Жизнь прошла мимо... 09

9.Неизмерима любовь
погодными явлениями

Неизмерима любовь погодными явлениями.
И шорох лишних строк лишь вдохновение.
Проветриться, пройтись вместе – моё желание.
Разглядеть правду снов в небесном одеянии.
На землю капает дождевыми словами любовь.
А падая, разбивается о землю в страхе.
Никто не услышал бы, а как та песня наша?
Нежна, не забыть, сочиняли новорожденной.
Мелодия ясна, она воздушна и красива.
Блестела в золотом оперении на полотне картина.
Разгулявшись, ветра звук в ней отдавался.
По нраву любовью заглушена, ох, потрясена...

   Дорога длинная. И мне можно было над всем,
что произошло со мной, поразмыслить. Конеч-
но, я бессовестно поступила по отношении к
гражданскому мужу Витюше, ведь он был для меня всем!
Живу как королева, ни в чём никогда не было мне отказа с его
стороны. И он, молодой, сильный мужчина, можно сказать,
в самом соку, активный, в любом понимании этого слова.
Так почему же я за два дня поломала то, что настраивалось
годами? Неужели первая любовь так велика? А может быть,
с Андреем мне порвать? Что же я сломалась при первой же
встрече? Как сейчас я буду дальше жить? И должна ли, нуж-
но ли сознаться и оправдаться перед Витюшей? Видно, нуж-
но забыть всё, как наваждение, то, что произошло со мной.
Да, уже решила твёрдо, что должна забыть, как сон, то, что
случилось со мной. И держать на задней стенке сердца, что-
бы никогда тайна не выпорхнула.
В таких размышлениях я подъезжаю к своему большо-
му, будто дворец, дому. И со стороны уже обратила вни-
мание на окна, когда-то не раздражавшие меня. Сейчас я
поняла, что меня здесь давило, – это жалюзи. Хотя, когда
ставили их, говорили, будто они создадут уют, несмотря
на то что железные. Да, я птица вольная… художник в
клетке.
Нажала на пульт, открылись большие железные ворота
со скрипом, как по нервам, как будто бы вхожу куда не надо.
Так же звуки прошлись по нервам, когда я заезжала в гараж.
Ох, и скрипучие они!
Как будто бы в доме всё спокойно. Витюшка не приезжал,
значит, завтра у меня тётя Маня, он не очень любил, когда
в доме прибирали чужие люди. Должна сама навести с утра
марафет по всем этажам, а к вечеру уж и подъедет он.
Я быстро поднялась в спальню, хотела в ванной смыть
весь мой позор. Но, когда вошла и разделась перед зерка-
лом, в тот самый момент хорошие воспоминания сразу по-
чувствовала и рукой прошлась, где Андрей меня недавно
целовал. Как будто бы несколько часов назад, но жар ещё
пылал. А может, это мне казалось. Что сделать мне? Неужто
не найду решения? Но тут звонок домашнего телефона раз-
веял мои сомнения.
– Привет, Катюша! Лечу обратно, сейчас сажусь я в само-
лёт, как же я скучал! Прости, что не звонил.
– Я рада твоему возвращению домой, у меня много но-
востей!
– И я тебе везу подарок! Надеюсь, ты, одобришь моё при-
обретение!
– И что же это? Я жду и любопытна.
– Увидишь, когда буду дома! Уже посадка началась, боль-
ше времени не остаётся на разговоры. До встречи!
Он отключил телефон, я же быстро искупалась и про-
шлась по дому, немного освежить и ароматизировать его,
ведь не была здесь два дня, а сколько тут ненужного хлама!
О господи! И зачем я только всё это покупала? Внезапно об-
ратила внимание на голые стены в моей мастерской. Как-то
пусто стало без картин. Я понимала, что ни один художник
не хочет прощаться, отдавать свои картины на продажу, но
каждый это делает, ведь жить-то надо, а мне так хочется по-
мочь матери. Ведь она с таким трудом растила меня. Но как
я это объясню Витюше, который пока ни разу не требовал от
меня отчёта, на что я трачусь?
Я походила по комнатам и многое убрала в шкаф. Ми-
нимализм, только минимализм, хотела создать у себя тоже,
после Петербурга совсем другое мировосприятие у меня
появилось. И стала в мешок откладывать ненужную одежду,
которая висела годами, подумав: «В следующий раз отве-
зу всё матери, все бредовые вещи, их жаль выбрасывать, а
с матерью мы одного размера, она даже немного худее вы-
глядит». Пересмотрела и гардеробную комнату Витюши,
тоже собрала вещи в другой мешок – это точно для отца,
они одного роста. Мне не жаль покупать им новое, но это
всё было надето лишь раз, а может, два, а некоторые вещи,
совсем новые, висели ещё с бирками.
Хорошо, что я отвлеклась, иначе бы совсем с ума можно
было сойти от воспоминаний лжи и любви, которые меня
мучили. Никогда я так не стыдилась своих поступков.
И вот звонок, опять Витюша:
– Я уже в Москве, буду через несколько часов. Как я со-
скучился!
– Я тоже, Витюша, приезжай! Не звони, не отвлекайся в
дороге.
Но вскоре ворота открылись, потом гараж, и вот Витюша
в объятьях своих не дал мне опомниться и в спальню уводит
меня. А там раскисли оба, полежав, отдохнув, опять любов-
ный зайчик, прыг-скок, лишь в отражении зеркал и вздохов
голос.
– Пойдём вниз, Катерина, покажу, что я купил. Ну, рас-
скажи, какую новость хотела поведать и ты!
– Начну я первой. Не поверишь, студенткой стала Худо-
жественной академии Санкт-Петербурга, правда опоздала
на вступительные экзамены, но всё же они посмотрели мои
картины и зачислили меня по договору с полной оплатой за
каждый семестр.
– Согласен всё оплачивать, ведь я заметил в тебе дар
творца! Сейчас обрадую тебя: я тоже был в Питере, обедали
мы в ресторане, и я обратил внимание на картины на стене,
похожие на твои. Я их купил, каждую по 10 тысяч долларов,
чтобы обрадовать тебя. Я понимал твои порывы: ты хотела
выставить их, чтобы понять, продаются ли они. А когда на-
звали фамилию твою, то уже точно убедился, что они твои,
и не торговался. Такую цену он назвал!
– Прости меня, Витюшка, ты прав, хотела я попробовать
выставляться.
– А я просил твой номер телефона, он не дал. Я даже по-
думал, что он знает, но не даёт, чтобы клиента не потерять.
– Он прав, и правда, не дала я мой телефонный номер.
Не буду же каждому незнакомому давать? Он заплатил мне
500 долларов аванса, а потом отдал 4500 за всё.

