Раз, раз, раз плюс 2016. Feat. Сэмогон

 Предыдущие серии:
http://www.proza.ru/2007/04/13-379
http://www.proza.ru/2015/01/04/1746
http://www.proza.ru/2016/09/23/2101
http://www.proza.ru/2013/12/31/74
http://www.proza.ru/2014/12/25/766
http://www.proza.ru/2015/12/28/2271

Фотоальбом в ссылках на другие ресурсы.
--------------------------------------------

                Год растаял на корню,
                промелькнул неясным бликом
                и к холодному огню
                в одиночестве безликом

                устремился как с куста,
                чтоб застыть сухим остатком
                и вертеться на устах
                послевкусием чуть сладким,

                чуть горчащим, терпким чуть...
                Как-то так - вчерне и вкратце.
                Где тут правда, где тут суть,
                никогда не разобраться.

Ну вот и позади 2016-й. Поэтому достаём из копилки наши концертно-музыкальные артефакты.

30-е января. Книжный клуб «Петровский». Екатерина Болдырева, бардесса из Казани. Песни под гитару, отрывающиеся от КСП-шных корней, но и в контекст бард-рока или «камерной эстрады» не очень-то вписывающиеся. Грамотная поэзия, которой иногда не хватает некоторого «символизма». Впрочем, это уже дело вкуса. А вот слегка приджазованному вокалу точно не хватает более плотного аккомпанемента. Кстати, иногда Екатерина выступает с собственной бэк-группой (бас-гитара, флейта, перкуссия), которая называется «Ул. Лукоморье».
Концерт состоит из двух отделений и длится два с половиной часа, если не считать антракт. Выступает артистка стоя. Буквально перед каждым номером - небольшой комментарий. Исполнение песни «Памяти поэта»  посвящается скончавшемуся в этот же день Алексею Лысикову, барду и продюсеру блюзовой певицы Ксении Федуловой.

14-е февраля. Зал филармонии. Moscow Art Trio. Один из относительно немногочисленных концертов в честь их 25-летия. Михаил Альперин – ф-но и иногда мелодическая гармоника. Сергей Старостин – вокал, кларнет, народные духовые. Аркадий Шилклопер – валторна, флюгельгорн,  альпийский рог в одном из эпизодов.
Растворённый в камерной фри-джазовой импровизации «музейный» руссфолклор, бесспорная аутентичность которого то встаёт с ног на голову, то выворачивается наизнанку. Первое отделение – сюита под условным названием «Воображаемый фолклор». Второе – «Избранное», но тоже в форме сюиты. Плюс пара выходов на бис, один из которых – акапельная «Детская песенка», где поют все трое.

27-е февраля. Зал филармонии. Воронежский академический симфонический оркестр. Дирижёр – Ренат Салаватов, представляющий Казахстан, но в разное время работавший в Казани, Ленинграде-Петербурге, Мюнхене и Стокгольме. Ведущий как обычно – Бронислав Табачников, профессор. Первое отделение – Симфония №6 («Пасторальная») Бетховена. Второе – Концерт для виолончели с оркестром Эдварда Элгара; солист – Томас Лундстрём из Швеции. Также во втором отделении звучат три бонуса (музыкальных приношения). До виолончельного концерта – симфонические обработки казахских песен – первая, среди прочих, легла в основу оперы  Евгения Брусиловского «Кыз-Жибек», вторая называется «Япурай». И в финале второго отделения – вальс Латыфа Хамиди.

6-е марта. «Легенда 100.ру». «Монгол Шуудан»: преданный адепт лубочного анархизма времён гражданской войны Валерий Скородед (вокал, гитара) с давно устоявшейся ритм-секцией (Вячеслав Ядриков – бас-гитара, Алексей Быков – барабаны) и новым гитаристом Сергеем Крючковым. Разогрев – воронежское трио «CACH», в которое легко превратился ранее известный в узких кругах квартет «ХЭШ». Виктор Алейников - вокал, гитара; Константин Малышев - бас-гитара; Андрей Дронов - барабаны. Слегка металлизированный пост-панк, ортодоксальность которого порой граничит с некоторой шаржеобразностью.
«Монголы» шпарят два часа без антракта. В программе куча очень и не очень старых боевиков: «Бонивур», «Чекист», «Продразвёрстка», «Мама Анархия», «Полцарства за коня», «Расстрел», «Правая победа», «Что-то сталося со мной», «Колоколенка», «Дальняя дорога», «Песня чёрного анархиста», «Хаос – порядка отец», «Москва», «Козырь – наш мандат», «Межличностный конфликт», «Махно»… Отдельно назовём жемчужины русского фолклора – «Яблочко», «Любо, братцы, любо», «Самара-городок», а также фолклора ирландского, правда, с русским во всех смыслах текстом – «Тамада». В один из номеров вставлено очень приличное drum-solo.

