Предощущение Радуги

         

                (поэтические новеллы в письмах, чувствах  и  снах)




                За Сиреневой горой
                стоит Белый Храм,
                сотканный
                из лепестков уснувшей  лилии,
                и на золотых подушках,
                расшитых тончайшими нитями
                голубых незабудок,
                спят наши Сны… 
                Тот, кому удавалось побывать
                в Белом Храме
                за Сиреневой горой,
                становился мудрым…




                КРАСНЫЙ  ПЛАЧ   –  ПЕРВЫЙ  ВДОХ


                Здравствуй,  Детка!

                Ты всегда просишь  рассказать  тебе   историю из  моего прошлого…   
                Мне сегодня   вспомнилось,  как в одну из осеней  мы собирали яблоки
                в старом фруктовом  саду.  Шёл  мелкий дождь, и мягко лучилось солнце. 
                И вдруг  я увидела радугу.
                –  Смотрите! Радуга!  –  крикнула я.
                Все медленно повернули головы в указанном мной направлении и  –
                лениво продолжили работу…  Неужели  радугу  увидела только я?..   
                И вдруг, сквозь радугу,   Мир высветился для меня другими красками. Он
                высветился  красками  печали,  и ответственности  перед ним, и неземной
                красоты  –  природы и человеческих отношений, и боли   – бесконечной боли
                живого  и  –  за  всё  живое. И  мне  так  захотелось, чтобы он стал лучше!




                Завыванием ветра пронизано всё…  С   леденящим  потоком сливается
        видимость.  Снежный вихрь подхватывает меня, и я,   едва успев оттолкнуться
        от земли,   лечу-у- у-у...  Кажется – над всей землёй и  – долго-долго. Толчок  –
        и снова полёт. Ощущение нереальности в реальных воспоминаниях детства… 
        Когда мы рождаемся?  Сделав свой  первый вдох и свой первый крик? Или, может, 
        в моменты переживания в себе чувства сопричастности и с этим снегом, и с этим
        вихрем, и с ощущением полёта? Или когда уже эти чувства и ощущения сливаются
        в вопросы:  кто я? откуда пришел? что я делаю здесь?


                Для чего я
 
                совершил 
               
                первый вдох?


               
               
                – Я не хочу жить. Зачем жить, если  всё  равно все умирают?  Мой папа 
        умер совсем молодым… и наш котик  Шархан – тоже…  – так говорила одна очень дорогая
        для меня  семилетняя девочка, и я видела под ее ресницами океаны слез, готовых
        в любую минуту выплеснуться на этот пугающий мир.
                – Мы живём, чтобы становиться лучше.  И за то время, пока  мы  будем, 
        многому научимся, многое сумеем,  –  так ответила я.
                Сейчас моей  знакомой  девочке девятнадцать .  И она пережила свои
        маленькие радости и большие потери, пережила унижение и желание быть любимой,
        отчаяние и свой протест взрослому миру…  И вопрос этой девочки   «Зачем жить, если
        всё   равно все умирают?»  был всегда со мной и во мне. Я мучительно искала на него
        ответ для себя,  и для моей знакомой девочки,  и для многих других девочек и
        мальчиков. И я нашла ответ:  «Мы живем, чтобы становиться лучше. И  за то время, 
        пока мы будем,  многому научимся, многое сумеем…»




                Я бы взяла и разукрасила твои волосы
                цветом радуги,
                а в их растрёпанность
                я бы вплела жёлто-печальные одуванчики  –               
                десять тысяч маленьких солнц, 
                чтобы июльский лёгкий  ветер  взволновал
                разноцветные переливы твоих волос 
                и  отразил их  в моём  дыхании…




             


         
 
                ОРАНЖЕВЫЙ СОН…  ПОГРУЖЕНИЯ 


                Здравствуйте, Учитель!

                Как тяжело ложатся слова  – 
                как легко горят строки…
                Костёр из живых слов
                на молчащей бумаге  –
                тлеют, искрятся,  кричат
                зелёно-фиолетовым пламенем,
                выбрасывая чёрные клубы
                беспомощности…

 
                В зеркалах  отражается берег, 
                который покинут…
                В зеркалах искажается танец
                полной луны…
                Между мной и берегом  –
                бездонное ущелье,
                через  которое  я, не знаю как,
                проскочила…
                А, может, я шагнула  в зеркало?..  –
                от шагов зеркала  разбиваются…   
                Тогда  ЧТО?  со мной было ...

