Страсть г-на Дерикота

("Сухаревка")

кабаре-пьеска

действующие лица:

Дерикот
Варвара
Антуан
Верёвкина
Мульчинский
Козловская-Шлихтинг


Действие происходит осенью 1910 г.

любительская видеосъемка спектакля по первому варианту пьесы есть на моей страничке в Youtube




1.

Зал ресторана начала двадцатого века в Москве, где-то на Садовом, неподалеку от Сухаревской площади. Не сказать, что кафе-шантан, но музыка и живая, и из граммофона звучит почти всё время. Возможны концертные номера и цирковые тоже. Столики. Нечто вроде отдельного кабинета, но не глухо отделенного. День.

Появляется ДЕРИКОТ.

ДЕРИКОТ. Дорогие мои,..  хор-рошие…  (Да, именно-с, именно-с!) так скажет лет через десять один бесшабашный поэт... Бузотер и великое сердце… Вернее не он, а его герой скажет.  Дорогие мои, хор-рошие… здравствуйте! И вы здравствуйте, и вы… И особенно вы. (Проходите), располагайтесь, сделайте милость…  Впрочем, сам он, поэт, то бишь, здравствовал не слишком долго… Мда. Судьба… О, сколько их упало в эту бездну, разверстую вдали… Настанет день, когда и я исчезну с поверхности земли, как говорится… Так напишет другая поэтесса года через три… Судьба у нее тоже так себе, между прочим… Отчего это так? (ТАПЕР появляется, ТАПЕРУ) Давай, давай скорей, где ты ходишь, черт тебя подери!? (всем) Миль пардон, господа. (ТАПЕРУ) Что это на тебе? Ладно, потом… jouer, jouer силь ву пле, лю-без-ный! (усаживает его за пианино, тот начинает наигрывать, перебирать клавиши, всем) Все мы когда-то того… (вздыхает) Но сейчас рынок неподалеку уже затих, серые битюги и гнедые першероны неторопливо растаскивают подводы и повозки, чудная Сухарева башня, я бы сказал, даже как-то надменно сверху вниз поглядывает на Сретенку, Мещанскую  и церковь Троицы в листах. А  неспешному перезвону колоколов задиристо отвечают звонки трамваев, уже почти повсеместно в Москве заменившие конку… Время норовит ускользнуть, легкой дымкой чуть окутать плечи и тут же унестись неведомо куда с первым порывом ветра… А я? .. Я беру эту дымку в ладони, я подношу ее к своему лицу, я говорю времени "погоди", и…
 
(поет, надевает феску и жилетку)               

Хрусталь дрожит, искрясь, в его бокале,
В ее глазах испуганных мольба,
Рубиновую роспись на кинжале,
Как цену  за любовь берет судьба.

И падает безжизненное тело
На старым персом сотканный ковёр, 
А он, взведя курок рукой несмелой,
Вершит последний страшный приговор.

И все рыдают, всхлипывая тихо,
Курсистки тушь развозят по щекам,
Сопит банкир, вздыхает повариха,
И негодует строгая maman.

Потому что
Это, это, это кино – 
Жестокие страдания,
Душевные терзания,

Это, это, это кино –
Дуэли и скитания,
Мораль и назидание,

Это, это, это кино –
Смешное, баламутное, 
Святое и беспутное,
Трагичное, приличное,
Порою очень личное,
Жестокое, обидное,
Веселое, бесстыдное,
Это, это, это кино!

ДЕРИКОТ. (подходит к столику, тяжело дышит, садится) Уф! Ужасный день. Проклятый день. Не день, а мама, для чего ты меня родила? Все к черту! Все к дьяволу! Бросаю работу антрепренера. Прекращаю съемки моей гениальной фильмы под названием «Великая страсть». И ухожу в дворники. (оглядывает столы) Хм. Хотелось бы наконец чего-нибудь выпить и закусить. (зрителям) Вы не возражаете? Конечно, отчего бы вам возражать? У вас все прекрасно… (официанту) Любезный, мне, как обычно. Не обижу. Многоуважаемому Оскар Оскарычу поклон-с и пожеланьица, да-с. Антуан! Где он? Клялся ждать меня здесь. Антуан! Будь ты трижды проклят, мерзавец! Возомнил себя Мозжухиным, ха-ха! Ничтожный актеришка. (зрительнице) Мадам. Вы можете меня понять. У вас умные добрые глаза. Я вижу, что вы, как всякий порядочный интеллектуал, читаете сомнительную литературу… что-нибудь в духе, пардон, Ингевиттера, - нагота, там, и всё такое, это сейчас модно-с  - нудизм, так сказать...  Мадам, я разорен. Я погиб. Я открою вам свою душу. Мои предки, мадам, жили в Тунисе. Там хорошо, там пальмы, мадам, там нет никакого синематографа и подлецов артистов… Нет Гехтмана, Аксюка и безумного Васьки Гончарова. Нет Жоржа Манделя и Братьев Патте! Только солнце, мадам, и небо! бездна неба над головой!.. Белорозовые фламинго в озерах, алые ибисы и водка-буха из сладкого инжира, то бишь фиги… Ах!.. Антуан! Будь проклят ты и вся твоя родня до пятого колена! Если ты сейчас не появишься…


2.

Музыка. Появляется Антуан и кордебалет.

АНТУАН. (поет)

Сумрак падает на плечи,
Загораются афиши, 
На бульварах каждый вечер
Только слышно, только слышно:

Припев:

Мсье Антуан – звезда экрана,
Мсье Антуан -  всеми любимый,
Мсье Антуан – держите дочек мамы – 
Неповторим он, неотразим он!

Мсье Антуан – великий обольститель,
Мсье Антуан – он новый Казанова,
Мсье Антуан – коварный искуситель, 
И снова, и снова, и снова, и снова
Мсье Антуан, мсье Антуан, мсье Антуан, мсье Антуан…

Он объезживал мустанга,
Он сражался на дуэли,
Он, смеясь, ловил трепанга
И людоеды его чуть не съели

Припев.

В Африке душил питона
И стрелял в лоб носорогу,
Гнал несчастного бизона
И кусал его за ногу.

Припев.               

АНТУАН. Господин Дерикот…

ДЕРИКОТ. Антуан, дорогой мой, золотой мой, вы можете меня понять. Положа руку на сердце, вы величайший актер из всех, кого я когда-либо видел, клянусь. Сальвинии - ребенок рядом с вами, уж не говоря про Чардынина и Кулебякина. Вы – единственная надежда русского синематографа и я хочу сказать вам, как художник художнику… 

АНТУАН. Господин Дерикот, вы не заплатили мне за последнюю съемку.

ДЕРИКОТ. Антуан, случилось ужасное несчастье.

АНТУАН. Вы всегда это говорите, когда надо платить.

ДЕРИКОТ. У меня больное сердце.

АНТУАН. А также печень, почки, грыжа, геморрой и прочее.

ДЕРИКОТ. Антуан, вы наглец.

АНТУАН. Ха, но ведь вы сами давеча говорили, что наглость – главный путь к успеху.

ДЕРИКОТ. Я говорил, что скромность - верная дорога к  безвестности.

АНТУАН. Это одно и то же. Господин Дерикот.

ДЕРИКОТ. Да.

АНТУАН. Дайте денег.

ДЕРИКОТ. Не дам.

АНТУАН. Господин Дерикот, вы пошляк.

ДЕРИКОТ. А как с вами, художниками, еще общаться? Того и гляди, пойдешь по миру с сумой и рукой протянутой. Много вас тут таких… то есть я хотел сказать, вы, Антуан, конечно, единственный и неповторимый, но, дорогой мой… Нельзя же быть таким меркантильным… Мы служим святому искусству.

АНТУАН. Особенно вы.

ДЕРИКОТ. Что я! Бодлер всю жизнь изнывал от бедности, Эдгар По искал перед смертью двадцать центов!- сиречь сорок копеек, Оскар Уайльд, умерший на чердаке… А Гаршин, а Надсон? Вот беззаветные служители муз и высоких идеалов! Я становлюсь на колени перед ними.

АНТУАН. Дайте денег.

ДЕРИКОТ. Нет.

АНТУАН. Как вы смеете!? Я…я… вы не знаете, как меня любят, как меня обожают! Я…я… Девочки, девочки!

Танец поклонниц Антуана.

АНТУАН. Вот! Вот! Вы видите, видите!? Меня боготворят.

ДЕРИКОТ. Да, эта девица справа, вроде ничего. Надо бы поинтересоваться, не хотела бы она попробовать себя в синематографе. Ну, для начала частные уроки, конечно, система господина Станиславского, этюдный метод…

АНТУАН. Знаю я ваш "этюдный метод". Дадите денег?

