Из рассказов старого врача

  Майский день, чудесный и тёплый. Я рассаживаю  цветы на клумбу около дома.
Вижу, идёт ко мне соседка. Все новости в посёлке я узнаю исключительно от неё, она знает всё про всех. Для меня это загадка, но такой своеобразный талант у неё.
- Дом тёти Жени продали, наконец! - кричит, ещё не доходя до меня.
Этот дом наследники не могли продать несколько лет - просили очень дорого, а дом небольшой, участок тоже маленький, уже заросший маленькими берёзками, ивами и клёнами. К тому же крайний в посёлке, до леса метров двести.
- Я ходила знакомиться, предложила свою помощь, воды принесла на чай - водопровод  у них замёрз, когда теперь оттает. Двое их - муж и жена, пожилые уже. Она сказала, что помощь не нужна, сами справятся, а в субботу вечером приглашают соседей в гости. Ты пойдёшь?
- Почему нет? Пойду, пообщаемся.
- Люди, мне показалось, непростые. Лица у них такие - породистые, что-ли.

Я дала соседке рассаду, намекнув, что нужно срочно посадить, а то не приживётся, и она удалилась.
В субботу я испекла пирожки - не идти же с пустыми руками, и отправилась к новым соседям.
Стол был накрыт на веранде. Из напитков - только водка, закуска - нарезки из магазина, но всего в избытке, огурцы, помидоры, яблоки, бананы.
Познакомились - её звали Елена Ивановна, его - Сан Саныч. Так и представился - Сан Саныч. Приветливые, простые в обращении. Оба врачи-хирурги.
- Бывших врачей не бывает, обращайтесь в случае необходимости, - сказала она.
Засиделись до ночи - вечер был тёплый, а таких интересных собеседников я давно не встречала. Рассказали, что квартиру в Москве оставили младшему сыну, решили на старости лет пожить на природе. Им было по восемьдесят лет, но ещё бодрые, крепкие на вид. Она всё время курила, да и водочку пила с удовольствием, не пьянея. Он не пил и не курил.
Такая интересная пара. Она высокая, полная, с крупными чертами лица и неизменной сигаретой, он худощавый, интеллигентный, очки в тонкой оправе, очень скромный, хоть ум и не скроешь. Позже узнали, что он доктор медицинских наук, профессор.
К ним часто приезжали его бывшие студенты, аспиранты. Делали шашлыки, пели под гитару. Некоторые пытались облагородить участок - вырубили кусты и скосили траву.
Правда, на этом вся помощь и закончилась.
 
 Елена Ивановна иногда приходила ко мне. Я думаю, ей не хватало общения со своим молчаливым мужем, садилась в шезлонг и что-нибудь рассказывала.
Я была благодарным слушателем, не перебивала, наоборот, поощряла на новые воспоминания, всегда интересные, рассказанные хорошим русским языком.

Как-то я спросила, как им удалось столько лет прожить вместе - это редкость.
Она ответила: - Я любила его всю жизнь, это и спасло наш брак. Он был моим единственным мужчиной, верите? Любовь очень энергетически сильное явление, плохо изученное. А ведь любовь делает чудеса. Был у меня один случай...

Надя приехала из деревни поступать в Педагогический институт, на филологический факультет. Готовилась день и ночь, поступила. Тогда ещё не было этого деления на бюджетные и платные, все сдавали экзамены на общих основаниях. Была она обычной серой мышкой, ничем не выделялась, разве только усердием в учёбе.
Началась сессия. Зачёты все сданы хорошо, первый экзамен на отлично.

 И вдруг, почувствовала неприятную боль в животе, противную, мешающую заниматься.
Глупая девочка боялась пропустить экзамен, к врачу не пошла, а сделала то, что нельзя делать при болях в животе - выпила анальгин. Боль немного приглушилась, а потом прошла совсем, но общее состояние стало такое, что она легла и поняла, что умирает, но ей было всё равно, лишь бы её не трогали.
Тут уж девчонки забили тревогу, вызвали скорую. Врач сразу поставил диагноз - перитонит. Позвонил, чтобы готовили операционную.

Дежурил молодой хирург, Димка. А амбиции - выше крыши. Решил меня не вызывать,  сами с усами. А случай сложнейший. Он разволновался, допустил несколько ошибок.
Я что-то почувствовала, тревога какая-то. Пришла ни свет, ни заря.
Он в реанимации сидит с ней, капельница стоит. Вижу, дела плохи - умирает девчонка. Посмотрела в истории, группа крови у нас с ней одна. Начали прямое переливание - вроде порозовела немного. Взяла я её на повторную операцию - ошибки его исправлять. Очень опасно, но другого выхода не было.
Я думаю, её тогда спас деревенский, здоровый иммунитет или чудо, кто знает.

Выхаживали мы её месяц, не отходили ни на минуту, антибиотики мне привезли из Москвы последнего поколения. Начала потихоньку ходить. Смотрю - плачет. Что такое? Боится отчислят из института. Поговорила я с ректором, решили вопрос.
А шов не заживает - свищ образовался. Что я только ни делала - не заживает и всё.
Начала учиться. Ходила ко мне на перевязку через день.
Однажды я ей говорю: - Надо тебе влюбиться, тогда быстро всё заживёт.
Она покраснела, смутилась до слёз.
- Кажется, уже, - говорит.
Приходит через неделю, я смотрю - причёска красивая, ресницы подкрашены, глаза сияют. Где та серая мышка? Но самое главное - началась грануляция, вторичное натяжение, заживает свищ! Ещё через неделю всё затянулось. Вот что любовь делает.

Нас в Москву пригласили работать. Перед отъездом, встречаю Надю - идет с цветами, с кем бы вы думали? С Димкой, который её чуть не угробил. Счастливые оба.
Вот как бывает. Поженились они потом. 


Рецензии
Дорогая Эмма!
Чудесная история, написанная превосходным языком.
Жаль, за кадром осталась собственная история пожилой пары.
А ведь можно сделать ее стержнем, на который нанизать множество эпизодов из жизни их пациентов, коллег и учеников. Как Вам идея?
Конечно, жму зеленую кнопку.
Ваша искренняя поклонница Елена Бетнер.

Елена Бетнер   10.07.2019 11:14     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв! Если всё описывать, будет целый роман. Я пишу рассказы, есть небольшие повести, а роман - это такая скука!
С теплом,

Эмма Татарская   10.07.2019 19:19   Заявить о нарушении
Хорошо, уговорили: пускай будет повесть!:-)))

Елена Бетнер   10.07.2019 19:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.