Повесть о доброй сказке

Лев Розенберг

Я вот скажу, что чудеса бывают не только в сказке, но и наяву. Разве это не чудо, что однажды я, Рони и наша Вента оказались в удивительно-прекрасной стране. Изнаете, с кем мы там встретились? Никогда не догадаетесь. Мы там встретились с Элли и Тотошкой. Помните таких? Не верите мне? И не надо. Как раз с ними там мы и встретились и самое загадочное в этой истории то, что с нами вдруг человеческим языком заговорила наша Вента.
– Таль, Рони, смотрите! – воскликнула вдруг наша собака Вента. – У меня сами собой выскакивают из пасти человеческие слова.
–Тотошка, милый! Неужели ты тоже заговорил? – удивлённоспросила Элли своего верного друга Тотошку, услышав его недовольное ворчание на человеческом языке. – Скажи мне ещё что-нибудь, пожалуйста.
 – Дорогая моя Элли. Сейчас только для тебя мои первые прозвучат человеческие слова. Гав, гав, гав – пожалуйста, – начал свою речь Тотошка. – Спасибо тебе Эли, что благодаря тебе ураган не унёс меня одного куда-то в неизвестном направлении. Мы с тобой больше никогда бы не встретились, а сейчас мы с тобой как всегда вместе.
В это время я спросил у Рони:
– Как ты думаешь, не пора ли нам всем немного подкрепиться? Мы с тобой почти целую ночь ничего не ели. Пойдем с Вентой в рощу, поищем там что-нибудь съедобное.
– Хорошо, Таль. Я уже иду тоже с вами, только дай мне всего пару минут поговорить с одним неугомонным американцем, – сказала Вента и обратилась к Тотошке. – Как тебя зовут, дружок? – спросила Вента у собаки, мирно дремавшей рядом с Эли.
– Никакой я тебе не дружок, а Тотошка. Самый сильный и самый смелый американский пёс из Канзаса.
– Очень приятно. А я Вента из Ашдода.
– Вента? – переспросил, скривившись, Тотошка. – Что это за имя такое? Неужели ты девочка?
– Что ты так скривился? Да, я девочка. Тебе что, девочки не нравятся?
– Нравятся-не-нравятся. Какое это уже имеет значение. Жаль, конечно, что ты девочка. С девчонками я никогда не стану драться. Это ниже моего мужского достоинства, – вздохнул Тотошка. – Я не так воспитан, – гордо добавил он и пояснил: – Чтобы ты знала, Вента, как мне хочется сейчас с кем-то подраться, да сегодня, видно, не мой день.
– Тоже мне, драчун нашелся. Я лично в своей жизни и не с такими справлялась! – охладила воинственный вид Тотошки Вента. – Я сильная и очень умная собака, и много чего умею, хоть и девочка.
– А я в нашем Канзасе переколотил всех дворняжек в нашем дворе. Можешь спросить  у самого сильно из них Гектора. Ты не знаешь, сколько раз я его колотил, и сколько раз он от меня убегал.
– А я не из таких собак! – гордо сказала Вента. – Чтобы какой-то американский гладкошёрстный пёс испугал меня и тем более обратил в бегство. Может, ты и посильнее меня, вижу, какие у тебя накаченные крепкие лапы, но я намного хитрее и пошустрее тебя. И пока ты откроешь на меня свою пасть и приготовишься к прыжку, я успею расцарапать до крови всю твою мордуи откусить у тебя оба уха. У нас, у еврейских собак, мгновенная реакция, и об этом уже знают и попробовали многие собаки на всём Ближнем Востоке. И счастье твоё, что ты не успел со мною подраться и ещё можешь пока полюбоваться своей мордой в зеркале. Послушай, Тотошка, а как ты оказался в этой волшебной стране?
– Даже не знаю. Однажды в степи, где мы живём, случился страшной силы ураган. Он вырывал с корнем деревья, срывал крыши с домов, здоровые мужики от сильного ветра не могли подойти к своему жилищу. Вся наша семья укрылась от урагана в погребе, во дворе, а, я признаюсь тебе как собака собаке, впервые в жизни испугался выйти из нашего дома, чтобы спрятаться от урагана в погреб. Подумал,  что сильный ветер подхватит меня и унесёт далеко-далеко от дома, и я больше никогда не увижу своюхозяйку Эли. А Эли в отличие от меня совсем не испугалась урагана и, рискуя своей жизнью, забежала за мной в дом, нашла меня под кроватью, взяла на руки, и только сделала пару шагов к двери,как дом закружило, завертело и подняло в воздух, а потом с бешеной скоростью куда-то понесло. Мы с Элли от страха прижались друг к другу и уснули, и вот, проснувшись,оказались здесь в этойсказочной стране. И ещёоказалось, что наш домик по колдовству Велины раздавил злую волшебницу Гингему.
– А как я попала в эту сказочную страну, до сих пор не пойму, – начала свой рассказ Вента. – Помню только, что у Таля в комнате мы втроём смотрели по телевизору какой-то очень страшный фильм. Наш Рони от страха напросился к Талю в кровать и залез с головой под одеяло, а я от страхаскрутилась, как котёнок, в клубок и закрыла глаза. А дальше всё тоже, что и у вас. От страха все уснули, и я тоже не помню, как мы все втроём оказались с вами вэтой сказочной стране. Знаешь, Тотошка, раз мы с тобой товарищи по несчастью, давай будем дружить и во всём помогать другдругу. У нас в Израиле говорят, что преданнее и надёжнее друга, чем собака, просто не бывает.
– А у нас, в Америке, говорят, что с хорошей верной собакой ничего не страшно и никогда нигде не пропадёшь.
– А давай в честь нашей дружбы пожмём друг другу лапы, – предложила Вента.
– А как? – спросил Тотошка.