ДЕРИКОТ. Нет.

АНТУАН. Но почему, черт возьми? (встает, отворачивается, входящая ВЕРЕВКИНА на него не смотрит)

ВЕРЕВКИНА. Господин Дерикот. Вы очень мне нужны.

ДЕРИКОТ. Я нужен всем. Вы кто?

ВЕРЕВКИНА. Никто. Возвышенная натура, ищущая полета.

ДЕРИКОТ. Не сейчас. Могу я выкушать стакан чаю спокойно? Полеты потом. Уйдите, уйдите.

ВЕРЕВКИНА. Простите. Простите. (ВЕРЕВКИНА уходит)

ДЕРИКОТ. Хм. Мсье Антуан, не кричали ли вы вчера у «Яра», в изрядном подпитии и, я бы сказал, прямо таки в некотором исступлении, что для искусства вам ничего не жалко?

АНТУАН. Но я не это имел в виду! Я имел в виду душу, страсть!

ДЕРИКОТ. Так, так, страсть… И не дали ли вы, так сказать в порыве этой самой страсти один рубль подлецу Мульчинскому, который и так с трудом выходит из запоя?

АНТУАН. Но я же из высших побуждений, из сострадания! Спасти, помочь… Ну, допустим, дал и что?

ДЕРИКОТ. А то, что подлец Мульчинский залил в бачок вместо проявителя водку, купленную им на Сретенском рынке при посредстве вашего рубля.

АНТУАН. Так. Понимаю. А что, если бы он купил водку в другом месте, эффект был бы другой?

ДЕРИКОТ.  Трудно сказать. Помимо всего прочего, дух у нее такой, что может свалить быка.

АНТУАН. А причем тут дух?

ДЕРИКОТ. А при том, что сегодня купец Веревкин, который, кстати, дал деньги на нашу фильму, решил показать своей жене, мадам Веревкиной, а также ее подругам, чтоб они все провалились, как идет производство фильмы.

АНТУАН. И что? Вы ее видели, молодую жену?

ДЕРИКОТ. Веревкину? Нет, на кой черт она мне сдалась? Не она же дала деньги на фильму. Ну, так вот. Они все приперлись к Мульчинскому, который, полагает себя лучшим оператором на свете, и который, поэтому, конечно, как обычно, валялся под столом и орал, как раненый ишак. И всё Шекспиром да Шиллером. Злись, ветер, дуй, пока не лопнут щеки!.. Идиот! Пленки сушились тут же. Мадам Веревкина решила посмотреть, что там на них, собственно, изображено. Хотя что там может быть изображено после сретенской-то водки? Подошла поближе, поднесла к глазам, вдохнула…

АНТУАН. И?

ДЕРИКОТ. И ее… elle avomir. Vous comprenez? 

АНТУАН. Non coprenez pas.

ДЕРИКОТ. Ага. И ее елявомир’вало на новые штаны купца Веревкина.

АНТУАН. Кошмар.

ДЕРИКОТ. Ха-ха.

АНТУАН. И что Веревкин?

ДЕРИКОТ. Ну, сначала он вздохнул, потом тихо так сказал: «И это за мои деньги!?» А потом кое-чего добавил… невзирая на дам. Потом сломал стол, стулья, долго бил головой Мульчинского по бачку… Это мне Кузякина давеча рассказывала, домовладелица меблированных комнат, где живет Мульчинский. Тут, на Мясницкой. С таким прямо сладострастием рассказывала, зараза, аж причмокивала. Не поленилась же, змеюка, притащилась. Там вся, говорит,  улица слушала этот скандал. Так что, господин Дерикот, вы скажите  – кто будет за этот погром платить, вы или Веревкин? Какова наглость!

АНТУАН. Но вы же его не выгоняете.

ДЕРИКОТ. Снимает он, собака, действительно лучше, чем Форестье. И не клянчит у меня денег, как вы.

АНТУАН.  Зато, он их клянчит у меня. Интересно, а сюда он прийти не может?

ДЕРИКОТ. Кто, Мульчинский? Вряд ли. Валяется сейчас где-нибудь, свинюка, отсыпается.

АНТУАН. Веревкин.

ДЕРИКОТ. Черт, об этом я не подумал. (музыка) Это он.

АНТУАН. А может, не он?

ДЕРИКОТ. А если он? Я прячусь, меня здесь не было и не будет. Скажите ему…

АНТУАН. Щас! Я что идиот? Меня тоже здесь не было. (мечутся, прячутся под стол)


3.

Танец МУЛЬЧИНСКОГО, ищет выпивку.

МУЛЬЧИНСКИЙ. (выпивает) Невежество! Тьма! Дикость! О, Россия!
Умереть, уснуть -
Не более; и знать, что этим сном покончишь
С сердечной мукою и с тысячью терзаний,
Которым плоть обречена.  (выпивает)
Поганый  антрепренеришка! Дерикотишка. Сарданапал! Снимаю я, мой глаз и страждущая душа наводит объектив… и  только моими глазами мир увидит всю драму и комедию этой, тонущей в пороках и страданиях, жизни.

КОЗЛОВСКАЯ. (входит с сумочкой) Я Козловская-Шлихтинг.

МУЛЬЧИНСКИЙ. А я Склодовский-Кюри. Ха-ха.

КОЗЛОВСКАЯ.  Verdammte Scheisse!(1)  (на его штаны) Это что?

МУЛЬЧИНСКИЙ. (изумленно себя разглядывает) Штаны-с.

КОЗЛОВСКАЯ. Из чего?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Не знаю. А что-с?

КОЗЛОВСКАЯ. Ничего-с. Мне нужен господин Дерикот. Вижу, что это вы. Я пришла вам сказать, сударь.  Ваши фильмы вульгарны, женщин унижают всячески. А грубая публика смакует и наслаждается. Господин Дерикот, вы подлец, мракобес, тарантул и скорпион.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Однако!

КОЗЛОВСКАЯ. Я вызываю вас на дуэль. Наша Лига вынесла решение. Стреляемся немедленно!

МУЛЬЧИНСКИЙ.  Вот это тигрица! Леопард! Да, какой я, к дьяволу,  Дерикот, милая моя? Что  ему делать здесь!? Он кипит, он готовится к съемке. В Зоологическом саду.

КОЗЛОВСКАЯ. А вы-то кто?

МУЛЬЧИНСКИЙ. (задушевно) Шлифтинг я. Козловский.

КОЗЛОВСКАЯ.  Was ist das fur eine Scheisse?(2)  Перестаньте кривляться, врать и паясничать!

МУЛЬЧИНСКИЙ. Гаврила я.  Державин. (неожиданно, патетично) Я царь, я раб, я червь, я Бог!.. (выпивает, оступается)

КОЗЛОВСКАЯ. Господин Дерикот, женщина есть такой же субъект, как мужчина.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Дорогая, дай я тебя поцелую. (тянется губами)

КОЗЛОВСКАЯ. Enfant de pute!(3)  Убери руки!

МУЛЬЧИНСКИЙ.
О, вот исход   
Многожеланный! Умереть, уснуть;
Уснуть! И видеть сны, быть может? Вот оно! (обнимает ее) Уснуть!

КОЗЛОВСКАЯ. Дикарь!

МУЛЬЧИНСКИЙ.   Именно-с! Какие сны в дремоте смертной снятся,
Лишь тленную стряхнем мы оболочку… (выпивает, оступается)

КОЗЛОВСКАЯ. (освобождается) Саврас!

МУЛЬЧИНСКИЙ. Демимонденка! (тянется губами)

КОЗЛОВСКАЯ. Хам! (дает пощечину). Я тебе морду набью. А потом застрелю.

МУЛЬЧИНСКИЙ. (уворачивается) "Хам"… Ной, спаситель человечества! (дурачась, отбивает удары, боксирует) О, шумерский бокс. Эвреал и Эпеоска.

Боксируют. МУЛЬЧИНСКИЙ перехватывает ее руку, целует в губы.

КОЗЛОВСКАЯ. Наглец! Я вижу, бланшей тебе уже понаставили.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Я в долгу не остался. Я ранен, но я сражаюсь!

(М.б.танец). Боксируют. МУЛЬЧИНСКИЙ целует еще раз, картинно падает.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Повержен  я... Офелия, о нимфа, грехи мои в молитвах помяни...
Поднимается на четвереньки.

