Плохое настроение

День не заладился с утра.   Головные боли подсказывали, что с давлением не всё в порядке. С надеждой достал  тонометр, но  чуда не произошло.  Высокое, -   причём с разницей на правой и левой    в пятнадцать единиц.   Всё, сегодня за руль  нельзя, а это значит, что поездка на дачу  отменяется,  и придётся,  как то занимать свободный день  в городской квартире. Жена подвела черту:
- Сегодня отдыхай дома, тем более, что  дел полно. У меня добрая  жена.  От  ее слов  застучало в висках,  и настроение упало так, что ниже некуда. С тоской посмотрел за окно, а там под стать моему состоянию мокрый снег под натиском сильного ветра, вырвавшись с серого неба,  стучался в стекло,  словно хотел укрыться в доме от непогоды.  Да, собак в такую погоду не выгоняют из дома, даже не видно, чтобы их  прогуливали.
Налаживать быт под руководством жены или  смотреть муть по телевизору -  нет,  это не по мне. Раз день всё равно пропал,  съезжу -ка я  в Москву по писательским делам,  которые уже с  месяц откладывал.  Решил, что полчаса на автобусе давление мне не повысят.   Подремлю у окна, а там в метро ещё пол часика -  и  на месте.   Глядишь – и рассеется  плохое настроение.
Остановка встретила  меня продрогшими пассажирами,  сбившимися в кучу, будто стая воробьев. под небольшим навесом.  Присоединившись к поднятым воротникам и раздраженным лицам, я стал ждать  автобуса,  приготовив  социальную карту пенсионера.    То и дело тормозили маршрутки, но в них проезд платный и совсем не дешевый.  Время шло.  Сырость затекала под воротник.  Нащупав в кармане тяжелую горсть накопившейся  мелочи,  я решил, что на маршрутку я как-никак заработал.  Сел у окна и приготовился дремать, но гортанный, с акцентом  голос водителя  затребовал деньги вперед.   
- Но по правилам  у вас оплата на выходе, разве нет?
- Плати  сейчас или выходи.
Обращение на « ты», незнакомого водилы,  старше которого я был без сомнения,  вывело  меня из себя.   Я представил, как отсчитываю накопленную мелочь под презрительным взглядом черных глаз в зеркало заднего вида – да и кто его знает, сколько сейчас стоит проезд? Достал  сотенную  купюру,   небрежно сунул водителю, получил билет и несколько мелких монет на сдачу. Однако…  Я прикинул в уме:   три поездки  стоят,  как килограмм  мяса.  А те,  кто каждый день на работу ездят, это сколько же килограммов  не досчитываются?  Мне представилось,  как едет маршрутка, полная пассажиров, а вдоль дороги  куски мяса  машут платочками  на прощанье.  Поездка прошла без сна, в поисках красивой фразы, которой можно было на прощанье поразить водителя.  То есть,  бессмысленно.

