Глава 6 Процессия

Этой тёмной ночью из своего погреба в направлении грядок с укропом при помощи спутникового навигатора Флудитель проделывал подкоп. Спутниковым навигатором он называл свой знаменитый шнобель, которому позавидовал бы сам Тайсон, нет, что там Тайсон, даже сам Парфюмер не прочь был бы иметь такой шнапак! Правда, Флудитель был человек необразованный, и если про Тайсона кое-что слышал от любителей подраться, то про Парфюмера он не слышал никогда. Да Бог с ним, с этим Парфюмером!  Надо отдать должное городищенскому Флудителю. Его трудолюбию этой ночью удивлялись даже местные кроты, которые в момент  коматоза вежливо уступали дорогу, простите, траншею. А дождевые черви, видя усердие брата по разуму, крутили хвостом у виска.  Равных в ту ночь Флудителю не было. Всё подземное царство замерло в позе Немо с вопросом на устах: "Куда прёт эта яйцеголовая торпеда?".
Как прав был дедушка Суворов, когда изрёк свой знаменитый афоризм: "Непреодолимого на свете нет ничего". Но нашему Флудителю пофиг был тот Суворов  вместе с его крылатыми фразами, у жителя Городища была конкретная осязаемая цель. Флудитель был уверен, что важно не количество знаний, а их качество. Можно знать очень многое, не зная самого нужного. А вот где находится самое нужное  -  Флудитель ощущал всеми фибрами своей мелкой душонки. Там, за трёхметровым забором, на грядке с укропом, находится самое сокровенное, что так манило, зазывало, флудило... И хоть очень чесалась дырявая задница (свидетельствовала о том, что успешно заживает), а зелёнка размазалась не только по нижней, но и по верхней части спинного мозга,  эти мелочи жизни не могли испортить настроение новоиспечённого шахтёра. Цель была уже близка.
   И когда рассвет заревом запылал над Городищем, Флудитель завершил последний штрих своей кропотливой работы.  В утреннем тумане беззвёздной ночи ничего не было видно, даже земли, но наш герой почувствовал что-то неладное. Это неладное принесло с собой нарастающее чувство ужаса. Флудитель ощутил пятой точкой , как на него огромной волной накатывается паника. Он лихорадочно попытался  найти утешение, которое должно было находится по всем рассчётам совсем близко  Дрожа всем телом, он привстал, упёрся руками в землю, попытаясь сохранить равновесие, и стал шарить рукой по грядке с укропом. Но кроме огромной воронки с блевотиной и какими-то рваными колготками, Флудитель на знакомом   месте ничего не обнаружил. Он поднял свою башку и стал вглядываться вдаль. И ...О Боже! Он увидел процессию!
   Впереди этого явления природы угрюмо шествовала Мама Атаманша, её лицо выражало скорбь и печаль. Умная женщина никак не могла простить себе случившуюся оплошность. Давно известная мудрость ("Не откладывай на завтра то, что можно выпить сегодня") не давала ей душевного покоя. В руках Мама Атаманша несла два трёхлитровика с весёлкой - последние запасы спиртного...
  Дальше следовал Гриша, с красным носом и чёрной репутацией, он безмолвно тащил на себе трясущимися  руками полупустой бидон. Жидкость, которая так сблизила городищенское население,  притягивала к себе  ох... им ароматом, но Гриша держался. Проблески разума в отмороженной башке пытались напомнить трактористу, что в Городище начинается эпоха трезвости.
  На бидоне гордо восседала Банифация, в свете утренних первых солнечных лучей цвет её шерсти казался изумрудным.  Она простила Атаманшу за свой куцый хвост, но никак не могла простить ей подмоченную репутацию своего хозяина.
  В этой процессии уверенно вышагивала рэперша Вера. Как всегда  самая трезвомыслящая, она пыталась отвлечь всех от грустных мыслей уже бывших собидонников. Верочка  приставала ко всем со своей новой частушкой. Она то и дело цитировала свой шедевр:
                Не пить нектар  -  святой закон
                Кому  всего дороже сон!
Но никто не оценил по достоинству её талант.  Горе было непоправимое...
  "Смотрящая за воспитанием", поменявшая свой статус на "Смотрщую за безобразием",  была не в духе. На лице у дамы в розовом коротком халатике виднелись следы ночных похождений, об этих похождениях  также свидетельствовало отсутствие лиловой пуговицы на гламурном халатике. Грудь 5-го размера уже никого не смущала в это утро, если только Флудителя, который тупым взглядом провожал уходящий в ночь батальон.
  И только девочки-комсомолки  Юся, Флёра и Катенька бодренько шуршали по росе, ибо они  шли босиком и уже без колготок в сеточку. На саночках они везли не пьяную подружку , а всеми многоуважаемого Одмина. В руках он держал свою Одминовскую сургучную Печать.
  Вот такую процессию увидел Флудитель. К нему постепенно стала возвращаться память. Он снова вступил в жизнь из небытия.  Он вздохнул запах  проснувшихся утренних трав и услышал шёпот собственного тела: " Есть план! Ещё не всё потеряно".  Утро, да и ДЕНЬ, похоже, УДАВАЛИСЬ...

  Продолжение следует...


Рецензии