Храни нас больше всех печалей...

Пословица «Не родись красивой,...»  имеет в нашей семье особое значение.

«Вот, прочти, оно пришло, когда вы с сестрой были в детском доме!» - моя старая тетка дрожащей рукой протягивает мне старый конверт со странным штемпелем. Читаю письмо, оно от Ольги, той самой,  красота которой сыграла роковую  роль для всей нашей семьи.

Она и вправду была невероятно красивой: белокурая латышка с сияющими голубыми глазами и нежной кожей.

Это было летом 1938-го года.  Во время праздника Лиго она попалась на глаза местному начальнику НКВД и старый упырь воспылал к ней дикой страстью. Она веселилась и  не подозревала, что скоро ее жизнь и жизнь близких будет разрушена по указанию начальственного перста. 

Не ответила красавица  на ухаживания старого кавалера  и беды посыпались на всю нашу семью. Вскоре  нас объявили врагами народа. Моего отца арестовали и расстреляли без суда и следствия. Вернее следствие длилось всего неделю.

Но об этом я узнала гораздо позже.

Долгое время мои многочисленные запросы в архивы оставались без ответа. И только в начале 90-х мне помогла учительница истории, которая занималась местным краеведческим музеем.
 
А в то время мы оставались в неведении. Отец просто исчез. Мою красавицу-тетку арестовали, осудили на большой срок и отправили за Урал. Пострадала вся семья, кого выслали, кого осудили. Досталось всем…

После гибели мамы мы с младшей сестрой оказались в детском доме. Нашу старшую сестру  взяла на воспитание тетка, которая жила в Москве.  Ее муж был известным ювелиром, их семья ни в чем не нуждалась, а вот помощница была ей нужна. Но мы на нее не обижались – она всю жизнь нам помогала – присылала нам деньги.

Письмо  от Ольги пришло из Свердловской области, где она отбывала срок. Она просила нас о помощи. У нее родился сын от одного из ее  тюремных надзирателей. Не знаю, случилось ли это по любви или у нее не было выбора. Кто  знает… 

Она была при смерти и просила родственников забрать ее сына. О поездке тогда не могло быть и речи - семья бедствовала.

Возможно, сейчас этот мальчик, а теперь уже пожилой человек, жив и он не знает, что у него есть родственники и в России, и в Латвии.

Отца посмертно реабилитировали, а от Ольги  мы больше не получали вестей.

Вот так просто, без лишних слов и объяснений была разрушена жизнь  семьи Леппе. Наша семья больше никогда не собиралась вместе, наверное, как и все репрессированные семьи.
 
Вполне обычная для того времени и для нашей страны история. Много лет прошло, многое изменилось,одно остается неизменным - начальственный перст, способный разрушить жизнь любого человека...


Рецензии