               
               
                …Затихает боль…   успокаивается…  растворяется…  –  так бывает,
        когда  на пределе  сжатия  сердца  и ещё чего-то  большего  внутри нас
        происходит расслабление  –  и как будто уже не с тобой происходил этот
        опыт неправильности   –  неправильности твоей по отношению к миру. 
        Расслабление  происходит,  когда ты смог простить, простить и отпустить 
        себя в сжимающей боли,  – в которой уже ничего нельзя исправить. А кровь
        проникает в каждую клетку,  и ты дышишь и чувствуешь,  отделяя себя от
        боли,  затем принимая  её  и  растворяясь в её потоке,   –  и тогда,
        наконец,  для тебя  происходит  чудо: ты  начинаешь  дышать  отдельно
        от неё…   и слёзы   – огромными  каплями по щекам   –  и в  чай,  уже
        остывший,  -  тело просит питания,    и всё разделено в тебе:  эта боль,
        тело, требующее питания, и что-то большее  –  то, что за пределами сердца
        и твоего понимания себя…   И тикают ходики,  отмеряя бег времени         
        в сейчас… И так хочется жить!..



                …Всё, что меня волновало,  за что так цепко держалась,  на что
        уповала и  что боготворила,   –  от  меня  отвернулось,  отказалось,   
        предало,  исчезло,  оставив лишь свой  призрак  в  моих болезненных
        воспоминаниях….   И  я  приняла, уступила, смирилась…   И   –  всё
        возвратилось, проявилось,  состоялось в виде моей преданности,
        твёрдости,  веры   –  в людях  –  по отношению ко мне.


 
      
                … И  наступает момент, когда ты начинаешь видеть,
                как медленно падает капля  –
                как
                медленно
                падает
                капля,
                вбирая  в себя  всё  величие и мудрость Мира 
                – величие  и  мудрость   –
                в запахе боли, в приходящем  покое, в ускользающем времени,
                превращающемся  в переплетение снов, видений, ощущений,
                запахов и звуков.   В падающей  капле   –  отражение
                уснувших радуг и твоих отзвучавших шагов,   в ней   – 
                затихающий танец веков,  исполненный тобой когда-то…   
                В падающей  капле  –  песня, которую ты выдохнешь  –  вдруг!  –
                забыв о себе, одновременно  ощущая каждый свой изгиб и  свою 
                бесконечность…

   




         
 
                ЖЁЛТЫЙ   СОГРЕВАЮЩИЙ     СВЕТ…    МАМА               

   
                Здравствуй, Мама!

                Ты была для меня Дыханием,
                ты была для меня Надеждой,
                ты была для меня Любовью,
                разучившейся когда-то любить.
                Знаю,  смотришь сейчас
                и видишь  мои слёзы,
                прячущиеся  в ресницах,
                и этот комок горечи,
                подступающий  к самому сердцу,
                и прощение за  недо-любовь,
                и прощание,  в котором
                я уже не смогу позвать тебя:
                «Мама!» 
                и прижаться к коленям,
                чтобы выплакать всё  наболевшее  –   
                в них...


                – Мама!
                – Деточка!
                – Мама!!!
                – Деточка…
                – Мамочка…
                – Дорогая, любимая, главная…
                (я никогда не слышала этих слов)




   



                Горы, манящие своей чистотой и первозданностью, узенькой
        тропинкой уводят чуть ли не в самое небо, – там мы живем. Темнокожая
        темноволосая женщина поднимается по узенькой тропинке всё  выше и выше –
        это моя мама… И маленький свёрточек-кулёк за её спиной, из которого
        выглядывают любопытные  глаза маленькой девочки, – это я…  Вдруг чья-то
        тяжёлая грубая рука отнимает меня у мамы…

               Годы разлуки… Темница, в которой я превратилась в мечущуюся тень…
        И вдруг я, лёгкая, просачиваюсь сквозь решётки на окнах  – лечу, чтобы
        увидеть маму…

                Горы…  Узенькая тропинка…   На камне сидит женщина – выбеленные
        временем волосы, морщинистые руки, устало лежащие на коленях…  Я сливаюсь
        с мамой, проникая в неё от кончиков пальцев до кончиков её волос,   но
        мама не чувствует этого  – я ведь невидима. Мама, мама, как ты изменилась
        за  время  разлуки,  и  как!  изменилась я!..   Я не просто плачу  – я 
        захлёбываюсь  в плаче  –  и нет слёз…

                Это был сон?
                Тогда почему у меня такое мокрое лицо?..






