Аквариум

        Почему этот летний домик на турбазе прозвали "Аквариумом"? Очевидно, из-за того, что наружные стены в нем заменяло почти сплошное остекление: голубые переплеты рам, квадраты и прямоугольники стекол. Правда, в настоящем аквариуме невозможны щели, вода бы сразу вся вытекла, а в нашем странном жилище щели были такие, что сквозь них не только дуло - не вставая с кровати, можно было смотреть ночью на звезды, а днем на проплывающие мимо лодки.               
        На лодке добрались сюда и мы, но не с первого раза. Знали, что на озере где-то есть база на острове, но с Некрасовского плеса домиков не было видно, и только с третьей попытки мы разглядели в глубине залива что-то, напоминающее ажурный деревянный мостик. Выяснилось, что мостик связывает островную часть базы с материковой, и под ним вполне может пройти наша лодка. Пристань, однако, оказалась совсем с другой стороны острова, а над нею на пригорке мы увидели двухэтажное строение - одновременно магазин, контору и резиденцию управляющего.               
        Домики, летние и зимние, стояли среди сосен на каменистых полянах, и от них к воде, к мосткам и понтонам сбегали вниз тропинки.               
        Тогда, в первый раз, мы не собирались задерживаться тут надолго. Выбрали вариант подешевле - этот самый "Аквариум", и на следующее утро отправились дальше. Но место нам приглянулось. Все здесь как-то успокаивало: и немногочисленность обитателей, и вид рыбаков, невозмутимо удивших рыбу, и необыкновенное разнообразие запахов - пахло и сосной, и разнотравьем, и тростником, и поспевшей уже на теплых, едва прикрытых дерном скалах, земляникой.                Мы вернулись сюда на следующее лето. Но комнату, в том же "Аквариуме", сняли уже другую, на Юг, с видом на проливы - к пристани и в соседний, Угловой залив.               
        Готовили мы на общей для всего домика кухне, остальные "удобства" были вообще за пригорком. Вода - в колодце, на "материке", мы ходили за ней с ведрами и канистрами через мост. Обжигаясь крапивой, ныряли в сарайчик, где толстая круглая крышка прикрывала черный колодец с приятно пахнущей водой. Впрочем, вода была нехороша - колодец стоял почти у самого берега, и мы набирали по сути чуть отфильтрованную озерную воду.               
        Однажды мы обнаружили в колодце плавающую дохлую крысу. Но наше возмущение встретило спокойный отпор администратора:               
        - Во-первых, это не крыса, а выдра. А во-вторых такое уже бывало, и до сих пор никто же не отравился?               
        Иногда мы ходили за водой в лес. Дорога поднималась сначала к поселку, потом каменистой тропой спускалась в лощину. Тут, в лесном колодце, вода была по-настоящему вкусной. Ее даже брали с собой уезжающие - набирали в баллоны, тащили до пристани, везли на лодках до электрички...               
        Мы проводили на пристани вечера. Солнце садилось часам к одиннадцати, и залив, стоящие по берегам сараи и домики - все окрашивалось сначала в багровые, потом в сиреневые дымчатые цвета заката.               
        Еще не закончились Белые Ночи. Мы чаевничали и говорили вполголоса: в "Аквариуме" тоненькие дощатые перегородки пропускали звуки так хорошо, что мы невольно вздрагивали, когда на наши слова вдруг раздавалась из-за стены реплика соседей.               
        С одной стороны нашими соседями были две бабульки с годовалой внучкой, с другой - пара молчаливых рыбачков, плотных, непьющих, вечно каких-то заспанных. Бабульки работали тут же, на базе: выдавали лодки, белье, разную утварь. Они ложились рано , рано вставали и начинали купать свою внучку Адриану, прямо в озере. А мы уходили на лодке - иногда к островам около базы, иногда далеко, на соседние плёсы.               
        Постепенно темнели ночи.  Мы подолгу засиживались у костра рядом с нашим крыльцом.               
        Однажды мы купили в магазинчике у пристани несколько пачек малинового киселя. Жена наварила пшенной каши, мы вынесли на полянку перед домом наш стол и ели эту кашу, запивая киселем, слушая, как  потрескивают догорающие в костре сучья.               
        Такая незатейливая трапеза - ни вина, ни романтической музыки, только наш едва слышный шепот, блики огня на лицах, только ночь.  Отчего же помнится все это и спустя десятилетия? И кажется, ничего в жизни не было лучше - лучше этого вкуса, этой ночи, ощущения настоящего, так поздно пришедшего счастья?    


Рецензии
Здравствуйте, Александр! "Во-первых, это не крыса, а выдра." Ну, действительно! Это же большая разница, воду пить! )) Очень смешно. )) Но сама миниатюра замечательная. Интересно, что написано все реалистично. Щели, дует, крапива, вода. А градус романтики зашкаливает. Наполненность жизнью. Спасибо. Всего самого хорошего. С уважением.

Ирен Бертрам   30.01.2019 09:33     Заявить о нарушении
Ирен, есть места на Земле не самые комфортабельные, но настолько красивые, что туда тянет непреодолимо. Вот и Вуокса - из них. А домики теперь, спустя 18 лет оборудовали - и холодная вода есть, и горячая. Только насос подает ее все из того же колодца, и для питья мы покупаем бутилированную. Спасибо большое за отклик!

Александр Парцхаладзе   30.01.2019 10:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.