Демократия войны

               
                СКИТАНИЯ ГРУППЫ УБИТЬ ОРЛА - 1876

 Cледующее заявление, сделано Wan-mdi-kte – УБИТЬ ОРЛА, вождём черноногих-сиу, который прошлой весной покинул агентство Стэндинг-Рок с 26-ю палатками и провёл лето среди враждебных индейцев.
    Могу утверждать, что когда вождь делал это заявление, его окружали несколько соплеменников, и в некоторых случаях сомневаясь в правильности своего повествования, он обращался к ним, чтобы помочь уточнить все события. Я брал это интервью с большой осторожностью, полностью удовлетворен его манерой и уверен, что он приложил максимум усилий, чтобы говорить правду. У меня имелось два полноценных переводчика, так что они дали мне правильное толкование. Я попросил Убить Орла принести присягу - в подтверждение правдивости своего заявления, он сделал это с радостью и без колебаний. Ему 56 лет, 18 из них вождь дружит с белыми, и является одним из самых интеллектуальных индейцев, которых я встречал в Дакоте.

    «Я ушел из агентства в соответствии со своим собственным суждением. Мы слышали, что в индейскую страну собирается военная экспедиция, но то же самое я слышу каждое лето и  не поверил. У меня не было покрышек для типи, шкур и кожи для изготовления мокасин, поэтому я пошел, чтобы их получить. Я предполагал добыть всё это и уйти до того как там появятся солдаты.
 Перед тем, как уехать отсюда, этой весной в Харрисоне прошёл танец, а после него, один человек выстрелил из пистолета в воздух и якобы сказал полковнику Поланду: «Я устал от этого места, я уезжаю». Стрелявший не принадлежал к моей группе, он был враждебным! Он выстрелил из пистолета и сказал: «Путь храбрый человек действует». Я не знал, что он собирался стрелять и спросил его, почему он это сделал, но тот ничего не ответил. Этот человек был убит в драке; его звали Человек-Чья-Грудь-Обмазана-Грязью.
 
  Я оставил агентство в апреле прошлого года с 12 типи моей группы и 4-мя, принадлежащими к другим. Один принадлежащий общине Бегущей Антилопы - человек по имени Собака; типи человека из группы Железного Рога по имени Алый Гром; принадлежащего к общине Раненной Головы типи воина по имени Орел Мужчина; человека из группы Колчерукого(Плохая Рука) по имени Бык; принадлежащий к Магическому Человеку(Шаман) по имени Медведь Король; два человека принадлежавшие к группе Жир Живота - по имени Храбрый Ястреб и Человек-Который-Ходит-Рядом-Со-Своими-Собаками. Два принадлежащих Два Сердца по имени Сильный и Тихий Медведь. Один из группы Сидящей Вороны звался Алый Орёл. Один принадлежащий Много Ворон по имени Маленький Орёл. Два принадлежащие Медвежьим Ребрам по имени Боящийся Лось и Медвежьи Уши. Один принадлежащий Галлу по имени Синяя Туча. Один принадлежащий Одинокому Псу, который не вернулся.

    К моменту моего ухода продажу боеприпасов остановили, а рационы были очень скудными, и мне это сильно не нравилось. Всё это стало причиной, по которой я хотел идти на охоту. Я решил: чем голодать в агентстве, лучше отправиться и попробовать убить дичь стрелами.

    Выйдя отсюда, мы разбили лагерь на другой стороне Большого Холма. Во второй день я жил в лагере на Холме Дикобраза (Porcupine Hill); 3-ю ночь - на Покрытой Листьями Возвышенности (Leafy Butte); 4-ая ночь прошла у «безымянного ручья»; 5-ая ночь на ручье, который является ответвлением Сидар-Крик(Кедрового ручья); 6-я ночь в том месте, «где они удерживали врага»; 7-я ночь на Кедровом ручье; 8-я ночь прошла у истоков Кедрового ручья. На 9-ю ночь у Кедрового ручья, двигаясь вверх, мы пересекли дорогу белого человека, ведущую к Блэк-Хилс – к 10-й ночи, путешествия встали лагерем на Сидар-Крик.
11-ю ночь провели у самых истоков Кедрового ручья (Cedar Creek), где не было вообще никаких деревьев, около этого лагеря есть место, где мы добываем точильный камень. Некоторые из моих людей, ходившие за ним, вернулись, прискакав в большой спешке, и сообщили, что подъезжают белые люди. Я ответил: «Очень хорошо, я пойду с ними увидеться».  Мы пошли, чтобы посмотреть на тех белых мужчин, но вместо этого обнаружили стадо бизонов. Мы убили сорок пять из них, в том числе двух телят, и на это жили.