                Мне лет двенадцать…  Моя мама умирает  – это я отчётливо понимаю
        по разговорам в доме – рушится мир – весь! Полностью! – умирает моя мама.

                Я   не   смогу

                без  неё

               
                дышать!..



               
                «Я не смогу без тебя дышать »  – детская молитва-фрагмент,
        отражающая  моё отношение к маме. Эта потребность надышаться её запахом,
        пропитаться её теплом…  И белые  занавесочки  на окнах, уже приоткрытые
        ранним утром для принятия нового дня и солнечного света, и ласковый
        ветерок, такой свежий-свежий… Где-то во дворе работает мама…

                Уже проснулись цветы  – разнообразие розово-лилово-белого
        великолепия прямо за нашим домом… Я знаю каждый цветок,  кланяюсь каждой
        капле росы, разглядывая в их серебре отражение цвета лета и запаха неба. 
        Это моя жизнь…

                Колхозная ферма… домучиваю вымя очередной коровы. Вечером хочется
        сходить на танцы… мои  волосы пропахли  навозом… Грубые окрики моей мамы.
        Бесконечная работа, в которой нет места нежностям.  От обиды
        перехватывает дыхание – реву, спрятавшись от всех у обрыва. Это тоже моя
        жизнь.  Борьба желаний и реальности. Унижение  и  –  протест против него.

                В этом  –
                целая жизнь!

                Родиться, учиться, дать жизнь собственному ребёнку, уезжать и
        возвращаться, метаться между отчуждением  и детской молитвой:


                «Я не могу

                без тебя

                дышать"...
               
               
               

                И бесконечность  лет вечности-тишины.  Вечности-тишины. Отпустить
        и простить  –  без надежды на соединение…  Мы простились, чтобы
        встретиться и сказать, как нуждались друг в друге. Я вернулась, чтобы
        увидеть мой умерший дом детства…
 
                …И грязная лужа у обочины дороги  – последний приют моей мамы...
        Если бы я когда-то могла предвидеть будущее, моё сердце остановилось бы
        от печали… Мама! Мама!   Что ты сделала со своей жизнью?..  Бесконечность 
        лет вечности-тишины,  в которых  я простила и отпустила боль...
        Бесконечность  лет вечности-тишины,  в которых перед иконой моя мама
        встала на колени…
 
                Мама,   своей  жизнью,   такой «неправильной»,  ты  разрушила 
        мои иллюзорные представления о  красивости,   правильности   и   
        причёсанности.  Своей жизнью, такой «неправильной»,   ты научила меня 
        видеть  в   КАЖДОМ    человеке  его  лучезарную суть...

                Я  увидела  глазами мамы и эту дорогу, по которой провожали её
        в последний путь, и это цветущее поле, которое она так любила,  и этих
        людей,  которые были  – одновременно –  близкими и чужими в её  жизни…      
        Я почувствовала  свет,  оставшийся после неё,  и завещание:  жить... 
        И мне показалось, будто мы  – два воина  – один завершил свой поход, 
        а другому нужно много сил, чтобы пройти…


 
                В моем сердце не было слёз – их иссушило время.

               

               
          



                ЗЕЛЁНО-ИЗУМРУДНЫЕ  ВОСПОМИНАНИЯ  О  МАЛЬЧИКЕ-ДОЖДЕ 

                Здравствуй,  Дорогой!