– Очень просто, – и Вента, встав на задние лапы, протянула передние вперёд. – Делай, как я. Становись тоже на задние лапы, а передними, чтобы было вернее, пожмём друг другу сразу обе лапы.
Друзья так и сделали.
– Послушай, Вента, я хочу тебе кое в чём признаться. Здесь, в этой сказочной стране, я, первый парень в нашем дворе, впервые по-настоящему струсил. Видишь пещеру, вход в неё ведёт дорожка из жёлтых кирпичей, а по бокам лежат чучела огромных змей и крокодилов. Смотри, Вента, смотри, под потолком на верёвкесушатся сотни летучих мышей, пауков, лягушек и змей.
– Так это ведь пещера злой волшебницы Гингемы, которую раздавил ваш летающий домик, – догадаласьВента.
–Давай сбегаем,посмотрим, что там внутри.
– Хорошо, побежали.
– Смотри, Вента, Гингема была страшно неприятной волшебницей, заставляла живунов собирать для себя всяких змей, лягушек, ловить в болотах огромных крокодилов, которых ужасно боялись живуны, а ночью спала, как все порядочные люди, на кровати и двух подушках и покрывалась верблюжьим одеялом.
– Так она же была по-настоящему тоже человеком, только ужасно плохим, очень злым и вредным.У нас, на земле, живёт много плохих людей, которые хорошим людям мешают жить. Они, эти плохие люди, всегда готовы убивать хороших, мучить их, издеваться над ними. Для них кому-то сделать что-то плохое, это большая радость. Поэтому всем хорошим людям на земле приходится уже не один год вести борьбу с этими террористами, убийцами, бандитами, которые проходили учение у таких злых колдунов, как Гингела и Бастинда. Знаешь, Тотошка, я узнала, что эти две злые волшебницы Гингема и Бастинда были родным сёстрами и всегда ужасно ненавидели друг друга. Представляешь, дети  одной матери не любили друг друга. У моей матери было не двое, а пятеро щенят, но как крепко мы любили друг друга. Мальчики всегда самое вкусное оставляли девочкам, а наши сёстры всегда съедали обед только наполовину, вторую половину оставляли братьям, чтобы те не были голодными.
В это время Тотошка остановился и стал обнюхивать какой-то предмет:
– Ой, смотри, Вента, какой прекрасный башмачок я нашёл! С золотою пряжкой, а по бокам украшенный драгоценными камушками.
– Смотри, Тотошка, с моей стороны тоже лежит точно такой же башмачок.
– Всё, Вента, больше в этой пещере нам делать нечего, больше ничего интересного в ней нет. Побежали на свежий воздух. Здесь, в пещере, от ужасных запахов можно задохнуться.
И, схватив в зубы по башмачку, друзья побежали к выходу. А на верху, даже не договариваясь, они  поставили оба башмачка перед Элли.
– Какие красивые башмачки! – удивилась Элли. – Это мне?
– Конечно, тебе. Кому ещё? Надевай и носи! – в один голос сказали Тотошка и Вента.
Башмачки оказались впору девочке, что очень её обрадовало.
Живуны, увидев Элли в башмачках Гингемы, дружно сняли свои шляпы с бубенчиками и низко поклонились.
– Что вы делаете? Перестаньте кланяться! Я ведь не ваша злая правительница, а просто маленькая девочка Эли из Канзаса. А рядом мои новые друзья Рони, Таль и Вента из Ашдода и мой верный Тотошка. Нас с Тотошкой в вашу страну занёс ураган, и мы совсем не виноваты, что наш домик раздавил вашу Гингему.
– А я мальчик Таль со своим братиком Рони исобачкой Вентой, – представился я живунам. – Мы тоже случайно попали в вашу страну и теперь хотим помочь Элли и Тотошке вернуться к себе домой в Америку, а нам очень хочется к себе домой в нашАшдод.
Из толпы вышел очень старенький дедушка, снял с головы шляпу и попросил Элли, Рони  меня стать вместо Гингемы правителями живунов.
– Вы молодые и очень добрые. Нам как раз такие подходят. По вашим глазам я вижу, что вы никогда никого не обидите, и к тому же среди вас есть и фея, а добрая фея может много хорошего сделать для своего народа.
– Какая я Фея?! – покраснела Элли. – Я просто ещё ученица второго класса.
– Никакая вы не ученица второго класса, а настоящая фея. Просто ученица не может быть обладателем серебряных башмачков.
И тут из толпы вышла настоящая фея, в длинном до пят голубом платье, со сверкающими на нём звездами. Это была повелительница розовой страны вечно юная Велина. Она достала из своей мантии малюсенькую книжечку, подула на неё, и та превратилась в огромную книгу. Велина раскрыла её и прочитала вслух:
– Элли и Тотошка вернутся домой в свой Канзас после того, как помогут троим существам исполнить их заветные желания. А Таль, Рони и их Вентав тот же день вернутся домой в Ашдод.
– Мы ещё очень маленькие дети, – испуганно сказал Рони. – Как мы сможем исполнить чьи-то желания, когда у нас есть свои неисполненные желания? И как нам найти того, кто нуждается в нашей помощи?
– Не знаю я этого, мальчик, не знаю, – ответила Велина, пряча волшебную книгу в свою мантию. – Об этом в волшебной книге ничего не сказано. Я могу лишь вам посоветовать отправился в Изумрудный город к Гудвину великому и ужасному. Он самый могущественный волшебник во всемволшебном царстве. Он, я думаю, обязательно вам поможет всем вернуться домой.
– Неужели вы, целый народ, не смогли справиться с одной своей повелительницей Гингемой? – спросил я у живунов.