    Тогда я созвал своих людей на праздник бизоньего мяса, и сказал: «Вот то, что заставило нас покинуть агентство. Теперь мы получили, что хотели и окольными путями вернёмся в агентство». Мой шурин (который умер) сказал: «Здесь нет селения, где они роют синюю землю (означает деревню Сидящего Быка), мы пойдем туда, получим необходимые кожи для мокасин и всё, что нам требуется, а затем вернемся к агентству» - этим он хотел моей смерти, но умер сам.
    Оттуда я пошел и расположился станом в Белых Горах; потом направился к Бокс-Элдер-Крик, где мы убили тридцать буйволов, только один из стада от нас убежал. Мы наелись мяса и проспали там ночь. Утром, когда мы встали, то увидели всадников, ехавших навстречу нашему лагерю. Это были индейцы, идущие из селения Сидящего Быка. От них я и услышал про его стойбище. Они сказали, что в лагере Сидящего Быка для меня есть подарки - я получу их сразу, как только туда попаду, и они сделают мое сердце радостным.
 
   В течение дальнейшего путешествия и следующих шести дней и ночей - нечего описывать. На 7-й день, когда садилось солнце, мы увидели лагерь СИДЯЩЕГО БЫКА. Многие из моих лошадей вышли из строя, и я был вынужден оставить их на дороге. Лагерь находился на реке Тонг(Язык) чуть выше устья реки Четыре Рога. Добравшись до лагеря, мы обнаружили, что индейцы голодают, но они убили собак и устроили для меня угощение. Они сказал мне, что хотя я и устал, но завтра должен снова идти дальше - в лагерь, где обнаружены бизоны. Утром лагеря переехали к Коттонвуд Крик. Я шёл последним, а когда мы вошли в новое стойбище, они уже несли мясо убитых бизонов.
 
   Теперь, когда у них было мясо, Общество Вороны из хункпапа, устроило для меня пир. Я пошел на праздник, и один молодой человек подарил мне большую чалую лошадь, он сказал остальным индейцам: «Вот человек, который живет с белыми людьми. Вы пригласили его сюда, чтобы он пришёл и получил выделанные кожи и шкуры. Теперь он здесь, почему вы молчите, именно для этого я дал ему лошадь, а теперь выйдите вперед и дайте ему свои бизоньи накидки и кожи». Они вручили мне 34 выделанные шкуры, упакованные на лошадях (вместе с лошадьми) и сказали: «Вот то, зачем вы пришли, берите всё и идите».  Эти слова заставили мое сердце радоваться. Молодого человека, который подарил мне чалую лошадь, звали ПЯТНИСТЫЙ ОРЁЛ.
 
   На следующее утро я взял коня и отправился в типи индейских солдат, где в основном собрались воины, и сказал им: «Родственники мои, я приехал сюда за шкурами и кожей. Я получил их, мое сердце радуется, а теперь друзья будьте милостивы и позвольте мне вернуться к белому человеку».
Они все ответили: «Хоу», но один человек вскочил и заговорил по-другому. Это был кто-то из четырех военных вождей, которые сидели в задней части палатки, и он сказал: «Твои слова не правильные, сейчас мы убиваем буйволов; жди, пока у нас их не наберётся достаточно, чтобы отправить с вами, а когда мы всё это получим, появится много мяса, чтобы продолжить разговор, вот тогда ваше сердце будет радоваться».

