Изменёнка. часть вторая

           Братья близнецы сидели на ступеньках широкой лестницы, ведущей в Городской сад.  Площадь перед садом была украшена новогодней пушистой ёлкой, с детскими игрушками, электрическими гирляндами, пластмассовыми шарами.  Обычная новогодняя ёлка на обычной городской площади обычного районного центра.  Братьям в этом их родном городе было известно всё, и оттого смертельно скучной казалась им их жизнь... Аттракционы в горсаду зимой не работали,  занесённый снегом, он казался резиденцией снежной королевы. Перед нарядной ёлкой тоже было не слишком людно.  Скука одолевала выпускников средней школы Кирилла и Алексея.
           Родились братья в этом райцентре, и, будучи совсем не патриотами, мечтали покинуть свой заскорузлый, как им казалось городок.  Мир за его пределами  казался им невероятно привлекательным.
           Как и все провинциалы, братья мечтали о переезде в большой город, лучше в Москву.  Для этого, конечно, подходил вариант с выбором какого-нибудь доступного для них учебного заведения.  Да, для этого нужны деньги...
          
           Из-под Новогодней ели выглянула морда кота.  Встретившись взглядом с одним из братьев,  кот подмигнул.  Молодые люди уставились на это холёное животное.  Кот действительно был хорош!  Гораздо крупней своих собратьев, с блестящей шерстью и медовыми глазами. Спустя некоторое время, кот исчез.  Братья кинулись под ель, но там ,кроме подставки, сколоченной из грубого бруса, ничего не было.  Коту негде спрятаться... Один из парней шагнул под ель, другой потянулся за ним, и... оказались в тёплом просторном помещении, где сильно пахло растворителем и масляными красками.  Это была мастерская художника Леонида.  Кот сидел на подоконнике.
           Понятно, что братья были потрясены случившимся,  но ещё больше их потряс взгляд человека,  вышедшего из кухни.  Он разбалтывал ложкой сахар в стакане с чаем.  Взгляд его не обозначал ровно ничего, будто в его мастерской вовсе ничего не произошло!  На всякий случай ущипнув друг друга, братья уставились на художника, севшего перед мольбертом, и , как между прочим, проговорив,  кивнув в сторону двери:   -Выход там...  И всё.  Оглянувшись на картину,  откуда они только что вылезли,  никаких отверстий в ней не обнаружили... Новогодняя ёлка стояла на площади провинциального городка.  Ткнув пальцем в холст, братья поняли, что, возможно, это тот самый шанс, о котором они мечтали. Они оказались в большом, судя по виду из окна, городе.  Ведь таких высоких стен  перед окнами в маленьких городках не строят.  Интересно, что это за город?   --А, скажите, что это за ....
-Москва -  , не дожидаясь завершения вопроса, ответил Леонид,   -Выход там,-  и всем своим видом художник показал, что чаем с ложкой он никого не угостит.
           С момента квантового перехода, когда Земля прошла через Чёрную дыру и оказалась под воздействием Звезды Магнитар, работы Леонида стали себя вести независимо.  Каждая из них  представляла  собственную "систему", которая самостоятельно принимала решение и за заказчика и за Лёню.  Он просто садился перед полотном, а дальше-- всё зависело совсем не от него.  К этому художник уже привык.  После некоторого "бодания" он уступил.  С Вселенной спорить- себе дороже.  Ему стало понятно, что он всего лишь инструмент в руках Вселенной.  Сопротивляться было бесполезно.
           С тех пор, как Леонид перешёл с алкоголя на чай с ложкой,  он стал создавать шедевры.  Его работы были непредсказуемы.   В том и заключалась их ценность.  Теперь заказчики к нему записывались за несколько месяцев.  Получали готовые работы,  расплачивались, но не торопились их забирать .  Готовые картины, находясь в мастерской,  начинали меняться.  В этом самом и был смысл ! 
           Обычно,  с картины уходило то,  что мешало заказчику в жизни.  Как только картина менялась--изменения происходили и у клиента.  Его жизнь после приобретения чудесного полотна становилась спокойней, гармоничней.  И сам он менялся.  В общем, сплошная изменёнка...