18-е марта в малом зале «Колизея» - Манагер  aka Олег Судаков, акустика. Почти часовой разогрев от артиста местной самодеятельности Романа Клейменова – песни (под гитару) Виктора Цоя, Егора Летова, Найка Борзова, Чёрного Лукича, «Сплина», «Танцев минус», а также одна собственная.
«Фирменный» (снивелированный по тембру, но плотный и зычный) вокал Манагера звучит без малого два часа, правда, с парой небольших «антрактов». Авторский материал разбавлен концептуализированным фолклором «Коммунизма» и парой песен Чёрного Лукича (19 марта его день рождения):
1. Среди мёртвых праздник
2. Ответ и пробка
3. Паралич
4. Где находится счастье
5. По течению
6. Мавзолей
7. Песня гостя
8. Спать
9. Добровольный эдем
10. Концлагерь
11. Гражданская война
12. Перемена правил
13. Не возжелай жены ближнего своего
14. Конь крылатый
15. Новогодний тост
16. Фантом
17. Ветер в поле
18. Тело конвой
19. Крик
20. Завял цветок
21. Мы из Кронштадта
22. Сыны Сварога
23. Изнутри
24. Армия Власова
25. Наследники
26. Бесконечность
27. Левые и правые
28. Окаянный цинизм
29. Странник
30. Иллюзии
31. Не поеду во Вьетнам
32. Лес

23-е марта. «Адаптация» в «Легенде». Ермен Ержанов (Анти) – вокал, гитара; Вадим Курылёв – гитара; Михаил Нефёдов – барабаны; Рустам Мажидов – бас-гитара. Последний немного успел поиграть в ещё допитерском составе 2014-го. Не смотря на то, что народу собралось меньше, чем год назад (ничего не поделаешь, - энтропия растёт), концерт длится дольше – два с небольшим часа. Программа же более чем наполовину совпадает с прошлогодней:
1. Сбитые лётчики
2. Мой город будет стоять
3. Остановите войну
4. Между любовью и ненавистью
5. Беспризорные люди
6. Зима будет долгой
7. Лето любви
8. Слово и дело
9. Цинга
10. Проза зимы
11. Дождь над бензоколонкой
12. Вся мощь и бессилие
13. Весь этот рейв
14. Железнодорожная
15. Грязь
16. За измену Родине
17. Сколько их здесь
18. Кончилось время стихов
19. Так горит степь
20. Панки, хой!
21. Бищара-рай
22. Про море
23. Про дома
24. Живой
25. Маяк над соломенным городом
26. Кайфа больше нет

9-е апреля – «АукцЫон» в «Эвент-Холле». Леонид Фёдоров – вокал, гитара; Олег Гаркуша – танцы-шманцы, погремушки-колотушки, дуделки-сопелки и иногда голос; Дмитрий Озерский – клавишные; Николай Рубанов – саксофоны; Виктор Бондарик – бас-гитара; Борис Шавейников – барабаны; Михаил Коловский – туба; Владимир Волков – контрабас, клавишные; Юрий Парфёнов – труба. Представлены все этапы более чем тридцатилетней биографии ансамбля, но упор сделан всё-таки на относительно новый материал: «Девушки поют», «Роган Борн», «Ждать», «Падал», «Карандаши и палочки», «Мимо», «Хомба», «Огонь», «Спи, солдат», «Внутри собаки», «Фа-Фа-Фа»,  «Немой», «Осколки», «Карлик-Нос»…  Заключительный номер – «Волны те» из арсенала проекта Фёдоров-Волков, - состав сокращается до трио (Фёдоров, Волков, Рубанов), а сама композиция приобретает некоторые очертания фри-джазовой импровизации. Продолжительность концерта – немногим более двух часов.