– Как мы могли с ней справиться, ведь она колдунья, – опустили свои головы живуны, и их остроконечные шляпы снова дружно зазвенели. – Она заставляла нас ловить для себя змей, лягушек, тараканов и мух, летающих мышей, а имы все очень боимся. А если кто-то из нас еёослушается или наловит недостаточное количество этих тварей, Гингела говорила волшебные слова –ёрики-морики, и в ту же минуту тысячи змей, мышей и лягушек заползали в наши жилища. А мы этих тварей ужасно боимся, – заплакали живуны. – Адети наши вообще не заходили в жилища и спали на улице, и нам приходилось строить постоянно для себя новые жилища.
А если Гингемаузнавала, что кто-то из мужчин дарил на день рождения своей жене или любимой матери букет цветов, то произносила свои волшебные слова, после которых букет цветов превращался в букет крапивы. И этот букет летал по комнате и бил по лицу и рукам всех подряд: и того, кому его дарили, и того, кто дарил. Вот так далеко не сладко жилось нам с нашей повелительницей, – заплакали снова живуны.
– Так что же вы  теперь плачете? – спросил я. – Гингемы ведь уже нет в живых, её раздавил летающий домик Эли.
Живуны подняли свои заплаканные лица и заулыбались:
– А ведь этот мальчик из Ашдода действительно прав.
И тут началось всеобщее веселье. Взрослые живуны радовались, как дети. Ещё бы! Ведь  они всю свою жизнь ждали этого дня освобождения от злой феи. Прямо на улице живуны поставили длиннющий стол и уставили его разными яствами и фруктовыми  соками. Ну а мы и наши собачки были совсем не прочь полакомиться всеми этим деликатесами, ведь мы целую ночь и всё утро ничего не ели и были очень голодными. А потом началось веселье с песнями и танцами. Элли и Рони кружили на своих талиях хула-хуп, а я подбрасывал в воздух виноградины, которые с удовольствием ловили наши Вента и Тотошка. А потом Вента к восторгуживунов показывала свои артистическиеспособности. Под аплодисментыживуновона делала сальто вперёд и назад, прыгала через обруч. Причем на разную высоту.
А один мужчина из живунов залез на лестницу и поднял обруч очень высоко, и наша Вента под бурные восторги зрителей перепрыгнула и через него.
А что делал в это время Тотошка? А он оказался настоящим актёром. Дети бросали лёгкие одноразовые тарелки, а Тотошка с большой радостью показывал всем свою прыть и ловкость. Он подпрыгивал и на ходу ловил эти тарелки и возвращал их детям, чтобы они подбрасывалиих снова и снова.
А потом все стали аплодировать Элле. Она крутила на своей талии сначала два хула-хупа, а потом и три, но это тоже ещё не все. Эля одновременно стала крутить по одному хула-хупуна каждой руке. Многие женщины, почти все с фигурами наших любимых бабушек, тоже стали пробовать крутить на своих талиях хула-хуп, но далеко не у всех это получалось с первого раза. Ноженщины так натренировались, что с удовольствием стали крутить хула-хупы везде: и наводя порядокв доме, и готовя обед, и даже проверяя домашние задания у своихдетей.
А я стал учить азам игры в футбол мужчин, разогретых от бурного веселья.
Им так понравилась эта подвижная игра, что вскоре они все разбились на команды и играли в футбол до самого вечера, правда, без пенальти. Им не понравилось, что даже за неумышленное нарушение в игре одного из игроков их вратаря с близкого расстояния должны были мячом расстреливать в упор. Игрока, сделавшего нарушение или грубость по отношению кпротивнику, просто удаляли с поля до окончания тайма.
Самое интересное, что за игрой мужчин наблюдали женщины, и им так понравилась эта игра, что они тоже между собой стали играть в футбол. Да так научились, что перед нашим отъездом в Изумрудный город в центре города на огромном щите женщины-живуны повесили объявление:
«Через две недели на стадионе состоится игра века в футбол между сборной мужчин и сборной женщин. Вход свободный».
А внизу была приписка: «Пусть мужчины узнают, наконец, кто в наших жилищах по-настоящему главный – мужчина или женщина».
Хорошо отдыхать, когда ты для всех желанный гость. Все тебе рады, не знают, куда тебя получше усадить, чем тебя угостить. Но как говорит наша соседка баба Сима: «Посидели немного, пора и честь знать». Это значит, как бы тебе здесь и не было хорошо, хочешь нехочешь, а надо собираться в дорогу.Даи по дому своему мы уже соскучились, и безуважительных причин нельзя пропускать уроки в школе, а в детскомсадике тоже оченьневесело без шумного, озорного Рони.Ав сказочно-красивой стране у нас тоже появилось полно проблем, которые сами по себе не решаются. И так, друзья, в дорогу!
В дорогу благодарные жители городадали нам небольшую повозку, запряжённую осликом.
– А как мы будем управлять повозкой? – спросил Рони. – Мы не знаем, в какую сторону нам ехать и как объяснить ослику, куда нам надо?
– А ослики в нашей удивительной стране прекрасно знают и человеческий язык. Вам надо только знать слова – «но» и «стоп» («но» – это поехали, а «стоп» – остановись). Кормить ослика специально тоже не надо, кругом растёт полно сочной вкусной травы, а для вас в повозку мы положили разной еды, которой вам хватит на две недели. Думаем, за это время вы управитесь со всеми своим делами.

 Мы тронулись в путь. Но только чуть-чуть отъехали от города живунов, как увидели в поле чучело на шесте. Чучело махало руками, отгоняя надоедливых ворон.
– Скажите, уважаемое чучело, в вы тоже можете разговаривать по-человечьи? – спросила Элли.
– Во-первых, я не чучело. Меня зовут Страшила Мудрый. А во-вторых, я только и знаю человеческий язык, так как меня только вчера сделали и сразу посадили на кол. И у меня пока просто не было свободного времени чему-то ещё научиться, набраться ума. А как я могу набраться ума, когда у меня совсем нет мозгов.