                Кончиками 
                оставшейся
                живой кожи
                на пальцах
                трону
                нежность, 
                не посмев 
                в нежности
                раствориться,
                и утратившей
                способность
                нежиться
                щекой
                коснусь
                твоей щеки… 
                Как  давно
                тебя не было
                в моей нежности,
                разучившейся
                быть нежной…


 
                Ты  – мой ветер, и мои закаты,
                радуги, 
                вытянувшиеся  разорванной  дугой
                от одного  края земли до другого,
                и дорога – долгая-долгая, 
                тонущая               
                в  невероятно длинной цепочке
                передвижения души  – 
                из глубин  –  в сейчас,
                из присутствия  –  в бездну глубин…




                Мне казалось,  я очень  много знаю 
                о любви  –
                я болела ею, страдала, мучилась…
                Но я так ничего и не  узнала о ней…
                Я искала любовь,  я звала ее всюду  –
                и она явилась моим  Присутствием
                в повторяющихся  Жизнях  тех,
                кого я  когда-то  помнила,
                но сейчас почему-то забыла…   
                Я искала любовь повсюду:
                и в твоих глазах,
                и в глазах другого  мужчины,
                в завывании ветра, и в своем
                одиночестве… 
                Сколько граней в себе нужно увидеть!
                Сколько смысла нужно постичь
                в ежедневном желании   
                Жить…

 

 
                … Бесконечный полёт 
                над ромашковым полем…
                Вкус солёного солнца 
                на наших губах… 
                Прикосновение
                спутанных волос  –
                в снах о Нежности  и 
                в  Бесконечном Полёте
                над ромашковым полем…



                –  Если тысяча лет пройдет, 
                ты будешь верить, 
                что я тебя любила?..





                Истоки уставших радуг  –
                в ладони  –
                до самого сердца.
                Стыло. Холодно. Лето.
                И невозможно согреться.
                … Хрупким лепестком  –
                в твои ладони.  Упаду.
                Изолью последнюю капельку
                нежности.   И уйду.  –
                Оставляя след
                лёгкого прикосновения,
                едва-едва уловимого,
                привкус тающей горечи  – 
                невозможности
                задержаться долее.
                Пронзительно-лёгкое 
                прикосновение,
                оставляющее след
                во времени…



               
               
                Наш корабль разбили волны. Нас и останки корабля прибило
        к одинокой скале в безбрежном океане, на камни, утратившие жизнь
        от палящего солнца и соли. Мы  не долго оплакивали наш корабль и тех,
        кто ушёл на дно, – жгучее солнце превратило наши слёзы в соль, и у нас 
        оставалось мало времени,  в котором   мы будем любить друг друга
        и вместе  превратимся в соль  на растрескавшихся камнях…

                И чей-то Голос в ночи:
                –  Один из вас должен жить!

                А утром у подножья скалы мы обнаружили крошечный челнок, 
        в который  мог сесть только один из нас…  Мы  отдавали свою жизнь 
        друг другу, умоляя и заставляя  – плыть дальше:
                –  Ты сильная  – плыви!
                –  Без твоей силы я ничего не значу…



                …Белыми кристалликами сыпалась я на камни,
                провожая  побелевшим взглядом
                одинокий челнок у горизонта…

                –  Без твоей силы я ничего не значу…  –
                белый шёпот и белый вздох… 
   



                –  Если тысяча лет пройдет, 

                ты будешь верить, что я тебя любил?











                ГОЛУБЫЕ   И  СЕРЕБРИСТЫЕ   БРЫЗГИ.    ДОРОГА  ДОМОЙ 

                Здравствуй, Друг!

                Ты не имеешь права упасть  рядом  с  уставшим  – 
                чтобы Свет не погас,  кто-то  должен дойти…
               



