Коммунизм - 50 лет спустя. Глава 12

                Глава 12
                КАК ЖИВЁШЬ, ЛИВЕРМОР?

     Вопрос этот можно адресовать и всему штату Калифорния, поскольку Ливермор – город  с типичной «калифорнийской» жизнью. Перенести здесь вопрос на всю Америку, то есть США, будет некорректно, поскольку в Америке 50 штатов, и каждый живёт по своим законам, базирующимся, в основном, на экономических и некоторых политических возможностях отдельно взятого штата. Я же знакомился с Америкой больше через Штат Калифорния, поэтому всё, о чём здесь расскажу, будет относиться в основном к этому штату.

   С чего начинается знакомство с городом, в который вы приезжаете в первый раз? С его главных достопримечательностей, которые образуют облик, лицо города – так? Да, с центральных улиц и площадей, то есть с центра города вы начинаете знакомство с ним. Обязательно в числе первых объектов будете высматривать какую-то архитектурную особенность, возможно, являющуюся символом города. Иначе как вы почувствуете город?
 
     После поездки в горы Сиерра-Невада понадобилось всё-таки отдохнуть, поэтому детально знакомиться с городом начал только на шестой день пребывания в Америке. Понятно, что средством передвижения по городу был автомобиль.
 
    Итак, город Ливермор – типичный представитель «Одноэтажной Америки». Основан в 1835 году, статус города получил в 1876 году – «дикий» Запад. Выдающихся архитектурных сооружений не имеет, как старинных, так и современных. Впрочем, несколько кирпичных домов, типичной архитектуры конца 19-го начала 20-го столетий всё же имеется. Из современных зданий выделяется здание Бэнкхэд-театра, лютеранская церковь Спасения – это, конечно, на мой взгляд. Пожалуй, эти два здания и доминируют над городом – по ним можно с трудом ориентироваться, так как такой архитектурной доминанты, которая была бы видна из любой точки, в городе нет. К интересным зданиям можно отнести здание Банка Италии, ну и, конечно, Ливерморскую библиотеку.

   Расположенный на относительно ровной местности, город производит впечатление огромной деревни, заблудиться в которой – как нечего делать. Посудите сами: площадь города составляет 62,5 квадратных километра; на этой площади расположены 1338 улиц, на которых проживает 85 тысяч жителей. На один квадратный километр приходится 1360 человек – это очень немного для города! Для сравнения: в Минске, при его площади 226 квадратных километров, плотность населения составляет 8628 человек на квадратный километр, а вот в Нью-Йорке – аж 10630 человек на тот же квадратный километр..
 
   Чем хорош город такого типа?
   Тут и голову ломать не стоит. Полная свобода в передвижении, разумеется, на автомобилях. Свобода парковок. За всё время, что я прожил в Ливерморе, ни разу у нас не возникало проблемы припарковаться. Причём, все парковки бесплатные с обязательным наличием мест для водителей-инвалидов, и эти места никогда не занимаются обычными водителями. Улиц много, кварталы неширокие, разъехаться легко в любом месте. Город пересекают с востока на запад и с севера на юг две довольно широкие для такого города магистрали, а северной границей города является автострада № 580 с несколькими развязками – эти дороги разгружают город, и выезд из него в любом направлении не создаёт  никакой «пробочной» проблемы. Это притом что на каждый дом приходится в среднем 1,6 автомобиля. Поэтому и передвигаются здесь на автомобилях, а пешеходов на  улицах почти не видно.
 
   Чем занимается население города?
 
   В американских городах такого типа основная область приложения трудовых рук – услуги. Промышленное производство, особенно крупное, как правило, в таких городках отсутствует.  В Ливерморе, как я уже упоминал, расположена одна из крупнейших в мире лабораторий, основанная как ядерная лаборатория, а затем расширившая исследования во многих областях не только физики, но и смежных наук. 
Успехи Национальной Лаборатории огромны. Достаточно упомянуть здесь, что в лаборатории создан самый мощный в мире лазер, работает второй по мощности суперкомпьютер в мире, и то, что недавно открытый  116-й элемент Периодической Таблицы Менделеева носит названий «Ливерморий». Через дорогу от Национальной Лаборатории находится и «Сандиа Национальная лаборатория» – филиал ядерной лаборатории в Альбукерке, штат Нью-Мексико. Эти две лаборатории являются основными работодателями Ливермора. Основная же часть работающего населения занята в области услуг в самом Ливерморе или же на предприятиях «Кремниевой долины», которые разбросаны по всему Западному побережью. Понятно, что для автомобилизированных американцев расстояние не помеха, и работу они находят, если повезёт. Не удивительно, что среди городов с населением от 50 до 250 тысяч человек Ливермор входит в тройку самых богатых в Америке.
 