– А ты хотел бы получить мозги? – спросил я Страшила Мудрого.
– Конечно. Это моё самое большое желание.
– Тогда поехали с нами к Гудвину в Изумрудный город. Он обязательно даст тебе мозги. – Я с удовольствием. Только снимите меня с шеста.
Я снял Страшилу с шеста. Он оказался очень лёгким, так как внутри был набит сухой соломой.

И вот мы снова в пути.
Не успели мы рассказать Страшиле о гибели Гингемы и о празднике в стране живунов, как снова ослик остановился. Возле дороги у маленького домика стоял человек в очень странной позе, с топором в руке и просил о помощи.
– Помогите, кто-нибудь помогите!
– Чем вам помочь? – спросила Элли.
– Сбегайте и принесите из дома маслёнку с маслом и смажьте мне все мои суставы на руках, ногах и пояснице. Я попал вчера под дождь, а маслёнку свою забыл дома. Вот мои суставы все и заржавели.
Тотошка быстро сбегал в дом дровосека, нашел там маслёнку, и мы с Роней, не жалея масла, обильно смазали дровосеку суставы. Он размял свои руки, ноги, шею и стал хорошо двигаться. Потом он поблагодарил нас за помощь и кратко рассказал нам свою историю.
– Я когда-то был тоже обыкновенным человеком, таким же, как и вы, и был страстно влюблён в дочь одного злого колдуна. Моя невеста отвечала мне взаимностью. Всё шло к свадьбе. Но злой колдун не желал отдавать свою дочьв жёныпростому дровосеку.  И чтобы я перестал ухаживать за его дочерью, по очереди  отрубил мне сначала руки, заменив их на железные, потом ноги, туловище и голову. Так я из простого дровосека превратился в железного.И решил я, что такой, весь из железа и даже без сердца, совсем не нужен моей любимой девушке. Теперь вызнаете, чтоя весь полностьюсостою из железа, и у меня нет сердца. Ноя всегда готов прийти на помощь любому, попавшему в беду,пусть это будет человек, зверь или даже маленькая птичка.А вчера я спас от огромного дикого кота маленькую полевую мышку, которая оказалась королевой полевых мышей Раминой. Она рассказала мне о вас и даже дала свиток, чтобы я при встрече отдал его Элли. Стоит, Элли, тебе только свистнуть в этот свисток, как сразу явится к тебе Рамина и всегда даст дельный совет, и поможет всем, чем может. Ах, друзья, как бы я хотел иметь в груди сердце, настоящее бьющееся сердце! Я бы опять вернулся к своей невесте и вновь бы попросил её стать моей женой.
– Тогда поехали с нами в Изумрудный город к Гудвину, – предложила Элли. – Я уверена, что он знает, как тебе помочь. Как сделать так, чтобы в твоей груди опять забилось настоящее сердце.

И вновь мы, теперь вместе с Железным Дровосеком, пустились в путь.
Думаете, дальнейший путь в Изумрудный город прошёл без приключений? Как бы не так. Вдруг неожиданно выскочил из кустов и преградил нам путь огромный Лев, он стал бесшумными шагами приближаться к нам, готовясь к смертельному прыжку на нашего ослика.
Вента и Тотошка, даже не раздумывая, встали на нашу защиту, а Железный человек с поднятым топором тоже приготовился к сражению, став на пути огромного Льва. Неожиданно Лев остановился и стал удивленно смотреть на небольших собак, ростом не достающих ему даже до колен, но так смело, со злостью гавкая на него, огромного Льва, стараясь с двух сторон его укусить, или хотя бы царапнуть.
– Эй, вы, крошки! Отойдите и не маячьте у меня перед глазами, пока я вас не раздавил, – зарычал Лев.
В это время перед носом Льва оказалась маленькая девочка. Конечно, это была наша Элли.
– Как тебе не стыдно! Огромный Лев, а вступили в борьбу с двумя маленькими собачками. Ты не настоящий смелый Лев, а просто трус.
Лев от неожиданности так и присел на свои задние лапы и низко опустил голову:
– Скажи, девочка, а как ты догадалась, что я трус?
– Очень просто. Только трус мог напасть на двух маленьких собак и на беззащитных детей.
– Мне очень стыдно, девочка, за такое необдуманный поступок, но скажи, что делать, если я трус, где мне набраться смелости?
– Пошли с нами к Гудвину великому и ужасному. Я уверена, что он даст тебе  необходимую смелость.
– Неужели моя мечта может когда-нибудь сбыться? – воскликнул Лев. – Тогда в путь, друзья,  и побыстрее.

Вы даже не представляете, с каким трудом нам удалось попасть к Гудвину, но как иногда говорит мой дед Изя моему папе, когда у него что-нибудь не получается: «Запомни, Миша, смелость города берёт».
Так вот, только благодаря смелости и настойчивости всей нашей компании Гудвин всё же принял нас, вернее одну только Элли. Он спросил её, бывала ли она хотя бы раз в цирке?
– Да, бывала, в Канзасе, и даже два раза.
Гудвин рассказал Элли свою историю, о том, что родился в цирке много лет назад, там же вырос и работал клоуном. Это были самые счастливые годы его жизни. Но потом во время представления его на воздушном шаре унесло в эту волшебную страну. Он пообещал Элли рассказать всё до конца, когда они встретятся в Канзасе. И сказал ей идти всей нашей компанией в Фиолетовую страну и убить волшебницу Бастинду, после чего он исполнит все наши желания.
Элли заплакала и спросила:
– Как мы можем справиться с Бастиндой, мы ведь все такие маленькие и беспомощные.
Но Гудвин её успокоил, сказав:
– Девочка в волшебных башмачках Гингемы уже не просто девочка, а фея, а феи могут абсолютно всё.
