А придёт ли Новый Год?

          Месяц рассыпал серебро по ночным снегам.  Они заискрились светом миллионов бенгальских огней вокруг чёрных теней высоких сосен, разлапистых елей и кустарников. На  верхушке одной из сосен сидела сорока и разговаривала сама с собой:
- Пусть звери и птицы крепче спят.  Буду охранять их сон до приезда Деда Мороза и Снегурочки. А потом, все вместе встретим Новый Год!..

- Глупая сорока! – воскликнул филин. – А я на что, извечный ночной сторож?   И лес  хорошо знаю, и разбужу, когда надо. Сама бы отдохнула. А то, напрыгалась за день. Своей суетой и болтовнёй так надоела, что глаз не дала сомкнуть. Голова от тебя болит…

- Смотри ты, голова у него разболелась! – обиделась сорока. – Я хотела, как лучше. Чтобы белка орешки аккуратнее грызла, а то шелуха от них под каждым деревом. Чтобы волк зубами не щёлкал, глядя на соблазнительную лисоньку, а заяц не кичился своей храбростью.

            Мишка-медведь из берлоги придёт на праздник. Жалуется бедняга на бессонницу. Изворочался весь на своей лежанке – бока, жалуется, болят. Так я ему бочонок мёда из осиного дупла организовала. Глядишь, с медку и спать крепче будет, а то до весны далеко. Да и мало ли других дел у меня перед Новым Годом?..

- Молодцы, ничего не скажешь! – заговорил молчавший доселе месяц. А лес  мне поручено сторожить – Дед Мороз с ветром распоряжение прислал. Кому, как не мне удобнее быть сторожем. Я ведь нахожусь выше всех. Меня отовсюду видно!  И сам я вижу всё: и по бокам, и спереди, и сзади. От меня не спрячешься…

             Сорока выслушала месяца:
 - Прав ты, всевидящий. Мне и впрямь не мешало  бы отдохнуть…
Она перелетела на ближайшую ель, спряталась в её ветвях и прикрыла веки.

- Ишь, праздника им захотелось! – ворчала в своей избушке Баба Яга, глядя на события в лесу в кадку с водой, словно в зеркало – Будет вам Новый Год!  Как бы, не так! Ждите! Ветер смирный. Зверьё его любит. Ни одну веточку деревьев не шелохнул. Так и стоят они родимые, словно в белые шубейки одеты. Зато, моя вьюга покажет населению леса, где "раки зимуют"! Всё снесёт на своём пути!  А ну, брысь, плут черномазый! – согнала она со скамьи вальяжно развалившегося чёрного кота Василия. - Хотя, постой!..

              Не успел кот нырнуть под печь.  Схватила Баба Яга Василия за шиворот. Привычным движением выщипнула пучок шерсти из его хвоста. Кот жалобно мяукнул и облизал рану. Шерсть снова появилась на том же месте, куда Яга приложила свои костлявые пальцы.

              -Думаешь – разжалобил, плутишка? Твой волшебный хвост ещё не раз сослужит мне службу. А вот теперь, вон от сюда!..
Василий сиганул со скамьи и растворился в темноте, под печкой. Только его светящиеся глаза малинового цвета следили за каждым жестом старухи.

             Взяла Баба Яга длинную клюку, поворошила горящие дрова.  Языки пламени так и норовили ухватить старуху за длинный крючковатый нос.
- Ладно вам, разыгрались! – проворчала Яга, и кинула в огонь пучок шерсти. Загудела печь, заходила ходуном, вот-вот развалится. Кот Василий под топчан удрал, словно первый раз такие штучки колдовские видел. Вылетела из печи огненная птица и молвила человеческим голосом:

              - Что прикажешь, бабуля?..
- Нашла бабулю. Да я любой молодухе нос утру, ежели надо будет.  За мной Кощеюшка который век ухлёстывает. Леший проходу не даёт, цветами завалил. Его Кикимора скоро от зависти лопнет!  А ты говоришь бабуля! Слушай меня, огненная птица.  Вот-вот Новый Год нагрянет. Зверьё в лесу справлять праздник приготовилось. Хочу им помешать.  Так что, остынь малость, да смени окраску.  Стань темнее ночи, чтобы тебя никто не увидел. Лети навстречу Новому Году. А как увидишь его, буди вьюгу. Это моя помощница. Пусть так завьюжит, чтобы сбился Новый Год с дороги…

               Послушалась  птица Бабу Ягу и полетела навстречу Новому Году. Да так быстро, что нагнала ветер и оставила его далеко позади. А тот не заметил птицу, ведь она была чернее ночи. Увидала птица сани с Новым Годом, и давай вьюгу будить. Та проснулась и ничего понять не может. Растолковала птица вьюге, что от неё требуется.