    С этого дня начались мои испытания; в тот вечер глашатаи обошли лагерь приговаривая: «Человек пришел сюда; ты дал ему подарки и сказал ему идти, нет! он никогда не уйдёт». На следующее утро стойбище переехало, а я решил остаться, делая вид, что не замечаю их движения, но воины-индейцы окружили мой лагерь и заставили двигаться вместе с ними. Индейские солдаты маршировали позади нас и по обеим сторонам, так что у нас не было никакой возможности уйти. Они взяли нас на Роузбад и привели в расположившийся там лагерь.
В этом лагере меня позвали на Большой Совет и сказали, что они собираются провести Танец Солнца, а те из моих людей, что не имели лошадей, смогут их получить. Так они сказали мне, но это был обман. Оттуда мы двинулись вверх по реке Роузбад. За это время не произошло ничего примечательного, и мы оставались на Роузбад в качестве наблюдателей.
 
       Однажды нам сообщили, что подходят белые люди. Я сел на свою лошадь и сказал: «Мне жаль, друзья мои, что мы ушли от белых, и я хочу, чтобы вы послушали меня, вы все взрослые люди и должны прислушаться ко мне. Этот народ (т.е. люди Сидящего Быка и др.) здесь сражается с белыми, но для нас белые - друзья и мы не поднимем против них оружия». Затем остальные индейцы отправились сражаться(на Роузбад 17 июня 1876).
 
   После того, как группа Сидящего Быка отправилась сражаться, моя партия и оставшиеся воины, как только появилась возможность, вышли чтобы убивать буйволов. Мы принесли мясо и занимались его заготовкой, когда однажды в стойбище поднялся большой шум, и все типи были разобраны. Тогда я подумал, что пора уходить, а люди Сидящего Бык были очень смущены и растеряны относительно того, в какую сторону идти. Я сказал своим людям: «Мы будем бежать туда - откуда пришли». Но волнение утихло, и палатки были снова выставлены, недалеко от места, где стояли раньше. В тот же вечер из сражения начали возвращаться воины, некоторые вернулись на следующее утро.

Они кричали тем, кто был в лагере, что собираются нас убить, так как сами потеряли несколько молодых людей, а мы не пошли помогать им сражаться. Четверо убитых остались на поле боя, они упали возле линий кроу, а те их изрезали и скальпировали, ещё 12 умерли уже в лагере. Невозможно сказать, как много было раненных - очень много – почти 400.180 индейских лошадей были убиты.

    Мужчина, потерявший в бою сына и от горя порезавший себя, подошел к моему типи, пожал руку, и сказал мне идти к центральной палатке, куда подходили воины. Я ожидал, что меня убьют, но пошёл туда. Вокруг неё плакали люди, а внутри собрались воины. Зайдя внутрь, этот человек снова пожал мне руку и сказал: «Эта нация враждебных индейцев все дураки, этот человек пришел сюда, чтобы торговать, он связан с белыми и не рад здесь оставаться, но вы машете перед ним оружием и оскорбляете. Вы воинствующий народ, но вот что делает война с белыми; мой единственный сын, в этот день ушел к Духу Земли. Если кто-нибудь будет мешать и досаждать этому человек (Убить Орла), я буду с ним драться и убью этим ножом».

    Когда проходило курение в палатке Совета, воин–шайенн по имени Черный Мокасин, принес руку белого человека; он начал бить меня и моих людей по голове и плечам, приговаривая: «Вот рука вашего мужа». Они принесли скальпы индейцев кроу и били нас ими по голове. Если когда-нибудь кто-то из этих людей придёт в агентство, я поклялся убить его. Я расскажу вам, как они обошлись со мной. Моя дочь Святая Женщина обменяла на лошадь большую жирную собаку; она собиралась снять с неё шкуру, когда подошли индейцы и вырвали её из рук. Мы голодали и испытывали сильную нужду; я никогда не смогу простить этого насилия. Воины пришли в наш лагерь заарканили и забрали всех наших собак.

