Глава 17 Быть или не быть?

               
В этот день с самого утра зарядил мелкий дождик, идти никуда не хотелось, да, в принципе, и некуда было податься в этом маленьком городке под загадочным названием  Флудилово.  Фрося, уютно устроившись на печке, налив себе в кружку молока, в прикуску с  черным  Бородинским  хлебом увлеченно читала. Очень она любила Бородинский хлеб с молоком! А читать  любила еще больше! Но приятней вдвойне совместить два приятных дела с одним полезным… Краем глаза смотрела, а краем уха слушала телевизор, включенный в соседней комнатушке. Шли новости – новости были до боли знакомые, как и 10лет назад народ боролся за урожай – борьба шла не на жизнь, а на смерть! Кто -  кого: или народ – урожай, или урожай – народ. Весь народ, затаив дыхание, смотрел за этим процессом и ждал… Если народ возьмет верх в этой борьбе, то урожаю – хана, а если победит урожай, то хана народу. И где та золотая серединка, от которой всем было бы хорошо? А хорошо тогда, когда нет битвы, когда спокойненько убирается, то, что выросло, а потом за год спокойненько так съедается – и нет никакого кровопролития.   
    Так вот – шли новости -  «Городищенская- телевизионная- флудильня» - повтор утренней передачи. Фросе утром не удалось ее посмотреть, слишком уж напряженным был  рабочий день. Поэтому она отложила в сторонку книгу, которую читала и, откинувшись на подушку, решила поприкалываться над новостями. Это было что-то…В  Прикольных Ушачах показывали сюжеты о работе ЖКХ и их карикатуры на электорат, который не платит за коммунальные услуги. Он ( этот электорат) и сам бы рад заплатить, да заработные платы такие, хоть иди на паперть с протянутой рукой или в путаны с оголенной ногой… Но, если денег нет, так их нет и у тех, кто проходит мимо паперти и кто заглядывается на путанок…
Пробовали некоторые  ушлые мужички заманивать к себе этих дамочек с сомнительным прошлым и дурно пахнущим настоящим, обещая после первого аванса рассчитаться за их услуги, т.е. любовь в долг, но их отборный мат отрезвлял их холодные головы и остужал горячие сердца…
   Следующим был сенсационный  репортаж с поселка Городище, снятый скрытой камерой и со всеми звуковыми эффектами. Он
заставил Фросю более внимательно присмотреться  к  тому, что происходило на экране. А на экране происходило  вот что – молодая девушка, совершенно обнаженная, выходила из реки на берег. В руках у нее были большие зеленые листья, которыми она даже  не пыталась прикрыться от выпученных слащавых глаз мужичка, стоявшего на берегу. Рот у мужичка был открыт и откровенно было видно, что он у него долго не закроется, если ему в этом не помочь…Девушка и помогла – со всего размаху она влепила ему смачную оплеуху, развернулась  и гордо удалилась в раздевалку.
Смачно клацнув зубами, мужичок рот закрыл… И в этот момент его крупным планом показали на весь экран. Фросю бросило в жар: -« Ми-ша-ня… паразит!» – прошептала она еле слышно и заплакала.  С экрана телевизора «Горизонт» на нее смотрел тот, кого она  так любила когда-то и так возненавидела потом за тот позор, который ей пришлось пережить, будучи невестой. И не столько украденные деньги и подарки, о которых так сокрушался Фросин папашка , бередили ее память и сознание, как тот факт, что, якобы горячо любящий муж, пренебрег ее девичьими прелестями в ту их первую брачную ночь, которой как таковой-то и не было вовсе. Вот за эту оплошность теперь и придется  Мишаньке ответить перед  Фросей, как перед Законом… А перед Законом ему придется отвечать само собой…
 День завтрашний будет ну очень занимательным…

  Продолжение следует...
 


Рецензии