Большая творческая удача

      Войдя, Михаил привычно опустился на потертый глянец сиденья и погрузился в дрему еще до того, как вагон тронулся. «Осторожно, двери закрываются! Следующая станция ...», - зазвучал знакомый, вежливо-казенный голос.  Как правило, Михаил дремал первые десять-пятнадцать минут, потом просыпался и начинал заниматься обычными для пассажиров метро делами: читал, слушал музыку или просто разглядывал попутчиков. В последнем занятии он находил много интересного. Ему нравилось исподволь наблюдать за попутчиками, привлёкшими его внимание. Он пытался угадать их настроение, профессию, семейное положение, возраст, а главное - о чём они думают, чем озабочены.               
      Понаблюдав за кем-либо некоторое время и прикрыв глаза, чтобы не показаться чересчур назойливым, он мысленно, как будто, становился этим человеком, пытаясь посмотреть на окружение чужими глазами. Это было очень забавно. Тут можно было пустить свою фантазию и воображение в галоп: вот мужчина средних лет в недорогом костюме, в руках старенький портфель, очки с толстыми линзами, явно расстроен, понятно - едет на работу; типичный клерк или бухгалтер. Михаил закрывал глаза и мысленно становился им. Представлял: как на сутулых плечах бухгалтера ощущается пиджак, как давит на шею воротничок кремовой рубашки, затянутый бежевым, засаленным на узле галстуком. Как оттягивает руку потертый портфель.
     Вот и вагон, на который смотришь как бы из другого места, а вот и ты сам сидишь с прикрытыми глазами. На тебе черные джинсы, тяжелые туристические ботинки, темно-синий свитер... Настроение поганое. "Этот козел Давыдов точно меня уволит; он похоже меня подозревает... Вот скотина, вечно ко мне придирается... Нет, он не может догадываться, что в кассе недостача... Ничего, через неделю отпуск и мы с Мариной улетим на юг! Марина, какая же ты у меня красавица..."
      А вот молодая женщина: рост средний, стройная фигура, волосы окрашены в рыжий. Коричневые сапоги на высоком каблуке, узкая темно-синяя юбка чуть выше колен, кожаная голубая куртка. Сумка модного бренда на плече в тон сапогам. Увлеченно переписывается по айфону. Время от времени по миловидному лицу пробегает улыбка.
    Михаил закрывает глаза, представляет, как на его плечах лежат роскошные рыжие волосы. Чувствует, как поскрипывает тонкая кожа куртки, ощущает вес телефона в руке.
     Вот и картинка вагона глазами женщины. Вот бухгалтер, вот парень в свитере и туристических ботинках..."А он ничего, только все поглядывал исподтишка..» Надпись на экране: тебе понравилось?" Смайлик... Пальчик с дорогим маникюром умело набирает на нарисованной клавиатуре: "ОЧЕНЬ!!!"... Улыбка на губах. "Ты была СУПЕР!!!" Пиктограмма букета роз, снова пальчик прыгает по буквам: "Ты ТОЖЕ!!!!" Пиктограмма открывающейся бутылки шампанского. Румянец на щеках...
   За поездку ему удавалось «побыть» одним-двумя пассажирами. Работая системным администратором в банке и не будучи слишком загруженным работой, Михаил начал, некоторое время назад, писать рассказы. Такая игра в «других» позволяла ему не только коротать время, но и находить сюжеты для своих рассказов. Единственное, что его расстраивало, заключалось в том, что ему, как он считал, недоставало творческой фантазии для «придумывания» проблем тех людей, за которыми он наблюдал. Если это были пожилые люди, то все они, в его воображении, были расстроены маленькой пенсией, неважным здоровьем, редко звонящими детьми и внуками. Если это были молодые люди, то, как казалось Михаилу, их проблемы крутились вокруг учебы, друзей, вечеринок, ссор с любимыми и т.д. В общем, как говорит его жена Елизавета: «Миша, твои рассказы - это сплошные шаблоны и штампы о заурядных людях, тебе не хватает воображения для захватывающего сюжета. Для того, чтобы интересно писать о проблемах обычных людей, нужно быть очень талантливым писателем....»
      Поезд остановился на очередной станции. На несколько мгновений в вагоне установилась относительная тишина, и что-то в этой тишине насторожило Михаила. Вроде все было как обычно: кто-то выходил, кто-то заходил, но в этой тишине улавливалась сосредоточенность людей на чем-то общем, одном. Он открыл глаза: большинство пассажиров смотрели на перрон станции. Там, в нескольких метрах от открывшихся дверей, лежал мужчина в дорогом деловом костюме и в пальто тонкой шерсти. Вокруг него суетились случайные прохожие, пытаясь помочь.