Он был очень рассержен, потому что не любил, когда с ним спорят. И нам ничего не оставалось, как выполнять требование волшебника. Мы двинулись к Бастинде.

Бастинда любила по утрам понежиться в постели. А почему бы и нет? В стране порядок, народ боитсяеё. После смерти сестры Гингемы она – единственная злая волшебница на этой красивой сказочной земле. А в Фиолетовой стране всегда всюду мир и порядок. А в случае недовольства её правлением у Бастинды есть в запасе много всякого такого, чтобы держать народ в повиновении. Домоправительница Фрегоза очень преданна ей, и на неё, как и на себя, можно во всём положиться. И готовит она обеды–просто пальчики оближешь, во всем доме всегда порядок, нигде ни пылинки.
Сама Бастинда по утрам почему-то не моется, только протирает влажной салфеткой себе лицо и руки. И с чего это она такая аккуратная с виду, непонятно. Каждый день новые башмачки.
Чего-то она всё же очень боится. Но чего? Никто даже и не догадывается, чего она боится. Даже  об этом не хотят и подумать, чтобы Бастинда не узнала их мысли.
Потягиваясь, с хорошим настроением Бастинда подошла к окну, чтобы, как всегда, своим зорким взглядом осмотреть свои владения. И что она на этот раз видит? Целая группа непрошеных гостей без разрешения перешла границу её государства и приближается к её дому. От злости у Бастинды оттопырились пальцы и, как на шарнирах, завертелась голова.
– Что за наглость?! Без моего разрешения, самовольно, как у себя дома, чужестранцы шагают по моим владениям!
Бастинда вызвала целую стаю ворон и железными клювами.
– Летите к нашей границе, там пришельцы. Заклюйте их всех до самой смерти.
Увидев приближающихся ворон, Страшила попросил друзей спрятаться на всякий случай за высоким деревом, успокоив их:
– С этими я быстро управлюсь!
Схватка с воронами длилась недолго. Бастинда от злости просто взвилась. Все её верные вороны лежали на земле со скрученными головами, а пришельцы продолжали путь к её дому.
Бастинда вызвала рой пчёл со смертельным укусом.
– Летите, закусайте до смерти всех пришельцев!
Увидев летящих пчёл, Страшила попросил Железного Дровосека срочно расстегнуть его картуз и быстро закрыть соломой Элли, Рони, меня, Тотошку и Венту. Пчёлы тем временем с диким жужжанием набросились на Железного Дровосека, стоявшего во весь рост и чему-то улыбаясь. Через минуту дикие пчёлы сломали об него свои ядовитые жала, и лежали кучей мусора возле его ног.
РазъярённаяБастинда, с оттопыренными пальцами, подрыгивая от злости, вызвала целую стаю огромных волков.Это была стая из двадцати девяти разъярённых волков. А так как они дружно бежали один за другим, за своим вожаком, Железному Дровосеку пришлось двадцать девять раз поднять и опустить свой топор. И вот ужа стая злых волков навсегда перестала наводить страх на молчаливых жителей Фиолетовой страны.
ЗлаяБастинда собрала всех мигунов, вооружила их топорами, дубинками, косами и приказала убить пришельцев. Мигуны, прячась друг за друга, подошли совсем близко к нам, но тут им навстречу вышел Лев, раскрыл свою пасть и так громко рявкнул, что от трусливых мигунов ничего не осталось. Все они от страха разбежались в разные стороны.
И тогда Бастинда призвала к себе летающих обезьян. Летучие обезьяны владельцу золотой шапки обязаны были исполнить лишь три желания. Дважды они уже оказывали услуги Бастинде. Один раз она с их помощью стала повелительницей фиолетовой страны, а второй – сумела отбиться от воинов Гудвина великого и ужасного. И вот у неё осталось последняя просьба. С диким воем обезьяны опустились возле дома Бастинды.
– Ты – владелица золотой шапки – вызвала нас в последний раз. Что мы должны исполнить для тебя сейчас? – спросил вожак обезьян.
– Летите на запад. Там пришельцы, поднимите их высоко к небу и бросьте в самое большое ущелье. А Льва принесите мне и посадите в клетку. Я буду каждый день запрягать его в свою карету и разъезжать по всей фиолетовой стране, показывая мигунам своё могущество.
Увы, бой продолжался совсем недолго. Обезьяны победили. Страшилу и Железного Дровосека летучие обезьяны кинули в глубокое ущелье, на острые скалы. Меня и Рони Лев, как щенят, держал за шиворот рубашки в зубах. А Элли держала на руках Тотошку и Венту.
– Всё, Бастинда, мы исполнили твоё последнее желание. Льва принесли вместе с детьми. С детьми мы не воюем, а Льва посадили в клетку, как ты и приказала. Девочку мы не имели права трогать – она фея, у неё серебряные башмачки. А теперь прощай, Бастинда, навсегда! – и летучие обезьяны поднялись в воздух и с шумом улетели.
– Так, детки мои дорогие, – обратилась Бастинда ко мне, Рони и Элли, – чтобы все вы куда-нибудь провалились, прежде чем я вас узнала, –оттопырив свои пальцы с длиннющими ногтями, уставилась на нас Бастинда. – Как вы поняли, ко мне явились вы не на отдых. Я хочу, чтобы вы работали на меняс утра до позднего вечера. Целый день вы должны таскать для моейдомоправительницы дрова, пропалывать огород, носить из колодца воду, мыть полы,стирать и гладить мою одежду.За всякое непослушаниевсе будетеоставатьсябез еды. Понятно я выражаюсь? А льву – пока ещё вашему другу предайте, илия буду каждый день ездить по всей стране в отрытой карете, запряжённой львов, чтобы все мигунычувствовали моёмогущество, или он умрёт от голода в клетке.
