Апостолы. 1. 19. Зеведеевы

   - Зеведей, Иоанн дома!
   Старый рыбак, снимая с осла пустые корзины, пропахшие рыбой, вздрогнул и вопрошающе обернулся к жене.
   - С ним все хорошо?
   Радостная Соломия поспешила успокоить взволнованного мужа.
   - Да, да! Он сейчас с Иаковым на озере.
   - Ну слава Богу! - обессиленно опустился на деревянный чурбан Зеведей. - Я  ведь не знал, как тебе сообщить, что не нашёл его в Иерусалиме.
   - Знаю, знаю, - присела на корточки перед мужем Соломия и положила ему на колени свою голову. - Он мне все рассказал, где был... Сначала ходил в учениках у Иоанна Крестителя, а потом... потом он встретил... - Соломия огляделась на все стороны, проверяя не слышит ли её кто и, привстав, прошепталa мужу на ухо. - Он встретил Мессию!..

   Братья Зеведеевы, Иаков и Иоанн, лежали на берегу Геннисаретского озера в тени поставленной на бок большой лодки. Юный пламенный Иоанн продолжал рассказывать о своих похождениях всегда до поры сдержанному старшему брату следующее:
   - А знаешь, кого я ещё встретил на Иордане, среди учеников Иоанна Крестителя?..  Нашего Андрея Ионина!
   - Да ладно?!- Искренне и радостно удивился Иаков, а потом добавил, не менее удивив Иоанна . -     Симон же на днях со всем хозяйством перебрался жить в Капернаум! Так что, теперь они уже не наши, не вифсаидские...А самого Симона ты там случаем не видел? - хитро спросил Иаков.
   Иоанн понял намёк брата и рассмеялся, испуганно отмахиваясь руками:
   - Не-е-е, Симона не видел.

   Братья Симон и Андрей Ионины и братья Иаков и Иоанн Зеведеевы являлись соперниками в промысле рыбы на Геннисаретском озере. Это были две крепкие рыболовецкие артели с несколькими лодками и работниками.
   Однажды между семьями прямо на воде возник острый конфликт.Лодки сблизились так, что вспыльчивый Симон перепрыгнул на судно к Зеведеевым и схватил Иакова  за одежды на груди. Иаков тоже был далеко не робкого десятка, но Симон в тот момент был так страшен, что просто подавил на минуту волю Иакова.
   Спас положение юный Иоанн. Он похлопал сзади по плечу Симона и весело сказал:
   - Симон не зли моего старшего брата!
   Симон обернулся, гневно сверкая глазами и, не видя опасности со стороны близко стоявшего к нему мальчишки, снова повернулся к Иакову, ещё крепче тиская у того одежды.
   Иоанн назойливого теребил непрошенного гостя за плечо:
   - Эй, эй остынь!
   - Да иди, ты! - рявкнул Симон и сделал рукой отстраняющий жест.В это время паренек присел, качнув на бок лодку. Симон, потеряв равновесие, провалился в пустоту и полетел за борт.
   Когда гроза рыбаков Галилейского моря вынырнул, над водой стоял громкий дружный хохот, -
смеялись все работники обеих рыболовецких артелей.
   Падение в воду охладило пыл Симона. Он взобрался к себе на лодку и, отбрасывая руки хохочущих рыбаков, что сочувственно тянулись к нему, сам заулыбался, сокрушенно мотая мокрой головой.
   С тех пор Симона стали уважать не только за силу, но и за великодушие, несмотря на его вспыльчивый характер,а сам он проникся уважением к бесстрашному юноше,  наигранно строго выделяя того взглядом из толпы.
   Иоанн же ещё более увеличил безопасную дистанцию при встречах, однако всегда издали склонял голову  в почтении, не придавая значения тому, отвечает ли взаимностью признанный всеми лидер рыбаков на его приветствия или нет.

   Жара пошла на спад.Солнце стало клониться к западу. Марево над озером приобрело золотистый оттенок.
   Иаков повернулся лицом к дому, зорко вгляделся:
   - Кажется, отец вернулся.- Потом помолчав, снова обратился к главной теме. - Что, так и сказал, что найдёт тебя?
   - Да! - утвердительно кивнул Иоанн, уставясь в глаза брату. - Сейчас Он держит пост в пустыне, а потом , наверное, выйдет на учение...
   - И что, Он правда Мессия?
   - Да! Ты знаешь, я никого не встретил в Иерусалиме, чтобы кто-то мог так просто и доступно излагать свои мудрые мысли!.. Иоанн Креститель сказал о себе, что - Предтеча, что только приготовлял Ему пути, а Он - Сын Божий! В Иерусалиме при дворе первосвященника могут научить только алчности и лицемерию, да умелой грызне между саддукеями и фарисеями. Не хочу, чтобы отец впустую тратился на такое моё ложное  обучение...Так что, Иаков, думай. Вот и Андрей Ионин пообещал пойти за Ним. Брата Симона, говорит,тоже уговорю. Да что там, немного пообщаешься с Ним и сразу поймёшь - Мессия!

