Трамвай-призрак

Говорят, что люди, стоящие на ташкентских трамвайных остановках, порой слышат движение трамвая: стук его колес, гудение электромотора, дребезжание плохо закрытых дверей, сигнал водителя, даже разговоры пассажиров, хотя визуально ни самого вагона, ни находящихся внутри не видно. На остановках уверяют, что трамвай есть, он проезжает, просто он... призрак, который нельзя увидеить или пощупать, лишь можно услышать. Некоторые в своих рассказах идут дальше и утверждают, что ощущают движение воздуха, если рядом проехал этот трамвай-призрак, и до них доносится руганье какой-то женщины и пацана. Так или это, ученые пока не установили, да и свидетели подобного явления не вызывают доверия.
Возможно, это из городского фольлора, ведь найдутся такие. Кто сочинит какую-нибудь историю, и она становится мифом, передающаяся из года в год, из уста в уста. И все же...
Гаврила Пипкин мог бы дать подробности этой легенде, если бы сам понимал в том, что произошло почти 40 лет назад, когда был школьником. Тогда он зашел к однокашнику Фарходу Исмаилову, чтобы вместе решить задачки по физике, точнее, списать у него, так как Фарход был «головастиком» в этой науке, ибо его папа — профессор в университете на физико-математическом факультете, и видимо, гены передались от отца к сыну. Так вот, в тот четверг «головастик» заявил:
- Слушай, Гавра, мне срочно к отцу надо, в универ. Потом займемся домашним заданием...
- А что такое? - полюбопытствовал тот.
- Папа сказал срочно привезти это, - и Фарход указал на какой-то странный прибор, похожий на кубик Рубика, и который мигал разными цветами на панелях. - Это ему нужно для демонстрации на ученом совете...
- А что это?
- Гм... Это преобразователь пространства, - солидно ответил Фарход, поправив очки на носу — ну, точно профессор. И похож на папу — оба они с большими носами. - Он изменяет структуру окружающего мира, создает параллельные измерение и способен переместить наши объекты в иную сферу, там, где меняются элементарные частицы.
- То есть?
- Ну, это мир, где атомы устроены иначе... Ну, например, ядро атома — это нейтрон и положительный протон, а вокруг вращается отрицательно заряженный электрон. Так вот, в некоторых мирах атом может состоять из нейтрона и электрона, а вращается вокруг ядра позитрон... Или там может атом состоять из пяти нейтронов или трех позитронов, четырех электронов... Некоторые это называют темной энергией... Это приводит к новым физическим характеристикам объектов. Но наши миры несовместимы, так как это приведет к аннигилляции. И чтобы этого не произошло, этот прибор генерирует поле, в рамках которого наш мир оказывается в другом, но находится там в безопасности. Но при этом миры соприкасаются...
Если честно, Гаврила ничего не понял из услышанного, и поэтому закрыл уши и пробормотал:
- Ничего не слышу... ничего не слышу...
Увидев, что попытки внушить умные мысли другу бесполезны, однокашник вздохнул, махнул рукой:
- О-кей, я быстро отвезу в универ этот прибор и вернусь. Если хочешь, можешь подождать меня здесь, или зайдешь позже...
- А можно мне с тобой? - спрочсил Гаврила, которому не хотелось домой. Так как в этом случае ему пришлось бы мыть полы по заданию мамы. А так можно было увильнуть от неприятных обязанностей.
Фарход просиял:
- Конечно! Поехали, мне не будет скучно и одиноко!
- А далеко университет?
- На трамвае поедем, минут двадцать ехать...
- У меня нет денег на билет...
- Гм... у меня только на меня... - расстерялся Фарход. - Ладно, ты оставайся...
Однако Гаврила махнул рукой:
- Не беспокойся, мне не впервой «зайцем» ездить?
- А если кондуктор?
- Ну, высадит, не станет же убивать, - логично отметил Пипкин. - Такое уже было, даже штраф не взимали — что взять с семиклассника, который ростом за пятиклассника выходит?
Однокашник спорить не стал. Он быстро положил прибор в картонку, оделся, и они выскочили из дома. До остановки добрались быстро, и тут подошел трамвай номер пятнадцать. Народа в нем было немного, и кондуктора вроде бы тоже не было.
- Полезаем, - произнес Фарход, и оба друга поднялись в салон.