А теперь словно на космическом корабле переносимся в… Государственный Кремлёвский Дворец на  концерт в честь Дня Космонавтики. Участники (торжественную часть торжественно опускаем): ансамбль внутренних войск МВД, танцевальный ансамбль «Гжель», Иосиф Кобзон, «Любэ», «Земляне»  (молодёжный клон; «Трава у дома» с текстом на новый лад), Татьяна Буланова, Сергей Волчков, Александр Маршал, Денис Майданов, Валерия, «Ария», Игорь Николаев, Елена Север, «Цветы» (тоже клон, но уже сравнительно старенький), Александр Розенбаум, Лолита (предложила отправить в космос «плохих политиков»), Хор Турецкого, Александр Буйнов, Олег Газманов, Лев Лещенко с ансамблем «Домисолька», а также французский иллюзионист Дэни Лари, летающий на рояле. Как видим, широко представлен советско-постсоветский официоз, что,  конечно же, ничуть не удивительно. Почти все самовыражаются под «фанеру». Исключение – А.Розенбаум; «Ария» и Хор Турецкого – возможно, под «минусовку».

Возвращаемся в Воронеж. 15-е апреля. Снова в «Петровском»  - трио из Женевы «Plaistow»: Йохан Буркенез (Johann Bourquenez) – ф-но, Сирил Бонди (Cyril Bondi) – барабаны, Винсент Руис (Vincent Ruiz) – контрабас. Транс-фьюжн с иллюзией электронного звучания, в который иногда вплетаются ритмические рисунки даба. Тембровая минималистичность и «драматургическая» монотонность насколько это возможно компенсируются экспрессивной подачей, особенно заметной в концертном воплощении. Продолжительность – около двух часов включая небольшой антракт.

22-е июня. Кольцовский сквер. 55-минутный концерт Мужского хора Воронежской филармонии, тематически приуроченный к исторической дате:
1. Довоенный вальс (солист Евгений Стариков; поёт в одиночку)
2. Священная война
3. Вечер на рейде (Солист Алексей Куршин, тот самый, что разогревал публику перед выходом «Собак Качалова» в декабре прошлого года, и вообще нередко участвует во всевозможных клубных мероприятиях в качестве барда)
4. Катюша (солист Максим Бирюков)
5. Смуглянка (солисты А.Куршин и М.Бирюков)
6. Дороги (солист Павел Сосин)
7. Враги сожгли родную хату (солист Антон Оршанский)
8. Соловьи (солист А.Куршин)
9. В лесу прифронтовом (солисты П.Сосин, Эмиль Гаджиев, Вячеслав Калинин)
10. Журавли (солист Э.Гаджиев, партия скрипки – Илья Савельев)
11. Поклонимся великим тем годам (солист П.Сосин)
12. День Победы (солисты П.Сосин, Е.Стариков, М.Бирюков)
Всего певцов четырнадцать плюс дирижёр Илья Ижогин. Худрук коллектива и по совместительству конферансье – Татьяна Ижогина. Песни звучат либо а капелла, либо под простенькую минусовку. В целом очень похоже на крепкую самодеятельность.

26-е июня. Зелёный театр, расположенный на территории  недавно восстановленного Воронежского центрального парка (в прошлом – ЦПКиО, в народе называвшийся «Динамо»). Воронежский академический симфонический оркестр. Дирижёр – Игорь Вербицкий. Ведущий – Бронислав Табачников. В программе:
1. М.Мусоргский - Симфоническая сцена «Рассвет на Москва-реке» из оперы «Хованщина»
2. М. Глинка - «Вальс»
3. М. Глинка - «Краковяк». Оба номера из оперы «Иван Сусанин».
4. Ж.Бизе – Увертюра к опере «Кармен»
5. Ж.Бизе - «Хабанера» из «Кармен»; поёт Юлия Проняева.
6. Ж.Бизе - «Испанский танец Сегидилья»; также из «Кармен» и с вокалом Ю.Проняевой
7. И.Штраус - «Кайзер-вальс»
8. С.Прокофьев – «Монтекки и Капулетти»  из балета «Ромео и Джульетта»
9. С.Прокофьев – «Джульетта-девочка»  оттуда же
10. Д.Шостакович - «Романс»
11. Д.Шостакович – «Народный праздник». Это два фрагмента из музыки к фильму «Овод»
12. Г.Свиридов – «Тройка»
13. Г.Свиридов – «Вальс»
14. Г.Свиридов – «Марш». Все три, разумеется, из музыки к фильму «Метель»
15. На бис – снова «Краковяк» М.Глинки

