Жизнь прошла мимо... 04

4. Надёжность – самое главное
качество мужчины

Можно ли вернуть душе покой?
Откиньте страх, идите вы за ней...
Пускай она уже у двери ада,
Подайте руку, вы же джентльмен...
И не носить вам шпагу, это правда!
Не любите и не жалеете её вы,
А может, не прошёл ты тот мост,
Где лишь душа могла б перелететь...
Спокойным сердцем там остался,
Где над рекой большой туман
Затмил душу вам, но в затмение
Нащупываете вы р;ки её и стан...
И Бог вам даст благословенье...
А если вдруг откажет она вам?!
Что будете в минуты эти делать?!
Когда в душе она боится вас, ведь
«Вежливый отказ лучше,
чем грубое согласие».*
* Английская пословица.

  После того как мы разложили все мои картины в
кабинете Смирнова Ивана Ивановича, он тут же
перезвонил и в кабинет стали подходить лекторы
и профессора. Они внимательно изучали мои работы. Один
из них чуть ли не с увеличительным стеклом был. Может, ду-
мали, что какая-нибудь подделка? Потом пошли похвальные
короткие слова: «Браво!» «Ой да дивчина!» «Великолепно!»
Я сияла от радости, потом один из ректората подошёл ко
мне и сказал:
– К сожалению, наша Художественная академия платная,
и, если бы ни это, вас сейчас же приняли бы к нам как ис-
ключение из правил набора... ведь многие после первого се-
местра не выдерживают нагрузки и сами уходят. Не поздно
было бы взять вас на первый курс. А у вас есть человек,
который сможет за вас платить?
Я обрадовалась, и в то же время мне стыдно было сказать
ему, что гражданский муж всё оплатит. И я ответила:
– Мой отец! У него есть возможность, и он будет оплачи-
вать ежемесячно.
– Тогда я не против, чтобы Екатерина Петровна Румянце-
ва училась в нашей лучшей Художественной академии Рос-
сии. А как вы? Ваше мнение, господа? Если согласны, то я
составлю учебный план и представлю сразу счёт на оплату
за семестр. У нас помесячно не оплачивается.
Все хором подтвердили, что с удовольствием желают
здесь видеть меня, чтобы я продолжала получать знания.
Андрей выбежал на минутку, и я слышала, как по телефо-
ну он говорил с отцом. Иначе кто бы меня здесь сразу при-
нял? Но это был совсем другой разговор, потому что вслух
Иван Иванович произнёс:
– Екатерина Петровна, я думаю, если вы оплатите два семе-
стра и мы посмотрим на вашу успеваемость, то на следующий
год ваш факультет будет погашать ваши же расходы. Но повто-
ряю: учиться должны будете на отлично, я не говорю даже о по-
ведении, надеюсь, не курите и не пьёте. У нас здесь не курят.
– Вы правы, не курю и не пью.
Не успела я договорить, ко мне обратился ещё один со-
трудник, как потом узнала, это был заведующий по хозяй-
ственной части, и тут же спросил:
– У вас есть где жить? Хотя бы один учебный год? Пото-
му что все места в общежитии заняты.
– Да! Я недалеко живу и буду добираться сама, лишь бы
мне опять окунуться в живопись.
– Желаем удачи! В учебной части вы возьмёте расписание,
по почте пошлём подтверждение, что вы зачислены. Я сей-
час позвоню в учебную часть, – сказал Иван Иванович.
Я же аккуратно стала собирать свои рисунки. Внутри
меня переполняла радость от неожиданного поворота судь-
бы моей жизни. Когда я собрала всё, вышла в коридор, где
меня ожидал Андрей. Я сказала радостно:
– Спасибо тебе, Андрей! Если бы не ты, целый год бы я
пропустила.
– Этим не отделаешься, посидим, где-нибудь в кафе или
же в ресторане, расскажешь, как жила.
Я подумала, а почему бы и нет, Андрей мой старый знако-
мый. Но про себя твёрдо решила всё не рассказывать. И зачем?
Ему не нужна была настолько вся история моей семьи, я же,
главное, твёрдо решила умолчать о Витюшке. Не потому, что
знаю, кто он. А потому, что Андрей не поймёт, что живу граж-