    После того боя и объявления меня предателем, враждебные индейцы заставили нас идти с ними в лагерь на ручей Жирная Трава. Оставив Роузбад, мы пошли на Гризи-Грасс-Крик (Литтл-Бигхорн); дважды между этими двумя местами мы разбивали лагерь, и все время индейцы-солдаты внимательно наблюдали и охраняли нас. Там было очень большое стойбище, и мне приказали идти на одну его сторону, но я разбил лагерь в середине, и там был постоянно окружен индейскими солдатами. Воины охранявшие нас, были отлично вооружены. У них имелись все виды оружия; винтовки Генри, Винчестеры, Шарпсы, Спенсеры, дульно-зарядные; многие из них имели по два или даже три револьвера на каждого, у всех были ножи и копья. Ночью вокруг моего лагеря воины разожгли костры. На следующий день прямо из стойбища я увидел на дороге большой столб поднимавшейся пыли и дыма. Пони нашей группы находились далеко от лагеря, мы пошли за ними, но те обратились в паническое бегство.

    Кроме Сидящего Быка, выделялись вожди: БЕШЕНЫЙ КОНЬ из оглала-сиу, БОЛЬШОЙ ЧЕЛОВЕК из оглала, ВЫСОКИЙ ЛОСЬ из сан-арк, убит в бою с Рено, и вождь шайеннов убитый отрядом лейтенанта Сибли(позже).
Я слышал, что Сидящий Бык оставался в палатке совета, вдали от поля боя и призывал своих людей атаковать. Его часть лагеря располагалась недалеко от места, где солдаты (Рено) привязали в лесу своих лошадей и напали.
    Сидящий Бык владел очень большим кожаным типи. У него было две жены и четверо детей. С ним ещё жила его сестра, но она умерла летом этого года. Воины-солдаты разбили свой лагерь примерно в середине стойбища. Палатка Совета располагалась рядом с центром, она была окрашена в желтый цвет и явно выделялась среди множества других. Весь лагерь тянулся примерно на шесть миль и шириной около мили. Типи стояли как можно плотнее.

    Сидящему Быку было примерно 40 лет. У него светлые волосы, но это не связано с белой расой. Он примерно 5 футов 10 дюймов(178 см); весьма грузный и мускулистый, с широкой талией, имеет очень большую голову, волосы не длинные, а только до плеч. Одевался он по разному, в последний раз встретился мне в довольно грязной рубахе из хлопка. Я не видел его в битве.

    Сначала пришёл шайенн в военном головном уборе и провозгласил: «Я убил троих солдат, но они всё-таки убили меня!» Он был ранен в двух местах. Затем продолжили привозить раненых, закинутых на лошадей, а с их свисающих голов стекала кровь.
    В бою с Рено пали 14 человек и 39 погибли на поле боя с Кастером. Мне известно о 7-и, которые впоследствии умерли от ран в лагере. Очень многие были ранены. По моим оценкам 600 человек получивших всевозможные ранения в разные части: головы, руки, тела, но почти все ранения, что я видел, были более или менее легкими. Много огаллала сиу выстроились в линию и позвали меня, чтобы посмотреть на них, сообщив: «Вот раненные одной группы» - 27 располагались на травуа(волокуши) и 38 на лошадях. Одна шайеннская женщина, у которой был револьвер на шнурке, пошла в бой и была убита. ДОЖДЬ В ЛИЦО был вместе с нами, но он не вырезал сердце у мёртвого офицера и не носил его на палочке по лагерю, как говорят белые.
Люди Сидящего Быка не взяли ни одного живого, это было как ураган, сметавший все на своем пути… Они неслись хаотично, как пчелиный рой из улья.

    Все мужчины, которых вы здесь видите, пошли за нашими лошадьми, но мы не сразу смогли их поймать. Наконец мы поймали некоторых из них, и отправили в лагерь. Тогда я сказал своим людям: «Возьмите свои типи, все что ценно и бежим обратно к белым». В это время люди Сидящего Быка подожгли степь вокруг палаток, и несколько моих типи сгорели. Они взяли некоторых моих лошадей, убили 8 из них и вернули остальных. Индейцы-солдаты оскорбляли и избивали моих людей, они  и сейчас могут показать эти отметины. Тут некоторые его воины продемонстрировали  раны, нанесённые ножами, копьями и кнутами. Убить Орла показал на своём левом бедре довольно большую рану, нанесённую ножом.
 