КОЗЛОВСКАЯ. Куда? Встань и дерись, негодяй! Господин Дерикот. Избирательное право не может быть полным, если его лишена женщина.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Я всегда это говорил. На абордаж! Вперед, мой Росинант! (уходит на четвереньках)

КОЗЛОВСКАЯ. (ошарашено) Господин Дерикот, вам не отвертеться… Вы должны стреляться!

МУЛЬЧИНСКИЙ. Мне нужно пи-пи.

КОЗЛОВСКАЯ. Ну, так я вас дождусь.

---------

Появляются ДЕРИКОТ и АНТУАН.

ДЕРИКОТ. Ушел. Кажется, это не он.

АНТУАН. На Мульчинского похож. Со  …спины.

ДЕРИКОТ. На Мульчинского? Что он здесь делает? Он же сорвет съемку. Подонок! Ну, я ему сейчас… (бросается за МУЛЬЧИНСКИМ, останавливается) Нет, а то я сам сорву съемку. Надо  быть мудрым и спокойным, как этот… Не помню..

АНТУАН. Гранит, мрамор, кипарис?

ДЕРИКОТ. Да какой кипарис!?

КОЗЛОВСКАЯ. Пардон, господа. Вот этот, выполз сейчас, это был Дерикот?

ДЕРИКОТ. Дерикот? Возможно-с. Это в зависимости от того, что вам угодно, мадам. А что-с?

КОЗЛОВСКАЯ. Чем вы его поите?

ДЕРИКОТ. Сретенской сивухой, мадам. Но  это не мы. Это он, собака, сам. А что? Можете предложить что-то лучше?

КОЗЛОВСКАЯ. (презрительно) Ха.

АНТУАН. Что может быть беспощадней, чем сретенская сивуха?

КОЗЛОВСКАЯ. Бердичевская бурячиха. Она же косорыловка. (достает фляжку из сумочки) Слона валит наповал, как штуцер рябчика. Кузен моей подруги Сонечки Левензон, Шмулик,  прислал. Летом не производится, потому как не перегоняется, а вы-мо-ра-жи-ва-е-тся из браги. Не угодно-с?

ДЕРИКОТ И АНТУАН ошарашено мотают головами "нет".

КОЗЛОВСКАЯ. (отвинчивает пробку от фляги) Спасла  иудеев от проказы во время вавилонского плена.

ДЕРИКОТ. А что, в Вавилоне был мороз?

КОЗЛОВСКАЯ. Мороза не было. Был  буряк.  (выпивает) Schei;e!(4)  Дыхнуть?

ДЕРИКОТ, АНТУАН. Не надо!

КОЗЛОВСКАЯ. То-то. (закуривает) Что-то он там долго… пи-пи.  Как бы не сбежал…  (подозрительно оглядывает их одежду, уходит)

АНТУАН. Кто это такая?

ДЕРИКОТ. Не знаю... Полагал, здесь можно спокойно всё обдумать. Под расстегайчики с налимьей печенкой… Так нет же – одно за одним, одно за одним. Значит, Антуан я в вас верю, вы человек благородный.

АНТУАН. А что, много пропало?

ДЕРИКОТ. Надо переснять последнюю сцену. Если завтра не покажу кредиторам, мы все улетим в тартарары.

АНТУАН. Я сойду с ума.

ДЕРИКОТ. Завтра. И я лично найду вам прекрасного психиатра. Любой из них быстро доведет дело до логического конца. А сегодня съемка.

АНТУАН. Сначала заплати;те.

ДЕРИКОТ. Ваш гонорар я потратил на покупку новой пленки.

АНТУАН. Но почему мой, а не Мохрунькина?

ДЕРИКОТ. Мохрунькину я плачу меньше. И он не расшвыривает рублями направо и налево в помощь выходящим из запоя.

АНТУАН. Я ухожу.

ДЕРИКОТ. Прощайте. Я уже посылал к Мохрунькину. Он согласен играть вашу роль.

АНТУАН. Сволочь. То-то он вчера клялся в вечной дружбе.

ДЕРИКОТ. Это он делает ежедневно.

АНТУАН. Мохрунькин бездарь.

ДЕРИКОТ. Без сомнения. Но он снимался у Дранкова в «Понизовой вольнице». Его знают гимназистки. Он там с саблей бегал.

АНТУАН. Мохрунькин не чувствует мизансцены.

ДЕРИКОТ. Возможно. Вы будете сниматься?

АНТУАН. Вы интриган!

ДЕРИКОТ. Именно так. Это моя работа. Вы будете сниматься? Спрашиваю последний раз.

АНТУАН. Да. (плачет) У меня нет денег. Я хочу есть. Вон, все едят. И выпивают. Шаляпин на ярмарке четыре тысячи за выход запросил.

ДЕРИКОТ. Ну, Шаляпин. Впрочем, вы поете не хуже, я хотел сказать. А после этой нашей фильмы будете на концертах заколачивать деньгу ого-го!, не меньше. Ведь у нас кино немое, ха-ха. Шучу. Мы  еще покажем! с хорами, с оркестрами. Разбогатеете! Не то, что я, горемычный. У меня вот тоже нет денег. (выворачивает карманы) Видите? Видите? Голод активизирует творческие способности. Как говорится, бедность учит, а счастье портит. (из кармана выпадает металлический рубль)

АНТУАН. Ага!

ДЕРИКОТ. Это рубль в богадельню на Божедомке! (пытается поднять рубль)

АНТУАН. Конечно! (пытается поднять рубль)

ДЕРИКОТ. Это в помощь арзамасским сиротам! (продолжают бороться)

АНТУАН. Это вы их осиротили!

ДЕРИКОТ. Как я мог их осиротить в Арзамасе!?

АНТУАН. Могли, могли! На вашей трагической драме "Лесная быль", где Мохрунькин, рыдая, душил медведя, публика так гоготала, что наверняка, кто-нибудь помер. И оставил детей сиротами. В Арзамасе. (вырывает рубль и глотает его)

Пауза.

ДЕРИКОТ. Это вы что сейчас такое сделали, Антуан?

АНТУАН. Я машинально. Есть хочется.

ДЕРИКОТ. Что волки жадны всякий знает, волк, евши, никогда костей не разбирает, как справедливо заметил баснописец Крылов.

АНТУАН. Да! Крылов ваш мог тридцать блинов враз сожрать! С икрой. Ой! (хватается за бок, наклоняется, ВЕРЕВКИНА заглядывает, АНТУАНА  не видит) И поросенка с кашей. И устриц… Отчего же ему басни не писать? Я бы тоже так писал.

ВЕРЕВКИНА. Господин Дерикот, мне очень нужно  с вами поговорить. Это вопрос жизни!

ДЕРИКОТ. Вон! Во-о-он!! ( швыряет стул) Во-о-он!!

ВЕРЕВКИНА в ужасе убегает. (возможно здесь нужен номер)

ДЕРИКОТ. О-хо-хо. Не вздумайте помереть. Это вам дорого встанет. Шаляпин вам не поможет.  (прикладывает ухо к груди АНТУАНА, прослеживает "прохождение" рубля)  Дошел. Уже в желудке.

АНТУАН. Ой-ой-ой.

ДЕРИКОТ. Вы сожрали рубль... Хм... Что у нас здесь? (берет меню) За шестьдесят пять копеек три блюда на выбор – неплохо… например, селянка ростовская, филе-паше Ришелье и ленж из телятины брезоль…

АНТУАН. Ой.

ДЕРИКОТ. …со шпинатом.

АНТУАН. Вы нарочно измываетесь. Изверг.

ДЕРИКОТ. Или консоме деволяй,..

АНТУАН. Ну, хватит, о, моя бедная мама, я умру. Почему вы не дали мне этот рубль?

ДЕРИКОТ. После ваших щедрот Мульчинскому? Впрочем, если это весь ваш гонорар за вчерашнюю съемку, я могу еще порыскать по карманам.

АНТУАН. О-о!!!

ДЕРИКОТ. Белорыбица маргари, осетрина американен…

АНТУАН. Всё. (хватается за живот, шатается, опускается на одно колено)

ДЕРИКОТ. И еще тридцать пять копеек остается. Три  ведра молока тут на рынке! Упиться можно! А где Варвара?

АНТУАН. Какая Варвара? Ах, Варвара…

ВЕРЕВКИНА. (заглядывает с другой стороны, робко) Позвольте?

ДЕРИКОТ. Не позволю-с! (ВЕРЕВКИНА исчезает) Да, моя жена Варвара.

АНТУАН. Откуда же я знаю? Послушайте, я вам этот рубль верну.

Пауза.

ДЕРИКОТ. А как вы его… добудете?