     И как же живут граждане Ливермора?

     Средний доход на душу населения по официальной статистике 2008 года составлял более 31 тысячи долларов. На семью в среднем приходилось по 82 421 доллару, (но уже через шесть лет этот доход составлял 102 606 долларов). При этом 3,8% семей жили ниже черты бедности. Если учесть большое количество мигрантов – выходцев из стран Латинской Америки, Азии, Африки, имеющих невысокий образовательный и профессиональный уровень, то этот показатель не является высоким. Как правило, таким семьям оказывается помощь в виде ежемесячных пособий и других льгот. Разумеется, в разных штатах эти пособия могут отличаться значительно. Калифорния – самый богатый штат, поэтому и привлекает к себе не только иммигрантов, но и безработных-американцев из других штатов.
 
      Уместно будет отметить: то, что в Америке понимается под чертой бедности, во многих странах считается приемлемым уровнем жизни.
      А как же обстоят дела с безработицей в Калифорнии?
      
      В самой Калифорнии в 2012 году безработица составляла 11,8%! В том же году, по данным департамента занятости штата Калифорния, максимальное пособие по безработице в этом штате составляло 475 долларов в неделю. Получать его можно было в течение 79 недель, то есть полтора года. В других штатах это пособие может составлять и 416 долларов в неделю, например, на Гавайях, и 213 тех же долларов, как в Аризоне. Да и срок получения пособия в разных штатах – разный: от 46 до 79 недель. Разумеется, нормальный американец не будет сидеть, сложа руки, все эти недели. Если вам не светит найти работу по специальности, к вашим услугам – бесплатные курсы переквалификации. Но даже если истекли установленные законом сроки получения пособия, а вы так и не трудоустроились, понятно, не лёжа на печи и плюя в потолок, то и в этом случае вам может повезти – надо только доказать соответствующим службам занятости, что вы не имеете за душой очень дорогой недвижимости и весьма приличного счёта в банке. Тогда вас могут поставить на «welfare» – обеспечение, составляющее примерно 700 долларов в месяц. При этом вы можете снимать квартиру по смешной для Штатов цене – всего 200 долларов в месяц и пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием. Вот такая халява! В Калифорнии очень много «бывших наших», а наш человек, даже если он и бывший, но уже получивший ценз оседлости в США, весьма изобретателен на получение халявы.

Например, те, кто не получили того, чего ожидали от Америки, устраивают свою жизнь вот таким образом: семейные пары фиктивно разводятся, получают, каждый, «велфер», имея при этом две почти бесплатные квартиры. Одну из квартир сдают по рыночной цене, и живут себе, припеваючи. Прибавьте к этому многочисленные благотворительные фонды, помощь от которых весьма ощутима в бюджете «велферщика». Так что в Соединённых Штатах Америки, проявив некоторую смекалку, можно вполне безбедно жить, и не работая. Даже если вам лень собирать документы на вспомоществование от властей, с голоду помереть вам не дадут благотворители и волонтёры, чем успешно пользуется окончательно опустившаяся категория людей. Увы, в Америке таких людей достаточно, как и в любом государстве. Но уважающий себя американец редко пользуется «велфером», потому как признаться в своём бессилии и прослыть «неудачником» настоящему американцу зазорно.

     Вышеприведенную информацию почерпнул я из русскоязычного еженедельника в Калифорнии «Беседа» (к слову, газет на русском языке в Калифорнии выходит довольно много) за 5-12 августа 2011 г. Интересно, что автором статьи в этой газете был корреспондент российской газеты «Новые Известия».

     Из бесед с бывшими «нашими» выяснялись и другие способы преодоления безработицы, которые больше подходят американцам.   
     Если американец не нашёл в своём штате работу – ищет в других штатах и какое-то время может работать там «вахтовым» методом, пока окончательно не определится, где лучше жить семье.
     Один из вариантов трудоустройства: продать свой дом, домашнее имущество, за исключением самого необходимого, купить домик-прицеп к машине – и в путь по дорогам Америки! На въезде в любой город имеются площадки для размещения автопутешественников со всей необходимой инфраструктурой: стоянка, электричество, вода, канализация, – подключайте ваш домик! – комплекс различных услуг для комфортной жизни в этих «автотаборах». Пока вы ведёте переговоры с потенциальным работодателем в этом городе, ваша семья может ознакомиться с городом, и если всё сошлось, – работа и новое местожительство, – начинаете заниматься покупкой дома.  Купить дом в Америке не проблема ни для какого штата.
 
