Особый дар или покорение Америки

Люди не равны от рождения.
Хотелось бы верить в обратное, но иначе никогда не было
и не будет.

Гены, климат, воспитание, деньги  и превратности жизни
сольются ручьями в странном потоке.
В безукоризненном таксидо выплывет из него на свет божий
невежда, искрящийся белозубой улыбкой идиота.
Или те же ручейки тихо уйдут в тину застойного болота, где так и останется
утопленником никем не признанный гений.

Способности и таланты есть у каждого.
К высокому и низкому.
К нахально выпяченному наружу.
И тщательно скрываемому.
А чаще всё  вместе  - в густом вареве, насыщенном специями
характера.

Но редко, очень редко случается и непонятное - дар.
Особый дар.
Адская центрифуга, тянущая за собой в воронку десятки, тысячи, а то и миллионы судеб.

Полагаете - Брэд Питт?
Возможно.
Но в те годы, когда я сам, ещё мальчик, обнаружил эту фотографию, будущая звезда Голливуда обретался грудным младенцем в памперсах, совершенно неизвестных в моей родной стране, только-только прорвавшейся в космос.

Я долго рассматривал этот старинный, немного пожелтевший портрет, осторожно прикасался к нему подушечками пальцев, вытягивал из рамочки.
Чтобы прочитать опять и опять на оборотной стороне коротенькое послание семье, написанное каллиграфическим почерком с завитушками и с непременными ятями.

Мой прадед.  Один из четверых. Как и у вас.
Самый красивый мужчина Кривого Рога.
Доставшийся по странному раскладу судеб прабабушке.

Красавец был энергичен, жизнерадостен и верил в свою счастливую звезду.
Супруга обожала мужа и каждый год дарила ему очередного младенца.
Простая женщина при этом умудрялась тянуть лямку на множестве поденных работ, чтобы прокормить любимого и его многочисленных законных детей.
Как ей это удавалось - трудно сказать, но подрастающее поколение тоже было на подхвате.
Бабушка моя,  она же его дочь, с пяти лет скручивала за день на кухонном столе сотни папирос, а с десяти уже работала на конфетной фабрике.

Прадед навсегда уверовал в свою неотразимость, что подтверждалось связями практически со всеми дамами провинциального города.
Работать мужчина не хотел в принципе - ни один из вариантов не соответствовал уровню его недюжинного ума.
Не знаю - где был ум, а где просто наглая самонадеянность, но дамы да и собственная жена запросто подтверждали все, что он хотел от них слышать.

Однажды прадед поехал в большой мир, в город Екатеринослав, и за неделю единственным известным ему образом ещё больше укрепил в себе ощущение
исключительности.
Вернулся в родной Кривой Рог, уверовав, что теперь перед ним стоит миссия особой важности.

Человек умел заглядывать далеко за горизонт и промежуточные цели вроде Жмеринки, Киева и Парижа никак не могли его заинтересовать.
Только покорение Америки.
Страны,  где благодарные американки обязательно сведут его со своими недалекими мужьями-магнатами.
Тогда он всем покажет чего стоит - разбогатеет и заберёт к себе семью.
Жена же, как женщина работящая, всегда сумеет добавить свою лепту к его миллиону.

Оставалось заработать деньги на плацкарт до Гамбурга и оттуда на пароходный билет третьего класса до Нью-Йорка.
Жена и дети утроили усилия и за год сумма была почти собрана.

Нужно заметить, что шестнадцатилетний старший сын прадеда, работавший на руднике, стал анархистом.
Революционер к тому же был химиком-самоучкой и получил задание своей организации собирать запалы из селитры для бомб.
Парень был вполне сознательный и быстро пришёл к выводу о том, что собственный отец-паразит и есть ближайший классовый враг, подлежащий безусловному уничтожению.

Только слезы матери заставили сына дать эксплуататору-кровососу недельную отсрочку от неминуемой гибели.
Уже на следующий день, прихватив всю наличность, хранившуюся в женином чулке, прадед исчез.

Ещё через месяц пришла по почте та самая фотография. Из Гамбурга.
В коротенькой записке на её оборотной стороне, прадед клялся в том, что заберёт в Новый Свет всю семью, включая анархиста - родного сына, которого, разумеется, простил.
Писал и о том, что по дороге заболел - мучает кашель.
Нужно подлечиться - в Америку пускают только здоровых.

Прабабушка обошла всех знакомых и родных - таких же богачей как она сама.
Взяла в долг необходимую сумму и выслала в Гамбург мужу.
Больше о нем никто и никогда не слышал.

Вскоре началась Первая Мировая, старшие сыновья один за другим были призваны в армию.
Прабабушка и её дети уверовали до конца своих дней, что бедняга-отец вероятно умер  от надрывного кашля в трюме парохода посреди Атлантики, под водами которой и было погребено его бренное тело.

Я и забыл, казалось, об этом несчастном и никчемном человеке.
Ни примера для подражания,  ни наследства в конце концов.
Жил-был да сгинул.
Только фотография и осталась.

Несколько лет назад я прошёл генетический тест. 
Одним из первых результатов оказалась информация о троюродной родственнице по линии мамы, живущей неподалёку в Силиконовой Долине - в городке Mountain View.
С ней я и встретился в кафе "Starbucks".
Фигуристая метиска, медсестра, переехавшая в Штаты из Бразилии, но родившаяся в Перу.
Дочь индианки из племени кечуа и белого.
Я показал ей фото.
-"Да, это мой прадед по прозвищу Кривойрог (она так забавно произнесла это слово).
Отец рассказывал о нём. А его отец родился на самом юге Аргентины".

Затем в течение нескольких месяцев ко мне приходили сообщения о все новых и новых троюродных со всей Америки - и Северной, и Южной.
От прерий Патагонии до Великих Озёр на границе Штатов и Канады.
От Орегона до Новой Англии.

А Брэд Питт? Не знаю пока - да это и не особенно важно.

Особый дар все-таки дал себя знать.
Америка была покорена.


Рецензии
Если это не фэйк, то весьма прикольно!

Владимир Потаповский   05.10.2019 23:52     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.