            Но была и обратная сторона этого процесса.  Пока готовая картина сохла,вызревала, матерела, через неё, как из портала кто-то вылезал.  Входную дверь мастерской уже никто не запирал.  Как выяснилось, выходили из неё неслучайные люди.  Выходили страждущие перемен,  изменёнки... Так что чаем на всех не запасёшься.  Выходили, получали направление в сторону входной двери и... растворялись в мегаполисе.
             Пикассо, так звали кота, всё это наблюдал с самого начала.  И назад никто не вернулся!  Как всё таки затягивает столичная жизнь!  Правда, может те, что на вокзалах ночуют,  но поездов не ждут и вышли из  этой мастерской,  да заблудились,  дорогу обратно не нашли...
             Некогда, Леониду один таджикский бизнесмен заказал родной кишлак изобразить, да в золотую раму картину эту вставить.  Принёс фотографии, стал ждать.  Когда террасы из саманных домиков на фоне величавых Памирских гор были готовы, заказчик приехал, одобрил работу,  расплатился и уехал,  оставив полотно "дозревать".
             Две недели дверь мастерской не закрывалась.  Леонид, соорудив " коридор" между картиной и дверью из дивана с одной стороны и шкафа с другой, наблюдал сошествие с Памирских гор сотен таджиков , видимо не только из родного кишлака заказчика,  но и из соседних.  Когда последний житель покинул родной дом в целях заработка,  изменилась и картина...  Кроме величественных гор,  на ней ничего не было...  Заказчик боялся бедности.  Получив полотно,  в его жизнь пришло спокойствие. 
            
             Таких преображений на Лёнином счету было немало.  Но бывало и по-другому.  Пикассо импровизировал.  Так, выйдя погулять в другую реальность,  через картину,  разумеется,  он отыскивал взглядом какого либо загрустившего персонажа,  подмигивал ему и... увлекал за собой, в новую жизнь!  Кот своё дело знал.  Так, человек может всю жизнь промечтать,  как хорошо бы что-то изменить в своей жизни,  заняться своим телом, духовными практиками,  открыть и развить в себе творческие способности,  да всё не хватает времени, сил, благоприятных  обстоятельств .  Все эти планы с годами превращаются в одну серую тоску и, со временем, в жалость к себе.   Кот предлагал выход-- нырнуть не оглядываясь в Новую Жизнь и постараться в ней не пропасть.   Вынырнув из полотна,  никто обратно дорогу не искал.  Работу свою Пикассо выполнял достойно.  Не ошибался, кому подморгнуть.

       Но однажды случился конфуз.  Нырнул Пикассо  в картину с изображением государства Ватикан.  Вылез из люка на площади Святого Павла.  Люк за собой не прикрыл.  В это самое время,  по площади  проходили представители малых чинов католичества, два увлечённо беседующих экзорциста.  В общем, один из них наступил на отодвинутую чугунную крышку люка и... на площади Святого Павла остался только один экзорцист... Сатурно,  шляпа исчезнувшего, покатилась по брусчатке.  Кот, наблюдавший эту картину со стороны, поспешил вернуться домой.  Он аккуратно обошёл ноги заглядывающих в люк зевак, и ...оказался в мастерской. Таким образом,  совершенно случайно,  представитель католической церкви , призванный бороться с бесами, столкнулся с проблемой. 
       Когда он провалился в тартарары,  Леонид делал набросок   обнажённой натурщицы.  Заказчик попросил его написать какую-нибудь обнажённую Маху.  Повесить это полотно намеревался в столовой.  Украшена она должна была быть исключительно банкнотами.  Хотел проэкспериментировать-- что останется на полотне после окончания работы.  Он одинаково любил и женщин, и деньги.  Но страсть к риску его толкнула обратиться к Леониду.
       Отец Паоло, так звали экзорциста, уставился на натурщицу,  лежавшую на диване совершенно голой.  Леонид же, кивнул в сторону двери, мол, выход там.  И тут началась мистерия!  Взяв в левую руку крест, а правой схватив нож, лежащий на столе,  святой отец стал надвигаться на Лёню.  Художник на всякий случай попятился и начал уговаривать, успокаивать своего гостя... Тот же , видимо читал непонятную молитву и продолжал бесстрашно следовать за спотыкающимся о свой бесконечнодорогой скарб Леонидом.  Маха же с интересом наблюдала за этой зловещей сценой.  Она догадалась, что молитва звучит на латыни и, что скорей всего, этот экземпляр здесь не по своей воле.  Кот, будучи виновником произошедшего подсуетился, открыл картину, и, вместе с натурщицей они толкнули экзерциста обратно,  на площадь Святого Павла.  Там его уже ждали. 

        Когда Леонид дописал полотно с Махой,  приехал заказчик,  оценил проделанную художником работу,  заплатил и уехал.  Ждать долго не пришлось.  Позвонил Леонид и сказал, что картина, когда он спал, была вынесена из квартиры.  Кто-то, видимо, опять надумал жизнь свою изменить...

        Заказчику стало легче

 

На фотографии тот самый люк... перевод: Солнцестояние в козероге. 22 декабря
    


Рецензии
С юмором написано! (Иногда "черным"!)

Евгения Савера   14.11.2017 13:19     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.