Но Лев не собирался умирать от голода. Ночью Вента и Тотошка пролезали сквозь прутья клетки и приносили ему еду. И каждый день на предложение Бастинды смириться Лев показывал свои острые клыки. К тому же он обещал, что хотя она и большая грязнуля, но как только он получит свободу, то сразу же проглотит её целиком.
А однажды, когда я, Рони и Элли несли на кухню к Фрегозе воду в тяжёлых ведрах, Бастинда протянула в проходе на кухню верёвку, и Элли споткнулась. И у неё с ноги соскочил один башмачок. Бастинда тут же подбежала и схватила его. Надев Эллин башмачок на свою ногу, она стала ходить вокруг Элли и от радости даже пританцовывать:
– Сейчас отберу и второй. А потом посмотрим, что я  с вами сделаю.
– Ах ты! Ах ты!.. – от обиды Элли растерялась и не знала, что ответить Бастинде на её наглость,а потом осмелела и закричала: – Ты очень плохой человек! Я тебя совсем не боюсь и не намерена больше терпеть твои несносные выходки.На,  получай от меня за свою доброту! – и Элли окатила Бастинду из ведра водой.
Я тоже не удержался и хотя по росту не больше Элли, но всё-таки мужчина, и со всего размаху плеснул из своего ведра Бастиндепрямо в лицо. А наш Рони  подтащилсзади Бастины табурет, взобрался на него и вылил полную кастрюлюсводой прямо ей на голову.
– Ах вы, несносные дети, что вы наделали! Я ведь растаю. Мне ещё пятьсот лет тому назад предсказали смерть от воды, я пятьсот лет никогда не умывалась! – взывала Бастинда и стала таять на наших глазах.
Через минуту от неё осталась только лужа воды. Элли вязала тряпку и насухо вытерла пол.
Мигуны, узнав о гибели Бастинды, решили устроить целый праздник, но вначале пойти в горы, найти и отремонтировать Страшилу и Железного Дровосека. Чтобы достать Страшилу и Железного Дровосека, пришлось по верёвке спуститься в самое глубокое ущелье. С Дровосеком опытным мастерам по металлу пришлось повозиться несколько дней, но зато он у них получился даже лучше, чем был раньше. Красивые вставки из драгоценного металла и полирование до блеска сделали нашего друга просто неотразимым. Издалека он казался грозным воином, а вблизи его глаза светились добротой, и было сразу видно, что он сразу придёт на помощь любому, кто нуждается в ней.
 А Страшиле выстирали и отремонтировали его кафтан, наполнили его самого свежей душистой соломой. И самый лучший художник подрисовал Страшиле глазки и рот. Только у него появились глаза, как они весело забегали, выискивая нас в толпе. К тому же не успел художник подрисовать рот, как Страшила радостно закричал:
– Ура!Я снова со своими друзьями! О-ля-ля, О-ля-ля!
День победы над Бастиндоймигуны решили сделать своим национальным праздником и конечно нерабочим днём. И они правы. Скажите, что это за праздник, если вам нужно идти на работу?
После моих рассказов о наших еврейских праздниках, им очень понравились наших несколько праздников, и они  решили их у себя отмечать.
Первый – это Пурим, особенно то, что в этот день все наряжаются в разных сказочных героев. Только чтобы никто не ходил в этот день по улицам в костюме грязнулиБастинды. А название праздника пусть будет такое же, как в незнакомой для них еврейской стране. На их языке название этого праздника очень неплохо звучит – Пурим.
Ещё им понравился праздник Шавуот. Этот праздник евреи как будто придумали специально для жителей фиолетовой страны. Много лет Бастинда не мылась сама и всем остальным жителям своей страны запрещала даже по утрам умываться. А сейчас, когда она сама превратилась в лужу, почему бы хоть раз в году не устроить праздник с обливанием?
Тубишват – тоже отличный повод устроить праздник. Посадить деревья, кусты, цветы, превратить фиолетовую страну в цветущий сад, – так решили мигуны.
А больше всего мигунам понравился Ём-кипур, когда все просят прощение друг у друга и даже за неумышленно нанесенную обиду или оскорбление.
Многие мигуны предложили отмечать и другие праздник, такие как День строителя, день колхозника, день металлурга, день начала лета, зимы, осени, весны. День любви, день детей и раз в месяц день рождения. Но потом, подумав, поняли, что если отмечать все подряд праздники, то очень мало остаётся для того, чтобы работать. И решили оставить только следующие праздники: день освобождения от Бастинды, день рождения детей и обязательно Пурим, Шавуот и Тубишват. И обязательно Ём-кипур.
Продумав план на будущее, мигуны решили наладить связь между своей Фиолетовой страной с Изумрудным городом. А для этого придумали смастерить огромные кареты и запрягать в них не обычных лошадей, которых надо кормить, а таких, которым совсем не нужен корм в дороге.
Рони спросил у мигунов:
– А как вы таким лошадям будете бензин заливать через рот?
– Что ты, малыш. Нет, конечно, наши лошади будут сделаны из металла, а получать силу и энергию от  солнечных батарей. И поэтому никакой бензин им совсем не потребуется. А солнце для солнечных батарей каждый день светит и греет с утра до вечера. Так что весь день наши кареты могут быть в дороге. А ночью все должны отдыхать: и наши лошади, и пассажиры.
А еще мигуны решили, что никакая в мире страна не может остаться без правителя. Лучшей кандидатуры для управления Фиолетовой страной, чем Железный Дровосек или Страшила Мудрый, найти просто невозможно. Во-первых, им не надо готовить никакую еду. Железному Дровосеку нужно всего один литр хорошего очищенного масла на год. А Страшиле раз в полгода нужно только сшить новый кафтан и заполнить его свежей соломой. Во-вторых, никакие украшения и драгоценности нашим правителям не нежны. Не нужны им и дворцы с огромными бассейнами воды, им вода и купание противопоказаны. А работать наши правители могут днём и ночью, так как им совсем не надо, как нам, спать. И они никогда не устают. А ночью охранять будем не мы их, а они нас.