АНТУАН. Ну… как-нибудь… сам собой…

ДЕРИКОТ. Нет уж, благодарствую.

АНТУАН. Отчего?

ДЕРИКОТ. Антуан, в последнее время я замечаю, что Варвара исчезает одновременно с вами. Знаете, Антуан, мои предки жили в Тунисе.

АНТУАН. Это в Америке?

ДЕРИКОТ. Это в Африке, Антуан.

АНТУАН. И что?

ДЕРИКОТ. А там слишком бойким ловеласам, так сказать, "евнухировали" слишком активные детали организма.

АНТУАН. Как же вы тогда сумели появиться на свет?

ДЕРИКОТ. Мои предки бежали в Россию.

АНТУАН. То есть в любом случае они не отличались высокой нравственностью.

ДЕРИКОТ. Не остроумно.

АНТУАН. Я хочу есть. Хоть бы пару каких-нибудь ничтожных карасиков. Маленьких. Жареных. В сметане. Как Антон Павлович любил.

ДЕРИКОТ. Идите на кухню. Скажете Оскар Оскарычу, что от меня, вас покормят. Селедкой.  Жареной. Без сметаны.

АНТУАН. Какая пошлость.

ДЕРИКОТ. Впрочем, я не настаиваю.

АНТУАН. Я иду, иду. (уходит)

ДЕРИКОТ. Чтоб ты там подавился, подлец! Но не насмерть, съемку ты у меня закончишь, мерзавец. А где же Варвара?


4.

Музыка. Появляется ВАРВАРА.

ВАРВАРА. (поет)

Сны окутывают тихо, словно облака,
Ты зовёшь меня на танец – вот моя рука,
Мы во сне летим по небу в дымке золотой,
В куполах сверкают звёзды над Москвой-рекой.

Припев:
Воздвиженка, Пречистенка –
Звенят, звенят бубенчики, 
Летят, летят залётные, 
Мой отмеряя путь.

А я смотрю в твои глаза,
А ты такой застенчивый,
И кружит, кружит нас судьба, 
А дальше как-нибудь.

И мелькают акварели улиц городских,
Рестораны, бакалеи, вывески портных…
Невзначай сползает платье с моего плеча,
А твоя рука, любимый, ах, как горяча…

Припев.

Чует сердце – пропадает, тает дивный сон,
Над Никитской и Тверскою колокольный звон.
Мотыльком сгорю над свечкой – вспомнишь ли меня, 
Тихой старостью печальной на исходе дня?

Припев.   

ДЕРИКОТ. Варвара, любовь моя!

ВАРВАРА. Господин Дерикот, я же сказала, что буду через пять минут. Зачем же каждые полчаса посылать ко мне курьера и переспрашивать?

ДЕРИКОТ. Варвара, мы женаты уже полгода, а ты зовешь меня "господин Дерикот".

ВАРВАРА. Я еще не привыкла.

ДЕРИКОТ. Ну, допустим. Но я хотел бы, наконец, исполнить свой супружеский долг.

ВАРВАРА. Здесь? Господа, вы слышите, мой муж сумасшедший.

ДЕРИКОТ. Почему обязательно здесь? Хотя и здесь мы можем найти укромный уголок и…

ВАРВАРА. Я еще не готова. Можно пока чувствовать друг друга на расстоянии, возвышенно дружить.

ДЕРИКОТ. Дружбой ночью не займешься, Варвара! Черт возьми! Это даже смешно!

ВАРВАРА. Я должна настроиться. А вдруг я буду…  разочарована?

ДЕРИКОТ. Если так пойдет и дальше, буду разочарован я, и мы тут же расстанемся.

ВАРВАРА. Господин Дерикот. (обнимает) Ну, пупсик, ну, котеночек.

ДЕРИКОТ. Варвара, я так люблю тебя.

ВАРВАРА. Я тоже. Как стихи, как ветер, как музыку.

ДЕРИКОТ. А попроще любить нельзя? (пытается погладить ей грудь)

ВАРВАРА. (отстраняет руку) Ах, как это непоэтично. Потом.

ДЕРИКОТ. Черт возьми! Я оплачиваю твои платья, шляпки, духи, браслеты, эти, как их... В конце концов…

ВАРВАРА. Ну, котик. Ты такой обаятельный, ты такой мужественный, ты похож на микеланджеловского Давида, когда стоишь в профиль. Вот повернись, повернись. (он
поворачивается) Ну, вот, что я говорила, Давид, натурально Давид, поражающий Голиафа. Давай успокоимся и споем нашу любимую песенку про крокодила.

ДЕРИКОТ. Варвара, такой у меня день сегодня, не хочу я про крокодила. И про ежа не хочу.

ВАРВАРА. Между прочим, у меня для тебя две новости. С какой начать?

ДЕРИКОТ. С хорошей. Хоть что-нибудь…

ВАРВАРА. Ладно. Я больше так не буду.

Пауза.

ДЕРИКОТ. Та-а-ак…

ВАРВАРА. Ну, вот сразу скандал. Я ведь плохую новость еще не сказала. Ничего особенного. Я потеряла гребенку, ну ту, из черепахи, и потом как-то так ненароком разбила блюдце с цветочками... (ДЕРИКОТ облегченно выдыхает) Ты ведь не будешь меня ругать?... Такое блюдце дурацкое, дрянь вообще, ну и себе случайно совсем одну ерундишку прикупила. (дает счет) А блюдце, хоть не бог весть что, но жалко, конечно. Такое голубенькое, и цветочки беленькие, ландыши… И гребенка тоже…

ДЕРИКОТ. Варвара, у меня такой день сегодня... (смотрит счет) Что!? Что!? А-а!! (хватается за сердце)

ВАРВАРА. Что ты в самом деле? Совсем себя не бережешь, любимый. Из-за какой-то там ерунды… Ну, блюдце…

ДЕРИКОТ. Зачем ты это сделала!?

ВАРВАРА. Что именно из всего того , что я сделала "зачем"?.. Ах, ты про это... Ну, говорю же, это случайно вышло. Всего-то каких-то шестьсот рублей.

ДЕРИКОТ. Шестьсот пятьдесят семь.

ВАРВАРА. Ну, пятьдесят семь. Там  такой рукав у платья, и талия вот так (показывает), и декольте… И ты из-за пятидесяти каких-то семи рублей!.. Устраиваешь скандал. (начинает всхлипывать) За кого я вышла замуж?

ДЕРИКОТ. О-о!

ВЕРЕВКИНА. (появляется) Позвольте же, наконец! Я должна. Я прямо сейчас тут умру. Вам будет стыдно.

ВАРВАРА. Вот. А меня обвиняешь. А сам не хочешь про крокодила.

ВЕРЕВКИНА. Я умираю. (опускается на пол)

ВАРВАРА. Всё, всё, я не мешаю, репетируйте. Но, я надеюсь, роль героини-кокетт остается за мной. Любимый.  (исчезает)

Пауза.

ДЕРИКОТ.  (устало, сдаваясь) Что… вам… угодно?

ВЕРЕВКИНА. Я…


5.

Появляется МУЛЬЧИНСКИЙ. (песня, допишу)

ВЕРЕВКИНА. (видит МУЛЬЧИНСКОГО, узнает) А-А!! (вскакивает, прячется за ДЕРИКОТА)

ДЕРИКОТ. Что, что  такое? А, господин Мульчинский! Вы таки здесь. Что вы здесь делаете? (подозрительно издалека оглядывает его) Вы в готовы к съемке?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Натурально, как нерчинский огурец.  Для  засолки... Просто зашел слегка закусить. Ибо..

ДЕРИКОТ. Огурец. Так. Женится вам надо, Мульчинский, определенно надо жениться.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Вздор. Философ должен быть холостым, если он философ. Декарт, Спиноза, Паскаль, Лейбниц, … Все были холостыми.

ДЕРИКОТ. Паскаль… Так-так…  (видит синяк под глазом) А это что? А!? Бланш, фингал, фонарь!? Убил, зарезал, изничтожил! Как вы будете снимать, чудовище? А-! А-а!!!

МУЛЬЧИНСКИЙ.  У меня ведь два глаза.

ДЕРИКОТ. Два!? Два!? Вы… вы… (косится на ВЕРЕВКИНУ, сдерживаясь из последних сил)

МУЛЬЧИНСКИЙ. Пигмеи... Неандертальцы... что можете вы понимать?  Комиссаржевская умерла. И комета Галлея разверзла свой адский хвост. Искусству…   (косится на ВЕРЕВКИНУ) ничего не скажу.

