Если драка неизбежна - бей первым...

   
 Два последних года в школе я жил без родителей. Отец проходил службу на острове Итуруп, который японцы хотят вернуть. Я тоже там был. Закончил восьмой класс, а в девятый надо было лететь на Сахалин в интернат или возвращаться домой в военный городок под Минском. На семейном совете решили, что я под присмотром старшей сестры студентки буду заканчивать школу дома.

Я вернулся в свою школу, но попасть в свой класс не смог, его не стало. Восьмой «В» разделили между «А» и «Б». Так я очутился в девятом «Б» классе. Я был щуплым, худеньким подростком, но с характером, не терпящим насилия над собой. Первым делом я поехал в город и записался в секцию бокса общества «Спартак». Для этого было несколько причин.

  Первая – я чувствовал  себя боксером. В десять лет я впервые увидел по телевизору чемпионат Европы по боксу и блестящего бойца Валерия Попенченко, почти все бои он выиграл нокаутом. Попенченко настолько понравился мне, что я набил тряпками кожаный мяч, повесил его в проеме двери и стал колотить по нему кулаками. А когда отец отвел меня в спортзал, расположенный в немецком костеле, мы тогда жили под Калининградом, и матрос, мастер спорта по боксу, показал мне стойку  и пару ударов – я навсегда полюбил бокс.

    В детском возрасте многие не могут преодолеть страх ударить противника по лицу. Я смог. В моем классе учился парень по фамилии Бугаев. Он был второгодник и, подстать своей фамилии, бугай на голову выше меня. Мы с ним постоянно  дрались с переменным успехом. Дрались и уважали друг друга. В детстве так бывает.
 
Была и вторая причина для занятия боксом. После восьмого класса  мы всей семьей поехали отдыхать на Балтийское море к тетке. У них была дочь ровесница моей старшей сестры. Идем мы как-то с пляжа  через городской парк. Я шагаю впереди в руках по тяжелой литой ласте, без ласт я плавал плохо, а за мной мои сестры. Проходим мимо троих поддатых парней лет по восемнадцать. Им было хорошо, но для полного счастья не хватало дать   кому-нибудь в морду. А тут, кстати, иду я. Один из парней отвалил от компании, нагнал меня и рукой взял за плечо. Я оборачиваюсь и вижу – в лицо летит кулак. Инстинктивно отклоняюсь, парень промахивается, а я отскакиваю в сторону и стою как идиот с ластами в руках. Мои сестры в два голоса закричали:
-Женя! Беги!

   И я рванул со всех ног. Парень за мной, но жаркий день и алкоголь сделали свое дело – пробежав метров десять, он безнадежно отстал и прекратил погоню. Позор этого бегства я запомнил на всю жизнь. Также я понял, что пить вредно.

 Занятия в секции бокса начались, как и в школе с сентября. Общество  «Спартак» находилось тогда в бывшем кафедральном соборе, ныне действующем. Боксерский зал располагался под самой крышей, куда вела крутая лестница. Каково было мое удивление, когда на тренировке я увидел своего одноклассника Сашу Чекмарева. Он был крупным мальчиком, воспитанным и интеллигентным. В бокс пришел не от хорошей жизни. В нашу школу он поступил год назад, когда я учился на Курилах. Как вновь прибывшего его пару раз побили. Саша понял, что жизнь – борьба, а, правда, должна быть с кулаками.

Первый месяц тренировок мы перчаток в глаза не видели. Прыгали по залу приставными шагами, отрабатывали скользящее передвижение боксера. Делали бой с тенью – это когда бьешь по воздуху в воображаемого противника.

 В каждом классе есть свои лидеры, свои изгои, те которых постоянно тюкают или воспитывают. Я не относился ни к первым, ни ко вторым. Я  был и из старых учеников, но вроде как новый, целый год отсутствовал, да и попал в чужой класс. Наверное, поэтому меня решили проверить. На уроке по автоделу меня зацепил Николай Бычков – школьный спортсмен, высокий наглый парень. Я в долгу не остался. На следующем уроке от сочувствующих я получил записку:
-Женя, тебя после уроков будут бить!

   Кто не был в подобной ситуации, уверяю, что это неприятно. Чувствуешь холодок в спине и слабость в коленях. Гораздо позже я понял простую истину, что бьют не того, кто слабый, а того, кто трус. Если ты примешь бой, и будешь драться – тебя больше трогать не будут. Если позволишь себя бить без ответа – будут бить всегда и везде.

     Как прошел последний урок я не помню. Мы оделись и гуськом шли по заснеженной тропинке к городку. Свой портфель я отдал кому-то из сочувствующих. Впереди меня  шел Николай. Я не сводил с его затылка глаз. Вышли на какую-то поляну. Николай повернулся ко мне, и я не стал ждать начала – выкинул вперед ему в лицо кулак. Еще одно правило, усвоенное мной рано: «Если драка неизбежна – начинай первый. Это половина победы». Удар у меня получился слабый, но неожиданный. Коля опешил от такого начала, и мы стали кружить друг возле друга. Я делал уклоны и пытался бить в корпус, но пальто пробить было невозможно. В этот момент подбежал друг Николая Володя Красий. Он опоздал к началу и спросил Николая:
-Тебе помочь?