29-е июля. Снова Зелёный театр. Кармен Мокси (Karmen Moxie) – американская певица, пытающаяся раскрутиться в РФ. Оно и понятно, - её приджазованный соул встречается здесь куда реже, чем на заокеанской родине. Правда, бэк-группа целиком состоит из воронежских музыкантов. Это тенор- и альт- саксофонисты, трубач, клавишник, гитарист (Сергей Шарапов), бас-гитарист и барабанщик (Виталий Нефёдов). Темнокожую красотку в шортах и лёгкой тунике переполняют эмоции. Настолько, что дело доходит до «братания» со зрителями, самые смелые из которых ближе к финалу пускаются в пляс прямо на сцене. Вот только продолжительность представления не дотягивает даже до полутора часов.

15-е сентября. Книжный клуб «Петровский». «Evgeny Ring Quintet» - комбо из Германии, состоящее из молодых (1985-1994 г.р.) музыкантов и существующее также в формате квартета (гитарист считается сессионным). На афише представлены как пост-боперы. Не будем против этого возражать, тем более, что пост-боп – понятие растяжимое и, к примеру, экспрессивность хард-бопа ему отнюдь не чужда. Бэндлидер, саксофонист и автор музыки – Евгений Ринг, уроженец Ростова-на-Дону; пианист – Саша Штилер (Sascha Stiehler); контрабасист – Филипп Ромер (Philipp Rohmer); барабанщик – Доминик «Гага» Элерт (Dominique «Gaga» Ehlert ); гитарист – Бертрам Буркерт (Bertram Burkert). Звучат восемь пьес (по четыре в каждом из двух отделений), одна из которых – «чужая», авторства Уэйна Шортера:
1. Kontrolleur
2. A Star in a Jar
3. Secret Place
4. Masquelero (Wayne Shorter)
5. Oasis
6. The Ninth Wave (Девятый вал)
7. Mesokosmos
8. Electroklops
Длится концерт примерно два часа.

12-е октября. Новый коллектив – Big Band Воронежской филармонии (создан на основе самодеятельного оркестра «Doctor Band»)  с Кариной Кожевниковой у микрофона. Премьерный концерт, состоящий из джазовой классики (с вокалом или без) в диапазоне от Дюка Эллингтона и Эллы Фицджеральд до Диззи Гиллеспи и Рэя Чарльза, среди которой затесалась «Самба» Игоря Бухтоярова, возглавляющего  «Doctor Band»  на протяжении всех лет его существования. Нынешний руководитель – саксофонист Сергей Борисов. Остальные музыканты: ещё четыре саксофониста, три трубача, три тромбониста, пианистка, гитарист, барабанщик и два чередующихся басиста (один из них – Андрей Дудченко), которые в свою очередь чередуют контрабас и бас-гитару. Солистка находится на сцене, наверное, немногим более половины концерта и в его середине успевает переодеться. Общая продолжительность, правда, невелика – менее полутора часов. В фойе – выставка картин Ивана Шереметьева «Краски джаза».


20-е октября. Книжный клуб «Петровский». Единственный концерт в Воронеже 5-го фестиваля Leo Records. Другие города, попавшие в фестивальную орбиту: Архангельск, Москва, Питер, Казань. Выступают «старые знакомые» -  Алексей Круглов (саксофон и эпизодически ф-но), Тим Дорофеев (гитара) и Олег Юданов (барабаны). Если обратиться к нашей ретроспекции, то можно сказать, что в каком-то смысле на сцене усечённая версия дорофеевского «Арт-Ансамбля» (с Архангельском в скобках) образца 2013-го года. Их джаз тогда был назван «умеренно авангардным». Оставим в силе это определение, добавив, что суть умеренности в порой неожиданном мелодизме, разумеется, обрамлённом символами фри-джаза. А вот чего в прошлый раз не было, так это декламации. Теперь же в некоторые пьесы Алексей Круглов вставляет собственные стихи. Всего пьес (авторства Круглова или Дорофеева) шесть:
1. Узоры
2. Поэт
3. На солнечном исходе (на тему народной песни)
4. Сражение
5. Экзотик
6. Восхождение
Продолжительность – 80-85 минут.
Прямо в зале открыта выставка картин Александра Ворошилина «Импровизация» - в рамках предстоящего 21-го фестиваля «Джазовая ровинция».
Запланированная на 16 час  (концерт – в 19) встреча с Лео Фейгиным отменена, - из-за проблем с визой в РФ его не пустили. Но обещанные фильмы «Однажды… с Лео Фейгиным» и «Такая музыка» демонстрируются. Их кратко презентует Алексей Круглов.
А теперь о небольшом репутационном провале «Петровского».  Некие «свои люди», расположившиеся за установленными позади зрительских кресел столиками, на протяжении практически всего концерта заняты поглощением пищи. Соответственно – звон посуды, гастрономические запахи. Ладно бы речь шла об обычном клубе-кабаке, где искусство под эгидой общепита – обычное дело. Но «Петровскому» всегда удавалось совмещать плюсы клубного и зального форматов, сводя на нет минусы. Горящие желанием выпить-закусить могли это сделать на смежной территории до концерта, после него или в антракте. Поэтому происходящее выглядит как, пусть и маленькое, но всё-таки безобразие.