                Книга  жизни…  Разбившимся  хрусталём 
                брошенная  на  камни  вода… 
                Умолкающая  старость,   забывшая  боль 
                в  разочарованном  взгляде…      
                пронзительное стремление  вырваться   
                за  сковывающие   пределы
                собственных  ограничений… 
                иллюзорная  власть  над  тем,  что  никогда 
                тебе  не  может  принадлежать…   дорога,   
                без  конца  и без  края,  приводящая   домой   
                и  растворяющаяся   в  тумане…  один  –
                потому   что  одиноко,   и   один  – 
                потому  что  нет  никого  другого…    
                смена  времён  – года,  жизни, 
                существования  в  целом…   снова  дорога  – 
                из  Далека  и  в  Даль…  я, 
                едва   различимо-пульсирующая  точка 
                в  окошке  Вечного…   я   есть  Что-то,   
                растворившееся  в   дорогах,   рассветах,   
                в   бесконечно-давящих   ночных   томлениях-снах   
                с   мучительно-осознанным   возвращением   Оттуда,  – 
                проникающая  памятью  в  тайны сердец,   
                придуманных  мною   человеков-теней, 
                соединённая  со  всем   Миром   Памятью   Прошлого,   
                растворившаяся   в   невыносимости 
                со-причастности,  со-отсутствия   
                и…  разлившаяся,  наконец,   тишиной   
                переполненных   отчаяньем  глаз…

               
      
                Точка-Ноль…
               

                Слышишь, 
          
                как           я           дышу?




                В  период  тупика,  отчаяния   и   беспросветья   я  молилась : 
        « Господи,  укажи мне  мой  путь!»    И  мне  был  дарован  сон,
        в  котором  в  картинках  и  образах  проявилось   моё  прошлое  и  моё 
        будущее.  И  в  будущем  этом  я  увидела   Реку  с кристально-чистой 
        водой,  с  едва  уловимым  движением   отблеска  серебра   и
        прозрачности,  в  которых  каждая  травинка  и  каждый  камушек 
        неповторимы.   Я увидела  Реку,  раскрывающую   мне   все  свои  тайны, 
        показывающую    и  все   свои    изгибы,  и  обитателей  своего 
        хрустального  царста…  И   Дорога   Домой  –  там,  за Рекой…   
        Из  искрящегося   ощущения    Счастья  и  Полноты  родилось   понимание: 
        чтобы  оказаться   Дома,  нужно  вернуться  назад  и  рассказать  людям 
        о  прекрасной Реке,  в  которой  вода  холодна,   а  берега  –  крутые…   
        Я сливалась  с  прозрачно-серебристыми  брызгами  – по  Дороге Домой...
      
                В  тот  период  беспросветья   и  духовного  тупика  мне  была 
        дарована  жизнь,   и на  протяжении  долгих  лет  этот  сон  вселял 
        в  меня   веру…


                Чтобы прийти, нужно обязательно вернуться…







         
                СИНИЙ  НЕ РАСПЕЧАТАННЫЙ  КОНВЕРТ…   Я

                Здравствуй,  Человек!

                Ты хотел владеть миром   – 
                твоё желание исполнится, 
                но для этого ты должен
                от  всего отказаться…


                –  Я…    отказываюсь…





                Я когда-то
                была Ангелом  –
                умела летать
                и ослеплять
                своим сиянием
                не верящих
                в меня.
                Но слишком
                много света
                отдала тем,
                кто всё равно
                не поверил,  –   
                превратилась
                в Белую  Птицу,
                сохранившую 
                способность
                летать…
                Я разбрасывалась
                снегом по полям
                и кружила
                над лесами  –
                там,
                где убивали 
                белых  птиц
                и топтали снег
                грязными сапогами,  –   
                превратилась   
                в…  Женщину,
                сохранившую
                способность
                любить…
      
                В самое морозное
                зимнее утро
                ты  увидишь   
                удивительный свет,
                проникающий 
                в твои окна... 
                Если  примешь
                его сияние,
                он останется
                жить в тебе,
                и ты никогда
                не позволишь               
                грязным сапогам
                топтать
                белый снег,
                потому что
                будешь знать:
                это крылья
                вернувшегося
                Ангела…





                Я покинула
                стайерский круг
                и уже не буду
                больше
                обливаться потом,
                задыхаясь
                от желания успеть
                прийти первой,
                и по ночам 
                мне перестанет
                сниться
                один и тот же сон:
                бесконечный  круг,               
                очерченный
                жёсткой линией,
                по которому бегу
                к не существующему
                финишу  я,   
                и   Кто-то 
                не позволяет
                мне упасть
                на колени…

                Я покинула
                стайерский
                круг...