       Прозвучало предупреждение об опасных дверях, название следующей станции, и поезд тронулся. Головы всех пассажиров дружно повернулись в сторону уезжающего перрона, но через несколько секунд все занялись своими делами.
      Внимание Михаила привлекла троица только что вошедшая в вагон - два парня и девушка. Одеты как иностранцы: на всех ковбойские невысокие сапоги. На парнях джинсовые рубашки и жилеты, на мощных шеях - индейские броши на шнурках. На девушке - белая блуза и черная кожаная жилетка. Волосы у всех светлые, рост выше среднего, фигуры спортивные.   
   Михаил прислушался - точно иностранцы. Говорят возбужденно, явно споря или ссорясь. Язык кажется странным, такого он никогда не слышал. Михаил повнимательней присмотрелся к троице - они стоят в двух метрах от него, широко расставив ноги, и держатся крепкими, загорелыми руками за поручни, образуя треугольник. Девушка стоит к Михаилу спиной и её лица не видно, второй парень стоит в профиль, а третий в анфас, он у них - старший.
     Парень, стоявший в профиль, и девушка по очереди говорят, размахивая руками, пытаясь доказать что-то старшему. Тот держит портфель-дипломат из крокодиловой кожи. Этот лакированный темно-коричневый чемоданчик явно не вяжется с троицей.
     Михаил оживился: вот тебе не банальный сюжет для рассказа с неординарными героями, вот она - большая творческая удача!
     Миша закрывает глаза и представляет себя на месте старшего. Вот он - такой крепкий, уверенный в себе, стоит, держась за поручень правой рукой, в левой руке у него дипломат. Перед ним - Мари, слева - Стив. И Стив, и Мари пытаются его в чем-то убедить. Красивое лицо Мари искажено злостью, она постоянно поправляет челку и активно жестикулирует, что-то мне доказывая. О чем она говорит?
- Марк, Марк, посмотри на меня, куда ты там все время смотришь? - звучит у меня в ушах голос Мари. - Марк, я еще раз тебе говорю: убивать его прямо на станции было ошибкой! Нужно было сделать это в другом месте...
- Почему же, Мари, - говорю я, - посмотри: все прошло очень хорошо, дипломат у нас, никто ничего не заметил.
- На станциях метро полно камер, там все будет видно! - горячо возражает Стив.
- Что будет видно? - невозмутимо спрашиваю я, - видно только, как мужчине стало плохо, как я его поймал, чтобы он не упал, аккуратно положил на перрон и поехал своей дорогой...
- Будет видно, как ты взял дипломат! - сердится Мари.
- Кому в голову придет просматривать записи сцены с сердечным приступом? - возражаю я и через плечо Мари еще раз внимательно смотрю на парня в синем свитере и черных джинсах. Он перестал нас пристально разглядывать и, похоже, заснул.
- Все равно ты поставил операцию под угрозу, тебя могут разыскивать в связи с кражей! - не унимается Стив.
- Стив, - говорю я спокойным тоном, - дипломат у нас, все закончено. Мы сейчас доедем до вокзала, сядем на пригородную электричку до нужной станции, прогуляемся по осеннему лесу до нашей шлюпки, поднимемся на корабль, и все. Мы свою работу сделали... мы улетаем. Какие камеры? Какие угрозы разоблачения?
- Марк,  но мы контрабандисты, а не убийцы! Этот чемодан можно было взять без трупа, - горячится Стив, но я его не слушаю. Я вдруг точно осознаю, что этот дремлющий на сиденье паренек все это время сканировал мое сознание.
- Подержи, - говорю я Стиву, протягивая дипломат и решительно направляюсь в сторону паренька в черных джинсах и туристических ботинках...
      Поезд стоял в депо. Безжизненное тело Михаила так и осталось сидеть на обитом дерматином сиденье. Бригада, скорой помощи уже уехала, поставив предварительный диагноз: сердечный приступ. Немолодая дежурная по станции, которая и обнаружила тело, стояла в сторонке, опасливо поглядывая на труп и причитала: «Что же это за дежурство такое: два покойника за смену на одной линии, и оба молодые... мрут как мухи... эх, молодежь, молодежь...»


Рецензии
"Бойся исполнения своих желаний" ©

Кирилл Ивницкий   30.12.2017 19:46     Заявить о нарушении