Глава 13 Аконитка

     День  и дом Аконита догорали одновременно.  Запах дыма   в вечернем  флёре  (не путать с именем комсомолки)  ещё  не перестал   щекотать  нос,  а  жители Городища  уже  как-то с сожалением  стали говорить   о бывшем  (ибо считали погибшем)  председателе  ими всеми любимого  колхоза.  Что ни говори, а всякий народ имеет такое правительство, какого он заслуживает. Городище не  исключение.  И только  Аконитка,  жена Аконита,  знала, что жизнь – это огромный театр, в котором одна и та же  трагедия  играется под различными  названиями.    Никому не могло и присниться,  что пожар, который  произошёл    в  Городище, - это  всего лишь фарс,  спектакль, который  был  классно спланирован  просветлённой  от  беспробудного пьянства  головой Макара.   Но о событиях, которые  последуют после пожара ,  и действующим  лицом  которых  станет  его  Аконитка,  не знал  даже председатель  колхоза  всех  многочленов  КПСС.
     Аконитка  обожала  своего мужа, она даже решилась на переезд  в эту вонючую   дыру, о чём потом  ни один  раз пожалела.  Ни тебе  казино, ни тебе  салона красоты,  только  зоопарк (Пальма с очкастой  обезьяной) и местная дискотека. Заняться абсолютно нечем культурному человеку.  А тут, как назло, Макара на  других баб потянуло. Это только  завистники-мужики  утку  пустили  для жёлтой прессы, что у  Аконита  часы на полшестого.  Местные  дамочки только хитренько  улыбались при виде  несчастной (как она себя считала) Аконитки.  Это только злило её и вожжой давало под хвост.  Что Аконитка не изобретала, чтобы вернуть былую страсть  мужа.   И  гламурные  колготки в клеточку  носила, и пластику груди сделала, чтобы   не выглядеть  бледно  рядом со «Смотрящей за воспитанием», и частушки пробовала  сочинять, чтобы  поднять  интеллект  в глазах  супруга, и даже научилась стрелять  с  винчестера и помпового ружья, как Мама Атаманша  и Юся.  Все  кобели в Городище были в восторге от  эмансипированной  красавицы.  Ей стоило стрельнуть глазками, как  самцы  падали :  Одмин - со своей Пальмы, Гриша - с трахтора,  Флудитель – с бидона, Ушачанин – с ног.  А вот муж не обращал на проделки  жены ни малейшего внимания и считал  это  бабскими  капризами.  И только  Аконитка  решила, что всё потеряно, как   у супруга созрел план.  И это их сблизило.  Авантюры  супруга Аконитка просто  обожала.   
   Соблазнить  Ушачанина  большого труда не составило. Складывалось такое впечатление, что он только и ждал этого всю свою проспиртованную жизнь.  Более того, Ушачанин  в порыве угара предложил  возлюбленной  свою халупу и литровик, что  по местным правилам было превыше всего. Аконитка кокетливо  отклонила  крутой респект, а вот  жить перешла сразу к  новому поклоннику, как  и приказал Аконит. Это было частью  аконитовского   плана.  Нет уязвимых мест  - нет наездов.  Да, местные банкиры наехали, что было, то  было, но крыша   у Аконита была ещё та…   Недаром он даже   с мест  не столь отдалённых вернулся  с приличной суммой денег.  И отмыть деньги оставалось  только  поджогом.  «Искусство жить – это жить  с перспективой,» - думал  Аконит, нагружая очередной прицеп  со  своим добром.  Всё шло как нельзя лучше. 
    В ту  злополучную   ночь  Аконитка  вышла  на улицу подышать свежим воздухом. Было ещё темно.  Аконитка  не сомневалась, что в это время её  дорогой муженёк   сидит на крыльце  своего новоиспечённого  трёхэтажного домика в  Лесных Озёрах и получает кайф   от  очередной    самокрутки.   Скоро и она будет отдыхать на  красивом побережье озера.  Ночная бабочка  слилась  в экстазе с прохладным  ветерком, но получить удовольствие помешал хлопок на огороде Атаманши.  Дама  продвинулась в  сторону  соседских грядок.  Зрелище было ещё то:  Мама Атаманша  со своим именным ружьём  целилась …  в двух зайцев сразу. Потом, видимо, наметив   жирнейшего, помчалась за им следом с криком: « Верни, дрянь, мясо!».  Любопытство Аконитки взяло своё. Как амазонка, перелетев  через забор,  она бросилась следом.  Рядом уже неслись Катенька и Флёрка с извинениями за стыренные патроны и пачкой соли в руках.  Женщины перевели дух  и затвор ружья  только возле дома Флудителя.  «Заяц» протиснулся в оконный проём.  Дамы,  обследовав  42 дверных запора,  решили, что  зверя с окороком  надо брать не отходя от кассы. Выполнять операцию  доверили  Аконитке.  Ничего не оставалось ей, как  погружаться в темноту   жилища через окно.  Женщина медленно опустила ноги по ту сторону строения, в темноте ничего нельзя было разглядеть. В комнате дурно пахло, но «что-то»  подавало признаки жизни. Это «что-то»  было  явно  не зайцем.  «Это земляной червь»,- подумала Аконитка.  Это  «что-то»   вытянуло своё щупальце вперёд и дотронулось до коленки  трясущейся разведчицы.  «Этот червь – самец», - прокрутилось в голове  у  видавшей виды дамочки. Щупальце  медленно, но уверенно стало продвигаться выше… «Глаза б мои вас не видели», - сказал Фрейд и перевернулся в своём гробу.  Испытания  не вынесла и Аконитка. Она  заорала на всё Городище.  Щупальце  со словами – "Этот окорочок, оказывается, разговаривает"  - удалилось восвояси, но уже было поздно. Атаманша  выстрелила в темноту комнаты со своего ружья. Пуля просвистела рядом с  Акониткой и, судя по белужьему  рёву червя, на этот раз  нашла цель.   Катенька и Флёрка со словами «Лёгкой жизни не бывает, есть лишь лёгкая смерть»  рухнули в обморок. Атаманша  сплюнула и  ловко перескочила оконный проём, чтобы заломать ласты этому иноземному пришельцу. Такой удачной охоты у Атаманши не было отродясь.  «Посвети», - бросила она  Катенькину зажигалку Аконитке.  Немая сцена последовала дальше… Всем  известное выражение «Только возьмусь за яйца – молоко пропадает»  здесь было неактуально  ибо  оные предметы  отсутствовали.  А в заросшей роже червя  угадывались до боли знакомые черты … Флудителя.  Такого поворота событий никто не ожидал.  Атаманша  метнулась в свой погреб за целительным зельем, которое  со словами «До свадьбы заживёт» выплеснула на бывшее достоинство  бывшего  землекопа. «Иногда промедление смерти подобно», - вспомнила  неожиданно Ломоносова  Аконитка.  Логика подсказывала, что нужно было смываться. Таща на себе двух комсомолок, женщины с первыми лучами солнца  завершили свою ночную охоту.
      Жизнь потихоньку восстанавливалась.  УТРО, ДА  И  ДЕНЬ,  ПОХОЖЕ,  УДАВАЛИСЬ!!!.

   Продолжение следует...


Рецензии