   Они сделали это потому, что мы не пошли сражаться против белых. После этого мы поехали с ними, но воины никогда не оставляли нас в покое и все время третировали.
На  заходе солнца вернулись все остальные и сказали: «Мы убили их всех, поставьте свои типи, там где они лежат».
    В тот же вечер, как только они начали устанавливать свои палатки, поступило сообщение, что к устью ручья приближаются войска (Терри). Когда пришло это известие, после наступления темноты, типи разобрали, и все начали уходить вверх по ручью.
 
   Я сказал своим людям держаться вместе, чтобы попытаться уйти. Кто-то сообщил мне, что они предлагают, «убьем его и его группу; сегодня мы потеряли многих молодых людей и в наших сердцах тяжесть». Мы путешествовали всю ночь и на следующий день, перейдя ручей Жирной Травы, разбили лагерь у подножия Белых гор.
    В ту ночь, я проснулся от возгласов какого-то мужчины и разбудил своих людей. Этот человек оказался шайенном принадлежавшим к отряду, который вышел на тропу войны в Белые горы. Он сообщил, что ещё не видел так много солдат, проходящих вдоль подножия Белых гор, которым нет конца. На следующее утро воины верхом на лучших лошадях покинули лагерь, чтобы встретить приближавшиеся войска, и таким образом, защитить женщин и детей от надвигавшегося сражения. Это было через три дня после боя с Кастером.
 
   Сначала вернулись воины на измотанных лошадях и рассказали, что они вышли на след белого человека и последовали за ним в горы. Затем вернулись остальные и сказали, что 8 шайеннов заманивают белых - их лошади были лучше, чем у других.
    Один шайенн, отмеченный за храбрость, и носивший военный головной убор, был убит выстрелом в голову, убитого принесли обратно в лагерь. Индейцы слишком приблизились к солдатам, когда он был подстрелен. Они вытащили его обратно за ноги. После этого отряд воинов прокрался туда и нашел там привязанных лошадей без охраны (группа лейтенанта Сибли). Они забрали лошадей и вернулись в стойбище. Из этого лагеря все пошли к реке Роузбад.

    Таким образом, они увели нас дальше вниз. Во время передвижения общины Сидящего Быка мы пытались охотиться, но наши дети умирали от голода, потому что индейцы-солдаты не позволяли  нам убить какую-либо дичь. Нам говорили: «Вы не имеете права на этих бизонов, для вас - пища белого человека, вот когда вернетесь, то сможете её съесть».
    Мы вернулись к Коттонвуд Крик, там я встретил своего внука по имени Плохой Бок, узнав от него свежие новости, но нас снова избивали и оскорбляли. Они убили еще одну из наших лошадей, принадлежавшую моему тестю. Я больше не мог сдержаться, и в ответ застрелил одну из их лошадей. После этого они стали относиться к нам еще хуже.

    Я собрал девять новых одеял и пошел дарить воинам-солдатам, но из этого ничего не вышло. Потом мы пошли к Бивер-Крик, здесь я организовал пир дикой репы (праздник для наших детей), и пригласил на него шайеннов. Эти индейцы пришли (они представляли 4 сообщества), и я сказал им: «Пока мы сейчас одни, дайте мне свой совет». Четверо шайеннских вождей говорили со мной через переводчика. Один вождь сказал: «Нам сообщили, что ваши родственники-сиу, вас обижают, несмотря на всё сделанное вами добро. Сегодня вы почтили нас своим вниманием».
    Другой вождь шайеннов в унисон сказал: «С вами плохо обращались, но в дальнейшем мы будем вас защищать. Нас 500 палаток; идите своей дорогой, а мы встанем между вами и людьми Сидящего Быка».
 
