Из темноты к свету. Часть 1. Глава 17

  - Какие красивые!- воскликнула Люба, примеряя в обувном магазине белые лакированные туфельки на высоком узком каблучке.
  - Я, как увидел их, сразу решил, что они обязательно у тебя должны быть,- радовался Сергей.
  - Но они стоят дорого.
  - Ничего страшного. Я же говорил тебе, что нам деньги выплатили за работу во время практики. Вот решил подарить своей любимой девушке туфли и возражения не принимаются.
  - Они похожи на свадебные,- снимая их и улыбаясь, сказала Люба.
  - Вот увидишь, мы обязательно с тобой поженимся. Я никому тебя не отдам!- ответил Сергей и, взяв туфли, направился к продавцу.

  Люба искренне радовалась такому подарку, но даже эта радость не могла заглушить боль, которая пронизывала её сердце и душу от разлуки с родителями и с сестрёнкой.
"Что теперь будет и как мне жить дальше?"- думала она, глядя, как Сергей оплачивает дорогую покупку.
  - Ну вот, теперь ты у меня настоящей невестой будешь!- держа в руках коробку с обновкой и потрясывая ею, шутил Серёжка, чтобы хоть как-то поднять Любино настроение.
  - Спасибо тебе,- сказала Люба, целуя его в щёчку,- Я буду их беречь и одевать только в особых случаях.
  - Я не против  ...  перекусить!- прозвучал шутливый Серёжкин ответ.
  - Я тоже не отказалась бы. Какие будут предложения?
  - Предложение будет одно. Я предлагаю пойти ... в пельменную, здесь недалеко.
  - Я согласна!- ответила Люба и , отогнав от себя все мрачные мысли, поспешила за Сергеем, держа его под руку.

  Они подошли к одному из многоэтажных жилых домов, на первом этаже которого весела вывеска "ПЕЛЬМЕННАЯ". Помещение внутри оказалось совсем небольшим, стояло всего несколько столиков со стульями. Из-за быстрого обслуживания в очереди долго никто не задерживался. Одни выходили, а другие тут же заходили.
  - В порции по десять штук, ты сколько порций будешь, одну или две?- спросил Сергей.
  - Мне одной хватит,- немного подумав, ответила Люба.
  - А я две возьму, уж очень проголодался.
  Люба села у окна за столик и стала ожидать Сергея. Внутренняя дрожь её так и не оставляла. Сейчас её терзала мысль о том, что вот-вот придут с работы родители и прочитают записку, которую она им оставила. Эта записка обязательно причинит им боль. И сейчас Люба переживала уже не за себя, а за них.

  - Какой запах! Так и хочется хотя бы один поскорее съесть,- ставя на стол тарелки, принесённые  на подносе, сказал Сергей.
  - Ой, разве это пельмени? Это же обычные вареники.
  На тарелках лежали вареники треугольной формы и казалось, что начинки внутри почти не было, но запах действительно был очень аппетитным.
  - У-у-у, очень вкусные!- налетел проголодавшийся Сергей на целую гору лепестков из теста.
  Люба тоже, следуя его примеру, поспешила отведать необычных пельменей. Они оказались такими сочными, вкусными, что Люба даже пожалела об отсутствии второй порции. Но пару вареников у Серёжки она всё таки стащила.
  - Давай как-нибудь ещё сюда придём.- попросила Люба.
  - Обязательно, даже не обсуждается!
  - А куда мы сейчас пойдём?
  - Поедем снова ко мне на квартиру. Я хочу попросить бабу Наташу, чтоб разрешила тебе переночевать. Она бабулька нормальная, всё поймёт.

  Баба Наташа жила в частном секторе. Беседка, усыпанная гроздями винограда, начиналась прямо от калитки и тянулась по всему двору до конца дома. В полдень, когда Люба приехала, хозяйки дома не было, поэтому разговаривать с ней Сергей намеревался именно сейчас.
  На лай собаки из дома во двор вышла полная и очень пожилая женщина, с короткой стрижкой, седоволосая и кучерявая.
  - Баба Наташа, я не один!
  - Вижу, невесту приволок. Сейчас собаку закрою, чтоб невесту твою не подрала,- шутила хозяйка, загоняя небольшую, но очень злую, собачку в будку. Баба Наташа закрыла вход в будку куском фанеры и подпёрла пеньком, стоявшим рядом.
  - Всё, можешь заводить свою невесту.
  Люба вошла во двор, следуя за Сергеем, и обратившись к женщине сказала:
  - Здравствуйте, бабушка Наташа. Меня Любой зовут. Ну и злая у вас собачка!
  - Пару раз покормишь и всю злость её, как рукой снимет. Сергей твой знает это дело.

