Прощение

             Как обычно, глубокой ночью, слегка очумев от написания очередного рассказа, Сергей собирался отправиться спать. Чтобы как-то развеяться, и избавиться от навязчивых мыслей, которые в уставших мозгах не создавали ничего, кроме хаоса, он, крепко сомкнул веки, помассировал лицо и уши ладонями, слегка потряс головой.

             Погасив в зале свет, Сергей вошёл в спальню. Дети витали в облаках своих волшебных сновидений. Супруга, Елена, громко храпела, лежа на спине, и Сергею ничего не оставалось, как перевернуть её на правый бок, после  чего сопение прекратились. Но Елена не проснулась, она только заулыбалась, уютно притеревшись щекой к подушке.

             - Милые мои почемучки! Как бы я без вас жил?  – наполненный душевным лиризмом, произнёс мысленно Сергей, глядя на мирно посапывающих детей. Он вспомнил своё опальное детство, прошедшее без отцовской заботы и внимания, в условиях безденежья, когда он и его мама еле-еле перебивались на  маленькую зарплату.

             Отец, любитель разгульной жизни, бросил их, ещё в раннем детстве Сергея. А тот, впоследствии, и представить не мог себя в роли бесчувственного разгильдяя, каким представлялся его отец.  Тяжело пришлось бы без Сергея, его любимой жене, Леночке! И детям их, безжалостно брошенным на произвол судьбы. Нет! Он не смог бы так.

              В спальню проникал свет от уличных фонарей и окон близстоящих домов. В тёмно-синем небе красовался лик полной луны, похожий  на румяное лицо молодой, пышущей здоровьем, девицы. Июльский ветерок шелестел листьями тополей, их шелест был слышен через открытые окна. Ночная прохлада наполняла помещение, и после дневного зноя грудь насыщалась прохладным воздухом, словно его так не хватало измученному жарой организму! Уличные шорохи, долетая до четвёртого этажа, увеличивались в размерах и долбили по мозгам, как тяжёлым молотом.
 
              Сергей подошёл к окну, разглядывая созвездия. Муза, сидела на ближнем дереве,  и вовсе не собиралась улетать. Она корчила рожицы, показывала ему язык, напоминая о том, что без неё Сергей всё равно ничего не напишет.
- Конечно, без музы никак.  И на Леночку она, как две капли воды, похожа. И кто её посадил на дерево?..

              На мгновение Сергей  впал в сладостное полудремотное состояние, но тут же, вышел из него, словно токовый разряд пронизал его тело. Резко оглянувшись, он увидел, что перед ним на стуле сидит человек, весь в белом, и сам белый, как ожившее гипсовое изваяние.
 
              - Что, сынок, не узнал? Не мудрено! Столько лет прошло, по земным исчислениям. Это я, твой отец…
- Отец?! – с удивлением воскликнул Сергей. – Откуда ты взялся, и зачем? Я помню тебя в галифе и гимнастёрке, в стоптанных хромачах. А тут, весь в белом. Свою-то одежонку износил, наверное?..
 - Не в одежде дело, сынок. Разговор у меня к тебе есть...
Не о чем нам с тобой говорить. На небе ищи собеседников. Или не с кем?..

              - Есть с кем, но я решил, что лучше с тобой! Хотел раньше, да всё думал, а вдруг напугаю!  Вижу, что подрос ты. Я-то был моложе тебя, сегодняшнего, когда из семьи ушёл.  Обо мне ты знаешь по рассказам матери, а я сам о себе рассказать хочу, чтобы ты имел представление, что за отец был у тебя.  Не ужились мы с твоей маманей. Любил я погулять, – продолжал отец. – У девчонок из общаг пользовался популярностью. Стоило только появиться, и накормят, и напоят, и спать уложат, с кем пожелаешь. Бывало, ложишься с одной девицей, а просыпаешься с другой.

             Не думай, что ростом маленький. Маленькие в корень растут, – с наполеоновской гордостью произнёс отец. – На корень свой я никогда не жаловался, и девочкам он, ох как  нравился! А матери твоей моё поведение не нравилось. Скандалили мы с ней частенько. Да и водочку я любил, и бражку уважал, и друзей хватало.

             Играл на гармошке, пел  частушки матерные, плясал. И чего только не творил по пьянке. А вот, мать твоя была женщиной строгих правил. И однажды, когда я дядю Ваню, соседа с четвёртого этажа, в изрядном подпитии, сбросил с лестничной площадки, за какое-то неверное слово, она ультимативно заявила мне:
- Уходи, Пётр, из дома! Серёжу  без твоей помощи подниму и воспитаю…

             Я и завербовался в город Нерчинск, золотишко добывать.  А там, за кражу его «родёмого», в тюрягу попал.  Работал от зари и до зари, в открытом карьере.  Очень хотелось выжить в этой «котовасии». И выживал, всякими путями.  Это потом, когда до освобождения оставалось всего ничего, я вспомнил, что у меня есть жена и ты. Написал письмо вам домой, попросил разрешения вернуться.  Мать ничего конкретного не ответила, но выслала семейную  фотографию. Ты, в то время, учился в школе, и не хотел, чтобы я возвращался.  Похоже, мать оказала поучаствовала в твоём воспитании. Ты считал, что если я вернусь в твоё детство, оно будет поруганным.
 
              А я с надеждой глядел на ваш снимок и считал дни до освобождения. Всё равно, никуда бы вы от меня не делись.  Но попал я в карьере под обвал. Пока откопали, до больницы довезли, я и отправился в небытие. До сих пор витаю, между небом и землёй, словно неприкаянный грешник.   Наверное, Бог позаботился, чтобы я не возвращался.

         Не подумай, сынок, что я просто так, побалагурить с тобой решил. Я пришёл прощения у тебя попросить за то, что не смог стать тебе достойным отцом.  Будь я в живом состоянии, занял бы у тебя трёшку на «сучок». Поди, не отказал бы батяне? – лукаво усмехнулся отец, пытаясь своим намёком прокинуть мостик доверия, межу собой и сыном.

        - Если насчёт прощения, то прощаю. Кабы не ты, не появился бы я на белый свет, и не воспитывал бы двоих милых мальчишек, сыновей своих.  А «сучком», насколько я помню, водку называли, по двадцать один двадцать, по дореформенным ценам?  Наверное, не дал бы я тебе трёшки…

        - Спасибо, сынок за прощение! Будь здоров, не поминай лихом!..
Отец исчез, так же внезапно, как и появился. А Сергей задумался.
С порядочным отцом и жизнь сложилась бы по-иному.
 
        Сергей лёг рядом с cупругой, уткнувшись ей в мягкий от волос затылок. Дети сладко спали. Волна семейного умиротворения, любви к Леночке и детям снова охватили душу молодого мужа и отца.
 
                20.12.16г               
               


Рецензии