  Разумеется, такой вариант под силу тому, у кого есть кое-какие сбережения, – а у какого настоящего американца их нет? – а также молодым семьям, не обременённым привычками и большим количеством детей. Замечу при этом, что естественная привычка и характерная  особенность американцев – максимально использовать автомобиль для обустройства жизни во всех её проявлениях – развивается и укрепляется непрерывно, начиная с первых автомобилей Генри Форда. Америку «сделал» автомобиль, и продолжает ей верно служить и по сей день.

      
      Ну, а если вы не испытываете проблем с работой или вас устраивает положение, в котором вы находитесь как потребитель, то как вы удовлетворяете свои насущные потребности в этом городе? Что он вам может предоставить?
Естественно, начнём с магазинов.
Их в Ливерморе очень много.
   
Я побывал, как в небольших магазинах шаговой доступности, так и в гипермаркетах Ливермора. Последние поразили своими размерами и ассортиментом товаров: ничего подобного в Минске на конец 2011 года не было! Такая же картина наблюдалась мною и в городах-соседях Ливермора – Плезантоне и Дублине. По площади Партизанский район нашего Минска соответствует площади  Ливермора и всего на 10 тысяч превышает его население, но в этом районе магазинов меньше, чем в Ливерморе, минимум, в три раза. В Партизанском районе насчитывается десять торговых центров, считающихся в Минске довольно крупными магазинами. Так вот, три гипермаркета в Ливерморе поместили бы в себя весь товар эти торговых центров. Думаю, излишне сравнивать количество магазинов шаговой доступности в Партизанском районе и в Ливерморе.
   
  Ладно, зайдём в продовольственный супермаркет, который недалеко от наших апартаментов (appartments, о них речь впереди). Моё первое впечатление от увиденного – лёгкий шок, каковое состояние лёгкого шока я испытывал часто в первые неделю-две своего пребывания в Калифорнии. Не буду описывать размеры супермаркета, количество и ассортимент продуктов, овощей и фруктов – почти всё, что производится в мировой продовольственной практике, имело своё место на полках, стеллажах, пирамидах, в шкафах-ледниках, аквариумах – и не помню, на чём ещё и в чём. Придя в себя, начал знакомиться с ценами, и опять испытал лёгкий шок: цены на аналогичные продукты, которые мы покупаем в Минске, ничем не отличались от наших минских цен в переводе на белорусские рубли! Какие-то другие сравнения делать было невозможно – у нас просто таких продуктов нет. Или в Америке нет таких продуктов, как у нас, например, варёные и копчёные колбасы, которыми завалены прилавки наших магазинов, символизирующие наш продуктовый достаток. Но вот алкогольная продукция гораздо дороже нашей. Бывшая советская «Столичная» (в США – «Stolichnaya») стоила 18 долларов поллитра, чему в декабре 2011 года соответствовали 154 тысячи белорусских рублей. На тот момент лучшая белорусская водка стоила примерно 15 тысяч белорусских рублей.

    Здесь, кстати, будет интересен такой пример. Как-то зашли мы с Митей в супермаркет, и к числу других покупок решили прикупить «чего-нибудь покрепче». Пригляделись – увидели бутыль в один литр австралийской водки – так и написано: «Australian vodka» – по смехотворно низкой цене $10 за бутылку! Митя говорит, что ещё ни разу не видел здесь в продаже австралийскую водку. «Надо взять попробовать! Это специально выставлена такая низкая цена, чтобы привлечь внимание покупателей» – сказал Дмитрий. Он знал, что говорил, потому что уже встречался с такими приёмами торговли. Мы взяли. Водка «пошла» изумительно! Я не могу отнести себя к любителям этого напитка, хотя могу отличить плохую водку от неплохой, но что есть водка очень хорошая – это я начал понимать в Ливерморе. Приблизительно, через неделю мы снова были в этом же супермаркете, и вновь проявили жгучий интерес к той полке с австралийской гостьей. Дудки-с! Стояли те же бутылки, но ценники на них сияли удовольствием в 50 американских долларов!