ДЕРИКОТ. Погодите с кометой. Комиссаржевская еще в феврале дуба дала, царствие небесное,.. комета в мае пролетала... Оба этих катаклизма вы отметили сугубо и от души. .. как, впрочем и наводнение в Париже… (ВЕРЕВКИНОЙ) Мадам, прошу вас от всего сердца не можете ли вы, пардон, нас оставить… ненадолго-с? Могут вырваться, так сказать, некоторые … обороты-с…

ВЕРЕВКИНА. Ничего. Ругайтесь. Я привыкла. У меня Петенька только оборотами и говорит.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Савина сидит без работы, а хлыщу Мейерхольду дают шесть постановок в Александринке!

ДЕРИКОТ. Да, к дьяволу Мейерхольда! К дьяволу! Театр это вчерашний день. Что нам до него?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Мейерхольд, прощелыжник, приказал всем новонанятым актерам сбрить усы. Каково!? А театр, доложу вам,  не армия, где сей предмет положен. Между прочим, его отец гнал чудную водку в Пензе. Лучше бы сынуля продолжил отцовское дело. Больше толку.

ДЕРИКОТ. Да, черт с ним! Я сам хотел позвать Мейерхольда снять какую-нибудь фильму, вроде "Портрета Дориана Грея". Вы-то какого лешего?..

МУЛЬЧИНСКИЙ. Я страдаю. За искусство страдаю. За культуру.

ДЕРИКОТ. За культуру!? Ммм… Господин Мульчинский… Вы же только что вот… намедни… пленки… Сейчас- то… ммм… что… ммм… случилось?

МУЛЬЧИНСКИЙ. (передразнивает) "М-м-м", "м-м-м"  Горе случилось. Великое горе. Всечеловеческое.

ДЕРИКОТ. Ну, про семьдесят тысяч пудов пропавших старых рельс, снятых при переводе конки на электрическую тягу в Москве вы уже говорили. До сих пор не нашли. Так. И про то, что увидели на актере в театре Корша свой  сюртук, который вы только что сдали в гардероб тоже рассказывали. В гардеробе вам сказали, что оторвалась вешалка и забрали пришить. Что на этот раз?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Какой там сюртук!.. Толстой из дому ушел. Лев Николаевич. Совсем. Навсегда.

ВЕРЕВКИНА, ДЕРИКОТ. Как, куда!?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Невежество … Вся Русь воем воет…  Графиня в пруд… А он… Ушел, в неведомые дали... Навсегда. Совсем.

ДЕРИКОТ. Так… (отворачивается, МУЛЬЧИНСКИЙ в это время выпивает)(себе) Надо срочно ехать в Ясную Поляну, сейчас все кинутся. (размышляет, нервно ходит)

МУЛЬЧИНСКИЙ. Помню был я у него, Льва Николаевича, с Дранковым и Герцем, фильму смотрели "Богдан Хмельницкий", триста пятьдесят метров, украинская труппа… И входит ферт такой, в котелке. Я, говорит, к вам, граф, из Общества трезвости. А Лев Николаевич ему – общество трезвости, милостивый государь? Это когда собираются, чтобы не пить? Чтобы не пить, сударь, собираться не надо. А уж если собрались, надо пить. Вот как сказал. Гений, титан... Я, говорит, мяса не ем, аж с тех пор, как мне один англичанин объяснил, что у человека зубы не хищника. Такое у них строение. И не ем! И рыбы не ем с тех пор! А Софья Андреевна ему – Левушка, ты запамятовал, ты в тысячу восемьсот восемьдесят девятом году осетрину ел...  Запамятовал... Гений…

ДЕРИКОТ. Нет. Поедем, когда он найдется. Кто же будет снимать сегодня?.. (поворачивается к МУЛЬЧИНСКОМУ) Варвар, убийца!! (себе) Срочно звать Марунчанского. Он конечно, не бог весть что, но...  (МУЛЬЧИНСКОМУ) Мульчинский… ммм… пойдите прочь!

МУЛЬЧИНСКИЙ. Вы не смеете. Я  страдаю. Вы не можете меня отсюда…

ДЕРИКОТ. Ммм…

ВЕРЕВКИНА. Господин Дерикот!

ДЕРИКОТ. Потом, потом, ну вы же видите. Русь воем воет.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Я трезв, как никогда.

ДЕРИКОТ. Да? Так. Дыхни. Те. (тот не сильно дышит, ДЕРИКОТ осторожно принюхивается) Шаг ко мне. Стоп. Дыхни. Те. (МУЛЬЧИНСКИЙ " дышит", ДЕРИКОТ принюхивается) Так. Еще шаг. Поднимите руку.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Не поднимается.

ДЕРИКОТ. Повторите за мной: (подчеркнуто артикулируя) Вонзите штопор В упругость пробки, -  И взоры женщин не будут робки.

МУЛЬЧИНСКИЙ. (пауза, беззвучно пытается артикулировать) А я Северянина презираю.

ДЕРИКОТ. Так-так.

МУЛЬЧИНСКИЙ. И Лев Николаевич, гений, сказал… … "Чем занимаются… И это литература?... Вокруг – виселицы, безработные, убийства, пьянство, а у них – упругость пробки!"

ДЕРИКОТ. Ну, да. Пьянство .

МУЛЬЧИНСКИЙ.  Без намеков попрошу-с. Австралопитеки. Я вижу, что вы не способны говорить о высоком. Да, скифы мы, да, азиаты мы, …

ДЕРИКОТ. Погодите про скифов.

МУЛЬЧИНСКИЙ. …с раскосыми и жадными… очами.

Дышит (легко) на ДЕРИКОТА. ДЕРИКОТА сносит, он задыхается, ищет воду, глотает воздух. ВЕРЕВКИНА хватается за живот,  выбегает вон. ДЕРИКОТ пытается сделать шаг к МУЛЬЧИНСКОМУ, чтобы схватить, ударить, но не может.

МУЛЬЧИНСКИЙ гордо разворачивается, начинает уходить.

ДЕРИКОТ. Мульчинский! Вы… вы…

МУЛЬЧИНСКИЙ. Распалась связь времен.

КОЗЛОВСКАЯ. (входит) Господин Дерикот. Вам не удастся манкировать.

ДЕРИКОТ хватает ртом воздух. На нее не смотрит.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Кто Дерикот? Я Дерикот? Я не Дерикот.

КОЗЛОВСКАЯ. Я помню. Вы царь, вы раб и так далее. (достает из сумки пистолет, ДЕРИКОТ не видит) Вы снимали "Вечную мглу"?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Снимал, а что? Двести восемьдесят метров. Павильон. Натура в Коломенском. Публика рыдала.

КОЗЛОВСКАЯ. (на ДЕРИКОТА, тот корячится) Что это с ним? (МУЛЬЧИНСКОМУ) Мало того, что над главной героиней там измываются все, кому не лень, так у нее к тому же и губы черные! (взводит курок)

МУЛЬЧИНСКИЙ. Невежество! Что вы можете знать про ортохроматию? (отбирает пистолет) Это потому, что дура Агапкина не стерла помаду.  (снимает взвод пистолета) А ей говорил… Я даже сам стер. Так она, мерзавка, тайком опять накрасила. "Чтоб покрасившее!" Ну, вот они на пленке и черные.

КОЗЛОВСКАЯ. Scheiss drauf!(5)   Вы за всё отвечаете, господин Дерикот. (достает второй такой же пистолет) Стреляться!

МУЛЬЧИНСКИЙ. У вас там что, склад? Какой Дерикот? Вот он, Дерикот! (из кармана ДЕРИКОТА достает визитку, показывает) Я снимаю. Он отвечает . Ха-ха. А я присяду, пожалуй, где-нибудь с истинными ценителями таланта и искусства. Адью, беспутные молодые люди, впоследствии разбойники.  (КОЗЛОВСКОЙ) Она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье к ним! (корчит рожу) Я мавр!(стреляет в воздух, отбирает второй пистолет и засовывает оба в ее сумочку, уходит)

КОЗЛОВСКАЯ. Каков! Поразительно! (ДЕРИКОТ от выстрела приходит в себя, но не понимает, что это был выстрел.  ДЕРИКОТУ) Я Козловская-Шлифтинг.

ДЕРИКОТ. А, сударыня, это опять вы. Всё-таки вернулись, как я рад, а я-то понадеялся...

КОЗЛОВСКАЯ. Вы снимаете полное ScheiSe.