Из вышесказанного мигуны решили просить обоих – и Дровосека и Страшилу Мудрого баллотироваться на должность правителя Фиолетовой страны.
– Всё, друзья, Бастинду мы победили, отправляемся в Изумрудный город к Гудвину Великому и ужасному, – сказала Элли. – Пусть исполняет наши желания. Я очень соскучилась по маме и папе.
– А мне тоже по ночам снятся мои мама и папа, – вздохнул я. – А ещё мне снятся мои баба Роза и дед Изя, и Давид, и Мирьям, и все мои друзья. И когда они снятся, я не успеваю за ночь  с ними со всеми даже поговорить.
– Что-то мы долго задержались в этой стране, а я сейчас просто жажду встречи с Гудвином. Шутка ли, я до сих пор хожу без сердца, – сказал Дровосек. – А где-то там у подножья великих гор живёт и давно меня ждёт моя невеста.
– А я, хоть и не человек, но тоже живое существо, – перебил Дровосека Страшила. – И  до сих пор должен обходиться без мозгов. А если меня кто-то из нашей страны попросит когда-нибудь совета. «Дай нам совет, Страшила, ты ведь у нас очень мудрый, пошевели немного для нас своими мозгами». И что я ему отвечу, что до сих пор у меня мозгов и нет?
– Не переживай, Страшила, – погладил его по голове Рони. – Баба Сима из нашего дома иногда говорит нашей бабе Розе: «Знаешь, Розка, в конторах и учреждениях иногда сидят такие чиновники, ну абсолютно без мозгов. Они ничего не знают, ничего самостоятельно решить не могут, а зарплаты получают вот такие. – И Рони точно, как показывает баба Сима, развёл свои руки в стороны и добавил. – Что простым смертным даже и не снились.
– И я уже порядком заждался своей смелости, – начинает злиться Лев.
– Нам ещё и тележку с осликом нужно отвезти в странуживунов, – вздохнул я.
– Давайте посоветуемся, как побыстрее справиться с проблемами, уфеи Королевы мышей Рамины, – и предложила Элли и, не дожидаясь общего одобрения, свистнула в свисток.
В ту же секунду, как из-под земли,перед нами появилась Рамина.
– Мне уже все ваши проблемы известны, – сказал она. – И я знаю, как быстро можно решить их. Вам нужно вызвать летучих обезьян.
– Только не это! Только не это! – замахал руками Железный Дровосек.
А Страшила, вспомнив ужасное падение с большой высоты в глубокое ущелье, не на шутку испугался и сразу же спрятался за спину Льва.
– Чего это вы все так испугались? – удивилась Рамина. – Летучие обезьяны добросовестно исполняют желания владельца золотой шляпы, а золотая шляпа спокойненько себе висит на вешалке в спальне Бастинды. Каждый её новый владелец может три раза воспользоваться услугами летучих обезьян. А вас всех вместе, – Рамина стала считать: раз, два, три… всех девять, каждый из вас может по три раза вызвать обезьян, а вместе у получается число 27. Вот столько 27 раз вы можете воспользоваться услугами обезьян.
– А как нам вызвать летучих обезьян? – спросила Элли.
– Очень просто, – ответила Рамина. – Внутри шляпы всё написано. А сейчас прощайте, я убегаю. Наше племя полевых мышей не дружит с племенем летучих обезьян.
Только Элли прочитала все слова, написанные в шляпе, всякие там непонятные ёрики-морики, как раздался шум крыльев, и переднамиопустилась стая летающих обезьян. К Элли подошёл предводитель стаи:
– Что прикажете, владелица золотой шапки?
– Я хочу, чтобы вы нашего ослика вместе с тележкой отнесли в страну живунов и поблагодарили от нашего имени живунов и за тележку с осликом, и за оказанный ими нам тёплый приём. А нас всех доставили в Изумрудный город, прямо к Гудвину великому и ужасному. А ещё я отдаю вам вашу волшебную золотую шляпу. Возьмите её, и пусть никто в своих корыстных целях больше никогда не сможет ею воспользоваться.
– Спасибо вам, фея, владелица серебряных туфелек! – сказал предводитель стаи летучих обезьян.
Он взял осторожно бесценный груз, приказав обезьянам выполнить задание Элли.
Гудвин великий и ужасныйвстретил нас, как подобает настоящих победителей.
– Друзья, заходите, располагайтесь! Ну и задали вы мне задачу. Я с утра до позднего вечера сидел за волшебными книгами, читал и думал, как вам помочь. И вот теперь, наконец, я знаю, как это сделать. – И он обратился к Железному Дровосеку: – Подойдите ко мне. Сердце, друзья, есть у каждого человека, но далеко не каждый придёт к вам в трудную минуту на помощь. А Железный Дровосек, хотя и сделан весь из железа, никогда не оставит друга в беде, его доброта и порядочность достойны подражания и не знают границ. Он весь как одно большое сердце, и, если ему для счастья не хватает только настоящего живого сердца, пожалуйста.
Гудвин прорезал в груди Дровосека небольшое углубление и вставил в него красивое шёлковое сердце, наполненное свежими опилками. Радости Железного Дровосека не было предела:
– Друзья, послушайте, как в груди моей бьётся  настоящее сердце!