22-е октября. Традиционный «Пикник» в «Полтиннике». Тур, приуроченный к 35-летию вхождения Эдмунда Шклярского в состав группы. Или окончательного вхождения. Ведь по словам вокалиста первого состава Алексея Добычина до 81-го будущий лидер дважды ненадолго присоединялся к «Пикнику», причём впервые аж в 77-м году. Ну а как приход Шклярского повлиял на судьбу группы всем известно. Первоначально тур назывался «Иероглифы», но потом название куда-то испарилось. Итак, Эдмунд Шклярский – вокал, гитара (новая, формой напоминающая пикниковский «тотем»), акустическая travel-гитара в «Твоё сердце должно быть моим», новоегипетский инструмент понятно, где; Леонид Кирнос – барабаны; Марат Корчемный – бас-гитара; Станислав Шклярский – клавишные, второй вокал в «Инкогнито». Среди сценических персонажей есть один новый, назовём его «неоновый гитарист». Первое отделение:
1. Короткое вступление + Миллион в мешке
2. Кукла с человеческим лицом
3. Настоящие дни
4. Египтянин
5. Говорит и показывает
6. Твоё сердце должно быть моим
7. Большая игра
8. Глаза очерчены углём
9. Бетховен
10. У шамана три руки
Второе отделение:
11. Иероглиф
12. Инкогнито
13. Ночь
14. Фиолетово-чёрный
15. Из мышеловки
16. Шарманка
17. Любо, братцы, любо
18. Вечер + представление состава
19. Праздник
20. Королевство кривых
21. Там, на самом на краю земли
Каждое из отделений длится по 54 минуты. Совпадение с прошлым годом – номера 4-й, 7-й, 9-й, 10-й, 14-й, 15-й, 19-й, 20-й, 21-й. С позапрошлым – 2-й, 4-й, 5-й, 8-й, 10-й, 12-й, 14-й, 15-й, 19-й, 20-й, 21-й.


4-е ноября. «Петровский». Четвёртый концерт «Джазовой провинции» в Воронеже. А если считать предваряющий основную программу концерт джазовой молодёжи Воронежа, то пятый. Ведущий – Кирилл Мошков, главный редактор журнала «Джаз. Ру». Перед концертом – демонстрация фотографий, иллюстрирующих недолгую (1966-1971) историю существования Воронежского джаз-клуба с комментариями фотографа и участника событий Геннадия Шакина.  Первое отделение. Алексей Кузнецов – гитара; Лембит Саарсалу (Lembit Saarsalu) – саксофон и немного ф-но; Стив Кершоу (Steve Kershaw, британец) – контрабас. Начинают как трио, а потом к ним присоединяется 16-летний Леонид Junior  Морозов (англоязычный вокал, гитара, губная гармошка) – внук Леонида и племянник Николая Винцкевичей. Камерный джазовый мейнстрим с заметной опорой на блюз. Как авторский, так и «чужой». Лембит Саарсалу называет это «добрым джазом». Второе отделение. Молодёжный «Saimaa Quartet»  и питерский трубач Иван Васильев.  «Saimaa Quartet»  - студенты молодежного джазового отделения хельсинской Академии Сибелиуса. Выступая со своим штатным трубачом соответственно называются  «Saimaa Quintet`ом».  На саксофоне и в одной пьесе на рояле – россиянин, питерец Максим Медведев. Остальные музыканты из Финляндии. На рояле - Miika Vintturi, на контрабасе - Tuomas Talvi, на барабанах - Tuukka Dunkel. Авторы музыки – Максим Медведев и Miika Vintturi. Но открывает сет пьеса Чарли Паркера. В финальном номере к ребятам присоединяется Лембит Саарсалу. Каждое из отделений длится около часа.
«Петровский» снова слегка разочаровывает. Гардероб в фойе слишком мал для такого аншлага, а тот, что в самом зале, урезан до минимума, - там теперь разместился бар, хотя на смежных территориях работают несколько кафе. Тем не менее другой подобной и регулярно функционирующей концертной площадки в городе нет.