    Я в пылу драки искренне думал, что Володя хочет помочь мне, как более слабой и правой стороне и сказал:
-Помоги если хочешь.
Как мне потом пересказали свидетели, мой ответ прозвучал хрипло и зло, что если хочешь получить, то помогай. Володя получать сам не хотел, поэтому остался зрителем.

   Наконец Николаю это прыганье по кругу надоело, он схватил меня за меховой воротник и просто бросил на снег. Я сразу пытался вскочить на ноги, но получил ослепительный удар в лицо, пошатнулся и сел на задницу. Николай тут же подскочил и протянул руку:
-Ну что мир?

    Я поднялся сам, руки ему не подал и  сказал:
-Ты меня сегодня, я тебя в следующий раз.
Не знаю, сильно ли напугали его мои слова, но больше меня никто не трогал, А с Николаем мы целый год не разговаривали. На следующий день я сидел на уроке физики со ссадиной на скуле. Наша классная – Дина Сергеевна уже была в курсе событий. Она проходила мимо моего стола, наклонилась и тихо спросила:
-Больно сильно?

    От ее участия, от обиды у меня навернулись слезы, и я чуть сдержался, чтобы не расплакаться.

 Дни шли за днями. Мы с сестрой уже приспособились обходиться без родителей. На ней была еда, на мне уборка квартиры. Еще она ходила в школу на родительские собрания. Я три раза в неделю ездил на тренировки. Мы уже прилично боксировали и работали на снарядах. Как я уже говорил, зал бокса был под крышей, а ниже находился игровой зал. Весной на соревнование по баскетболу приехала сборная нашей школы. Там были и Николай, и Володя. Они из любопытства поднялись к нам в зал и с интересом стали смотреть на нашу тренировку. Полутяж Володя Яковлев спросил меня:
-И кто же из них тебя Женя обидел?
Я махнул рукой.
-Да ладно. Это было давно. Сейчас я и сам справлюсь.

     После этого в школе ко мне стали относиться  очень предупредительно. А когда я подрался без свидетелей со своим товарищем Валерой Бузо – стали считать меня вообще  «королем».

      Все началось с баловства. Валера на занятиях сидел за мной и от нечего делать стал ручкой водить у меня по шее. Я ему раз сказал, два. Потом просто вырвал ручку и засунул ее в карман пиджака. Тут уж очередь нервничать пришла Валерке. Он сначала просил, потом требовал, а в конце даже угрожать стал. Я искренне рассмеялся на это. Валера был здоровый, килограммов на десять тяжелее меня, но он занимался фехтованием. Куда ему против боксера! Я то считал себя уже боксером.

    Прозвенел звонок. Мы встали, но Валера был настроен решительно.
-Пойдем, выйдем,- потребовал он.
-Пойдем.
Мы как-то незаметно без зрителей вышли на крыльцо школы и направились за угол. На улице светило солнце. Оно растапливало огромные сугробы и на тротуаре уже блестели лужи. Вода со льдом - это что-то для моих туфель на резиновой подошве.

    Мы стали друг против друга. Мои руки были опущены, а Валера, требуя свою ручку, полез в мой пиджак. Я никогда не бил головой, а тут от его наглости ткнул лбом Валеру в нос. Он отшатнулся, но устоял на ногах и, как-то беспорядочно, стал бить меня кулаками по лицу, напирая своим телом. Я сделал шаг назад, поскользнулся в луже и завалился на спину в сугроб. Валера тоже не удержался – рухнул на меня и придавил всем своим весом.
-Ну что теперь сделать с тобой?

    Я молчал и пытался вырваться, но Валера прижал меня намертво. Но тут у него закапала кровь из разбитого носа. Он встал, зажал нос пальцами. Я тоже встал. Меня окатила такая обида за себя, но больше за бокс, что я, не думая  со всей дури, врезал правым прямым Валере в скулу. А для себя сделал вывод – всегда добивай противника!

     Он как бык ринулся на меня. Я схватил его за плечи, дернул на себя и Валера упал на колени. Видно мой удар все-таки прошел. Я повалил его лицом вниз, держу и не знаю, что дальше делать, а он, здоровый черт, пытается подняться вместе со мной. Пришлось еще несколько раз ударить его по лицу. Валера затих, и я отпустил его. Потом помог  ему подняться. Лицо его было обезображено – распухший нос, синяк под глазом, все в крови, а на мне ни одной царапины. Злость у нас куда-то улетучилась. Прозвенел звонок на следующий урок. Мы зашли в медпункт умыться. На урок опоздали. Когда вошли в класс – все ахнули, увидев Валеру. Я не стал распространяться о деталях этой драки, но подлость, которую я совершил, жжет меня до сих пор...

Валера живет на севере, но когда приезжает - мы обязательно встречаемся. Валера забыл нашу с ним драку, но помнит, как меня бил Николай, а он безучастно стоял в стороне и только смотрел. Странно устроена память...
   
               

   


Рецензии
Бить нужно всегда первым-это точно.


Реймен   13.03.2019 21:41     Заявить о нарушении
Истина, проверенная временем!Но,только за правое дело!

Евгений Боровицкий   14.03.2019 11:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.