Трамвай ехал мягко, хотя дребезжали двери, сквозь щели которых прорывался теплый весенний ветер. Пахло свежей травой, расцветающейся листвой. Солнце светило ярко, и на душе была благодать. Друзья уселись на скамью, Фарход положил на колени ящик, и стал рассказывать Пипкину дальше о специфике гиперпространства и временных флуктуациях при изменении гравитационных параметров:
- ...например, «черная дыра» - это зона, где время и пространство фактически сжимаются... физические законы там не действуют... создаются параллельные миры... Горизонт событий... Сфера Шварцшильда...
Гаврила слушал не очень внимательно, точнее, совсем не слушал, просто делал на лице умный вид, а сам вспоминал, как подрался вчера с Тишкиным из старшего класса. Тогда они здорово помолотили друг друга, синяки на руках и ногах до сих пор ноют, но зато Пипкин остоял право стоять в очереди в буфете, не уступая старшеклассникам.
И так они проехали почти большу часть дороги, когда в салон вкатила толстая кондукторша с  недовольной физиономией. Неизвестно, что стало причиной плохого ее настроения, но на пассажиров она лаялась по любому поводу: билет старый или помятый, долго деньги достают на приобретение проездного документа, требуют сдачи в две копейки... И тут она добралась до школьников,
- Ваши билеты! - потребовала она, сверкнув глазами как лазером.
Фарход с некоторым страхом протянул билет, который кондукторша изучала так внимательно, словно через микроскоп искала там бактерии. Наконец-таки вернула его и обратила взор на Пипкина.
Тот без страха развел руками:
- А у меня нет билета! - не впервые ему приходилось отвечать. Добрые тетеньки иногда разрешали ему доехать до нужного места. Но на этот раз не повезло.
- «Заяц»? - со злостью процедила женщина. - Маленький, а уже преступник? С детства приучают нарушать закон?.. Вот, растет поколение иждевенцев и мерзавцев!
- Ездить без билета — это не преступление, а всего лишь правонарушение, - пытался блеснуть своими познаниями в юриспруденции Исмаилов-младший, на что последовало рычание:
- Не умничай! Без билета сегодня, а завтра убьет человека, послезавтра изменит родине! Все начинается с маленького! - с этим аргументом было трудно спорить. - Давай, вон из вагона! Марш!
И она схватила Гаврилу за шиворот и стала тянуть на себя, пытаясь вытащить из скамьи, а тот стал сопротивляться, поскольку ему не понравился такой способ покидания места. И поскольку он сидел у окна, то должен был перелезть через Фархода. И, естественно, у того с колен свалилась коробка. Там что-то щелкнуло и загудело от удара о пол трамвая.
- Эй, мадам, поосторожнее! - заорал Фарход. - Вы мне прибор сломаете!
Неизвестно, от чего больше разозлилась кондукторша: от того, что ее назвали иностранным словом «мадам», или указали на неуклюжесть ее действий, или то, что какой-то пацан ей отдает приказы, однако она вдруг набросилась на «головастика»:
- А ты за провоз багажа оплатил?
- Какого багажа? - опешил Исмаилов, подняв с пола ящик и прислушиваясь к ожившему внутри прибору.
- Вот этого! - и женщина хлопнгула ладонью по картонке. Там опять что-то защелкало, причем сильнее.
- Эй, осторожнее! - заорал Фарход. - Чего руки распускаете, мадам?
- Какая тебе мадам, паршивец! - взревела кондукторша, обюрадованная тем, что нашелся повод для скандала и можно таким образом разрядить нервы. - Еще не подрос, а уже оскорбляет старших! Что у тебя там — бомба?
Ее крик насторожил пассажиров, и многие стали подниматься с мест и переходить или в другой конец салона или толпится у выхода, ожидая остановки трамвая. О терроризме на Западе постоянно передают на телевидении. Неужели и до Союза добрались?
- Какая бомба! Это прибор! Я везу его папе! Преобразователь пространства!..
- Не ври, это бомба! А если не так, то открывай его! - орала женщина.
- Не открою!
- Тогда я вызову милицию!
- Вызывайте! - Фарход был готов дать отпор любому, защищая изобретение папы-профессора.