5-е ноября. Зал «Эвент-Холл». Финал «Джазовой провинции» в Воронеже. Перед началом воронежский продюсер фестиваля Александр Лукинов предоставляет  слово Джеймсу Лэнду – атташе по культуре посольства USA в РФ, - ведь выступить должны два американских коллектива и один российско-американский. Первыми выходят нью-йоркские боперы «Eric Alexander  Quartet»: Эрик  Александер – саксофон, Дэвид Хейзелтин (David Hazeltine) – клавишные, Айри Роланд (Ari Roland) – контрабас, Джо Фарнсворт (Joe Farnsworth) – барабаны. После нескольких пьес к квартету примыкает 70-летний вокалист Мэрион Коугинс (Marion Cowings), обладатель «бархатного» баритона. Во время исполнения пары баллад квартет инструменталистов сокращается до трио, - сцену покидает сам бэнд-лидер. Второе отделение начинается после 5-минутного антракта. На сцене Леонид Винцкевич (организатор и арт-директор фестиваля) – клавишные, Николай Винцкевич – саксофоны, Кип Рид (Kip Reed) – бас-гитара, Джоэл Тейлор (Joel Taylor) – барабаны, а также фолклорный ансамбль «Ростань» (руководитель Валентина Савенко) из пяти человек – трёх певиц и двух певцов, которые иногда играют на народных духовых. После первой композиции появляется «специальный гость» - виолончелист  Борис Андрианов. Джаз и этно у них не сливаются в единое целое, а, скорее, переплетаются, но джаз конечно же доминирует.
А дальше начинается «самое интересное». В 21-30 объявлен 20-минутный антракт, после которого должны выступить «Scott Henderson Trio» - американские джаз-рокеры. Однако, в 22 часа, когда все зрители уже вернулись на свои места, сильно расстроенный Леонид Винцкевич объявляет, что по техническим причинам, из-за перегрузок во внешних сетях  заключительная часть концерта не состоится. Забегая вперёд, необходимо пояснить, - в сити-парке «Град» объявлена эвакуация якобы из-за звонка «телефонного террориста». Пока же недоумевающая публика вытекает не только из концертного зала, но и из самого здания обычным порядком. Даже прошедших через гардероб никто не предупреждает о необходимости срочно покинуть комплекс. Здесь следует напомнить, что путь от гардероба «Эвент-Холла» до выхода достаточно извилист, - надо пересечь игровую зону, спуститься на эскалаторе, пройти мимо кафе и магазинов. То есть кто-то, не шибко торопящийся домой, может элементарно затеряться, затруднив тем самым эвакуацию. Вышедшим за порог и намеревающимся уехать общественным транспортом тоже никто ничего не объясняет. Поэтому люди сначала ждут его на конечной остановке, буквально в десятке метров от выхода. При этом немногочисленные правоохранители лишь лениво прогуливаются. Только потом выясняется, что ближайший автобус выставлен возле «Леруа Мерлен», а остальные вообще на трассе. Уже а автобусе работница одного из магазинов докладывает по телефону, мол, у нас тут эвакуация, что-то случилось, но магазин закрыли и поставили на сигнализацию. Странно. А разве при поиске взрывного устройства в торговые заведения заглядывать не обязательно? Или у кого-то есть информация, что каждый из магазинов всё-таки был открыт, проверен на наличие взрывчатки, а потом, как это положено, опечатан? Судя по всему такой информации нет. Ну а потом будет объявлено, что 7-го ноября наконец-то установлена личность «телефонного террориста», - им оказался 13-летний ребёнок из интерната. Видимо, ребёнок так грамотно шифровался, что на его поиск потребовалось не менее полутора суток. Мальчик из интерната вообще-то – идеальная «кандидатура» - суда не будет, имя и фамилию нельзя раскрывать из этических соображений, родители неизвестно где. Короче говоря, концы в воду. Завершает же всю эту эпопею странный призыв продюсера А.Лукинова не переводить ситуацию в политическую плоскость. Так ведь никто и не делал заявлений о политической подоплёке! Ну разве что в нашем паблике «Тотальный индепендент»  проскользнул полушутливый намёк на неё. Но вряд ли А.Лукинов читает наши посты. И вряд ли они могут в принципе перевести какую-либо ситуацию в ту или иную плоскость. А вот вывод о возможной инсценировке на основании всей этой занимательной фактологии напрашивается сам собой. Кстати, буквально на следующий после финала «Джазовой провинции» день в «Эвент-Холле» выступают официозные попсовики «Любэ», но мысль о том, что аналогичная нашей ситуация может сложиться всего лишь одним днём позже кажется почти фантастической.