               Завыла вьюга, закружила по всем опушкам сонного леса, замела снегом  дороги. Согнулись сосны и ели, словно в поклоне, сбрасывая с себя белые шубы. Месяц сразу же скрылся в набежавших тучах, и погасли искрящиеся бенгальские огни на почерневших сугробах.

               Встрепенулся филин, встревожился и закричал на весь лес:
- Эй вы, звери, птицы, просыпайтесь!  Поглядите,  какая вьюга  разгулялась! И месяца, сторожа нашего, не видать!..
Тут месяц появился в промежутке между бегущими лохматыми тучами.
- Что скажешь, сторож?  Что видишь сверху? – обратился филин к месяцу.

               - Вижу сани с Новым Годом, но едут они не по той дороге. Наверное, с пути сбились. А впереди них летит какая-то чёрная птица. Скорее всего, она им неправильную дорогу показывает…
 - А ветер наш где?..
- Там он! Да разве сможет он устоять против такой сильной вьюги?..

                - Вот это новость! Надо срочно спасать Новый Год! – воскликнул филин. 
- Ну, старуха! Твоих рук дело! Только от тебя можно ожидать такой пакости! Раньше добрее была, а теперь, как подменили, – рассуждал филин. –  Слушай меня внимательно, сорока. Ты остаёшься здесь. За порядком следить будешь. И чтобы никакой паники! А ты, месяц, мне направление  покажешь, да сам сквозь тучи гляди в оба. Полечу я навстречу Новому Году!..

                И полетел филин, сопротивляясь вьюге. Сначала, медленно, потом, быстрее и быстрее. А Баба Яга, тем временем, слазила в погреб, хлебнула там из бочонка какого-то зелья и вылезла навеселе.
 - А вы чего замерли, куриные лапы?.. – обратилась она к куриным ножкам избушки.
 - Мы в болото вмёрзли, бабуля. Шевелиться не можем…
- Сейчас  расшевелю, лентяйки!..

                Баба Яга взяла с печи ведро с кипятком и, выйдя во двор, плеснула воду на куриные ножки. Те сразу и оттаяли.
 - А теперь выдайте мне «Камаринскую»!..
И сама пустилась в пляс. Все горшки и плошки в хате ходуном заходили. Избушка на курьих ножках подплясывала. Потом, бабка  гляделась в кадку с водой.
 - Как же я помолодела за последние годы! – улыбалась она сама себе беззубым ртом.
                Пошептав какие-то заклинания, она увидела в кадке сани с Новым Годом и чёрную птицу впереди.
- Вот, это другое дело! Не будет Нового Года! Это хорошо!..

                Однако, навстречу чёрной птице мчался филин. Он вцепился в неё когтями, и растрёпанный мохнатый ком полетели в снег. Закипело всё вокруг! Это чёрная птица оборотилась в огненную. Не растерялся филин и обрушил на неё целый сугроб. Взмолилась огненная птица:

                - Пощади, филин! Огонь – моя стихия! А кипяток я не выношу. Тело моё в нём варится, перья осыпаются. Только зверю на съедение и гожусь!..
 - Служишь ты, огненная птица, не тому, кому надо. Нет тебе снисхождения! – молвил в ответ филин.
 - Прости филин! Ты прав, но я искуплю свою вину и к Бабе Яге больше не вернусь. Попомни моё слово!..
- Ну что ж, поверю! Только скажи вьюге, чтобы унялась, да ветру дала возможность в лес вернуться…

               Унялась вьюга. Снег пошёл крупными хлопьями. И снова оделись деревья и кусты в белые шубки. Вьюга заявила, что Баба Яга ей больше не указ. И пойдёт она к зверушкам Новый год встречать.

- Предатели! Не прощу! – готова была скрипеть зубами Баба Яга. Но зубов-то у старушки почти не было. Только два остались. Один справа, сверху. Другой слева, снизу.

                А после снегопада Дед Мороз небо прояснил и зажёг на небе звёзды. Разбросал месяц горсти серебра на снега, и засияли они миллионами  огней.

               Взлетела пылающая огненная птица перед санями с Новым Годом, повела их в нужном направлении. И ветер вернулся восвояси. И филин следом за санями полетел. Вовремя подоспел Новый Год. И сорока доложила филину, что в лесу порядок.

               Заверещал лес, застрекотал, наполнился весёлым шумом и гамом. Вышли к зверушкам Дед Мороз со Снегурочкой в праздничных одеяниях. Хлопнул дедушка в ладоши, и на ёлках появились новогодние игрушки, зажглись разноцветные огни. От дерева к дереву протянулись яркие, светящиеся гирлянды. А Новый Год, молодцеватый юноша, подхватил красавицу-Снегурочку под руки, и закружили они в вальсе, под музыку ветра.

               Что оставалось делать Бабе Яге? Оделась она во всё сравнительно новое и тоже встала в хоровод, поближе к Кощею Бессмертному и Лешему. Праздник продолжался!..

                15.08.16г.               
               


Рецензии