- Тетенька, это обычный прибор с этими... флуктуациями, там горизонт событий и... это... как там... сингулярность, - попытался научными терминами пояснить Пипкин, которому не хотелось соучаствовать в этом скандале, но никак не мог оставить товарища в беде. Если мама узнает, что он вместо мытья полов ругается с представителем власти в лице кондукторши и потом милиционера, то ему светят большие проблемы.
- Вот я говорю — бомба! А ты, паршивец, вылетай из трамвая, а то оштрафую и посажу в тюрьму! - махая здоровенными руками, угрожала кондукторша.
Тут трамвай остановился, и Гавриле пришлось выйти из вагона вслед за испуганными пассажирами. Уже стоя на остановке, он услышал крик:
- Открывай коробку!
- Нет!
- Ах так!
Тут послышался сильный удар — возможно, кондукторша выхватила ящик и бросила на пол изо всех сил, потом вдруг трамвай стал переливаться всеми цветами радуги. Люди бросились врасыпную, решив, что это на самом деле бомба. А тем временем над вагоном полился свет, как это бывает на Северном полюсе от сияния. Пипкин стоял, открыв рот от изумленияю. Он ничего не понимал.
А тем временем двери закрылись и трамвай тронулся... при этом его очертания стали размываться. Прошло несколько секунд, и вагон... растворился, как растворяется сахар в чае. Люди хлопали глазами, не понимая, куда исчез транспорт. После чего с криками стали разбегаться по улице, прячась за деревьями. Со всех сторон слышались крики: «О-о, Иесусе!.. Аллах акбар!».. С ними бежал в страхе и Гаврила, и в его голове билась мысль: «Что это было? Что произошло? Куда исчез Фарход и та тетка-дура? Где трамвай?»
Такие же вопросы ему позже задавали и следователи городской милиции, которые разыскивали 12 человек, включая Фархода, а также трамвай за эксплуатационным номером 1290 с водителем. Конечно, они не поверили ни Пипкину, ни другим свидетелям, рассказы которых на первый взгляд можно было выдать за бред. Лишь Исмаилов-старший поверил и долго теребил усы, видимо, что-то обдумывая. Он лишь пробормотал: «Флуктуация... параллельный мир... Горизонт событий... Гравитационный радиус... Соприкосновение миров и невозможность изменить координаты... Это не параллельный, это смежный мир...» Видимо, он знал, где его сын и те несчастные... Но вернуть оттуда уже не мог, это было видно по слезам, катившимся по лицу профессора и капавшие с большого носа. Возможно, тот прибор работал лишь в одном направлении или он не отключался никогда.
Прошло много лет. Трамвай давно списали с баланса, листки с фотографиями исчезнувших сменились на другие, дело сдали в архив. Пикин вырос и после школы пошел в офицеры-политработники, где знать физику было не обязательно, а можно было молоть чепуху про партийные решения молодым солдатам, и все же часто вспоминал своего друга, вздыхая и каждый стакан водки поднимая за Фархода. В Ташкент он больше не вернулся, предпочтя службу на Дальнем Востоке. Где-то подсознательно ему чудился тот злополученный трамвай во смежном пространстве и он содрогался, представляя, что если бы он остался в салоне.
А история осталась, хотя приобрела размытые и совсем не конкретные очертания. Говорят, что какой-то старик с большим носом часто ходит по трамвайным путям и щелкает каким-то прибором, видимо, пытаясь что-то нащупать в пространстве, однако милиционеры, стерегущие дорогу, выпроваживают его на тротуар. Так это или нет, Пипкин проверить не отважился. И все же слышал от оставшихся в Ташкенте друзей, что ту историю они не забыли.
И среди горожан иногда вспыхивают слухи, мол, иногда что-то прокатывает по трамвайным линиям, и слышны крики кондукторши и оправдания Фархода, и стоящие у дорог бросаются врасыпную. А вскоре и эта история исчезнет, так как новые городские власти решили убрать трамвайный путь - данный вид транспорта не соответствует новым требованиям урбанизации, иначе говоря, не актуален, старомоден. И вслед за трамваем исчезнет грустная легенда, у которой есть реальная основа... Смежное пространство потеряет единственное соприкосновение с нашим миром.
(5 января 2017 года, Элгг)


Рецензии
Забавная история, спасибо.
М.Б.

Броцкий Мишель   15.12.2017 14:42     Заявить о нарушении
Спасибо. Удачи Вам!

Алишер Таксанов   15.12.2017 19:35   Заявить о нарушении