13-е ноября. Событие из разряда не музыкально-концертных, а литературно-концертных или даже литературно-театрально-концертных. Но с музыкальной составляющей. Поэтому коротко на нём остановимся. Моноспектакль «Пиковая дама». Со сцены зала филармонии Людмила Гаврилова читает пушкинскую повесть. Музыкальный фон создаёт трио «Элегия»:  Светлана Першина и Валерия Тимошенко – скрипки, Дмитрий Дюпин – гитара. А визуальный ряд эффектно дополняет танцевальный дуэт артистов Воронежского театра оперы и балета – Анна Смольянинова и Михаил Негробов. Танцуют в одном случае под аккомпанемент гитары, в остальных – под оркестровую фонограмму.

26-е ноября. «Петровский». Квартет Карины Кожевниковой. Компанию нашей джазовой знаменитости составляют Андрей Дудченко (контрабас), Мария Квачук (ф-но) и Михаил Крюков (барабаны). Полуторачасовой концерт рассчитан на условно широкую публику и состоит из джазовых или прекрасно вписывающихся в контекст джаза «мелодий зарубежного экрана»: «I Know Why», «Moolight Serenade» (обе из «Серенады солнечной долины»; композитор Гарри Уоррен), «Autumn Leaves»  («Осенние листья» - из одноимённого американского фильма, но впервые прозвучала во французском «Врата ночи»; композитор Жозеф Косма), «Blue Skies» («Голубые небеса»  - из одноимённого фильма; композитор Ирвинг Берлин). «Singin’ in the Rain» («Поющие под дождём»; одноимённый фильм; композитор Насио Херб Браун), «As Time Goes By» (фильм «Касабланка» ; композитор Макс Стайнер), «It's All Right With Me» («Канкан»; Коул Портер), «My Favorite Things» («Звуки музыки» ; Ричард Роджерс), «One for My Baby» («Граница – небо» ; Гарольд Арлен), «Night Train» («Назад в будущее»), «People» («Смешная девчонка» ; Жюль Стайн и Боб Меррилл), «I Wanna Be Loved by You» («Некоторые любят погорячее» или «В джазе только девушки»; Адольф Дойч), «Moon River» («Завтрак у Тиффани» ; Генри Манчини), «A Mann and a Woman» («Мужчина и женщина»; одноимённый фильм; Френсис Лей), «I Will Wait for You» («Шербургские зонтики»; Мишель Легран). Плюс финальный блюзовый «бис», где музыканты дают себе волю немного поимпровизировать. В «It's All Right With Me»  и «One for My Baby» состав сокращается до дуэта вокал-контрабас, в «I Wanna Be Loved by You» - вокал-ф-но.

4-е декабря. «Петровский». В первом отделении, которое начинается с 55-ти минутной задержкой – «3F Project», экспериментальный проект Ермена Анти Ержанова (голос, электрогитара), Вадима Курылёва (электрогитара) и Сергея Летова (саксофон, флейта). 3F музыканты расшифровывают как  free jazz, free noise, free poetry. Начинают с пары песен «Адаптации», соответствующе интерпретированных – «Сбитые лётчики» и «Цинга», за которыми следует примерно 50-минутная «литературно-музыкальная композиция» «Археология геополитики» - поэтические тексты Ермена Анти на плотном гитарно-шумовом фоне с вкраплениями фри-джазовых реминисценций Сергея Летова. Собственно, в последние годы С.Летов только на уровне реминисценций и имеет отношение к фри-джазу, в основном занимаясь сессионной работой, прикладными проектами и собственными лаунж-экзерсисами. Тексты, вошедшие в «Археологию геополитики», и в самом деле free – без оглядки на стопность, иногда с «неточными» рифмами или без оных, но достаточно ассоциативные.
Второе отделение  -  light-версия «Адаптации» (Ержанов, Курылёв). Девять песен под аккомпанемент двух электогитар и десятая (на бис) в сольном исполнении Ермена:
1. Мой город будет стоять
2. Остановите войну
3. Между любовью и ненавистью
4. Железнодорожная
5. Дождь над бензоколонкой
6. Будущего нет
7. Так горит степь
8. Бишара-рай
9. Маяк над соломенным городом
10. Про дома
В тот же день за несколько часов до концерта Ермен Анти и Сергей Летов дают небольшое интервью местному радио «Борнео», где Летов признаётся, что не хочет иметь ничего общего с современным искусством, так как некоторым художникам-авангардистам за их акции хочется «дать по физиономии». Что тут можно сказать? Во-первых, свалил всех в одну кучу. Во-вторых, ну ведь очевидно же, - на фоне тотального официозного трэша даже самые сомнительные акции выглядят сущим ребячеством. И уж если на одних идти с кулаками, то что делать с другими?