    Что касается продуктов, то такие эксперименты с ними проводятся очень редко в силу того, что большинство продуктов имеют относительно небольшой срок реализации: в Америке ограничивают применение всевозможных добавок, коими изобилуют наши продукты, например, консерванты. По этой причине нереализованные в течение установленного времени продукты попадают на следующий день после истечения срока в другой отдел уже со скидкой в 50%, но это вполне кондиционные продукты с неистёкшим сроком хранения, так как сроки реализации и сроки хранения продуктов различаются в пользу последних. Фрукты и овощи уцениваются после истечения трёх дней продажи. Тогда их расфасовывают в ПЭТ-пакеты по три  килограмма, и вы платите за пакет любого фрукта или овоща $0.99, независимо от вида: от А[гавы] до Я[блока]. В магазине действует система бонусов, начиная с суммы покупок в $50. Это особенно чувствуется, если вы покупаете какой-либо дорогой продукт, например, рыбу стоимостью $15 за 1 фунт ($33 за 1кг). Кстати, мороженой рыбы в магазинах я не видел – только охлаждённая в леднике или живая в аквариуме. Также не наблюдалось и мороженого мяса.

    Уровень обслуживания в магазинах очень высокий. В расчётных блоках у каждой кассы – помощник кассира. Он мгновенно расфасует вашу громадную телегу с верхом продуктов в полиэтиленовые мешки-пакеты по видам продуктов, так что вам будет очень удобно находить дома всё, что вы купили. А покупают американцы очень много, особенно афро- и латиноамериканцы.
Расплачиваются ливерморцы (и не только они, – пожалуй, все американцы) посредством пластиковых карт. Редко где, в небольших магазинах, вы увидите, как рассчитываются мелкими купюрами. Наличные деньги из кошельков у американцев выглядят непрезентабельно: купюры  очень потёрты, самые крупные из которых номиналом в 20 долларов. Впрочем, так же плохо выглядят и редкие 50- и 100-долларовые купюры. Объяснение простое: деньги находятся в постоянном обороте и физическом движении, поэтому изнашиваются быстро. Наши же люди приезжают в Америку с пачками новеньких хрустящих стодолларовых купюр, в большинстве случаев, покупаемых в обменниках, и до поры, до времени хранимых в «домашних банках».

Когда я доставал «из широких штанин» (конечно, не из заднего кармана) новенькую 100-долларовую купюру, рассчитываясь за покупку, то это вызывало детское изумление на лицах продавцов: может, кто-нибудь из них впервые держал в руках такой раритет. При этом на меня смотрели с интересом, но не «как в афишу коза» – возможно, потому, что сообщаемая им Митей успокоительная информация, что я из Беларуси, была для них свежайшей «географической новостью». Мне это даже нравилось: пусть знают Беларусь с её хрустящими долларами!
 
    Теперь немного о качестве продуктов в Калифорнии.
Ещё в советское время часто слышал, нет, – читал о том, что в Америке не такие вкусные продукты, как у нас в Советском Союзе, особенно не такой, как у нас, хлеб, и много чего ещё не в пользу американских продуктов. Конечно, всем этим бредням большинством нашего народа верилось, особенно в теме пропагандистской кампании под названием «Два мира – два образа жизни». В этой кампании по всем статьям терпел поражение «американский образ жизни», намертво закрепляя в головах советских людей убеждение, что в «загнивающем капитализме» не может быть ничего хорошего – всё больше с гнильцой! Конечно, после краха коммунистической идеи в конце 20-го века эти убеждения уступили место пониманию того, что всё было далеко не так, как пытались убедить нас идеологи коммунизма. А чаще ровно наоборот. Так вот, на мой взгляд и вкус, продукты в Калифорнии очень даже привлекательны. Не нашёл я и какой-то разницы во вкусе хлеба – очень даже натуральный хлеб, такой же, как и в Минске, может быть, ассортимент не так велик, как у нас, но ведь мы – хлебоеды в отличие от американцев! Не верю сказкам о ностальгии «уехавших» по «нашему» хлебу – это тоска по прошлой жизни, сконцентрировшаяся в кусочке «родного хлеба», как самой материальной сущности бытия. Не зря же: «хлеб наш насущный…».
 
    Пробежимся уж заодно и по промтоварным магазинам. Менталитет наш так подсказывает.
    Тут такое дело. Если бы вы захотели в своём городе «пробежаться» по универмагам в поиске нужной вам вещи, то вы ограничились бы, как правило, общественным транспортом своего города, не выезжая за его пределы. В Ливерморе вам своего города будет мало. Потому что в 12 километрах от Ливермора расположены ещё два города: Плезантон и Дублин (нет, не столица Ирландии – «тёзка»).

