В доме бывшего одноклассника

               Ученик третьего класса Коля Матвиенко не пришёл в школу в пятницу. Его учительница Юрченко после уроков пошла к нему домой выяснить причину неявки.

                На дворе стояла зима, всё село покрылось пушистым снегом, словно зимним одеялом. Тамара Андреевна шла по улице, где проживал её воспитанник, осторожно.  Улица не являлась главной, поэтому и чистили её от снега в последнюю очередь. Пришлось преодолевать сугробы. К счастью для учительницы, во дворе Матвиенко  сугробы отсутствовали. Она, открыв калитку, пыталась войти во двор. Это ей не позволил сделать сторожевой пёс Шурик. Пришлось подождать, пока его отведёт в будку сам Коля, услышавший из дома лай собаки.
               
                - Вы к нам, Тамара Андреевна?- спросил ученик.
                - Вообще-то я к тебе, Коля. Ты почему сегодня не пришёл на уроки?
                - Мама не пустила.
                - Она дома? Проводи меня к ней.

                Мама принесла извинение педагогу, объяснив причину неявки сына в школу. Он проспал, а вину пытался свалить на неё. Хотя мама разбудила его вовремя. Учительница, внимательно выслушав маму, вошла в её положение и собиралась уходить, как заметила в шкафу под стеклом  одну фотографию. Подошла поближе.
               
                - Ольга Владимировна, откуда у Вас эта фотография?- поинтересовалась она.
                - Осталась от прежних хозяев этого дома. В 1971 году они куда-то выехали, а мы купили у них дом. С тех пор (а прошло двадцать лет) так здесь и живём.
                - Я знаю, кто тут жил, когда и куда они выехали. Но меня сейчас интересует другое: почему Вы столько лет храните эту фотографию?
               
                Не отвечая, хозяйка дома взяла со шкафа фотографию и дала её в руки учительнице со словами: «Вот причина!». При этом она пальцем показала на красивый новенький дом, на самом верху которого красовались цифры «1963». «Восемь лет назад, - продолжала мама,- мы въехали именно в такой дом. Сейчас его не узнать: стены покрылись штукатуркой, крышу переделали на свой лад,  поменяли окна, входную дверью, да и у веранды вид изменился. А нам бы очень хотелось помнить, каким наш дом смотрелся вначале. Фотографию же эту нашёл Коля в летней кухне.
               
                - Простите меня, - перебила её гостья, - а кто стоит на фото возле дома,  Вы не интересовались?
                - Наверное дети прежних хозяев? Их я не видела. Когда они выезжали, у меня родилась дочка, Коля появился на свет значительно позже. Дом покупал муж. Надо бы его спросить, но он не пришёл ещё с работы.
                - Можно я на выходные дни возьму фото с собой? Завтра я еду на совещание учителей начальных классов в район, зайду в фотоателье и сделаю копию. А подлинник отдам Коле в понедельник?
                - Хорошо!
                На том они и расстались.

                Юрченко в последнее время жила с тринадцатилетней дочкой Леной и  двенадцатилетним сыном Владимиром. Мужа-пьяницу, постоянно обижавшего её, дети выгнали из дома. Вскоре она с ним официально развелась, себе оставила «девичью» фамилию, на которую записала и детей. Он уехал в город и , как говорили, его приютила там какая-то одинокая «пьянчужка». Искать нового мужа не стала, сначала надо вырастить детей. Исходила из того, что не каждый отчим для детей есть благо.

                Когда Тамара вернулась домой, дети сидели за письменным столом и делали уроки назавтра. «Моя помощь нужна?», - едва переступив порог спросила мама. «Нет, нет, мы сами!»- ответили те дружно.

                Раздевшись, мама прошла в свою комнату. Посмотрела на часы: до ужина оставалось ещё достаточно времени. Затем  села на кровать, достала из сумочки взятую на время фотографию и начала  внимательно рассматривать.  На неё глядели сквозь два десятилетия  знакомые лица. Сначала она "поцеловала" мальчика, потом – девочку. На фото им было соответственно четырнадцать и тринадцать лет. Звали их Паша и Тамара.

             С огромным интересом взрослая Тамара рассматривала на фото себя из далёкой школьной поры. Но взгляд её  так и перемещался  на право, где стоял одноклассник Коваленко Павел. В какой-то момент  показалось, что тот ей раза два подмигнул, чем, видимо, и вызвал слёзы на глазах. Теперь она «целовала» только его. Наверное, пыталась отдать долг. Закрыв глаза,  мысленно перенеслась в лето 1971 года.

            … В школе прозвенел звонок  на летние каникулы. Но для семиклассников сельской школы они начались не сразу: предстояла отработка на колхозных полях. Ручки и тетрадки пришлось временно менять на «тяпки».

           На поля школьников возили в открытом кузове грузовой автомашины. Пока ехали (как туда, так и обратно), в основном «дурачились», пользуясь тем, что  классный руководитель  ехала «как белый человек» в кабине с водителем. Тем не менее,  на четвёртый день они по пути в поле занялись полезным досугом: обсуждали фильм 1968 года «Щит и меч», который накануне сельский клуб показал повторно по просьбам кинозрителей.
         
           - Фильм прекрасный, ребята, - вмешалась в разговор  Тамара, - но мне бы хотелось летом прочитать сам  одноимённый роман Вадима Кожевникова. У кого из вас он есть?
                Все промолчали. 
               - А жаль! - только и сказала девчонка.
          
