Путевые записки. Одиночество в горах

Путевые записки. Одиночество в горах
август, 2015.

  …Еще несколько десятков метров и вот он, берег Осиновки, с отличным местом для ночлега. Вода, дрова и ровное место, где можно установить палатку. Приличное кострище указывает, что эта та самая стоянка из описания маршрута, нужная мне. Распаковываюсь, ставлю палатку, ужинаю. Осматриваю окрестности. На другом берегу тянется горная гряда. Самая высокая гора, судя по карте, это гора с чудным названием – Поляна. До неё я не дошел в 2012 году, идя по Большому Мамаю. Куда меня занесло?! И ни одной живой души на десятки километров вокруг. Жутковато! Но цель по-прежнему не достигнута, и по-прежнему неодолимо манит к себе.
 Сумерки сгущаются и я укладываюсь спать. В двух метрах от палатки шумит, поёт на голоса Осиновка. И это не поэтическая метафора. Стремительный ток воды по камням производит какофонию звуков, где можно расслышать всё – и человеческие голоса, и рёв тропических животных, и пение райских птиц, и мягкая поступь подкрадывающегося снежного человека. Периодически на эту симфонию реки накладывается ритмичный перестук колес жд составов по мосту через Осиновку у Байкала - даже сюда, за десятки километров, он достигает по речной долине, как по трубе. Плюс ещё раскаты грома далекой грозы. Здесь грозы обычное дело и постоянно где-нибудь, поблизости, да гремит. Все атавистические страхи доисторических предков, которые гнездились днем в потаённых уголках души и успешно гасившиеся светом, движением и целеустремлённостью, сейчас во мраке, и в замкнутом пространстве нахлынули с новой силой. Вдруг что-то хлестко падает на палатку. Я подскакиваю словно ужаленный тарантулом. Река застыла… железнодорожный экспресс далеко внизу встал на мосту… тучи замерли перед столкновением… Слух обострился до молекулярного уровня, выискивая шорохи во вселенной. Тишина… Нет, это не монстр… Укладываюсь опять. Наваливается усталость после тяжёлого перехода, и я засыпаю…
  Ночью, из глубокого сна меня вырвала боль. Спросонья не пойму в чем дело? А! Вот оно что! Болит горло. Заработал себе ангину, глотая ледяную воду из родников, следуя по маршруту. Этого ещё мне не хватало! А, ладно. Утро вечера мудренее! Плюю, фигурально выражаясь, на ангину и на всех монстров заодно, и вновь засыпаю…
  А вот и утро. Выбираюсь из палатки, на крыше лежит засохший монстр - сухая пихтовая ветка. Пришло её время упасть. Что с того, что я поставил палатку на её пути? Солнце встаёт из-за горной гряды. И Осиновка уже не поёт так красиво, как ночью. Погода обещает быть отличной! Лепо! Но горло болит, глотать больно. Что теперь делать? Как лечить ангину? Возвращаться назад? Идти вперед? Стоять на месте? Решать что-то надо - не сидеть же сиднем! И пружина моего прирождённого упрямства начинает стремительно распрямляться. Ангину игнорировать, и вперёд! До зимовья всего примерно час пути. Завтракаю, упаковываю рюкзак, но палатку оставляю на месте. Если найду зимовье, то палатка мне будет не нужна. А если что пойдет не так, то вернусь, и палатка уже будет меня ждать. Ура!
  Иду. Травы сверкают крупными изумрудами от обильной росы. Как не старался увёртываться и изворачиваться, через 10 минут уже весь мокрый.
  Выхожу на обширную луговину. В дальнем конце смутно видится какая-то загадочная фигура. Похожа на какое-то животное. Успокаивает, что фигура неподвижна. Подхожу ближе, и существо становится слегка похоже на Хозяина, но по-прежнему не двигается. Тропа уклоняется круто влево от фигуры. Но теперь-то уже понятно, что это не живое, а природное образование, но очень похоже на какое-то сказочное чудище. Любопытство распирает! Что ж такое?! Схожу с тропы и иду к чудовищу. Ага, дерево упало и вывернутой корневой системой с грунтом, с вкраплением булыжников и обросшее мхом сформировало фигуру лесного страшилища. Вот он оказывается какой – владыка Хамар-Дабан! Кланяюсь ему многократно, прошу у него разрешения на дальнейший путь в его владения, фотографирую и возвращаюсь на тропу.
  Альпийские луга. Травы, папоротники по грудь. Если смотреть строго под ноги, то только так и видна тропа, пробитая за много, много лет охотниками, рыбаками и туристами. Стоит заглядеться, задуматься, отвлечься, как уже под ногами тропы то и нет. Делаешь несколько зигзагов вправо-влево и вот тропа опять под ногами. Всё чаще попадаются поперечные широкие «проходы» через тропу. Первая версия, что туристы, сбившись, шли по «целине». Из любопытства немного прошёл по такому проходу. Нет, явно не люди. Зверь. Большой. Может бегемот? Часто попадаются разбитые вдребезги трухлявые пеньки и "разграбленные" муравейники. Нееет, не бегемот. Топтыгин Михайло Иваныч хозяйничал. Страх, конечно, где-то глубоко шевелится. Человек же я, со всеми человеческими слабостями. В голову лезут непрошеные мысли о Том, чьё имя не принято произносить вслух в тайге, но ноги идут, как заведённые, несут вперёд, а мысли эти я гоню прочь.