Географически – это один город, если посмотреть на него с высоты, но административно – это два разных города, разделённых между собой автострадой №580. Дублин, к тому же, ещё более незаметно переходит в город Сан-Рамон, но это я так, к слову, мы наверняка обойдёмся и без него. Поэтому, если вы надумались по старой советской привычке «прошвырнуться» по магазинам Ливермора, то вы непременно окажетесь и в этих двух городах, потому что вы будете на собственном авто – ну ладно, возьмёте напрокат, не переться же в Америку со своим (гм…, хотел сказать: «белорусским») автомобилем! Тем более что на это у вас уйдёт не более пяти минут. И если у вас останется время, к примеру, на магазины Дублина, население которого составляет 60 тысяч человек, то вам надо будет успеть побегать хотя бы по огромному торговому комплексу магазинов под одной крышей общей площадью в два раза большей, чем всем известный в Советском Союзе московский ГУМ, а по насыщенности товарами – так и в 3-4 раза.
 
      Но не хлебом же единым жив человек!
      Американское общество в советское время  презрительно считали «обществом потребителей». Не стоит здесь вдаваться в спор о правомерности такой оценки. Скажу лишь, что коль в мире существуют производители продукции, то логично предположить, что существуют и её потребители, среди которых большинство, как это ни странно может показаться кое-кому, и производят эту продукцию. Увлечение потребительством якобы не оставляла американцам ни средств, ни времени на духовную жизнь.
   Так ли это?
   Конечно, нет.
   
   Если вы живёте в обществе, которое недалеко ушло от первобытнообщинного строя, у вас будут свои представления о духовной жизни, равно, как и предпочтения. Затерянные в лесах Амазонии или Папуа-Новой Гвинеи племена, утолив свои «потребительские» инстинкты в результате удачной охоты и последующего коллективного насыщения, непременно, в продолжение банкета, перейдут ко второму акту – ритуальным танцам и песням в честь доблестных охотников, накормившим только что целое племя. Шоу происходит на таком художественном уровне, достичь которого едва ли сможет даже самая знаменитая балетная труппа. Такова духовная жизнь этих людей, её невозможно подделать, как невозможно и навязать силой иную духовную жизнь какому-либо обществу.
 
    Американцы создали свою жизнь, не будучи зацикленными на простейших технологиях добычи «хлеба насущного», подобно племенам индейцев. За каких-то двести с небольшим лет они создали государство, общество, которое стало наиболее прогрессивным на Земле, как бы не относились к этому другие народы и государства. Причём, добились прогресса во всех областях жизни человека: и материальной, и духовной.
 
    Мы же считали духовную жизнь советских людей высшим образцом, достигнутым человечеством в «нашем лице», и смотрели на других сквозь призму своих представлений и предпочтений, спрессованную в моральный кодекс строителей коммунизма. И бесцеремонно лезли в чужой монастырь со своим уставом. И, как результат, – устойчивое убеждение, что все остальные в мире живут не так, как мы, а стало быть, неправильно. Так вот, в Америке люди живут той духовной жизнью, кодекс которой они создали на протяжении последних двух столетий, и которой они вполне довольны, и которая им позволяет оставаться людьми в той же мере, в которой остаёмся мы, создав свой кодекс духовной жизни, который, как оказывается, ничем не отличается от американского кодекса жизни, ибо люди, живущие в едином духовном пространстве – а иначе быть не может, если вы не затеряны в непроходимых джунглях – не могут жить в мире разных представлений о сущности человеческого в человеке.
 
   Ну, вот такое заумно-философское убеждение возникло у меня после знакомства с жизнью Ливермора. Если вы хотите убедиться в обратном или как-то упростить эту философию – что ж, слетайте в Америку, не обязательно в Калифорнию, и сделайте свои выводы.

                Продолжение следует http://www.proza.ru/2017/01/01/1464


Рецензии
Основой спекуляций коммунистической идеологии при рассмотрении человека была абсолютизация классового подхода. Вместо того, чтобы рассматривать классовое расслоение общества как следствие свойств человека, свойства человека считали исключительно следствием классового расслоения.

Владимир Прозоров   27.03.2018 10:07     Заявить о нарушении
Свойства отдельного человека были (чего греха таить - и сейчас этот синдром проявляется в посткоммунистическом обществе) интересны этой идеологии только с классовых позиций: если ты не "того класса" - ты враг! Тупейшая идеология, изначально предполагавшая её плохую кончину.

Иосиф Сёмкин   03.04.2018 01:25   Заявить о нарушении