   Ночью между Зеведеем и Соломией теплился тихий разговор в постели. Не до сна было родителям, - тревожились за судьбы детей.
   - Я туда - сюда; никто толком не знает, где он, - говорил, вздыхая, Зеведей. Соломия, пристроив на груди его свою голову, внимательно слушала. - К первосвященникам не допустили, а вот плату за обучение содрали наперед за полгода.
   - Так, кто сейчас первосвященник? - спросила Соломия.
   -  Каифа, зять Анания, но правят оба. Ананий - хоть и бывший, только все дела под его контролем, как прежде. У них и двор- то общий на двоих... Иоанна нашего там знают.  Парень всех расположил к себе, говорят: смышленный, далеко пойдет... Хозяин квартиры ошеломил: сын твой съехал, в пустыню иудейскую отправился, к Иоанну Крестителю, сейчас все туда валом идут, толи Мессию ждут, толи конец света.Я совсем препугался, всю дорогу думал, как тебе сказать...
   Соломия улыбнулась, одобрительно погладив мужа по груди.
   Зеведей шмыгнул носом:
   - Смелый он у нас! Иаков какой, а этот вообще - сорви голова! Мыслимое ли дело, - самого Симона Ионина в воде искупал. Того теперь, как подменили, не щемит больше, позволяет нашим работникам везде рыбачить, а то проходу ведь не давал, как буд - то озеро ему одному принадлежит. Не пойму я этого Симона, добрый  стал. На днях спрашивает: а где младший твой? В Иерусалиме , говорю, книжному делу обучается. Хорошее дело, говорит, поклон ему передавай.
   Соломия удивилась:
   - Так и сказал?
   - Да - а.
   Женщина гордо улыбнулась, снова опустив голову на грудь мужа.
   - Сыновья покойного Ионы хорошо устроились в Капернауме, - продолжал тихо вести беседу Зеведей.- Новый дом большой купили, три лодки, торговую лавку ещё одну открыли... Может, и мы за ними?.. Это не Вифсаида, там возможностей больше. Хотя...годы уже не те... Я ведь, что думал: закрепится Иоанн в Иерусалиме при дворе первосвященника, он у нас хоть и молодой, но бойкий, потом Иакова к себе подтянет... Иаков же тоже способный к обучению,ему же просто не до этого было, с малых лет у меня в помощниках. Теперь дело налажено, работников вон сколько, а детям выучиться бы надо, пока семьями не обзавелись...
   Соломия, замерев, не отвечала. Зеведей прислушался, спит ли? Спросил, проверяя:
   - Так ,что Мессия?
   Жена глубоко вздохнула. Сказала осторожно:
   - Иоанн видел Его на Иордане, даже беседовал с Ним, вместе с Андреем Иониным. Сам Иоанн Креститель указал на Него.
   - Ну и где Он сейчас?
   - В пустыне поститься. Сказал Иоанну, что найдёт его...
   Зеведей долго молчал, потом произнёс:
   - Господи, что же теперь будет?
   Соломия пожала плечами.Она знала больше, но молчала. Со слов сына мать выяснила, что Мессию зовут Иисус и, что Он из Назарета, хотя место рождения Его Вифлеем. И больше ничего, но этого было достаточно, чтобы Соломия все поняла. Ведь она, третья дочь Иосифа из Назарета вспомнила, как тридцать лет тому назад их семейство прибыло на перепись в Вифлеем, и новая молоденькая жена отца Мария родила в загоне для скота Младенца, по имени Иисус. Что Рождество Его было необыкновенно чудесным: с неба слышалось ангельское пение, откуда ни возьмись появились волхвы из далёкой страны,пришедшие вслед за волшебной звездой,пришли и местные пастухи, уверявшие, что их оповестил о Рождестве Ангел Господень. Потом отец со своей новой Семьёй отбыли в Иерусалим, чтобы совершить в Храме то, что полагается при рождении всех младенцев мужеского пола. А старшие братья ее Иуда и Иосия (младшему братику Иакову тогда было всего два года ) строго настрого наказали всем родным молчать о Рождестве Младенца и об самом Иосифе, и о Марии, ибо они тогда не участвовали в переписи,тайно покинув Вифлеем.
   Как раз на тот момент молодой рыбак Зеведей и обратил своё внимание на красавицу Соломию из горного Назарета и, не мешкая, попросил её руки у её братьев, которые тоже, не долго думая, дали согласие на брак. Так Соломия, не возвращаясь домой, оказалась в Вифсаиде, что на берегу большого Геннисаретского озера, называемого еще Галилейским морем.
   Вскоре все братья и сёстры Соломии тоже перебрались из Назарета на постоянное место жительство к морю ; кто в Вифсаиду, кто в соседний Капернаум, и только отец Иосиф, со слов братьев, после двухлетнего скитания вернувшись в Назарет, все время жил там и умер недавно в возрасте ста десяти лет.
   Так получилось,  что Соломия ни разу больше не видела ни своего отца, ни его новую Семью, но память отчётливо хранила события той удивительной Рождественской ночи. Дочь интуитивно понимала, что благочестивый и праведный отец её выполнял какой - то долг перед Богом, живя замкнуто  в Назарете, охраняя Младенца и Матерь Его. Соломия ни на минуту не представляла, что загадочный Младенец Иисус - её брат по крови. Тут была какая - то Тайна, о которой все родные предпочитали молчать. И... ждать. И, неужели, это время, наконец, пришло. Неужели, тот Младенец из прошлого, приемный сын её отца Иосифа и есть Мессия!
   - Господи, что же теперь будет? - эхом повторили губы засыпающей Соломии вопрос мужа.
   Зеведей ещё раз тревожно  прислушался к дыханию жены и тоже уснул.
   


Рецензии