отдышкой.
Дальше подъём горы стал круче, и начались первые трудности. Приходилась одной рукой держаться за ствол, какого-нибудь дерева, а свободной рукой вытягивать девушек вверх. С Олей и Леной особых проблем не возникало, а вот Аню, с её габаритами, формами и скользкими босоножками мне удавалось тащить вверх с большим трудом. Через полчаса такого передвижения я стал уставать и сильно взмок. Оля то же стала меньше говорить и чаще дышать, Лена стала больше охать и ахать, ну а Аня стала просить больше времени на отдых. Периодически нас обгоняли группки детей, которые, то же шли в верхний храм своим ходом. Позже я спросил у Драгана, почему они не на занятиях? на что он рассказал интереснейшую вещь. Оказывается, в сентябре в черногорских школах распространены выезды детей на внеклассные занятия. Они ездят по стране, посещают святые места, отдыхают у моря, и только в октябре приступают к полноценным занятиям. Такой подход к учебному процессу вызвал у меня сильное чувство зависти и желание перенести такой опыт в Россию.
Тем временем склон горы становился всё круче и круче. Даже мне становилось  тяжело подниматься, не говоря уже про личный состав моего партизанского отряда. Первой начала сдаваться Аня.
-Оля, Лена, Дима, я больше не могу, пожалуйста, посчитайте мне пульс. У меня, по-моему, давление повысилось!
На Аню действительно было страшно смотреть. Она тяжело дышала, обливалась потом, а в её глазах появлялся страх.
-Анечка, ну постарайся, обратно дороги нет! Как мы тебя сможем спустить вниз? - утешала её Лена.
-Аня, давай я тебе помогу, у меня на Эльбрусе муж ногу сломал, я его до лагеря полдня на себе тащила.
Аня начинала страдальчески карабкаться вверх. Снизу её толкала Оля. Сверху я, держа её за руки, помогал таким образом подниматься к вершине. Через полчаса таких усилий мы, в прямом смысле, выползли на дорогу перед верхним храмом. Аня сразу плюхнулась на лавочку и попыталась отдышаться. Лена села рядом с ней, а Оля пыталась выразить мне общую благодарность.
-Дима, огромное  спасибо, на небе это вам зачтётся. Когда мы с мужем на Алтае провалились в пещеру, я тоже думала, что не сможем оттуда выбраться.
-Вам «снежный человек» помог? - тяжело дыша, спросил я.
 -Нет, что вы, нас три дня искали спасатели, хотели даже вертолёт вызывать.
-Надеюсь, вы обратно не своим ходом пойдёте?
-Нет, что вы, конечно на  автобусе.
-Ну, тогда я спокоен. С вашего позволения я пойду, - сказал я и развернувшись пошёл к стоящему рядом со входом в храм, довольному Эдику.
-Ты чем там с ними занимался? - Спросил Он, глядя на мой взъерошенный вид и полностью мокрую футболку.
-Ни слово Эдик, ни слова! Я их еле дотащил, из меня, по-моему, весь алкоголь в майку вышел.