                Как это ни странно, но Тамара вечером перед сном смогла прочитать аж пять страниц указанного романа. Больше не осилила, работая сначала на колхозном поле, потом на своём родном огороде, помогая маме. Усталость – она в любом возрасте даёт о себе знать. Книгу в двух томах ей принёс в  тот же вечер  Паша.
         
               - Паша, спасибо, но вернуть роман тебе я смогу только первого сентября, когда снова сядем за парты, - призналась одноклассница. - Много работы дома. У мамы на меня только и надежда. Младшая сестра моложе меня на пять лет. Какая из неё помощь? Папа в хозяйстве не очень маме помогает. У него другие интересы: не успеваем собирать пустые бутылки в саду и огороде.
        - А хочешь, Тамара, я тебе книгу эту подарю? Правда, говорят, что подаренного не дарят? Может врут?- отвечал Паша.
        - Правильно говорят. А книгу я тебе обязательно верну.
         
                Июнь и июль незаметно «скрылись за горизонтом», наступил август. За это время одноклассники встречались только два раза в магазине. Поздоровались и разошлись. Третий раз встретились в середине августа в клубе на просмотре нового фильма. На этот раз не выдержала Тамара:
           - Потерпи, Паша, мне осталось прочитать не так много страниц. Книга у тебя будет на парте первого сентября. Ты к школе готов?
           - Готов, разумеется. Но что-то мне грустно на душе.
          
              Тамара ничего не ответила, подумав, что грусть на того нашла не совсем случайно: ей тоже не очень хотелось идти в школу. Хотя по пути домой засомневалась: уж больно у Паши вид был необычно грустный для всегда весёлого мальчишки.

              Своими сомнениями дома поделилась с мамой.
            - Ничего удивительного, дочка. На его месте ты тоже загрустила бы!- ответила мама.
            - Не поняла?
            - А что тут не понять? Уезжают они через неделю из села  куда-то далеко в город-новостройку. Вот и грустит твой одноклассник, учится дальше придётся в новом коллективе. Хорошего мало.
            - Почему же он мне не сказал об этом, мама?
            - А кто ты такая для него? Невеста? Жена? Всего-лишь учитесь в одном классе. Таких как ты -  много, а он один. Поняла, дочка?
             - Спасибо, мама, я всё поняла.

              На следующий день, Тамара,  дочитав  «Щит и меч»,  понесла книгу тому, кто ей  дал. В доме Коваленко родителей не оказалось. Это обрадовало: она боялась, что те не совсем правильно поймут её поступок. За одной партой с их сыном она никогда не сидела, не дружила.

              В дом стучаться не пришлось: Паша в это время работал в саду. Куда и направилась гостья.
            - Прости меня, Пашенька, за нежданный визит, - извинилась девчонка. – Но ты же сам виноват. Книгу я тебе обещала вернуть первого сентября? Правильно? А как я её верну, если ты в этот день в нашем классе не появишься?
             - Виноват, Тамара, и хочу загладить свою вину.
             - Как это?
             - А вот так!- после тих слов он подошёл к ней, обнял и поцеловал.
            
             - Совсем ничего, Паша, не понимаю. Что означает твой поцелуй?
             - Только то, что я мог тебе книгу не дать, как и остальные ребята. Могу сказать, у кого она ещё есть. Однако дал. Не догадываешься, почему?
              - Прости, Паша, не догадываюсь.
             
               Тогда он снова обнял её и поцеловал. Подружка ничего не успела сказать, как услышала из соседнего сада:
               - Жених и невеста!
               - Эй, «жених», - позвал Коваленко, - иди-ка сюда.
               - Бить будешь? – задал провокационный вопрос тринадцатилетний сосед.
               - Хватит пугать мою гостью, Гриша. Иди к нам и захвати свой фотоаппарат.
             
                Через некоторое время одноклассники стояли около дома Паши и смотрели в объектив  фотоаппарата.
                - Паша, а зачем тебе фото именно на фоне дома?- поинтересовался «фотограф». – Можно  было запечатлеть вас двоих и  в саду.
                - Хочу сохранить память о своём доме.
                - Только о доме?
                - Не только, как ты, Гриша, уже догадался. …

              Воспоминания мамы прервали  дети:
              - Пора ужинать, уроки мы сделали, - доложила Лена. – Ой, что это у тебя за фотография, мы её раньше  не видели, мамочка? Дай посмотреть.
            
                Как не рассматривала дочка  фото, свою маму так и не узнала. Скорей всего потому, что не ожидала увидеть её у незнакомого дома с незнакомым мальчиком. Тамаре стало обидно. «Старая стала, вот и не узнать меня,- подумала она про себя.- А ведь на фото я такая же как сейчас моя Лена. Узнают ли её дети, когда она достигнет моего возраста? Кто знает, как сложится её жизнь? Будет ли она счастливей своей матери или повторить мою горькую судьбу?».
 
              Ночью Тамара долго не могла уснуть, перед её мысленным взором мелькали те счастливые мгновения августа 1971 года. Которым не суждено было  повториться. А ведь могло это случиться, если бы тогда Паша оказался более настойчивым, и, по приезду в город, написал бы ей письмо. Не могла же она написать ему первой ? Да, и куда писать? "На деревню дедушке?". Разумеется, нет. Она всё ждала от него письма. Но так и не дождалась. Ни в восьмом, ни в девятом, ни в десятом классах. А потом ... уже было поздно. Она вышла замуж.

06.12.2016 г.

Фото из Интернета
               

            
   


Рецензии
Душевный рассказ!Понравилось, спасибо!

Сергей Приходько   24.09.2019 06:19     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей, за прочтение и отзыв!!!

Петр Панасейко   24.09.2019 08:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.