Кассы метро встретили  меня открытыми  окошечками   и суетящимися вокруг  них пассажирами. Кассирам хорошо, они в тепле.  Возиться с мелочью на ветру мне не захотелось.  Сжав покрепче, чтобы не улетела под напором ветра, «пятисотку», я протянул ее кассирше:
- На две поездки. 
Та долго возилась с карточкой и чеком.  Потом начала отсчитывать сдачу, раскладывая ее кучками.   Ожидая  свои четыреста рублей, я не чуял подвоха, пока  перед моим носом не вывалили  кучу мелочи  не самого высокого пошиба.  Я хотел возмутиться, но сзади поддавливала очередь  из промокших и не очень добрых людей.   А усилившийся  мокрый снег поторапливал скорее войти в метро.
В куртке у меня  обосновалась в итоге такая залежь мелочи, которая  заполонила карманы    и стучала  мне в бок при ходьбе.  День еще раз порадовал невезением, когда я на сто раз хоженом  маршруте  вышел из метро не с той стороны.  Удивления уже не было, а лишь  небольшая досада. Потому что, если негатив ещё не весь собран, следовало  экономить  силы на обратную поездку.
В конторе  встретила меня миловидная  офис-менеджер,  в том возрасте, когда всё при ней и работа доставляет   удовольствие.
- Елена  Владимировна,   - представилась  она и  улыбнулась.    Приветливость на её лице, словно я был её единственный и долгожданный посетитель,   заставила меня вспомнить, как это делается,  и  в ответ  состроить на лице   что-то,  похожее на  «я тоже рад».
- Здравствуйте, мне бы договор подписать.
Молода,  ещё быть  Еленой Владимировной, -   подумал я, - пусть будет просто Еленой.
  По номеру договор был быстро найден и распечатан. Осталось прочитать и расписаться. Елена предложила  снять куртку  и указала на отдельный столик с глубоким кожаным креслом.  Я взялся за молнию и тут  вспомнил, что, уезжая из дома,  я надел куртку прямо на  футболку, в которой собирался ехать на дачу.  А уж никак не  красоваться в солидном заведении. 
Застегнувшись наглухо, я  промокнул пот со лба и начал читать. На втором листе сразу обнаружил  неточность, которая увеличивала мои затраты  втрое.  Сразу стало душно,  рука снова потянулась к замку куртки, но предательская  бледно-жёлтая,  застиранная  футболка    выглянула в образовавшуюся щель.  Я занервничал, проклиная стойкое невезение проклятого дня. Тем временем мои манипуляции с верхней одеждой  привлекли внимание  принимающей стороны:
- Что-нибудь не так? – участливо поинтересовалась Елена.
Я указал на неточность. 
- Не расстраивайтесь, сейчас исправим.   Назовите  свой логин и пароль  аккаунта,  с которого отправляли договор.
- На память? Ну, это вряд ли.
-  Ничего страшного, приедете в следующий раз.
-  Ну, уж нет!
Ближайшие  пятнадцать минут лихорадочного подбора   цифр и букв по памяти  не дали результатов.  Разве что пот  пропитал  футболку  и сползал  по спине. 
- Можно запросить пароль через  электронную почту, предложила,  всё так же мило  улыбаясь,  моя  помощница.
Пароль  почты   тоже не поддался, и я в последней попытке переломить невезение позвонил домой жене.  Минут  двадцать ушло на объяснение координат моих записных книжек – знать бы еще, в какой именно я сто лет назад записал проклятые пароли?   Жена неспешно занялась  поисками и перелистыванием, а мне пришлось несколько раз , бряцая  мелочью, как кандалами,  выходить в коридор, чтобы выпустить  пар, накопившийся под курткой.
После основательных и успешных поисков пароль был найден, и работа по оформлению договора была успешно закончена.
Сил радоваться не было, но надежда ожила. Вдруг переменился ветер везения?  Когда я при расчёте в шутку упомянул про мелочь, Елена немедленно  предложила у меня её обменять,  - мол, вечная нехватка.  Я с удовольствием  избавился от груды рублей и пятаков.   Про себя я отметил, что Елена проявила огромное терпение со мной, заряженным на раздражение.  Ведь было бы достаточно  намека с её  стороны,  чтобы я запылал. Но не получил повода,  и раздражение моё  как-то само улетучилось, освободив место спокойствию и умиротворению.
Попрощался с улыбчивой Еленой Владимировной, ставшей  почти родной,  после наших  общих трудностей с  заключением договора.  Приятный человек, даже  жаль  расставаться. Следующий раз, когда приеду, то только к ней.

Обратно добрался без приключений.  Встретила жена с вопросом:
- Как чувствуешь себя?  Замерим давление?
Я отмахнулся.
- Всё уже нормально.
Тем более, я на самом деле чувствовал себя на удивление неплохо.  Подошёл к окну. Снег угомонился и лежал на земле белым, сверкающим покрывалом. На небе сквозь разрывы облаков проглядывало улыбающиеся солнце.  Я вдруг вспомнил Елену,  её улыбку,  и  на душе стало хорошо.   Подошла жена и с тревогой посмотрела на меня.  Выглянув в окно, она  не нашла, причину моей улыбки.
- Чему радуешься?  Полку так и не повесил, между прочим.
- Да просто  так.  Хорошее настроение.  Будет тебе полка.
Я  подмигнул солнцу, выглянувшему  в очередной раз, и  в приподнятых чувствах пошёл за инструментом. День сегодня удался,  и навряд ли кто сможет мне его испортить.


Рецензии
мне нравится. хороший рассказ.

Альбина Салахбекова   13.03.2019 23:12     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.