9-е декабря. «Петровский». Питерское трио «SPb Ramblers», которое представляют как исполнителей «архаического джаза», хотя правильнее сказать – танцевальной музыки (можно даже сказать «попсы») 20-30-х годов, в своё время, конечно же, находившейся как бы на одном срезе с джазом. Каждый из участников поёт, причём сольно. А играют – Борис Шульман - на банджо и (в некоторых номерах) стиральной доске, Святослав Лобанов - на гитаре, Андрей Воеводский - на контрабасе и казу (этакая «сопелка» на камерно-струнном фоне, звучащая почти как полноценный духовой инструмент). В основном ребята выступают по кабакам, поэтому выход на сцену «Петровского» как бы поднимает их статус. К сожалению, в недрах самого Книжного клуба зреет тенденция на снижение собственного статуса. Речь снова идёт об «окабачивании». Вот фрагмент анонса: «Желающие наслаждаться музыкой с бокалом вина в руке могут заказать столик в Большом зале по тел. …» Столики и самом деле установлены, к счастью пока что «на галёрке». Да и сама эстетская атмосфера, сложившаяся за несколько лет существования клуба, как бы маргинализирует и уводит в тень любителей подкрепиться и выпить под музыку.
Кстати, 10-го декабря «SPb Ramblers» дают ещё один концерт – в забегаловке «To Dublin», о «прелестях» которой можно прочитать в нашем обзоре за прошлый год.

11-е декабря. Дом актёра. Вера Глебова поёт песни из кино(- и теле-)фильмов под собственный аккомпанемент на ф-но. Заявленный пианист Никита Черницов отсутствует из-за болезни. Концерт, длящийся всего лишь час, проходит в рамках некого «вокального абонемента», - предыдущий состоялся в октябре, следующий планируется в марте. Объявляя последний номер, певица жалуется на проблемы с голосом. А вот весь список:
1. Хорошее настроение (Карнавальная ночь)
2. Если можешь, прости (Ликвидация; вошла в фильм как перепевка)
3. Солнечный зайчик (Ещё раз про любовь)
4. Любовь – кольцо (Женщины)
5. У меня есть сердце (Ликвидация; тоже перепевка)
6. Одиночество (Чёрный ворон)
7. Рио-Рита (Военно-полевой роман)
8. Тучи (Московская сага)
9. Попурри
10. А напоследок я скажу (Жестокий романс)
11. Любовь – волшебная страна (оттуда же)
12. Мне нравится, что Вы больны не мной (Ирония судьбы или С лёгким паром)
13. Почему, отчего? (Повесть о первой любви)
14. Две дороги (Эта женщина в окне)
15. Всё, что было (Ликвидация)
16. Пять минут (Карнавальная ночь)

Пока всё. Продолжения несомненно следует ждать, а там видно будет…

                Измеряя расставания на глаз,
                смотрим  вдаль, то весело, то выспренно.
                С каждым «плюсом» прирастает «Раз, раз, раз…»,
                красной нитью вьётся легкомысленно.

                Где-то там за перевалом перемен
                разлетится искрами беззвучия
                перманентно предрекаемый момент.
                Ну и пусть, ведь это даже к лучшему.

                Не смолкает интерлюдия внутри,
                атакует выстраданным зуммером.
                И несётся «Раз, раз, раз… Раз… Раз, два, три…»
                над землёй, уставшей от безумия.
 
               

               


Рецензии