Дорожное - невозможное, или как в меня стреляли

Необходимое предисловие.

Так получилось, что села я за руль не из-за хорошей жизни - работу пришлось поменять. За полтора десятка лет проехала немало. Неплохо узнала Подмосковье и Москву. В день проезжала больше 300 км. От Наро-Фоминска до Электростали, от Твери до Обнинска, от Красногорска до Черноголовки, от Химок до Воскресенска – вот освоенная мной территория, включая населённые пункты внутри неё.
За это время «освоила» не только главные дороги и скоростные шоссе, но и самые разные «тракты» и направления, иногда даже не отмеченные на карте.

По всему Подмосковью столько дорог! Есть объездные и просёлочные, бетонки и грунтовки, военные и гражданские, неосвоенные и брошенные.  Множество «перешейков», «заячьих троп», полузабытых, разрушенных и законсервированных дорог. Есть частные и ведомственные, платные и бесплатные. Есть в безобразном состоянии, а есть новенькие, сверкающие, как стекло. Есть тупиковые развязки и дороги в «никуда», есть «дороги смерти» и гоночные трассы… Вот если бы их всех привести в более-менее нормальное состояние, соединить кое-где проездами и перекрёстками!  Не нужны были бы грандиозные стройки колоссальных развязок, со сносом пары-тройки деревень и посёлков, с прокладыванием разноуровневых трасс, всё равно упирающихся в какой-нибудь тупиковый съезд или «бутылочное горлышко». Москва, как голодное чудовище, готово слизать с жирного пирога Подмосковья все сливки в угоду ненасытной утробе, да заглотить в свою пасть лучшие земли областных территорий… Жалко мне Подмосковье! Захваченное монстром урбанизации, растерзанное, поруганное, лишённое тишины, красоты и прелести…. И своих исконных средств к существованию… Сердце кровью обливается, когда гляжу на осквернённую красоту… Не моё это дело, конечно, лезть в градостроительные планы правителей и чиновников, но смотреть спокойно на строительное варварство не могу!

Но вернусь назад, в далёкое уже начало нашего века.

Вот, собственно, моя история.

Между двумя шоссе, ведущими к Москве, ближе к МКАД, была грунтовая «тропа» - узкий связующий перешеек - дорогой её назвать язык не повернулся бы. Всего-то пять километров. Из них два километра – совсем уже не дорога. В грязь, через поле, положены бетонные плиты, как раз на ширину одной машины. Не дай Бог съехать с плит! По всей протяжённости «дороги» – и слева и справа - резкий обрыв выше дорожного просвета, попадёшь колесом – никто не вытянет. Кое-где справа или слева плит - небольшие островки утрамбованного грунта, чтобы можно было разъехаться двум встречным автомобилям. Раньше грунтовкой пользовались работники метеостанции, а по бетонным плитам ездила редкая военная техника закрытого аэропорта. Зимой, через мёрзлое поле, укатывали снежную трассу, но с весны для проезда оставалась только эта «бетонка».

Конечно, нормальные люди едут по нормальным шоссе в объезд, а такие, как я, находят себе оправдание, чтобы проехать именно по этой «пересечённой местности». Ведь всего-то - пять километров, пусть два из них – совсем не дорога…
Любителей рискнуть находилось немного, но все старались соблюдать неписанное правило – сначала выпустить выезжающих с «тропы», потом «соваться» на этот «перешеек» самому.

…Заняла я на своей «неубиваемой шестёрке» очередь. Впереди меня – чёрная, немало повидавшая «Волга», перед ней – тяжёлый внедорожник. Выпустили последние встречные автомобили и потихоньку тронулись в путь. Всего-то два километра впереди…

Вдруг, когда родной «берег» грунтовки скрылся из зеркальца заднего вида, впереди показался… опоздавший старенький «Ауди»… Торопится, сигналит, чтобы ему дали дорогу… Отстал от своей колонны «с того берега»…
Джип – на то он и внедорожник – отважно «шагнул» вправо с плит в грязь, зацепившись левыми  колёсами за плиты, тяжело объехал помеху. «Волга» проехала за джипом чуть вперёд и вплыла на островок слева, давая проезд недотёпе. Кое-как разминулись. «Волга», вздохнув с облегчением, освободила островок и поплыла дальше. Осталась я. Только я хотела вслед за «Волгой» занять «островок безопасности» слева от себя, как «Ауди» проехал вперёд, перегородив мне путь, и решительно встал передо мной. Я тоже стою. Ездить задом я умею, но ползти полкилометра по скользким плитам, рискуя съехать с них, до «родного берега», мне не хотелось.

Показываю водителю, нагловатому молодому парню: «Отъезжай назад, и дай мне встать слева на безопасное место!». Ему - несколько метров назад. Всего-то. Он – ни в какую. Тогда я показываю: «Отъезжай назад и вставай сам на островок, я проеду справа!». Нет. Ни с места. Понимаю, что ситуация для меня – патовая. Джип с «Волгой» давно уехали. Я вижу только их «спины», выныривающие, как большие рыбины, из волн бетонной колеи далеко впереди. Моя судьба их не интересует. Назад сдавать – себе дороже… И тут – была не была! – я решила стать стервой. То есть Стервой! С-т-е-р-в-о-й! Тогда я была ещё «не крашеной», и включать «блондинку» не умела.

