Фарход из Навгилема. Старик Хотябыч

         
       Прилетели мы с Абдулваси в Москву и сразу поехали в офис к нашему новому работодателю Глебу Николаевичу Доброву. На проходной высотки Москва-Сити нас, уставших и нагруженных багажными сумками,  встретили неприветливо. Дорожный прикид «а ля Рамзан» - спортивные костюмы и видавшие виды кроссовки, не вызывали доверия. Богатырь с каменным лицом удивлённо посмотрел на протянутую визитку и уточнил неожиданно писклявым голосом: « К Доброву?».
         Мы дружно закивали. По внутреннему телефону богатырь назвал себя Забиякиным и переговорил с Глебом Николаевичем. Потом попросил оставить наш багаж в соседней комнате.
        Нас пропустили через рамку металлоискателя и,  выписав пропуск, указали на лифты. Предстояло пройти в кабинет номер 8804.
        Проходя к лифтам, Абдулваси ткнул меня локтем в бок, и сдерживая смех, спросил:
       - Фарход, какой важный охранник Заблиякин, а?
       - Он же Забиякин! Значит задира, - возразил я.
       - Пока молчит Забиякин, а как откроет рот, точно барашек бе-е-бе-е   блеет.
    Я прыснул со смеху:
       - Ну, теперь навсегда охранник для нас Заблиякиным останется
       Я бы в жизни не понял, на каком этаже этот кабинет 8804. Вернее, подумал бы - на 88-м. Но здание было в тридцать этажей. Абдулваси предложил поехать на восьмой, на что я ответил:
      - Ну не может же быть на одном этаже более 800 кабинетов? Пойдём, спросим у кого-нибудь.
       - И так на нас странно все смотрят, как на придурков. Найдём мы его, - уверил меня Абдулваси.
        Мы поехали на восьмой этаж. Друг оказался прав: там, если налево и по полукругу, то начинались номера кабинетов с одной восьмёрки, а направо - с двух восьмёрок. Но узнали мы об этом позже. Пошли в 804 кабинет, открыли двери, а там сидел молодой человек и  чихал так, что нам это показалось выстрелами. Мы оторопели, а он весело оправдался:
         – Боюсь, когда-нибудь стёкла в окнах вдребезги разлетятся.
         - Или с кем-нибудь инфаркт случится, - ответил я, держась за сердце.
         - Если вам к Глебу Николаевичу, то это правое крыло от лифта, - объяснил он дорогу.  И мы пошли назад.
        - Всё тебя налево тянет, да? – решил я подшутить над другом.
        - А тебя вместо Москвы в Ленинград-Петербург?!! – съязвил Абдулваси. Он намекал на то, что по моей вине на посадке в аэропорту Душанбе мы перепутали самолёт. Да ещё права качали в салоне перед пассажирами, сгоняя их с якобы «наших» мест. Хорошо хоть за пять минут до взлёта стюардесса разобралась, и нас пересадили с питерского рейса на московский.
        Мы пошли в обратном направлении и скоро нашли кабинет  шефа. Он нас сразу увидел, так как все стены были из стекла. Приветливо улыбнулся и по внутренней связи попросил секретаршу пропустить в его кабинет. Она (ну очень красивая и  ухоженная) посмотрела на нас и весело спросила:
      - Откуда вы такие?
      - С корабля на бал. Прямо с самолёта! Не удивляйтесь и извините нас за внешний вид. Это наша дорожная одежда, - очень вежливо ответил Абдулваси.
        Секретарша шутливо нахмурила брови:
       - В следующий раз не пущу! Договорились? Здесь у нас  свой дресс-код.
       - Дрессированный кот? – решил пошутить и я.
       - Кот или код, короче своя форма одежды, - с улыбкой ответила она. – Меня зовут Тамара Алексеевна, - и,  открыв дверь, пропустила нас в кабинет шефа.
Абдулваси закатил глаза и прошептал восхищённо:
       – Царица Тамара!
       - Тамара Прекрасная, - также тихо подтвердил я.
        Глеб Николаевич говорил по телефону  и, приподнявшись со своего места, показал нам на стулья. Мы сели.  Наконец Добров освободился и пошёл к нам с приветствием:
        - Ну, здравствуй герой классических восточных поэм Фарход! Давай познакомь меня со своим другом. Он такой же  классный водитель, как и ты?
        - Добрый день, Глеб Николаевич! Это Абдулваси -  мы уже несколько лет сменщики. И за рулём,  он  - настоящий ас! – заверил  я.
        - Ну, тогда сработаемся. Только не пойму, как вас пустили-то в таком спортивном наряде?  У нас есть распорядок рабочего дня – вы с ним ознакомитесь, – сразу перешёл к делу Глеб Николаевич. – Тамара Алексеевна всё покажет и расскажет.
        - Водители здесь тоже имеют дресс-код белых воротничков? – спросил Абдулваси.
       - Да, форма одежды для всех одинакова. Я вам дам подъёмные, купите костюмы и рубашки. Договорились? – спросил он.
       -Хорошо, - ответил я.
       Мы заметили, как Глеб Николаевич провожал заинтересованным взглядом, каждую проходящую женщину за стеклянными стенами офиса. А служащие здесь были как на подбор - такие красивые, стройные и элегантные. Мы с Абдулваси только головами покачивали. Шеф подмигнул нам и улыбнулся:
        - Хотя бы посмотреть-то на эту красоту можно? Мужчина глазами должен быть сытым и ценить прекрасное. А так, на работе ни-ни! Да я уж теперь старик Хотябыч. Вам молодым этого не понять.
- Ну какой же Вы старик? – в один голос возразили мы. – Зрелый  мужчина в прекрасной форме!
          Абдулваси всё же не удержался и пошутил:
         - Просто Хотябыч, или Хотимыч, но без возраста. А, Глеб Николаевич?
         Шеф довольно рассмеялся:
         -Молодец, Абдулваси, ловко словами играешь. А как тебя по батюшки величать? И на счёт образования поясни – что заканчивал?
         Друг мой отчеканил:
          - Адбулваси Абдулсалиевич, факультет русской филологии Таджикского Госуниверситета.
         - Здесь у нас принято всех по имени-отчеству называть. К твоему привыкнуть будет сложно, поэтому давай ты будешь Васи Салиевич. Не против?
         - Все русские называют меня Вася.
          - Ну, тогда Василий Салиевич, что-ли? - и обратился ко мне, - Фарход, а твоего отца как зовут?
          - Папа у меня Гаффар.  Получается Фарход Гаффарович, - ответил я.
          - Вот и славненько. Давайте, завтра с восьми часов на работу. Маршрут и адреса есть у Тамары Алексеевны. Ей же напишите заявления. Скоро праздники – корпоративы, работы будет много. Успеете выбрать одежду? Жить будете в пристройке моего загородного дома. Ну, всё, на этом собеседование закончено.
          Мы заторопились, ведь многое до завтра надо было успеть.
На этажах офиса мы хорошенько рассмотрели одежду сотрудников и решили поехать в ближайший универмаг. Увидели  цены похожих костюмов и ахнули. Нет, рубашки мы взяли хорошие, аж по две штуки. Но костюм решили купить один на двоих. Да вот только мы по своим параметрам были очень разные. Я ниже и плотнее, а Абдулваси  выше и стройнее.
        - Буду подгибать длину, и никто не заметит, - деловито объяснил я другу.
        - А я, как клоун в коротких штанах и рукавах буду ходить? И ещё всё это на мне будет широко  - пугало огородное! - возмутился Абдулваси.
         - Ничего, до первой зарплаты потерпим. Нам еще и по мелочам многое  надо купить.
         - Первым начнёшь работу ты, - серьёзно сказал мой друг. - Я не собираюсь клоуном за баранкой сидеть.
         - Хорошо, Абдулваси! Поедем, надо выспаться. Мне в семь утра выезжать. А ты как раз разложишь вещи по местам, - примирительно ответил я.
         Прежний водитель Доброва  решил уехать к жене в Германию. Он объяснил, что к выезду шефа на работу машина должна быть заправлена, вымыта, и быть на ходу как часы. Штрафы гаишников будут высчитываться из нашей зарплаты.
         Первый день прошёл на редкость удачно. Работы у меня было очень много, но особой усталости я не почувствовал. Глеб Николаевич, несмотря на занятость, всегда находил время пошутить и поддержать. Я терзался мыслью, что будет, когда шеф заметит мой костюм. Но Глеб Николаевич искренне рассмеялся:
        - Это почему ты взял костюм на вырост? Надеешься догнать Василия Салиевича? Давай в ателье – пусть тебе укоротят брюки и рукава. Обязательно поменяй и обувь. Ты - тоже лицо моей компании!
         Что мне было ответить…
         А когда на другой день шеф увидел Абдулваси в нашем общем костюме,  чуть со смеху не упал:
         - Всё понятно, сэкономить решили? Нет, так не пойдёт. Поедете теперь за покупками вместе с Тамарой Алексеевной. Она научит вас имиджем дорожить.
         Мой первый рабочий день был долгим, и всё же мне хотелось подготовить машину к завтрашнему рейсу Абдулваси. А он в моё отсутствие привёл в порядок и домик, и гараж.
         - Ну как, не устал? – выйдя навстречу, спросил меня друг. И как всегда не удержался от шутки:
         – Целый день в руках баранку крутил, ну и не выдержал, съел?
         - Об эту баранку, брат  все зубы обломаешь. Да и не позволит Глеб Николаевич на голодном пайке сидеть. Повезло нам с шефом, а?
         - Да, хороший он человек, - согласился Абдулваси. - И фамилию свою оправдывает – точно Добров. А Старик Хоттабыч – волшебник из старого детского фильма, видно его любимый герой. Не зря же Глеб Николаевич в шутку переименовал себя в старика Хотябыча. Давай, между нами, оставим шефу это прозвище?
Я согласился:
         - А что, даже прикольно – Добров старик Хотябыч! Он мне рассказывал, что вырос в Таджикистане  и многих друзей там приобрёл. Ну и нас пригласил на работу к себе, тоже вроде по-дружески.
         - Доброву добром платим, - выдал эспромт Абдулваси.
          В эту минуту у меня зазвонил телефон. Друг Абдулваси превратился весь в вопросительный знак.
         - Старик Хотябыч вызывает. Поехали к шефу!


Рецензии
Интересно у Вас получилось)))Восток дело тонкое,сразу и не разглядишь мудреца и умника))))

Саида Изюмова   17.04.2019 19:23     Заявить о нарушении