Первая работа

      Каждый из нас хорошо помнит, как начинал свою трудовую деятельность и в каком качестве. А вот мне пришлось после второго класса возить на лошади зерно от комбайна на колхозный ток.
     Вставал чуть свет, будила бабушка, выпивал кружку парного козьего молока и бежал на конюшню, а за спиной слышал добрый, ласковый голос:"Кормилец ты мой!". И я, напутственный такими словами с утроенной энергией и откуда-то взявшейся важностью помогал дяде Саше Овчинникову, потерявшему на войне ногу, запрягать мне лошадь и на бистарке, так называли телегу с коробом, спешил на ток, чтобы получить от бригадира дяди Васи Крайнева дневное задание, то есть возить зерно с того или иного поля. Тогда только появились комбайны СК, вместо прицепных сталинцев.
     Дядя Вася-бригадир, был человеком немногословным, выделялся огромным ростом, большими и крепкими кулаками, за что многие деревенские мужики, любившие по пьянке подраться, честно говоря, побаивались. А вот он, проверив, все ли мы прибыли, называл нас агальцами, в честь небольшой рыбки, водившейся в тех местах на мелководье, инструктировал-кто за каким комбайном закреплялся, чтобы мы никуда не совались, что нам доверили лошадей и очень важное дело. Ещё он говорил, чтобы мы, не дай Бог, ни гнали лошадей, обязательно проверял, нет ли у нас кнутов. Это уже после я понял, что лошадей-то дядя Саша нам давал самых смирных и великовозрастных и не надо было их погонять, они сами за долгие годы знали, что им делать-везти тихим шагом груз на ток.
     Я очень любил зарываться ногами в только, что загруженное зерно, тепло которого ощущаю и сейчас.
     Мы-мальчишки заканчивали работу поздно вечером, когда уже деревенское стадо пригонял пастух и хозяйки, подоив своих Милок, Чернушек и Красавок собирали на стол. Во время уборки у меня совсем не было времени ходить на демонстрацию художественных фильмов в клуб, сил хватало добраться только до подушки.
     То лето стояло очень жаркое, дождей почти не было и оводы тучами кружили над нашими лошадьми, которые хвостами туда-сюда отбивались от назойливых насекомых.
     Обедали на работе, так уж было заведено с давних пор в складчину, что у кого есть-всё выкладывай. И на траву выставлялись молоко и лук, яйца, творог, сметана, хлеб и квас. Мне на обед узелок со снедью приносила бабушка, благо ток находился недалеко от нашего дома.
     Раза два за уборочную на ток приезжали районные агитбригады, внося своими выступлениями разнообразие в трудную деревенскую жизнь. Концерт начинался вечером при свете электрических фонарей на специальной площадке, окружённой кучами зерна и люди, уставшие за день располагались, кто сидя, кто лёжа на тёплом зерне. Особый успех имели частушки на актуальные деревенские темы: любовь, воровство, пьянство, ведь героями этих припевок были мои реальные сельчане с их фамилиями, именами, прозвищами. Потом частушки эти длительное время пелись на гулянках, танцах под гармошку и всегда имели успех.
     Наверно следуя поговорке "День уборки год кормит" деревенские мужики в страду вели абсолютно трезвый образ жизни и только после окончания уборочной позволяли себе напиться, подраться и обязательно порвать сопернику рубаху. После таких праздников, деревня долго обсуждала побоища, а пострадавшие, как говорили в боях на куличках, зализывали раны.
     Возил я зерно, где-то около месяца и очень обрадовался, когда бригадир дядя Вася сказал мне, чтобы я шёл в контору и получил за работу деньги. Этой новостью  я тут же хотел поделиться с бабушкой, но она с фельдшером была на обходе и я стрелой помчался в правление коротким путём-через колхозный огород, речной брод и крутой косогор.
     Как сейчас помню, дрожащей рукой расписываюсь в ведомости, даже не спрашивая за что, просто в этот момент душа пела, я был необъяснимо счастлив, горд, что я работаю, что я взрослый.
     Получив девять рублей, зажав их в кулак (три зелёненькие купюры), я тем же маршрутом побежал домой. Бабушка уже пришла и я с важным видом, положил на стол перед ней скомканные трёшки. Она строго посмотрев на меня спросила:"Где взял?".
Я сказал, что заработал, она ничего не говоря, заплакала и принялась своими натруженными, негнущимися пальцами разглаживать деньги.
     Потом мы пошли в кооперацию, так назывался магазин, где на полках лежали продовольственные товары, а рядом утварь и сельхозинвентарь. Купили пряников, конфет-подушечек с начинкой из повидла, посыпанных сахаром-песком и устроили себе незапланированный праздник с чаепитием. И мне очень хотелось, чтобы тот день никогда не кончался.
     Когда, через годы, получив, первую лейтенантскую зарплату я очень жалел, что не стало самых дешёвых, но самых вкусных на свете конфет-подушечек. 


Рецензии