Таинственный старец

   Кончина Александра I породила в народе немало слухов. Смерть государя была нелепой и скоропостижной. Но ещё более удивительным казалось то, что супруга его, императрица Елизавета, на похороны не приехала, а покойный был совершенно не похож на себя при жизни.

   Спустя несколько лет в Сибири объявился благочестивый старец, который называл себя Фёдором Кузьмичом. Высокий, белобородый, с лысой головой, обрамлённой остатками седых волос, он вскоре стал местной легендой. Этот скромный и простой в своих привычках человек в совершенстве знал историю, военное дело и французский язык. Иногда его спрашивали, как ему живётся в сибирской глуши вдали от светской жизни, которую он так хорошо помнил. Фёдор Кузьмич отвечал:
– Почему вы думаете, что моё нынешнее положение хуже прежнего? Я сейчас свободен, независим, покоен. Прежде нужно было заботиться о том, чтобы не вызывать зависти, скорбеть, что друзья меня обманывают, и о многом другом. Теперь же мне нечего терять… Вы не понимаете, какое счастье в этой свободе духа.

   Мартовской ночью 1801 года в Михайловском замке скончался великий магистр Мальтийского ордена император Павел I. Официальной причиной смерти был назван апоплексический удар. Но поговаривали, что удар этот был нанесён табакеркой прямо в висок несчастного после того, как его, полуголого и дрожащего от страха, вытащили из-за портьеры несколько вооружённых мужчин…

– Теперь вы – наш государь, Александр! Россию ждёт великое будущее!
   Губернатор Пётр Пален не скрывал своего торжества, стоя перед наследником престола, и не скупился на поздравления. Но Александр выслушал его довольно хмуро и резко заявил:
– Смерть моего отца произошла при столь подозрительных обстоятельствах, что радоваться в подобном случае я считаю неуместным и даже кощунственным.
– Смею вас уверить, государь, ваш папаша умер быстро.

   Услышав это циничное заявление, Александр разрыдался, как ребёнок. Пален посмотрел на него с лукавой усмешкой и саркастично произнёс:
– Перестаньте ребячиться, ступайте царствовать!
– Что я должен сделать? – спросил Александр.
– Прежде всего, выйти к народу. Площадь оцеплена войсками. Скажите людям, что вашего батюшку разбил апоплексический удар.
– Пусть так, а после этого я хочу проститься с отцом.

   Александр вошёл в опочивальню и застал там матушку Марию Фёдоровну. Её глаза покраснели от слёз. Увидев молодого человека, она воскликнула:
– Как вы могли, сын мой, согласиться на такую подлость, как отцеубийство?
– Батюшка отдал приказ меня арестовать…
– Как вам не стыдно, Александр! Слушать этого гнусного Палена! Он немедленно должен уйти в отставку! Я требую этого!
– Хорошо, как вам будет угодно, матушка.

   На душе было мерзко, и Александр спустился в сад. Весеннее солнце вдруг скрылось в облака, и порыв ледяного ветра отрезвил пылающую голову наследника. Его знобило. Свершилось то, о чём молодой человек прежде осмеливался лишь мечтать – он будет императором России! Но только сейчас Александр понял, что ему совсем этого не хочется. Если бы можно было вернуть всё назад! Отец был бы жив, а теперь он лежит с пробитой головой и немым упрёком на холодных губах… Как там говорил этот чёртов Пален: «Чтобы полакомиться яичницей, надо, прежде всего, разбить яйца». Всегда такой слащавый, сдержанный, улыбчивый! Интриган и лицемер!

   Но что бы ни говорил себе в этот день Александр, совесть уже проснулась в нём. Возможно, голос убитого отца или самого Бога? Молодой человек старался об этом не думать – но не мог! «Теперь призрак батюшки будет преследовать меня неотступно», – с горечью подумал он.

   В сентябре 1801 года в Успенском соборе Александр был венчан на царство. Так началась новая глава российской истории. Молодой император старался хоть как-то искупить совершённое зло. Выступал против самодержавного произвола, миловал заключённых, жертвовал деньги науке и занимался международной политикой, но всё было тщетно. Совесть не умолкала, а дерзкий Наполеон уже собирался идти войной на Россию.

   В середине июня 1812 года императору Александру сообщили о вторжении французских войск во главе с маленьким деспотом.
– Чёрт знает, что такое этот Наполеон! – гневно воскликнул государь, который никак не мог забыть унизительный разгром при Аустерлице. – И чего ему неймётся?
– Поговаривают, Наполеону изменяет жена, вот он и воюет со всем миром, – заметил генерал Леонтий Беннигсен.
– Какая разница, какие мотивы движут этим самодовольным человечишкой? – поморщился Александр. – Лучше скажите, как нам его победить?
– Сражаться, как при Прейсиш-Эйлау, государь. Вот лучший рецепт победы.
– Да, я помню ваши заслуги в этой битве, уважаемый. И порекомендую другим генералам советоваться с вами по некоторым вопросам.
   Говоря так, Александр невольно вспомнил, что Леонтий Беннигсен был в числе тех, кто сократил жизнь императору Павлу. «На руках этого человека кровь моего отца. Судьба России должна решаться другим полководцем. Кутузов – вот кто мне нужен!»

   Когда Александру I сообщили, что Наполеон разбит, он воскликнул:
– Слава Богу! Это самая дорогая победа! Кутузов – великий человек!
   Проходя мимо большого зеркала, Александр остолбенел: из глубины на него смотрел отец. Через несколько секунд видение исчезло. Но и этого было довольно.

   Шли годы, унося мечты и надежды юности. Александр чувствовал, как к нему всё ближе подбирается апатия. Бремя власти тяготило его. Иногда он с тоской вспоминал, как в юности хотел окончить свои дни в маленьком домике на берегу Рейна.
– А почему бы нет? – спрашивал себя Александр, – разве я не имею права на отдых? Всё равно от моего имени уже давно правит Аракчеев. С женой меня ничто не связывает, Нарышкина завела себе нового сердечного друга, любимая дочка Соня умерла. Жизнь кажется пустой и никчёмной. Что же мне делать?
– Путешествовать! – ответил внутренний голос.
   Через несколько дней уставший император Александр отправился в Таганрог, где и сложил с себя невыносимое бремя власти...

   Старец Фёдор Кузьмич любил иногда вспомнить прошлое. Но лишь для того, чтобы полнее ощутить безыскусное счастье жизни в глуши. Отказавшись от власти и уйдя от светской суеты, он почувствовал невероятное облегчение и обрёл покой. Домик на отшибе, где старец учил грамоте деревенских ребятишек, добрые соседи – чем не отсвет рая на земле? И всей душой благодарил Бога за оказанную милость. Порой Фёдору Кузьмичу снился отец – улыбался и звал его за собой. Старец просыпался в слезах и вспоминал Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля./ Давно завидная мечтается мне доля –/ Давно, усталый раб, замыслил я побег/ В обитель дальную трудов и чистых нег».

   Фёдор Кузьмич скончался в январе 1864 года и был погребён на смиренном монастырском кладбище, оставив после себя тайну, распятие и псалтырь.


Рецензии
Благодарю. Вас Ника, за столь увлекательное повествование.
При прочтении мураши по телу бегали. Обычно так происходит если верная информация.
С Уважением,

Радогора   01.03.2017 11:47     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Радогора! Спасибо за отзыв! Очень люблю необычные истории и загадки. Об этом и пишу.

Ника Лавинина   01.03.2017 18:00   Заявить о нарушении
Молодец Ника, вот это мне понравилось, спасибо.

Валентин Старицын 2   31.03.2017 03:59   Заявить о нарушении