  Иду. Безмолвие и величие дикой природы создает явственное ощущение затерянности, жуткого одиночества, собственной незначимости…
  Жаркое байкальское солнце поднялось, высушило меня и… выгнало ангину напрочь! Горло перестало болеть. Целебный горный воздух, насыщенный фитонцидами кедровых и пихтовых лесных массивов сделал своё доброе дело. Да и сам владыка Хамар-Дабан мне способствует, не иначе! Радуюсь теплу, солнцу, красивейшей сказочной природе и тому, что несмотря ни на что иду вперёд.
  Чудесная, благословенная страна!!!
  Альпийские луга закончились. Тропа выходит на каменистый берег, начался каньон Осиновки. Форсирую небольшой приток вприпрыжку по камням и иду дальше. Тут сложность в том, что на камнях тропа не просматривается. Пару таких участков вчера я уже проходил. Главное, надо быть очень внимательным и не пропустить, когда невидимая эта тропа отвернёт от берега. Ага, вот это самое место, где надо взобраться метров 40 почти по отвесному склону каньона. Карабкаюсь вверх. Очень трудно подыматься. Тяжёлый рюкзак тянет вниз, в пропасть. Ухватится руками практически не за что, если разве за мясистые листья бадана. На небольшой площадке сбрасываю рюкзак и взбираюсь уже налегке. Ещё и маленький родничок струиться сверху. Скользко очень, но всё же выбираюсь из ущелья. Дальше тропа петляет по тайге, манит за собой. А мне опять надо решать, что же делать дальше? Идти без рюкзака бессмысленно. Как поднять рюкзак наверх непонятно. Можно конечно вернуться в лагерь, взять минимум продуктов и пойти налегке. А вдруг за время моего отсутствия запас продуктов в палатке экспроприирует местное, постоянно голодное лесное население? Решаю идти назад, в лагерь и штурмовать Поляну, а восхождение на пик Нефтяников отложить на будущее.
  Вернувшись на стоянку, стал готовить обед. Пока варилась каша, я ходил по берегу, выискивая удобное место для брода, и визуально прокладывая линию восхождения на Поляну. Но едва успев отобедать, как пошёл дождь. Выходит, правильно интуитивно сделал, что вернулся. Забираюсь в палатку и строю планы по завтрашнему восхождению на Поляну. А дождь идёт. Наступает ночь, дождь мерно барабанит по палатке...
  Утро, дождь. В редкие, кратковременные перерывы дождя выбираюсь из палатки, готовлю быстро еду, в бесконечной тоске смотрю на свинцовое небо, где ни малейшего намёка на просветы.
  Ночь – дождь. А если дожди надолго? Как потом выбираться? С тяжёлым сердцем решаю – завтра возвращаюсь - будет дождь, не будет дождь…
  Утро – мелкий дождик моросит, кругом промозглая сырость, в придачу к дождю с деревьев сыпется град крупных капель. Мрачно собираюсь в обратный путь. Только отошёл метров 50, слышу за спиной глухой шмяк. Оборачиваюсь, невдалеке качаются ветки кустарника. Что? Кто? Может Хозяин крадется за мной? Или сухостоина упала? Идти дальше и все время думать в липком страхе о том, кто там за спиной моей крадётся? Нет уж! Достаю топорик и сторожко возвращаюсь. Уффф! Ну, слава Богу! Это здоровенный балан, метра три длиной, отвалившись от верхушки сухого гигантского тополя, обвалился на тропу. Падал с приличной высоты абсолютно бесшумно и только при соприкосновении с землёй вздохнул так тяжко. А если бы мне на голову, пройди я это место парой минут позже?..
  Иду, дождь то не прекращается, то продолжается. От китайского дождевика проку нет совсем. Мокрый весь, ещё мокрей, чем давеча от росы. Преодолеваю ручьи, овраги, завалы, проходить которые в сырую погоду заметно сложнее. Дождевик и штаны изодрались в лохмотья. С ужасом думаю, если кто меня сейчас увидит в таком виде. Не дай Боже! Это даже будет пострашнее встречи с Хозяином. Позор моим седым вискам! Турррыст! Едрит меня в корень! Ёкарный бабай! Но маршрут не очень-то популярный у туристов, да и непогода, так что встреча с людьми мало вероятна, и мысли переключаются на приятные ожидания: как приду я на место первой ночёвки, ставшей за несколько лет как родной, поставлю палатку, переоденусь во всё сухое и сварю кофе! Оу!..


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.