Коллективизация в Иваньково

     Деревня Иваньково к концу двадцатых годов всё ещё именовалась сельцом, так как в её центральной части находилась часовня с неизменными атрибутами христианской веры: древними иконами, церковной утварью, книгами, но в ней только читались молитвы. Часовня эта по местным преданиям была сооружена в 14-15 веках в честь какого-то Воеводы Ваньки, разбившего литовских завоевателей в окрестностях сельца и оставившего чудотворную икону Иоанна Предтечи, с которой в последствии жители во главе с внуковским священником совершали крестные ходы. Сейчас эта часовня не существует, в восьмидесятые годы она была разрушена и на её месте стоит стелла в честь погибших в Великой отечественной войне. А в годы коллективизации она ещё выполняла свойственные ей функции.
     В декабре 1927 года 15 съезд ВКП(б) провозгласил курс на коллективизацию сельского хозяйства, то есть объединение разрозненных крестьянских хозяйств и ведение его коллективными усилиями. Это решение было вынужденным, так как в то время резко сократились хлебозаготовки, значительно уменьшился экспорт хлеба, который обеспечивал импорт заграничного оборудования, машин, техники для индустриализации страны, увеличилась численность городского населения, подскочили цены на хлеб на частном рынке. Руководство страны во главе со Сталиным И.В. видело во всём этом руку кулака, которому была объявлена настоящая война. Было подменено само определение кулака, ведь кулак-это скупающий и продающий землю, но ни когда не работающий на ней.
     Коллективизацию планировалось провести ускоренными темпами в течение каких-то трёх лет, полностью сломав весь уклад крестьянской жизни, поэтому сразу нашлись противники и сторонники нового. Чтобы провести такое масштабное мероприятие органам власти надо было на кого-то опираться и опора была выбрана в лице самых бедных и неграмотных деревенских жителей.
     Показательным примером является судьба жителя деревни Иваньково Рябова Александра, по прозвищу Чибис, одного из самых активных сторонников, ходившего по дворам с агитацией, искренне выступающего на всех собраниях и митингах. Жил он на краю Змеёвской слободы в доме-халупе, крытой соломой, с земляным полом, окнами почти на уровне земли и очень низким потолком. У него было три сына, жена Дуня, которую он и трезвый и пьяный, а пьяным он был почти всегда, выгонял из дома и приходилось скрываться от мужа-изверга в соломенных копнах, соседских сараях. Но в августе 1934года после очередной выходки, он забрался на часовню и сбросил большой крест, в то время в часовне находилась чудотворная икона Иоана Предтечи. А на утро гудела вся округа-Сашка Чибис повесился. Приезжали чекисты из района, разбирались долго, но ничего криминального не нашли, но до сих пор старожилы высказывают две версии случившегося, то есть свою роль сыграла чудотворная икона или его повесили, так как люди тогда не мыслили свою жизнь вне религии и церкви.
     А Сашкина жена Евдокия вышла замуж за хорошего колчинского парня по фамилии Фетисов, родила ему шестерых детей и прожила с ним долгую и счастливую жизнь., только вот за её вторым мужем, как по наследству закрепилось прозвище Чибис.
     В ноябре 1929 года в газете "Правда" была опубликована статья вождя всех народов И.В.Сталина "Год великого перелома", в которой он утверждал, что в умах крестьян произошёл перелом в пользу коллективного ведения хозяйства, что через три года страна станет самой хлебной дежавой в мире.
     Новое время, новые требования, всё менялось в жизни жителей деревни, ведь крестьяне трудились испокон веку на земле своими семьями и свалившиеся трудности холод и голод, засуха и неурожай преодолевали с близкими. А здесь надо было трудиться на государство, а что оставалось от сельхоззаготовок делить поровну и с лодырями и с пьяницами. Повсеместно нарушался принцип добровольного вступления в колхоз, крестьян запугивали раскулачиванием, лишением избирательских прав. Поэтому даже самые бедные относились к колхозу совсем не однозначно, так Астахов Николай Иванович всякий раз, когда приходили к нему с агитацией о вступлении в колхоз, закапыпался в мякине, а жена говорила, что его нет дома. Хотя, что ему было терять, имел пять дочерей и сына, а хлеба хватало едва до весны. Но он никогда не терял чувства оптимизма и всегда говорил:"Либо будет, либо нет", поэтому и звали его не иначе, как Либа.
     Крестьяне, добровольно вступившие в колхоз, сводили своих кормильцев лошадей и коров в общие стада, а по ночам со слезами на глазах приходили на конюшню, в коровник и тайком подкармливали своих Сивок и Красавок.