ДЕРИКОТ. Пардон, мадам, не владею языками-с. Но с вами не согласен, а спорить не буду. Каюсь, сударыня, до самой глубины души. Еще  что? Говорите скорее. Вы скажите, что вам угодно и я, возможно, подскажу, где можно найти проходимца Дерикота. Такой знаете ли, я вам доложу, деляга. Я за него отдуваться не желаю. Видимо, поперся в Введенский народный дом отбирать актеров. Могу что-нибудь передать.

КОЗЛОВСКАЯ. Довольно. Я знаю, что это вы. Из чего ваши ботинки?

ДЕРИКОТ. А ваши?

КОЗЛОВСКАЯ.  Никакой кожи, шерсти, меха или шкуры животных.

ДЕРИКОТ. О, вы радикальная вегетарианка. А сумочка?

КОЗЛОВСКАЯ. Сукно и алюминий. Кошелек из сосны, портсигар из березы.

ДЕРИКОТ. Сосновый кошелек это изумительно, мадам. Так-так.

КОЗЛОВСКАЯ. Я знаю, что только что разрешено совершенно легально снимать фильмы уж совсем непристойные. С голыми женщинами и всякое такое.

ДЕРИКОТ. Я этим не занимаюсь. Это вот Мульчинский делает фото модисток ню для журнала "Шутёнок". Могу рекомендовать, он снимает и вас.

КОЗЛОВСКАЯ. Что!? Javla hore(6)! Я член СРЖ…

ДЕРИКОТ. Член чего?

КОЗЛОВСКАЯ. Союза Равноправности Женщин, ЖПП…

ДЕРИКОТ. Как?

КОЗЛОВСКАЯ. Женской Прогрессивной Партии, ООПЖ, РЖВБО(7)  и РЛРЖ – Российской Лиги Равноправия Женщин.

ДЕРИКОТ смеется.

КОЗЛОВСКАЯ. (оглядывает себя) Что такое?

ДЕРИКОТ. Нет-нет, бога ради, простите, такой день… Простите великодушно, вспомнил, сейчас вы тоже наверняка будете смеяться. Захожу на днях к Амалии Карловне Гензель, тут рядом, на Трубную, ну, та, чей "Иллюзион"... А у нее дочурка, такая симпатичная, лет пять. Я, конечно, петушка карамелевого прихватил, вот, мол. А Амалия Карловна вдруг – "ах, посмотри, мой ангел, какого этот лысый дядя нам петушка принес. Дафай-ка ему покажем, как ми есть месяци учим, ну-ка." Ян"- а девочка "варь", "фев"- девочка – "раль". Ну, мой ангел, теперь сама. "Арт, Рель, Ай, Юнь, Юль, Густ, Ябрь, Ябрь, Ябрь, Ябрь!"

ДЕРИКОТ хохочет до слез, КОЗЛОВСКАЯ презрительно молчит.

КОЗЛОВСКАЯ. (ледяным тоном) Что же тут смешного, милостивый государь?

ДЕРИКОТ. Нет, нет, простите,  совершенно ничего смешного. (опять смеется)

КОЗЛОВСКАЯ. Скажите, вы честный человек?

ДЕРИКОТ. О! Обычно за вопросом " честный ли вы человек?" следует пренепременная просьба дать денег на сточную канаву в Сара;пуле или во спасение юного, но чудовищно перспективного художника-декадента, которого никто не понимает...

КОЗЛОВСКАЯ. Черт возьми!

ДЕРИКОТ. Сударыня, вы же женщина.

КОЗЛОВСКАЯ. Скоро мы упраздним эту позорную терминологию. Мужчина, женщина… Каменный век…. Я уже поставила это вопрос перед Государственной Думой и лично ее председателем…

ДЕРИКОТ. Володиным.

КОЗЛОВСКАЯ. Гучковым. Он, правда, сел в тюрьму на месяц, в Петропавловскую крепость, хотел отвертеться - затеял дуэль. Но от нас не отвертишься! Пусть только выйдет.

ДЕРИКОТ. Мужчины и женщины не будет. Так.  А что же будет?

КОЗЛОВСКАЯ. Феминороссиянин и не;феминороссиянин.

ДЕРИКОТ. Однако. Лучше вне;феминороссиянин. Или, я бы предложил, "членный россиянин" и "нечленный" или "бесчленный" или "неважнотчленныйли".

КОЗЛОВСКАЯ. Прямо блеск остроумия. Казарма. Кто вас будет спрашивать?

ДЕРИКОТ. Месяц  тому во Львове спектакль шел про ваших… соратниц. Актер делает шаг к партеру и говорит: если бы английским суффражисткам представился случай выйти замуж, то в Англии не было бы женского вопроса… А там полный зал женщин!  Что тут началось! Как потолок не обрушился и стульев не поломали!

КОЗЛОВСКАЯ.  Kurwa jego mac!(8)  Kretyn!(9)  Убила бы гада.

ДЕРИКОТ. Вижу, вы получили хорошее европейское образование.

КОЗЛОВСКАЯ. Я свободно ругаюсь на восьми языках.

ДЕРИКОТ. Я так и думал, что вы тоже там были. А в Лондоне две ваши тоже соратницы, чтобы попасть к премьер-министру сдали себя на почте, как посылки. Представляете? Там так можно. И почтальон довел их прямо до его двери. Там, правда, их встретил полисмен, так они вырвались, набили рыло почтальону, разнесли окна в доме премьер-министра, а потом вернулись и подожгли почту! Не вы ли были и там? И вы хотите, чтобы я дал вам денег?

КОЗЛОВСКАЯ. Мы же не в Лондоне. И не во Львове. Вы должны поддержать нашу Лигу.

ДЕРИКОТ. Я должен всем. И никто почему-то не считает себя должным мне. Даже, когда берет взаймы "буквально на пару дней".

КОЗЛОВСКАЯ. Дадите денег?

ДЕРИКОТ. Нет.

КОЗЛОВСКАЯ. Ну, ладно голосовать не могут лица моложе двадцати пяти, шванц с ними!

ДЕРИКОТ. Сударыня!

КОЗЛОВСКАЯ. Ладно студенты и военные. Но, черт подери, бродячие инородцы и женщины! И это в двадцатом веке! Вот вы – бродячий инородец?

ДЕРИКОТ. Думаю, да. Мои предки жили в Тунисе и были обычными горшечниками. Однажды в дикую засуху, когда в семье из двенадцати детей осталось только трое, прапрадед, чтобы спасти оставшихся, обратился к флорентийским миссионерам, и те помогли моему прапрадеду перебраться на Сардинию, для чего он принял католическую веру. Затем,  не понятно как, через пару лет он оказался в Таганроге. Прадед пытался выдать себя за караима, чтобы не служить в армии. Но ему не поверили, посчитали иудеем, и отправили на Крымскую войну. Сражался он храбро, заслужил крест с орлом вместо Георгия, какой вручали иноверцам, потерял ногу, и, вернувшись,  поселился в Одессе, где уже мой дед принял лютеранство, дабы была возможность пересечь черту оседлости. Мой отец принял православие в Ростове, а я за есаулом Ханжонковым перебрался в Москву и занялся синематографом.

КОЗЛОВСКАЯ. Я чувствую оскорбленную близкую душу.

ДЕРИКОТ. Спасибо, мадам. Но денег не дам.

КОЗЛОВСКАЯ. Это черт знает что! 

ДЕРИКОТ. Увы. Я не Гаврила Солодовников, и не смогу завещать семь миллионов на строительство земских женских училищ. Ни после жизни, ни во время нея.

КОЗЛОВСКАЯ. Мы всё посчитали. Электро-театры в сто мест дают до пятисот рублей сбора в день.

ДЕРИКОТ. Они посчитали! Сбор не прибыль, мадам. И потом это деньги прокатчиков. Я к ним не имею никакого отношения. Я продаю им копии по твердой цене. А как и сколько раз они показывают фильму не мое дело.

КОЗЛОВСКАЯ. Но тогда снимите фильму про нас. Я напишу сценариус. "Женщина и мир". Или "Женщина и Вселенная".

ДЕРИКОТ. Про и вселенную  мне нравится больше. У вас явный талант. Мадам. Убежден, что вы напишите лучше Тургенева и Шпажинского вместе взятых. С классики мы начинали. Но народ хочет мелодраму. С этим ничего не поделать. Этого хотят кухарки и банкирши, курсистки и домохозяйки. Именно  женщины делают кассу. Не уверен, что они будут с бо;льшим удовольствием смотреть про вселенную.

КОЗЛОВСКАЯ. Мужской шовинист!

ДЕРИКОТ. Отнюдь.Членный нефеминороссиянин!

Песня КОЗЛОВСКОЙ. Допишу.