 – Ох и наглец, какой он куш сорвал, его-то мне нужно
«пощипать».
– Витюша, не надо, прошу тебя, я больше не отнесу к
нему, забудь!
– Пойдём, повешу я на место, не смей картины прода-
вать, пиши и радуйся сама, учись, пойдёт тебе на пользу! Ты
хочешь, я тебе квартиру там куплю, чтобы ты не выезжала в
ночь, дорога длинная.
А я подумала, видно, в счёт карточки через компьютер
заглянул и знал, что спала я в отеле, а не у мамы.
– Мне кажется, накладно будет для тебя… Когда пришла
я к маме, там хахаль-пьяница и грязь, поэтому два дня в от-
еле спала, – сказала, оправдываясь.
– Пойдём в спальню, не насладился я тобой. Ты нежная
сегодня, так манишь. Потом повешу я картины! Дай мне лю-
бовью насладиться.
И я за ним на привязи иду, сама не знаю, что со мной.
Сколько сил, обман начерчен у меня на лбу? Но я любовь
интима по-иному воспринимаю. И может, это он заметил и
во мне. Он встал, сказал, глядя лукаво:
– Нам надо быть в разлуке по несколько дней. Понять,
как дороги друг другу. Скучал я, а может, так люблю, про-
сти, что никогда не говорил тебе, – скрывая страсть, про-
молвил.
– Витюша, ты стал сентиментальным, тебя я тоже не
узнаю;. Всегда ты твёрдо знал, чего желал и хочешь, и дят-
лом всё стучал… Сейчас ты нежен был.
– Не обращай внимания, я просто по тебе скучал, такой
разлуки не было у нас. Но я хочу сказать заранее, что разлука
скоро снова у нас через два дня, лечу совсем в другие я края, а
главное, неделю дома не будет меня. Чем занята ты будешь?
– Неделя – много, большой срок, поеду к матери опять. –
И рассказала, с чем я столкнулась там, а он добавил:
– Хорошая идея, помоги ей. Бедная женщина, всё пашет.
А хочешь, к нам её возьми, всё будет веселей тебе, дом боль-
шой.
– Она обещала к нам переехать, когда у нас будет дитя.
Зачем сказала об этом я? Кольнула ножом в его сердце. И
это, видно, ему не понравилось, насупился и в ванную по-
брёл, голову опустив.
Что не так? А может, он знает, что у него не будет детей
никогда? И я пошла за ним. Хотелось загладить свою вину.
И там тоже долго в ласках утопали, уже совсем забылась
я, что недавно и Андрею отдалась. Сейчас на весах моей
жизни путь. И надо мне решить! Молчать или высказаться
сразу. Неужто он узнает, будет мстить? Но я осквернила его
любовь. Нельзя отбросить жизни столько лет, когда любо-
вью всё же мы сгорали, хотя вначале был и нелюбим, но я
привыкла к малым шалостям его, подарками заглаживал он

дно.
Отмщение – когда не нашёл путь к примирению.

http://www.proza.ru/2016/12/20/1884
© Copyright: Каменцева Нина Филипповна, 2016
Свидетельство о публикации №216122001884


Рецензии