данским браком и именно граждански муж будет оплачивать
мою учёбу. Ведь он знал, как я не позволяла всем даже посмо-
треть в мою сторону или же вздохнуть. И как ему объяснить?
Сказать, что институт семьи в целом мире уже утрачивает своё
существование?! Так проще, нравится – живём вместе, надое-
ли друг другу – разбежались в разные стороны. Единственное,
о чём мечтаю, – о ребёнке, а у нас с Витюшей не получается, и
он отказывается пойти к врачу. Может, чего-то боится?
И я даю согласие на кафе. Пройдя немного, даже не за-
мечаю, сколько, потому что мы беседуем. Но, когда мы вы-
ходим, он, указывая в сторону «Лексуса», говорит:
– Моя машина, – и, беря меня за руку, ведёт к ней.
Я ничего не говорю, не буду же филонить и показывать
свой «Мерседес»... Он открывает дверцу, и я сажусь в маши-
ну. Кафе, куда он меня пригласил, было почти рядом, так что
я потом приеду и пересяду в свою машину, успокаиваю себя.
Он припарковывает свой автомобиль, мы оставляем там мои
рисунки и налегке заходим в ресторан у метро «Спортивная» в
Санкт-Петербурге. И Андрей, показывая на стену, говорит:
– Это хороший ресторан в полном смысле этого слова,
красивый и, видно, не из дешёвых, а главное здесь есть экс-
позиция картин молодых петербургских художников. Не
хочешь ли выставить тут свои картины? Хотя бы одну или
две... Ты будешь всегда иметь карманные деньги и не зави-
сеть от родителей.
– А как ты думаешь, Андрей, какую выставить?
– Конечно, пейзажную. Я просто не понимаю, как ты
поймала всё в одном цвете? Долго находилась дома?
– Ты прав, я перелистывала картины и пришла к выводу
на основе великолепного полотна Тициана «Наказание Мар-
сия». Заметила монохромность цветов. И потом, когда глубоко
стала изучать его биографию, то где-то прочла, что художник
всегда говорил: «Трёх цветов достаточно, чтобы написать кар-
тину». Поэтому я довожу творчество до минимализма, пишу,
используя три, максимум четыре цвета. Мне так легче.
– Тогда я пойду за сумкой к машине, а ты посмотри меню,
выбери, что бы тебе хотелось на обед. Уже четыре часа, я
совсем проголодался.
Андрей вышел, я же размышляла, как случайная встреча
перевернула мою жизнь, впервые почувствовав себя птицей,
вылетевшей из гнезда, а может быть, из клетки, где была
взаперти. Но к этому меня подтолкнул сам Витюша. «Не
появился ли у него кто-то?» – витало у меня в мыслях, пока
не вошёл Андрей. Он поднял меня, и мы, взяв мои работы,
вошли в кабинет заведующего рестораном.
– Андрей, опять ты? Как ты быстро пишешь, мы не успе-
ли найти покупателя на последнюю картину!
– Нет, Анзор. Я тебе привёл молодого художника, вот её
картины, ты должен их видеть. А если захочешь, выстави и
её работы, хотя бы одну.
Анзор поглядел на меня как-то недоверчиво, но, когда
пересмотрел все мои работы, сразу выбрал две и одну, кото-
рую предлагал мне продать Андрей. А тот воскликнул:
– Анзор, ты не художник, откуда знаешь, что эти картины
продадутся?!
Анзор посмотрел на нас.
– Я чую, когда ко мне приходят деньги. Вот и весь ответ.
Как вас звать?
– Просто Екатерина!
– А я тоже – просто Анзор! Вот вам задаток 500 долларов,
на материал и краски. А картины я выставлю без цен, по-
смотрим, за сколько захотят купить перекупщики, 50 % от
продажи ваши.
Мне не нужны были деньги, тем более у меня их много и
кредитных карточек две, но каждый человек то ли писатель,
то ли художник. Любит, когда его работы продаются, таким
образом понимая, что востребован.

Всегда мечты превосходят наши способности.


http://www.proza.ru/2016/12/17/195
© Copyright: Каменцева Нина Филипповна, 2016
Свидетельство о публикации №216121700195


Рецензии