Мистика какая-то!

     Эта история из далёкого 1945 года.
         Несколько пожелтевших от времени писем, из огромной кипы, чудом сохранившейся фронтовой переписки, послужили основой нижеприведенного рассказа.
Эту бережно сохранённую моими родителями фронтовую переписку только на семидесятом году жизни решилась я прочитать, и к удивлению, поняла, что совсем ничего не знала о молодости родителей.
     Конечно, в семье было известно, что  родители заочно познакомились по фронтовой переписке, что в конце войны отца ранило в Восточной Пруссии, и из эвакогоспиталя г. Казани летом 1945г мама забрала его на лечение в Москву.
Но как много нового узнала я из этой переписки! Впрочем, это совсем другие истории.

     Немного об авторах этих весточек из 1945года,
Молодой москвичке Антонине, девушке с рабочей окраины, случайно попало письмо с фронта от молодого человека, капитана, орденоносца, сибиряка Иннокентия с предложением начать переписку.
Завязалось заочное знакомство, переросшее в дружбу, а со временем и во взаимную симпатию.
Полтора года молодые люди обменивались письмами с мечтой и надеждой о счастливой встрече после Победы.
     В конце войны Иннокентия тяжело ранило в боях за Восточную Пруссию.
Ничего не зная о ранении, и перестав получать письма, Антонина с упорной настойчивостью продолжала писать Иннокентию в часть, так как, будучи военной переводчицей, не понаслышке знала работу полевой почты и военной цензуры. Ведь и раньше письма с фронта частенько не доходили вовремя до адресата, уж, что и говорить, письма из Германии (Восточная Пруссия), где были ожесточенные бои, шли намного дольше, чем с полей сражений Родины.
     Иннокентия, прооперированного в полевых условиях армейского госпиталя, отправили в тыл.
Только в конце марта Антонина получила от него письмо без обратного адреса, написанное еле понятным корявым подчерком. (По всему видно написанное левой рукой)

20 марта 1945г
                Здравствуй родная!
    10 марта написал тебе письмо. 17 го в бою получил 8 ранений. Володя -  7 ранений. Все ранения с положительным исходом. Много ушло крови. Теперь выправляюсь. Самочувствие прекрасно.
    Пишу, Тонечка, левой рукой. Скоро буду писать правой. Привет родным.
         Крепко-крепко тебя целую, Кеша.

     Тем временим санитарный поезд увозил Иннокентия все дальше и дальше в глубь страны.
Судя по датам можно заключить, что почти целый месяц санитарный поезд был в пути из Восточной Пруссии до Казани.
    Oказавшись в конце апреля в эвакогоспитале г. Казани Иннокентий написал Антонине и в свою воинскую часть.

 13 апреля 1945г
Казань                Здравствуй родная!
Прибыл вчера. С помощью других на собственных ногах вышел из вагона.
Теперь на новом месте чувствую себя хорошо. Скоро буду снова такой, как был.
Тонюша, пиши, родная, ведь через два дня будет ровно месяц, как читал от тебя дорогие для меня листочки. Как тяжело прошел этот месяц!
 Пиши по адресу: Казань 24, Ул. Тухачевского д.113
Эвак.госпиталь,3651, 2 отд.,8 палата Киселёву И.М.
                Привет родным. Крепко, тебя целую, твой друг, Кеша

Письмо написано корявым почерком, чувствуется, что раненой рукой!
Письменная связь восстановилась.
Иннокентий, как сам он пишет, был единственным в госпитале, кому так часто приходили письма.
     В середине мая он получил из части адресованные ему письма Антонины, прочитав одно из которых написал:

21 мая 1945г.
Казань               
                Тонюша!
     Только что кончил дежурить по кухне, успел в город на Центральный Почтамт. С квитанцией проверил телеграмму, которую с вызовом тебя дал начальник госпиталя. Телеграмма, заверенная начальником госпиталя, на твой адрес ушла 14.5.45.
Все что от меня зависит сделал.
     Пару слов о вызове. Сегодня целый час агитировал нач. госпиталя, чтобы дал мне хотя бы 10-ти дневный отпуск с выездом в Москву. Никак не идет он на это. Да и не имеет такого права. Выезд мой срывается.
     Как бы было Тонечка, хорошо, если бы ты сама приехала с вызовом для меня в московский госпиталь! Завтра приедет из Куйбышева полковник, о котором я тебе сообщал раньше. Потолкую с ним, чтобы что-нибудь скомбинировать, но, пожалуй, «не стоит овчинка выделки». Это мне придется ехать в Москву, с Москвы в Казань, а потом опять в Москву.
Все лечение пройдет в дороге.
В общем, получишь вызов, скорей выезжай. Жду тебя, родная.  Приедешь, действуй так, как я тебе писал в письме 14.мая 45г.
Расквартироваться можно в гостинице или на квартире полковника. Квартир хватает. Что касается билета на Москву, то будет проще пареной репы, ведь все управления города в наших руках. Любой билет по брони. Жду тебя родная.
     Володя второй переслал мне все твои письма из части.
А какой тебе сон снился в день моего ранения,17 марта 1945г!
Почитав твои строки, воодушевился. Для меня ясно, нам суждено дальше быть вместе, понимаешь?
            Жду тебя. Привет родным.  С приветом и крепко целую, твой Кеша

Внимательно читаю, письмо Антонины, написанное в день, когда был ранен Иннокентий.

17 марта 1945г
г. Москва
                Здравствуй, дорогой Кеша!
     Сегодня, наконец, после всех переживаний и тревог получила 3 письма. Когда только кончится задержка писем? Пойми, нет шесть дней писем от родного друга!
Сколько нужно нервов чтобы выдержать такое испытание. Отсутствие твоих весточек здорово на мне отражается, прошу тебя этим не злоупотреблять в дальнейшем, хотя ты у меня аккуратен в этом отношении, а виновата гадкая почтовая связь.
     Сегодня второй день работаю после недельного отдыха и надо сказать, вчера было «боевое крещение», давно не работала по 10 часов. После работы так рвалась домой.  Но дома абсолютно не могла ничего делать, решила быстро лечь спать, долго не могла сомкнуть глаз. Наконец удалось заснуть.
 Ночью мне снится сон: подхожу к калитке одного сада. Откуда ни возьмись за изгородью огромная темная собака, после выхожу - решето яиц.  Собака- это к другу, а яйца- явиться. Рассказала утром сон маме, она говорит- возможно Кеша приедет.  Уезжаю на работу с тоской на сердце. Думала, что работа поглотит. Вечером тащили играть в волейбол, отказалась, ибо в таком настроении не игра.
     Дома были билеты в Большой театр на «Пиковую даму», я не поехала, поздновато. Мама отдала билеты соседям.
Хорошо бы мой сон сбылся, и ты получил бы отпуск
                Кеша, береги себя, время тревожное. Привет боевым друзьям.
                С приветом, Тоня.

А ведь и вправду, письмо с тревожным сном было написано в день ранения Иннокентия!
МИСТИКА какая-то!
Сейчас бы сказали, паранормальное явление.
     Самовольно уехать из госпиталя Иннокентию не пришлось. 22 мая 1945г в Казань за ним с вызовом в Москву приехала Антонина.
16 марта 1946 г у них родилась дочь. В мире, любви и согласии прожили они 30 лет после Великой Победы.

Вот и поверишь,что браки заключаются на небесах!


Рецензии
Мой отец тоже воевал в Восточной Пруссии
они потерял всех своих бойцов целой бригады морской пехоты.
Немцам просто некуда было отступать, поэтому они дрались насмерть.
выжили только единицы и в основном офицеры.
рассказ очень понравился.

Григорий Аванесов   12.10.2018 14:13     Заявить о нарушении
Спасибо,Григорий за прочтение и отклик.
очевидно,тяжёлое ранение под Кёнигсбергом и дало возможность отцу выжить в ВОВ.

В письмах из эвакогоспиталя он очень сокрушался,что не пришлось дойти до Берлина.

Светлая память тем,кто добыл нам Победу!

Таня Киселёва   13.10.2018 10:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.