Достаю сигарету, спокойно (насколько это можно трясущимися от страха руками) закуриваю. Тоненький «Вог» не столько успокаивает, сколько придаёт мне наглости. Сижу, курю. Парень в «Ауди» - как в танке. Ну, сколько длится пара затяжек? Мысли мои лихорадочно выпрыгивают из мозга, и опять ныряют в его мякоть в надежде найти выход, а в желудок тоскливой кислой струйкой льётся страх… Но внешне я абсолютно, разязно спокойна!  Ещё затяжка… Парень выходит из машины, подходит к моей почти вплотную, поднимает руку… В ней я вижу пистолет…
Он прицеливается в меня - …
…Сижу, курю…
 - он поднимает руку и стреляет в воздух!
… Мне самой стало интересно – что же дальше? Даже страх замер в животе от любопытства… Парень кричит: «Сейчас прострелю твой радиатор, х…р ты куда дальше поедешь!»
…Красиво – как мне тогда казалось – и ме-е-е-дленно затягиваюсь… в последний раз… Поднимаю глаза к зеркалу: надо ли подкрасить губы?  …И!.. О, счастье! О, радость! О, солнца свет! Ты ж мой красавец!

…В зеркало заднего вида вижу, как с «моего берега» на меня движется… КАМАЗ! Умом понимаю, что… если… меня… сейчас… на виду водителя… грузовика… прострелят!  – (или пристрелят) – то!..
То на  дороге останемся и я, и «Ауди»…

С КАМАЗом шутки плохи… Ему работать надо… Вон он, как торопится… Прессует ямы на полной скорости, и все неровности ему нипочём… Ему наши разборки – досадная помеха…

Видимо, это же понял и водитель «Ауди»… Сел в машину, завёлся и попытался – вот же идиот! – объехать меня с «правого борта», даже не подумав про спасительный  островок… Притёрся ко мне вплотную, жалобно пискнув клаксоном напоследок: «Ну, сдай же чуть вперёд!»

…По режещему краю плит, едва не срываясь с них, я доползла и зацепилась левыми колёсами за «островок спасения». Наконец, объехала наглеца, и, всхлипнув от радости, выехала на свободу!

Как уж КАМАЗ с ним разбирался – я не видела… Держала руль в узком фарватере бетонной колеи, моля Бога только об одном – чтобы не встретить ещё одну встречную машину…

Только выбравшись на твёрдый асфальт и отъехав по нему на безопасное расстояние от «перешейка», я остановилась… Припарковалась на обочине и позвонила с мобильного своему приятелю. Захлёбываясь от эмоций, давясь и смехом, и обидой, ещё не сознавая, в какую дурацкую ситуацию попала и как удачно из неё выбралась, рассказала ему эту историю… «Дураков на дороге много», - пожалел меня он, - «счастливо отделалась… Успокойся, всё хорошо, ты молодец!»

А вечером, в весёлой компании друзей, за лечебной рюмкой водки, я со смехом рассказала эту историю, во всех подробностях, ещё раз. Друзья мне советовали тоже купить «пугач», положить его в бардачок для таких вот «…удил», поменять работу, не ездить по злачным местам, да много ещё что!

Но мой, тогда ещё муж, выслушав её, сказал: «Сама дура!» Для него было важно лишь одно: кто у кого был «помехой справа» и какими бортами мы разъехались… Он, отучившийся вождению, но знающий лишь его теорию, так и не севший за руль, и не научившийся водить, не смог понять, как это мы оба стали друг для друга «помехой справа».
Он даже не мог представить, что в десяти километрах от Москвы есть такие дороги, на которых свои правила. Это правила взаимопомощи и выручки, вежливости и терпения… А уж кто из нас двоих в той истории был дурак – так не ему судить.
…Сейчас эта территория стала Москвой… Дорогу из бетонных плит стали отсыпать, немного расширили, а на въезде и выезде из неё поставили «ворота» из бетонных блоков, по ширине и высоте рассчитанные только на легковушку… Спасительный КАМАЗ в них не протиснется… Проехать по дороге можно спокойно, но… и уже не так захватывающе…

… Долго я не отваживалась ездить по тому «перешейку». Но «всего-то пять километров, из которых только два – вообще не дорога» - это ли не лучшее оправдание тому, что я опять там оказалась?

Но это – уже другая история!

Опубликован в №14 газеты "Моя Семья" от 08.04.19, под названием "Ты ж мой красавец!"

Немного сокращён.


Рецензии
Хороша история, и написана великолепно, захватывает.
Приветствую вас, Маргарита!

Светлана Сереброва   27.06.2019 04:44     Заявить о нарушении
Здравствуйте! Рада Вас видеть у себя в гостях!

Маргарита Морозова 3   27.06.2019 10:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.