     30 января 1930 года выходит постановление политбюро ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации", которое ставило целью ликвидацию кулачества, как класса. Для чего необходимо было конфисковать средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия  по переработке, кормовые и семенные запасы, а самых богатых кулаков выслать и расселить в новых отдалённых районах по планируемой разнорядке. Список высылаемых утверждался райисполкомом на основании решения собрания колхозников, а конфискация имущества производилась особо уполномолченными райисполкома с участием сельского совета, председателя колхоза.
     Под раскулачивание попали в Иваньково семьи Заикиных, Трофимовых, Астаховых, Чемровых И не мудрено, что среди кулаков оказались просто хорошие, крепкие хозяева. Так братья Заикины Михаил и Иван имели большие семьи, все добросовестно трудились на земле, хозяйства вели умело. Дома, землю, скот отобрали и они вмиг стали нищими и всех отправили теплушкой на строительство Кузнецкого металлургического комбината. Но жизнь бывает сложной и преподносит иногда сюрпризы, одного из раскулаченных сыновей Заикиных мой отец в трудную для Родины годину встретил на фронте в звании капитана.Возможно это был Анатолий 1923 года рождения, окончивший Вильнюсское пехотное училище, которое в годы войны находилось в городе Сталинске (Кузнецке), где проживали Заикины.
     А вот братьев Чемровых, не пожелавших отдавать своё имущество в коллективное пользование, приехавшие работники НКВД по доносу, расстреляли в саду. Так выполнялся приказ ОГПУ № 44/21 от 2.02.1930 года "О мероприятиях по ликвидации кулачества, как класса".
     При раскулачивании применялись не только крайние меры и выселение и просто конфискация всего, что было нажито кровным трудом. Так у братьев Трофимовых Петра и Павла конфисковали лошадей, коров, сельхозинвентарь, зерно и конную молотилку, которая была вскоре приведена в полную негодность. Иногда изъятие доходило до полного абсурда, так у Астахова Дмитрия забрали большое зеркало и непонятно за что, наверно за его неуживчивый характер и спилили все вётла на огородной канаве.
     Но не всё в действительности было так гладко, как в постановлениях на бумаге. Случались и клевета и доносы и присвоение чужого. Братья Астаховы были замечательными специалистами, строили дома в Москве, получали хорошие деньги, но на их беду, был у них брат Сергей-заядлый картёжник, как говорили играл по-крупному, за одну ночь несколько раз становился очень богатым и просто нищим. Братья выручали его как могли, но терпение видно закончилось и они отправили его в Иваньково, где на Кукуевской слободе построили ему очень хороший дом, крытый железом. Дом этот приглянулся председателю колхоза Кузнецову А.В., жившему, как и все бедные в халупе, вот и взял он картёжника с угрозами под так называемую опеку, поменявшись домами, то есть проведя тихую конфискацию.
     Особенно тяжёлыми годами для иваньковцев в период коллективизации были 1932-33 годы, вызванные неурожаем зерновых. В этот период, несмотря ни на что, власти не уменьшили планы заготовок, а из личного подсобного хозяйства изымались по их понятиям излишки продовольствия. Голодомор, охвативший Украину, Поволжье, Казахстан миновал жителей деревни, но лебеду, крапиву, мёрзлую и прелую картошку, жёлуди ели повсеместно.
     Образованный в Иваньково колхоз носил название "Спартак" в честь предводителя рабов, поднявшего их на борьбу с римскими завоевателями.
                Уроки коллективизации:
     1.Сокращение посевных земель, дальние от деревни поля Красный холм, Круглово,Лужайка, ранее обрабатываемые пришли в полное запустение.
     2.Значительно уменьшился сбор  урожая зерновых.
     3.Увеличился отток рабочей силы в города, особенно в Сталиногорск, Донской, Кимовск, где интенсивно начал разрабатываться подмосковный угольный бассейн.
     4.Уменьшилось поголовье скота.
     5.Были уничтожены и отстранены наиболее умелые и трудолюбивые жители деревни.
     6.Крестьяне так и не поняли преимущества коллективного хозяйства, ведь в колхозе он трудился на государство, за необеспеченные трудодни, а в личном хозяйстве, которое кормило его, на себя.
     7.Полное подчинение сельскохозяйственного производства командно-административной системе (где и когда сеять, что и как убирать, обязательные планы и т.д.).
     8.Произошло государственное закрепощение деревенского жителя, путём введения паспортной системы в 1932 году. Колхозникам паспорта не выдавались, а из колхоза было разрешено отлучаться лишь по одноразовой справке, выдаваемой председателем колхоза, с указанием цели и срока отлучки (но не более 30 суток).
     Коллективизация стала очередной тяжёлой строкой в истории Иваньково.


Рецензии
Ничего не попишешь. Трудиться можно только коллективно. Сейчас это все понимают. А тогда многие не понимали, что рано или поздно единоличный труд заменится коллективным. Винить надо только царскую власть, сохранявшую дикость в деревне.

Вячеслав Бикташев   30.12.2016 22:16     Заявить о нарушении