Триумф

   Высокий мужчина с седыми бакенбардами, в старинном сюртуке стоял за кулисой, разглядывая зал, - зрители уже собрались и  переговаривались между собой, не отрывая взгляды от экранов своих мобильных. Огромная люстра слепила хрусталем, оркестранты сосредоточенно выводили сложные фрагменты своих партий, создавая немыслимую инструментальную какофонию: скоро все начнется.
   Мужчина служил баритоном в национальном оперном театре уже двадцать шестой сезон. Сотни раз он выходил на эту сцену и каждый раз испытывал волнение: «Как примет публика? Оценят ли по достоинству его мастерство и талант?» Не был исключением и этот вечер, но сегодня ему, как никогда ранее, нужно было доказательство и явное подтверждение своего таланта.
   В оркестровой яме появился дирижёр и, раскланявшись в ответ на вежливые аплодисменты, после короткой паузы запустил быстрым движением руки ход спектакля: зазвучала увертюра.
   Карьера баритона клонилась к закату. Получив место сразу после консерватории, что, по его мнению, однозначно доказывало его талант, он верой и правдой служил театру, пройдя путь от массовок до главных ролей.
    Всё шло привычно гладко, но в этом сезоне на роль главного героя в его спектакле пригласили тенора-итальянца, и все изменилось - она стала к нему холодна. Умом он понимал, что был вдвое старше их и вполне годился им в отцы. Итальянец молод, красив и перспективен. Все так, но как неожиданно это произошло...
     Спектакль продолжался, и на сцене появилась главная героиня. Она блистала среди массовки бала, но сегодня её голос звучал  не очень уверенно - видимо сказывалась их вчерашняя ссора. 
      В свое время именно он настоял на том, чтобы на главную женскую роль взяли её - молодую и никому неизвестную певицу. Весь город знал об их романе, включая жену и взрослых детей. Все шло замечательно до начала этого сезона...
    И вот на сцену вышел главный герой. Он действительно был неплох - этот итальянец. Ровное, уверенное исполнение, сильный приятный тенор, мужественное лицо, статная фигура. Неудивительно, что она им увлеклась.
     Он стоял за кулисой и наблюдал за происходящим на сцене, автоматически отмечая мелкие неточности в исполнении хора, регулярное запаздывание второй скрипки, нечеткую работу осветителя, и ему хотелось быть  на сцене - рядом с ней... Там, где сейчас стоял этот самодовольный итальянец.
     Мысли появлялись сами по себе, он пытался прогнать их и как-то настроиться на предстоящее выступление, но ничего не получалось: «Почему она его бросила? Неужели итальянец талантливее его?.. Что она в нем нашла?.. Что вообще есть талант?.. В чем он измеряется?.. В деньгах?.. В количестве поклонниц?..» Сегодня ему нужно очевидное доказательство того, что он талантливее: «Она все должна увидеть сама...»
     Баритон встал на исходную позицию. Еще мгновение - и он на сцене. Его мощный голос заполнял весь зал, жесты были величественны, а актерская игра - яркой. Время остановилось для баритона, погружая его в бутафорский мир оперы. Вот и прошла финальная сцена: душа героини, в виде белого легкого шарфа,  унеслась ввысь... Упал занавес.
     Занавес подняли. На сцену вышли актеры второго плана. Публика аплодирует вяло, без энтузиазма. С бьющимся сердцем он выходит на поклон, напряженно прислушиваясь к залу. Интенсивность хлопков увеличивается, но незначительно. «Ясно, - мелькает у него в голове, - опять половина зала: туристы, получившие билеты вместе с туром по городу...».  Тень глубокого разочарования пробегает по его лицу...
   В этот момент, в четвертом ряду справа, вскакивает невысокий мужчина средних лет в сером джемпере и на весь зал кричит: «Браво! Браво! Молодец!», - и громко, задорно свистит. Все взоры обращаются к мужчине в четвертом ряду, который продолжает неистово хлопать, заряжая весь зал энтузиазмом, выводя громкость аплодисментов на максимально возможный уровень. Часть зрителей в зале поднимается с мест и вслед за мужчиной кричит «Браво!».
   К моменту, когда появились главные герой и героиня, публика уже не могла хлопать громче - аплодисменты перешли в овации. Весь зал стоял.
   Лицо баритона порозовело. Он почувствовал себя Цезарем во время триумфа. Он победоносно посмотрел на итальянца и бывшую любовницу. Он получил то, что хотел! Он ей доказал! Занавес!
.......
   Публика, довольная собой и спектаклем, выходила навстречу теплому летнему вечеру. Мужчина в сером джемпере вместе со своей спутницей неторопливо удалялся от здания театра.
- Дорогой, - сказала она, - почему ты так бурно приветствовал этого пожилого баритона? Ведь ты не любишь оперу, и пел он, на мой взгляд, хуже молодого итальянца.
- Не знаю, любовь моя, мне просто показалось, что он нуждается в поддержке, - ответил мужчина и направился к ближайшему бару.


Рецензии
Приветствую Вас, Владимир! Рассказ написан грамотно, глубоко раскрываете состояние человека, заинтересовывая читателя. Как часто многим не хватает в жизни тех, кто поймёт и вовремя поддержит. Понравилось!
Жму на зелёную.
С уважением -

Владимир Цвиркун   28.01.2018 10:12     Заявить о нарушении