  Проснувшись рано утром в одной из свободных комнат, предоставленной бабой Наташей, Люба решила съездить в своё общежитие, куда накануне она завезла вещи, привезённые из дома. Одевшись и заправив пастель, она пробралась в комнату, которую снимал Сергей.
  - Серёжка, доброе утро!- сказала она и села на стул, стоявший у стола.
  - Привет! Иди ко мне!
  - Серёжа, я съезжу сейчас к себе в общежитие и сразу вернусь назад. Раз баба Наташа разрешила мне пожить с тобой пока ребята на каникулах и есть свободные места, то я кое-какие вещи привезу сюда.
  - Давай чуть позже вместе съездим.
  - Ты лучше поспи, рано ещё. От собаки проведи меня и снова ложись.
  Люба вышла за калитку без лая собаки. "Не зря я её весь вечер угощала,- подумала Люба,- действительно, гавкать перестала".
   - Любчик, нигде не задерживайся, чтобы я не переживал.
   - Обещаю!- ответила Люба и, послав воздушный поцелуй, поспешила на остановку, радуясь, что несколько дней они будут вместе неразлучно.

   До общежития Люба добралась быстро. А может ей казалось, что быстро, потому что, как только она осталась наедине с собой, сразу же погрузилась в мысли, переставая замечать происходящее вокруг. Сколько она себя помнит, она всегда ощущала одиночество и  никому не было дела, что творится у неё в душе. Она всегда жила наедине только со своими мыслями, и её всегда преследовало чувство страха.
  "Какое счастье, что у меня есть Серёжка!- думала Люба,- с ним мне теперь ничего не страшно."
  - Здравствуйте,- поздоровалась Люба с дежурным вахтёром,- Дайте мне, пожалуйста, ключ от 315 комнаты.
  - Все разъехались, а вы в общежитии сидите,- недовольно сказала женщина, снимая ключ с деревянного стенда и подавая его Любе,- Вы чего домой не едите?
  - Я только вчера утром из дома вернулась.
  - Так каникулы у вас только недавно начались, чего тут в общежитии торчать?
  - Неприятности у меня, я из дома ушла. Кроме общежития мне идти больше некуда.
Вахтёр не ожидала такого ответа, поэтому пока она соображала, что сказать, Люба уже поднималась по лестнице на третий этаж, думая: "А зачем врать? Лучше сказать правду".

  Люба открыла ключом дверь в  комнату и вошла. Находиться в этой комнате ей было как-то неприятно, она навивала грустные воспоминания. Почему-то в комнате чувствовались холод и сырость, не смотря на августовскую жару. Открыв шкаф, Люба уложила в небольшую сумку нужные вещи. Всё происходило очень быстро. Ей хотелось как можно скорее выбежать отсюда. Но вдруг раздался стук в дверь и в комнату кто-то вошёл.
  Люба повернула голову и замерла на месте. На мгновение ей показалось, что это сон. Страх от неожиданности парализовал её, но она нашла в себе силы , чтобы сохранить внешнее спокойствие. Перед ней стоял её отец. Люба смотрела ему прямо в глаза и готовилась к самому худшему, что только могло произойти.
  - Любаша, дочь, я очень тебя прошу, прости меня, прости за всё. Я больше никогда не подниму на тебя руку, - просил прощения отец.- Поехали домой. Там мама переживает, плачет, места себе не находит.
  Люба смотрела на отца и не могла поверить всему происходящему. Ей даже показалось, что у её отца слёзы на глазах. Или это от того, что она сама заплакала?
  - Папочка, ты меня тоже прости!- вытирая слёзы просила дочь.
  - Поехали, там сестричка твоя тоже плачет, ждёт тебя, сказала, чтобы без тебя не приезжал.
  - Да, конечно. Папочка, я обязательно приеду, но только вечером. Мне нужно предупредить обо всём Серёжу. Ты поезжай домой, а я следом за тобой приеду.

  Любино сердце сжалось в комок. "Мне всегда казалось, что они меня не любят,-подумала Люба,-а они мне об этом просто никогда не говорили".
 
 
   
 
 


Рецензии