               






                ФИОЛЕТОВОЕ  ПИСЬМО  В  ПУТЬ,  НЕ  ОГРАНИЧЕННЫЙ  ВО  ВРЕМЕНИ 


                Здравствуйте, Учитель!

                Чтобы прийти, нужно всё  потерять?



        … Путь  к  вершине…      Подъём   вверх   
        по  полого-отвесной  горе…       Медленно…    
        Очень медленно…     Шаги…   И  падают  камни, 
        не  выдерживая  тяжести ноши…     И  так  манит 
        вершина  – она  в  зоне  твоей  видимости   и  твоей
        недосягаемости…       И  ты  перестаёшь  ждать…         
        Шаги  –  камни  –  дыхание…   И  Чьи-то    ладони,   
        когда   и  твои   шаги,    и   твоё  дыхание   
        превращаются    в   просто-существование, …   –   и!  –   
        ты  уже   на  вершине   –  там,  где  отсутствует  боль,   
        гонка,    желание.   Там,    где   ты    просто    есть       
        н а б л ю д а ю щ и й       за  течением  времени   
        в  долине  и  над  горизонтом.   Там,  где  не  существует 
        конфликта  между  правильным и  ошибочным, 
        между  красивым  и  уродливым,  между  тобой  и  миром…   –   
        и   твоё дыхание  вплетается  в  Равновесие… 
        Ты  на  вершине,  но   не  выше  Мира.  Ты  на вершине   – 
        это  просто  очередной  привал.   Ты  на  вершине    –   
        и   эта  вершина   только!    внутри  тебя.  Ты  не сможешь 
        здесь  задержаться  дольше  назначенного.    Дальше   –   
        дорога   из   Состояний,   Чувствований,   Прибываний    и
        Пребываний…   Так рождается   Вера.   Так  рождаешься  ты.




        … Вижу  звёздную  россыпь  в  чёрно-фиолетовом  небе  и   –   
        всегда замираю… Небо  пахнет  покоем  и  тайной,  в  которой 
        сохраняется  древнее  знание  о  путешествии моей  души  через 
        века,  эпохи,   цивилизации.   Небо   пахнет   покоем.   Небо   
        дышит едва  уловимым  мерцанием  звёзд …   Небо  мне  подарило   
        чувство  соединения со всем   Миром,   со всем  тем,  что  было 
        до  меня,   есть,   и  с  тем,  что  ещё  когда-нибудь   будет.   
        И  это  случилось   на  высочайшем  пике  конфликта–усталости   
        от погружения  во  тьму  и  моего  цепляния за жизнь. Я ощутила   
        поток,  несущий  меня,    двигающий,    питающий    и  дающий.   
        И  я  почувствовала  себя  инструментом,  с помощью   которого   
                Бог   вершит    свою     музыку…







                Радуга  – это что-то живое, едва уловимое,  едва  проявленное  – 
                цветом, светом, ощущением.    Живое – звучащее, пульсирующее,
                вибрирующее на грани нашего сознания и глубинной потребности 
                в Большем, Дальнем, Непостижимом… Нашей глубинной потребности               
                в  Непостижимом…

               



               

                Моим родителям,  с любовью





       =========

        С Благодарностью  – Автору этого  изображения
       


Рецензии
Написать отзыв сложно, я просто шла сквозь эту радугу, испытывая весь спектр чувств - любовь, боль, прощение, понимание... Когда-то давно на физике нам показывали, как пропустив белый свет сквозь призму получается цветовой спектр. А при прочтении Вашего произведения вся радуга прошла через "собирающую линзу" и превратилась в единый цвет, название которому "Жить". И жить так "чтобы становиться лучше".

Влада Дятлова   25.08.2019 21:24     Заявить о нарушении
Пропустив через себя весь спектр цвета,
человек может стать… белым — цветом
волос и… и — прозрачностью белого цвета,
в котором — преломившись — растворились
оттенки… Эффект опыта — наоборот…

Влада! Вы умеете находить слова. Умеете
чувствовать… Подарок — встретить человека,
способного сквозь себя пропустить спектр
чувств чувств другого, незнакомого человека.

И через опыт-участие в нашей жизни —
кого-то — мы меняем свой "цвет"…
Благодарна Вам. Очень.

Галина Харкевич   26.08.2019 11:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.