ВАРВАРА (входит) Браво, браво! Господин Дерикот, суслик, енотик, ну, а мы споем, наконец, про крокодила?

КОЗЛОВСКАЯ (ВАРВАРЕ) Вы за женское равноправие, товарищ?

ВАРВАРА. Нет, конечно, товарищ.

КОЗЛОВСКАЯ. Как!?

ВАРВАРА. Я считаю, что у женщин должно быть гораздо больше прав, чем у мужчин. И совершенно никаких обязанностей.

КОЗЛОВСКАЯ. Vittujen  меня kevat!(10) Точно!

ВАРВАРА. Работать я не хочу. Но, дорогая моя. Товарищ. Думаю, добиться этого можно только если дать этим самонадеянным остолопам думать, что они сами хоть что-то решают. Поэтому пусть себе тешатся. (ДЕРИКОТУ) Ну, котик, про крокодила?

ДЕРИКОТ. Варвара. Любовь моя. Ну, не сейчас.

КОЗЛОВСКАЯ.  Господин Дерикот. Я сумею вас переубедить. Вы должны быть с нами. Мы нарочно делали запрос. Вам запрещено снимать чуть ли ни всё. Сюжеты из Ветхого и Нового завета, Христа и деву Марию, забастовки во Франции и Германии, портреты деятелей предыдущей Думы.

ДЕРИКОТ. В этом оставшемся "чуть ли" еще целая жизнь, мадам.

КОЗЛОВСКАЯ. Жизнь?

ВАРВАРА. Товарищ, у меня интимный разговор с моим мужем.

КОЗЛОВСКАЯ. Никакого интима! Вот помыкания  – сколько угодно. Ваши артисты  не могут изображать высочайших особ иностранных держав, офицеров русской армии. Вы не можете показывать  церковные обряды, а также богослужения любых христианских вероисповеданий. И это свобода!? В Художественном театре "Анатэму" Андреева запретили, всего ничего прошла. И это свобода!?

ДЕРИКОТ. Я чувствую, что ваши ищущие свободы соратники еще покажут себя, и вы вместе с ними. Вы всем дадите тако;й… свободы, мадам! А потом придут другие, еще более понимающие про свободу, и пожрут уже вас. Я просто снимаю кино, мадам-с. Свобода она внутри, мадам-с. И ее никто у меня отнять не может. Я снимаю кино. А запреты всегда были и всегда будут. Хотя бороться с ними нужно. Тут я на вашей стороне.

ВАРВАРА. Давай,  котик,  споем.

ВЕРЕВКИНА. (озираясь, входит)  Ну, я сейчас не знаю, что устрою! Господин Дерикот.

ДЕРИКОТ. Так. Ко мне пришили по наиважнейшему делу. Попрошу-с.

ВАРВАРА. А как же крокодил?

ДЕРИКОТ. Попрошу-с!

КОЗЛОВСКАЯ. Дерикот, вам не отвертеться. История, суровый судия. И беспощадный.

ДЕРИКОТ. Попрошу-с!! (выталкивает ВАРВАРУ и КОЗЛОВСКУЮ) На суде истории я отвечу, ух, как я отвечу. Я так отвечу!  Уф. (пауза) (ВЕРЕВКИНОЙ) Ну, так что у вас там? Говорите скорее, такой день тут у меня… Неужели приглашение от императорского двора снять царственных особ на пленере?

ВЕРЕВКИНА. Нет, я… я… я


6.

ДЕРИКОТ. (пауза, устало) Так. Вы хотите сниматься в синематографе.

Возможно, здесь танец (номер/песня ВЕРЕВКИНОЙ) и конец первого акта. В этом случае, второй акт начинается с повтора реплики ДЕРИКОТА.

ВЕРЕВКИНА. Да. Я мечтаю. Хочу, жажду, алкаю. Я готова на всё!

ДЕРИКОТ. (задумчиво) На всё?

ВЕРЕВКИНА. Да. Без сожалений и сомнений. Вот и Петенька мне говорит. Мы спектакль смотрели, там уточки, курочки – смотри, говорит, моя радость, как бы ты хорошо смотрелась этой гусочкой или индюшкой.

ДЕРИКОТ. Ха-ха-ха, как мило. А Петенька это…

ВЕРЕВКИНА. Муж.

ДЕРИКОТ. Муж... Петруша, значит-с, у нас по сельскому хозяйству.

ВЕРЕВКИНА. Ну, не совсем...  Я ему ничего не сказала, так, что он не знает, что я вот оделась скромненько, распахнула крылья…

ДЕРИКОТ. И фить-фить-фить… (насвистывает) Да… Ах, Петруша, Петруша... Крестьянское хозяйство это хорошо-с. Я сам бывало… Выйдешь так в поле с косой,  граблями  или молотилкой и эге-ге-е-й!..  эге-ге-е-й!.. надо бы снять что-нибудь на эту тему. Меж высоких хлебов затерялося, …Небогатое наше село… Горе горькое по свету шлялося… и на нас… невзначай! набрело… Да уж… Именно… Ну и день… Ладно, только быстро…

ВЕРЕВКИНА. Я очень быстро.

ДЕРИКОТ. Тогда-с, давайте что-нибудь почитаем. В моду входит синема-декламация… Фильма идет, музыка играет, а актеры за экраном говорят-с. Читают свои роли. Как у нас со стишочками, виршами, сонетами и мадригалами?

ВЕРЕВКИНА. Блок. На железной дороге.

ДЕРИКОТ. Неожиданно.  Я думал, про утят будет. Милости прошу.

ВЕРЕВКИНА.
Под насыпью, во рву некошеном
Лежит и дышит, как живая.
В цветном платке, на косы брошенном,
Такая красивая и такая молодая…

ДЕРИКОТ. Одну минутку. Плакать только опять не надо. Еще рано. Там еще куча четверостиший впереди.

ВЕРЕВКИНА. Как же не плакать, когда она…

ДЕРИКОТ. А чего же это она у вас, сударыня, "дышит"? - там же, "смотрит". Лежит и смотрит, как живая.

ВЕРЕВКИНА. Дышит.

ДЕРИКОТ. Ну, как она может дышать, если она уже, пардон, того? Из-под поезда, как Анна Каренина в Обираловке.

ВЕРЕВКИНА. Может, может, может! В этом и всё дело. Она уже неживая, а дышит, как живая.

ДЕРИКОТ. Ну, бог с ним, пусть дышит, ходит, летает, прыгает. Дорогая моя.

ВЕРЕВКИНА. Я с мужеством и покорностью приму любой ваш приговор, мейстер.

ДЕРИКОТ. Вы станете великой  актрисой!

ВЕРЕВКИНА. О боже! Господин Дерикот!

ДЕРИКОТ. Но чуть позже. Всё, времени больше нет. Оревуар.

ВЕРЕВКИНА. Злой, злой, злой! Подонок, подонок, подонок!

ДЕРИКОТ. И это "с покорностью"? Вот так всегда…

ВЕРЕВКИНА. Ах!  Боже мой, как вы бессердечны, как жестоки... Я Петеньке пожалуюсь. (плачет)

ДЕРИКОТ. Мы можем, конечно, попробовать позаниматься – Адашев-Платонов, Станиславский, Гликерия Федотова, все в одном флаконе, сиречь, моем лице. Но ради всего святого, не сейчас!

ВЕРЕВКИНА. Я сниматься хочу-у-у... Я Петеньке скажу- у-у…

ДЕРИКОТ. (дает ей платок) Ну, дорогая моя полно, полно… А Петруша, значит, уточек бросит и сюда?..

ВЕРЕВКИНА. Да-а… Дышит, не дышит, какая разница, тут душа, она парит… Мне Сашенька так читал.

ДЕРИКОТ. А Сашуля, значит, приятель Петруши? Так-так. Тоже перепелочки, индюшечки…

ВЕРЕВКИНА. Да, приятель.

ДЕРИКОТ. И где он это вам читал? В курятнике, на сеновале? На лужке? Поросята хрю-хрю…

ВЕРЕВКИНА. Нет, у Мережковских, на Литейном, в Муру;зи. Мы с Петенькой тогда в Петербург ездили, а…

ДЕРИКОТ. У Мережковских? Позвольте…

ВЕРЕВКИНА. Ну, да. Там и Гиппиус, и Философов, и Соловьев Сереженька были. А с Сашенькой Петенька  в Бад-Наухайме познакомился, на водах, давно…

ДЕРИКОТ.  А Сашенька…

ВЕРЕВКИНА. Сашенька Блок, я же говорю. Только, может, я правда, перепутала. Ну, дышит, смотрит, разве в этом дело, в конце концов?