   Когда я приготовился переехать, ко мне пришёл старый вождь шайеннов и посоветовал двигаться ночью, в противном случае могут возникнуть проблемы. На следующую ночь было темно и ветрено. Под этим прикрытием мы разобрали наши типи и уехали, путешествуя всю ночь и большую часть следующего дня. Когда мы остановились на отдых, ко мне из лагеря Сидящего Быка прибыл молодой человек и сказал, что остальные индейцы собираются нас остановить. В тот вечер, когда темнело мой шурин, который остановился на холме, чтобы наблюдать, сообщил, что основная масса индейцев, находившихся в поле зрения, отстала. Получив эту информацию, наше бегство продолжилось. Каждый, опасаясь за собственную жизнь, продолжал двигаться всю ночь, и весь следующий день. Удивительно, как дети вынесли все эти тяготы, но в тот вечер мы прибыли на Гранд-Ривер.

    Теперь мы вернулись на Гранд-Ривер, вблизи Блэк-Хорс-Батт, и в результате вы видите меня живым. Там я нашел дикорастущие плоды и ягоды. По эту сторону Гранд-Ривер семь моих лошадей выдохлись, и я должен был их оставить. Когда я пришел в лагерь - где так долго находился - то нашел черепах, рыбу и бобра, всё это стало нашей едой. Я оставался там, не по тому, что боялся прийти, а потому, что там было много такой пищи, и я мог кормить детей. Находясь в этом последнем лагере, до нас дошёл слух, который меня напугал. Как-то раз индеец огаллала пришедший в агентство искать жену, посетил наш лагерь и сказал, что нас всех вместе с детьми повесят, но я не боюсь…»

 *ИНДЕЙСКОЕ ЧТИВО* в "контакте"   

   


Рецензии
Здравствуйте!!! Слово демократия впервые использовалось в Древней Греции для обозначения рабовладельчества: демос - рабовладелец и кратос - власть. Народ с греч. яз - охлос, а раб - илот. Власть народа с греч. - охлократия. А слово демократия позже перекочевало в другие языки: латынь, из латыни во французский язык. С уважением

Миролюбов Владимир Мирославович   04.12.2016 14:11     Заявить о нарушении
О демократии очень много сказано здесь http://www.proza.ru/2016/12/04/317

Миролюбов Владимир Мирославович   04.12.2016 14:12   Заявить о нарушении
Демос - это народ, а не рабовладелец. Демос и дем (административно-территориальная единица территории полиса, отделение, район, подразделение) - однокоренные слова. Следовательно демос у др. греков - это свободные граждане мужского пола данного города-государства (владели они рабами или нет - это не важно). Охлос - чернь, толпа, сборище, массы. Есть еще словечко "лаос" - народ, население, войско, собрание (Николай - победитель народа); есть еще "этнос" - племя, нация, группа, толпа.

Алексей Аксельрод   05.12.2016 12:58   Заявить о нарушении
Большое спасибо! Важное уточнение. Тогда выходит, что демос - это ТОЛЬКО децентрализация власти, а не власть народа. И очень важно как кого изначально называли. (Если Либер - БОГ ГЕЕВ, ЗДЕСЬ НЕ ОТВЕРТИШЬСЯ, ПРАВИЛЬНО?!!) Простите.

Миролюбов Владимир Мирославович   05.12.2016 13:11   Заявить о нарушении
Демография - второстепенное историческое название латинского заимствования с греч.яз.

Миролюбов Владимир Мирославович   05.12.2016 13:13   Заявить о нарушении
Так скверно отзываться о своём народе даже в Греции никто бы себе не позволил, а именно, чтобы всех и своих простых граждан сделать рабами, дыбы они не были чернью с ваших слов. За такое антилюдское высказывание и на Руси легко было попасть на судебное капище - Суд Копы.

Миролюбов Владимир Мирославович   05.12.2016 13:25   Заявить о нарушении
Чернь, от слова чёрный - добрый с старославянского языка. Например, град Чернигов - добрый город славных людей на Святой Руси!!!

Миролюбов Владимир Мирославович   05.12.2016 13:28   Заявить о нарушении