Глава 4 Аконит

  В эту тёмную-тёмную ночь ему не спалось. Он сидел на крыльце новоиспечённого домика в Царском Посёлке и нервно курил  первую в своей жизни самокрутку. Что творится в ЕГО Городище?! Подумать только, мать твою...Нет, ну ясный перец, он не Мэр города, не Одмин, но всё же и не последняя задница в этой вонючей дыре. Ни одна крупногабаритная попойка местного значения никогда не обходилась без его РЫЛА, которое он холил и лелеял, как мог. Без ложной скромности Аконит считал, что его РЫЛО - украшение любого стола.  И вот этим самым крутым рылом Городища пренебрёг кто? Лучший ( в его понимании) друг Одмин. Такое пережить не представлялось возможным. " Бля буду, если месть не коснётся его тупого одминовского шнобеля. Видит Бог, я ему всё прощал. И испорченные макасины, в которые отложила личинку его бешеная Банифация, и разбавленный конской мочой коньяк местного розлива, и тёплое местечко у моей шлюхи-жены... Ему всё сходило с рук! Но такое простить  не в моих силах!". Картины мести сменялись в пустой тыкве с молниеносной скоростью. "Эту очкастую обезьяну я возьму за....  одно место ( какое, Аконит ещё не определился) и ...подвешу..." Здесь не хватало скудной его фантазии для настоящей мести. Всё ему казалось таким мелким и никчёмным по сравнению с той кровной обидой, которую нанёс ему Одмин.
   Иногда Аконит ловил себя на мысли, а что если его агентура плохо сработала? Здесь нужно сказать, что у Аконита была налажена целая сеть агентов. Умение подбирать людей, как он часто говорил, и было секретом его успеха во всех делах, а применение этой хитрой науки было основной частью его работы на почётной должности председателя местного колхоза. Не совсем подходящая карьера для человека с его способностями, но всё же... Он даже подумывал иногда, не выставить ли свою кандидатуру на Одминовскую Пальму? Но звёзды над Городищем пока говорили о том, что не пришло время для крутых перемен.
  Бидон с бразильским нектаром шестидневной выдержки этой ночью не дал сомкнуть Акониту глаз, а хитрая харя Одмина появлялась каждый раз, когда председатель колхоза имени членов КПСС  хотел сомкнуть опухшие от беспробудного пьянства веки.  Единственная поселившаяся в его серой жидкости извилина могла родить только один вопрос : " Куда подевался бидон с живительной заморской влагой? Вчера  стоял под Одминовской Пальмой, а сегодня испарился, исчез, пропал ..."
   Светало... По Городищу поплыл аромат проснувшихся утренних трав.  Аконит  на долю секунды задремал, и вся его жизнь промелькнула перед глазами как чёрно-белое кино.
    Ему, Макару Чувакову, едва исполнилось 20 лет,  когда он вернулся из мест не столь отдалённых в Городище с приличной суммой денег и красавицей Аконит. Да, да, изумлённый читатель. Аконит - это имя избранницы Макара Чувакова. Было ли это имя настоящее - этого никто не знает, да уже  и не  пытается этого сделать . Местная травница Атаманша как-то сказала, что аконит - это ядовитое растение. На что Макар ответил: "Аконит как гранит. И всё".  Сказал - как отрезал. Но с этого момента Макара  все прозвали именем жены. Вначале звали за глаза. А потом мамаши детишек стали пугать этим прозвищем - Аконит придёт, вам уши надерёт. Бабки крестились при упоминании, а мужики готовили осиновый кол. Ну в общем, от всех была уважуха и респект. А Макару  это понравилось. ..А молодая жена  оказалась особой скрытной, подруг не имеющей, но очень слабой на одно место. А может, наоборот, сильной? Но уже на другой день после брачной церемонии муж, слегка отошедший от пьяного угара, наткнулся на неопровержимые доказательства неверности жены. Вначале Макар рассвирипел и хотел застрелить неверную и её хахаля, но новоиспечённая законная супруга железным голосом заявила: " Ты принят на работу на должность агронома.". Макар решил, что баб на его век хватит, а должности крутые не каждый день предлагают. Решил жену не стрелять, а отложил это мероприятие до лучших времён. Так и пошёл расти Макар по служебной лестнице.
  Любил ли Аконит свою жену? Трудно сказать, но на все её проделки смотрел сквозь пальцы. Эти люди  мирно сосуществовали под одной крышей. А вот местные дамочки Акониту были по нраву. Извела весь душевный покой городищенская  Мама Атаманша. Аконит в порыве платонического экстаза называл её Моя Атаманша. Но дамочка приличных правил всегда ходила с ружьём, заряженным крупной солью. Этого Аконит боялся пуще всего. Но чем недоступнее была женщина, тем привлекательней она казалась воздыхателю...
           Не прочь порезвиться на пеньках Аконит был бы и с Верочкой -рэпершей. Дама общительная, иногда трезвомыслящая. Но вот эти частушки...Не хотелось бы  приличному человеку попадать в исторические передряги.
           А эта дамочка в розовом халатике... Другой раз как распахнёт по типу случайно свой халатик, как покажет свой пятый размерчик, так сразу на блуд тянет. Никакой работы...А субботник на носу.
           В Городище недавно приехала загадочная Лида.. Аконит давно на неё глаз положил, но возле дамы постоянно крутятся какие-то странные люди. Не то ваххабиты, не то талибы. Не по зубам.
           В Городище есть и девочки-комсомолки, которые давно уже не девочки, простите, не комсомолки. Аконит пытался завлечь их в колхоз, но умницы ответили, что они не ЧЛЕНЫ КПСС. Члены - не члены, а на субботник пойдут все...
  Реальное утро с рёвом голубой короткошёрстной Банифации, с грохотом помпового   ружья на огороде Атаманши возвестило  Акониту о том, что пора собирать местное население на всегосударственный субботник, посвящённый первой внебрачной ночи  М. Джексона  и Пенелопы Крус. Аконит  с пятой попытки открыл  глаза. Он всё ещё сидел на своём крыльце, рядом валялась недокуренная самокрутка, а в прохладном утреннем воздухе Аконит учуял аромат БУЛЬБЫ с укропчиком... И всё это  перебивалось таким ох...ным  запахом сивушных масел...УТРО, ДА И ДЕНЬ, ПОХОЖЕ, УДАВАЛИСЬ!!!


Рецензии