Войдя в верхний монастырь, мы попали на просмотровую площадку, с которой открывался шикарный вид на все окрестности. Зрелище завораживало. Огромное синие небо, горы поросшие соснами,  нежно-зелёные долины и нитки дорог внушали чувство полного покоя.
В Введенский храм, где покоятся мощи Святого Василия, стояла небольшая очередь, люди приезжали сюда со всего мира, что бы прикоснуться к ним и помолится о чём-то личном. Не знаю, о чём просил Эдик, но моё желание, после посещения этого храма, сбылось.
Послушав Драгана и походив по территории монастыря, наша группа загрузилась в маленькие автобусики, съехала на просмотровую площадку, нижнего храма. Там, в небольшом ресторане, нас ждал деревенский обед.
-ДрУзья мОи, - сказал Драган, после того, как все уселись за свободными столиками. - сэгодня, я спЕшу предложить вам наше национальное блюдо. Называется оно: ягнёнок под колпаком.
Лицо Эдика сразу расплылось в довольной улыбки.
-Нэжные куски мяса, маринуют в специальных черногорских травах и тушат в пэчи в большой кастрюле под крышкой, в течение пяти часов.
Мясо получается очень нэжным и душистым. В этом вы сейчас можите сами убэдиться.
Честно сказать, баранину я не люблю, но это мясо заставило меня пересмотреть свои взгляды на этот хорошо приготовленный продукт.
После обеда, сидя в теньке, Эдик довольно спросил:
-Чем сегодня вечером будем заниматься?
-Да чем скажешь. Таня с родителями уехала на экскурсию в Хорватию, в город Дубровник, так, что я сегодня полностью в твоём распоряжении.
-Пошли сегодня прогуляемся, сувениры купим?
-Пошли, надо хоть магнитиков купить.
Всё тот же красивый автобус, с лучшим водителем Черногории -Бориславом, по петляв по горным серпантинам, вернул нас на стоянку возле нашего  отеля. На ужин мы не пошли, так как вдоволь наелись этой чудно приготовленной баранины.
Помывшись и переодевшись, я встретился с Эдиком в баре отеля.
-Ну, что Эдуард, пойдём выменивать у местных аборигенов их золото и бриллианты, на наши бусы и стёклышки?
-Скорее наоборот, мы будем покупать бусы и стёклышки.
-Но не за золото же, а за бумажки с картинками?
-Дима, поверь, в данный момент эти бумажки нам предпочтительнее.
Обогнув отель, мы вышли на шумную набережную и медленно пошли вдоль моря, внимательно рассматривая все ряды сувенирной продукции. Тут я увидел ювелирный магазин.
-Ты куда? - спросил Эдик, видя как я, решительно двинулся в его сторону.
-Ну и? - не унимался Эдик, видя, что я подошёл к витрине с кольцами.
-Так надо, Эдуард, так надо, - сказал я и стал внимательно рассматривать весь драгоценный ассортимент.
Видя мою заинтересованность, ко мне подошёл продавец, пожилой дядька с пышными усами.
-Добры дэн, што желите, перстне, минуше?
-Жениться этот идиот опять собрался, - весело сказал продавцу Эдик.
-Имачете вэнчание?
-Да, венчание, прямо здесь, кстати, кто будет свидетельница? - Продолжал веселиться Эдик.
Не обращая ни какого внимание на его шутки, я показал на понравившееся кольцо и сказал:
-Вот это, пожалуйста.
-Па треба вам вэличину?
-Ему сорок четвёртый, а мне сорок шестой, - не унимался развеселившийся Эдик.
-Хороший вопрос, - сказал я и задумался, представляя Танины пальцы.
-Давайте семнадцатый, - неуверенно выговорил я.
Продавец, открыл витрину, достал кольцо и сказал:
-Ево седомнаести.
-Сколько стоит? – сразу спросил я.
-Стотину и педесет еуро.
Прикинув, что у меня остался возвращённый мне Эдиком стольник и оставшиеся, после посещения кафе, двадцать евро, я сказал:
-Нет, дорого.
Продавец сразу сделал страдальческое лицо. Потом начал, что-то объяснять, рассказывать и в итоге сказал:
-ДОбро, сто четердесят евро.
-А сколько вообще у тебя денег, - вдруг спросил меня Эдик.
-Сто твоих евро.
-Не много. Хотя кольцо хорошее.
Кольцо было действительно красивым. Оно было сделано из «дутого» белого золота и по центру, по небольшому выступу, обсыпано бриллиантовой крошкой.
-Давай свой стольник. - Сказал мне Эдик.
-На, держи, Друже, окончательная цена, я тебе это как свидетель говорю, - сказал Эдик, забрав у меня сто евро, добавив своих тридцать и положив всю сумму на витрину.
-Мало! - грустно сказал продавец.
-Денег нэма, а кольцо – трэба, - сказал Эдик.
Поняв, что большую сумму выторговать не получится, продавец, вздыхая, что-то пробурчал по-черногорски,  взял у меня кольцо, уложил его в коробочку, упаковал и вновь вернул его мне.
-Желим вам сречу, - сказал он, слегка, улыбаясь.
-Да, да, да, зажгём за вашу доброту свечу, - сказал Эдик и вытолкал меня на улицу.
-Я офигеваю, этот человек упрекал меня, что я не те сериалы перед сном смотрю. Четыре дня знакомства и вот, полюбуйтесь, жениться собрался.
-Ну, пока не собрался, просто я хочу подарить девушке кольцо, как знак моего к ней внимания.
-Так, стоп, магнитики подождут, давай зайдём, сядем и выпьем.
-Эдик, у меня уже денег нет.
-Хорошо, я сегодня угощаю. Раз начал спонсировать, так что же останавливаться.
Мы зашли и сели в первое попавшееся кафе.
- Двести грамм рАкии и минералки. - Сказал Эдик подошедшему к нам официанту.
- А мне пиво, - скромно добавил я.
Когда, весь заказанный алкоголь разместился на нашем столике, Эдик поднял наполненную рюмку, одним глотком осушил её до дна и сказал:
-Ну, колись, что ты задумал?
-Да в принципе ни чего.
-Ай, ты только мне тут «по ушам не езди». Что произошло, о чём я не знаю?
-Эдик, всё хорошо, тут нет ни чего не обычного. Я встретил девушку, она мне понравилась, в знак моего к ней хорошего отношения я дарю ей кольцо.
-Таня, я дарю тебе это кольцо и полцарства в придачу. Завтра, когда небесная карета доставит нас в моё королевство, я покажу тебе свой замок и познакомлю со слугами. Ну, прямо Шекспир и товарищи.
Произнеся такое, несвойственное для себя, длинное предложение, Эдик налил себе новую порцию рАкии.
-Эдик послушай, вся наша жизнь -  это череда встреч и расставаний. При этом ты совершенно не знаешь  их временные рамки и последовательность. Может, я расстался с Жанкой, что бы сейчас встретить Таню. А может, это встреча просто случайное совпадение, и скоро мы снова разойдёмся как в море корабли. Я не строю длинных планов, просто в Москве хочу с ней встретится и пообщаться. Может, по возвращению домой, я всё переосмыслю, или Таня передумает со мной встречаться решив, что мы друг другу не подходим. Не забывай ещё и про родительский фактор, ты думаешь, они в восторге, видя, сколько алкоголя мы можем выпить? Не требуй от меня объяснений пойми, что я ещё сам не во всём разобрался.
-Философ, я не знаю, знаю я или не знаю, но вот тебе Таня, кольцо, - ехидно спародировал моё будущее признание Эдик.
-Да, как-то так.
-Ты разводиться-то когда собираешься?
-Вот прилечу в Москву, встречусь с Жанной Юрьевной, тогда и решим.
Темнело, на набережной включились фонари, появились весёлые и подвыпившие туристы. Из соседних кафе стала раздаваться громкая музыка, как сигнал обязательного их посещения.
-Предлагаю зайти в магазин, купить там рАкии и закуски. Потом переместимся ко мне на балкон и там продолжить вечер новых планов и воспоминаний, - сказал, допив содержимое маленького графина, Эдик.
-Пошли, только возьми мне пиво, что-то я не хочу сегодня напиваться

http://www.proza.ru/2016/11/16/2172


Рецензии