Гудвин подошёл к нашему Льву и произнёс:
– А теперь я помогу вам. Можно я буду звать вас по-дружески Лёва? – Он погладил Льва по лохматой гриве. – Я признаюсь вам, Лёва, по секрету, что по своей природе очень трусливый человек и сейчас провести рукой по вашей гриве – это не погладить какого-то маленького зверька. Это для меня большая смелость. Таль, – обратился он ко мне, – сфотографируй, пожалуйста, меня с Лёвой на память для друзей. Я, маленький, худенький и далеко не атлетического сложения правитель Изумрудного города, хочу засунуть  свою голову в пасть громадному льву. Сфотографировал? Спасибо. А сейчас, дорогой Лёва, послушай меня. Верная дружба всегда творит чудеса. Настоящий друг, даже если он трус и всего боится, всегда придёт к своему другу на помощь,когда тот оказался в беде и,если понадобится, он, не задумываясь, отдаст за друга свою жизнь. Вам, Лёва, я приготовил напиток смелости, приготовленный из смеси горных трав. Этот напиток ты должен выпитьвесь.
Лев в одно мгновение слизал с тарелки напиток смелости и, гордо подняв голову, и рявкнул так, что в окнах затряслись стёкла.
– Спасибо, Гудвин, теперь я чувствую в себе необычный прилив смелости. Теперь я сделаю всё, чтобы  в волшебной стране всегда торжествовал мир и справедливость. А кто из-за зависти, жадности или жажды власти поступитнесправедливо, попробует остроту моих огромных клыков, – и могучий Лев рявкнулещёсильнее, чем в первый раз, перепугав  всех нас.
А маленькая перепуганная Вента сказала Льву:
– Лёва, так мы теперь уже и не друзья, раз ты решил нас всех напугать.
– Простите, друзья мои! На этот раз я рявкнул, не подумав, что могу вас испугать. Это просто из избытка чувств.

Теперь очередь дошла до Страшилы. Гудвин обратился к нему:
– Позволь считать тебя моим другом. Ты, Страшила, как это ни странно звучит, даже без мозгов, обладаешь большим гибким умом, каким может похвастаться далеко не каждый человек или даже правитель. Тебе не хватает только немного уверенности в правильности своих решений и своих действий. Эту уверенность ты сейчас получишь от меня. Разреши мне снять на пару минут твою умную головушку?
Гудвин стал наполнять голову Страшилы свежим тестом и множеством иголок и потомпоставилеё на место. Страшила посмотрел на себя в зеркало и остался очень довольным. У него в голове наконец-то появились мозги, а из головы торчали сони острых иголок, показывающих всем, какой острый ум находится в голове этого маленького, наполненного соломой человечка.

Очередь дошла до Элли, и Гудвин, погладив её по голове, сказал:
– Моя девочка, тебе не стоит расстраиваться. Твои серебряные башмачки могу исполнить все твои желания. Тебе только надо сказать вслух, что ты хочешь, и ударить каблучок о каблучок.
Мы с братом ждали с нетерпением, какГудвин поможет нам, но он сказал, что придётся подождать до завтра. Только в шесть часов утра по просьбе волшебницы Розовой страны Велины сам предводитель самых крупных орлов лично доставит нас домой.
Но тут Рони с грустью промолвил:
– Мы за эти дни так подружились, что не хочется и расставаться.
– А труднее всего расставаться не вам, людям, а нам, собакам, – вздохнул Тотошка. – Потому что ни у кого на свете нет такой преданности в дружбе, как у нас, собак, и, опустив голову, продолжил: – Я очень не хочу расставаться с вами, особенно со своей новой подружкой Вентой. Нас с Вентой связывает дружба и верность на всю жизнь и, если честно признаться, я за свою длинную собачью жизнь впервые влюбился. А тут надо расставаться… – На глазах у Тотошки появились слёзы.
Ровно в шесть часов утра во дворе нас уже поджидал огромный орёл с корзиной на шее. В корзине было три лёгких пуховых одеяла разных размеров. Для чего, мы потом узнали. Оказывается, чем ближе подлетаешь к солнцу, тем холоднее и совсем всё не так, как мы думали раньше – чем выше, тем теплее.Но в корзине,накрывшись по шею одеялом, мы холод совсем не ощущали. А орёл поднимался все выше и выше.
А жители Изумрудного города становились всё меньше и меньше и вскоре превратились в игрушечных, а потом и совсем пропали.
Орёл, набрав нужную высоту, полетел по направлению известному ему одному, а мы втроём, укрывшись по шею тёплыми одеялами, с удовольствием наблюдали за облаками, плывущими куда-то под нами.

Очнулись мы уже в нашей квартире, в Ашдоде. Орёл давно уже улетел, наверное, к себе домой. Мы так и не успели с ним проститься и поблагодарить за быстрый и безаварийный полёт. В наше окно уже ярко светило солнышко. Рони почему-то спал со мной в моей кровати, по-видимому, прежде чем уснуть, мы с ним долго о чём-то, как всегда, спорили, лёжа у меня в кровати. А наша Вента спала с нами рядом, в нашей комнате на стуле, свернувшись калачиком. Видно, мы,вернувшись из волшебной сказочной страны, так и не смогли расстаться,вместе и уснули.
Дома все даже и не догадались, где мы побывали этой ночью. В этом и заключается прелесть всех сказок, что длятся они всего одно мгновение, хотя на самом деле в этой волшебной стране мы пробыли далеко не один день.
Нам захотелось когда-нибудь снова встретиться и с Элли, и с Тотошкой, конечно, с волшебником Гудвином, увидеть умного Страшилу, и доброго Железного Дровосека, и бесстрашного Льва. Вспомнить с ними о тех необычных приключениях, в которых нам посчастливилось побывать.

А пока в памяти о наших приключениях и друзьях в нашей комнате на книжной полке появилась новая книга с картинками «Волшебник Изумрудного города», а рядом диск с фильмом о наших друзьях из сказочной той страны.
Только в этом фильме все приключения почему-то происходят без нас. Почему? До сих пор не можем понять ни я, ни Рони, наша болонка Вента.

3.3.2016. Ашдод.


Рецензии