ДЕРИКОТ. Ох. (хватается за сердце) что-то мне не хорошо. Мадам. А курочки, уточки…

ВЕРЕВКИНА. Это мы с Петенькой спектакль в Париже смотрели.  В театре  «Port St. Martin».  Про петуха, который думал, что раз он поет, то солнце всходит, ну, это еще аж сразу после нового года было…

ДЕРИКОТ. Шантеклер. Ох. По  сто франков билеты на премьеру...

ВЕРЕВКИНА. Ну, да. А у меня такая эгретка была с фазаньими перьями. Я Петеньке и говорю, давай сходим, как раз подходит, хоть и дождь идет. А потом все стали такие большущие шляпы прямо с гнездами целыми носить, шантеклерки… А вы говорите, что из меня актриса не получится.

ДЕРИКОТ. Ох… Мадам, видит Бог, как я был…  неправ… Такой день… Голова кругом…

ВЕРЕВКИНА. А сам новый год мы дома, naturellement!(11)  Сначала  в Метрополе посидели, весь цвет там: и Морозовы, и Рябушинские,  и Стахеевы, и Грибовы, и Перловы, и Оловянишниковы, Щукины, ну все -  надо отметиться, у меня такое ожерелье как раз - сиреневые бриллианты в черненом серебре… под домино костюм… Здоровущий дирижабль там под потолком повесили! Incroyable! J'ai ete choque(12), господин Дерикот.

ДЕРИКОТ. Уи, мадам. Я сам очень жэ суи декураже!(13), мадмуазель.  Пардон.

ВЕРЕВКИНА. Мне Петенька обещал такой купить... А потом тройками  в Охотничий клуб на маскарад… в масках,.. а гривы, хвосты у лошадей в лентах цветных, а бубенцы да колокольцы… ох!..  в Благородное собрание не поехали, ну его… поехали на Девичье поле, к балаганам. А там клоун молотком в жестянку бьет и кричит: "Заходи, кому жить надоело!" И шутихи, и фейерверки… Чудо, как хорошо… Нынче вот скоро Новый год, еще не решили куда…

ДЕРИКОТ. Я сейчас умру. Простите, сударыня, а Петенька, пардон, курочки…

ВЕРЕВКИНА. Ой, он так расстроился. Так расстроился! Он бе;лок накупил прошлой зимой, а ее в этом году завались, а песца не брал, а енисейский песец сейчас по двадцать рублей за штуку идет, он говорит. Но я в этом ничего не понимаю. Мне шубка из соболя больше нравится. А из рыси еще больше…

ДЕРИКОТ. (уже почти бесстрастно) А как… отчество вашего… э-э… Петень… э-э… пардон, супруга?

ВЕРЕВКИНА. Спиридонович. Петр Спиридонович Веревкин.

ДЕРИКОТ. Ха-ха-ха (нервно смеется, переходя в плач). А вы стало быть, его…

ВЕРЕВКИНА. Жена, я ж вам говорю.

ДЕРИКОТ. И это вас… э-э… того-с… Мульчинский… э-э… пленки… на штаны… Петра… Спиридоновича… Муль-чин-ский, гори в аду…

ВЕРЕВКИНА. Ой, такой ужас! Я как его у вас увидела! Кошмар.

ДЕРИКОТ. А что ж он сам мне не сказал, Петр… Спиридонович?

ВЕРЕВКИНА. А я спрашивала. А он говорит - зачем тебе этот сапожник Дерикот?, я тебе в Париже студию куплю. А я не хочу в Париже… Теперь и не знаю… Петя сказал, что убьет.

ДЕРИКОТ. Кого-с?

ВЕРЕВКИНА. Вас, естественно. Потому что Мульчинский ему тоже фингал поставил вот та-акой! И Петенька и в банк не поехал, и на биржу… Лежит с компрессом и только твердит: "Убью Дерикота!" И всякие слова прибавляет… Непременно убьет. Вот я и прибежала, чтоб вы снять меня успели. На камеру. Что-нибудь по Пшибышевскому или Андрееву. Я готова на всё.

Пауза. ДЕРИКОТ потрясен.

АНТУАН. (входит) Господин Дерикот, мы , артисты, люди пусть не очень богатые, но гордые. Вот вам ваш  рубль! (протягивает, икает) Чертова селедка.

Пауза.

ДЕРИКОТ не может ничего сказать, машет руками, показывая на штаны, на ВЕРЕВКИНУ.
АНТУАН обескуражен. ДЕРИКОТ теряет сознание.


7.

АНТУАН. Что? Что такое?

ВЕРЕВКИНА. Господин Антуан, это вы?

АНТУАН. Ну, да.

ВЕРЕВКИНА. Мсье, Антуан! (падает в обморок, АНТУАН подхватывает ее)

АНТУАН. Гм. И  что теперь? Позвать официанта. Нет. Растрезвонит, сейчас сюда черт знает кто набежит. Придется самому. Так, что там надо делать? Надо расстегнуть ворот. (зрителям) С кого начнем? (себе) Да. Думаю будет правильно начать… с дамы. Пуговка. Еще. Так. Крестик показался. Что-то еще… Теперь дыхание. Рот, хм, в рот…, этот крестик будет отвлекать, запихну его обратно.

Делает искусственное дыхание. Целует.

ДЕРИКОТ. (приходит в себя, немного в прострации) Антуан, что вы делаете?

АНТУАН. Искусственное дыхание.

ДЕРИКОТ. А-а. Знаете кто это? Жена купца Веревкина. Впрочем, всё равно… К дьяволу. Гори всё огнем. Делайте, что хотите. Уйду. Как Лев Толстой.
 
АНТУАН. Куда?

ДЕРИКОТ. Туда. (уходит)

АНТУАН. Что это с ним?

ВЕРЕВКИНА. (приходит в себя) Антуан, вы тут… и меня обнимаете.

АНТУАН. Ну, как-то само собой получилось. Пардон.

ВЕРЕВКИНА. Не извиняйтесь. Милый.

АНТУАН. Милый? Хм. А вы действительно жена Веревкина?

ВЕРЕВКИНА. Пока еще да. Но одно ваше слово… (целует АНТУАНА)

АНТУАН. Ой. (икает)

ВЕРЕВКИНА. Что, милый? Я не поняла. Мы бежим, бежим, как в вашей фильме "Неутоленные мечтания", бежим ото всех, венчаемся, на Барбадосе нас ждет ваша белоснежная яхта. Нет, розовая. Нет, бирюзовая.

АНТУАН. Яхта? У меня и на извозчика-то нет…

ВЕРЕВКИНА. Что? Не расслышала. (целует АНТУАНА)

АНТУАН. Может, пока не торопиться? Проверить чувства…

ВЕРЕВКИНА. А чего там проверять? Чувства они и есть чувства.

АНТУАН. Проверять всегда надо. Я вот принес давеча барашка. Для жаркого. Думаю зажарю, как Дюма жарил. Старший.

ВЕРЕВКИНА. О, вы сами его подстрелили?

АНТУАН. Нет, на барашков не охотятся.

ВЕРЕВКИНА. Правда?

АНТУАН. Правда, сударыня. На Сухаревке взял, у костромского  мужика. Принес. Глядь, пардон, а у него голова к туловищу пришита. О! Я к ветеринару. Что это, мол, за рододендрон такой? А он мне  – это вам, сударь, вместо барашка собаку продали с пришитой бараньей головой романовской породы. Вот это номер! Что там цирк Соломонского.

ВЕРЕВКИНА. Так вы, бедный, остались голодным?

АНТУАН. Ну, как вам сказать… Как Дюма я точно не поел. Я ж не хунхуз какой-нибудь, чтоб собаками питаться.

ВЕРЕВКИНА. Так отчего вы ничего не закажете? Я понимаю, что вы привыкли к более изысканной кухне, чем в этом ямщицком трактиришке…

АНТУАН. Хм… (кряхтит)

ВЕРЕВКИНА. Но не умирать же с голоду. Этот даже романтично. Давайте съедим что-нибудь такое, мужицкое. Что там они едят? Репу, ботвинью.

АНТУАН. Ботвинья это летом, сударыня, в жару, с осетринкой да колотым ледком… ох… Дело не в том. (пафосно) Я должен изнемозить… изнеможа;ть… изнемо;жить… тьфу ты черт! Ну, довести, приготовить свой организм к вечерней съемке. Я запрещаю себе есть вообще. За три дня. Просто ни грамма еды и всё.

ВЕРЕВКИНА. Невероятно!

АНТУАН. Даже если бы мне сказали – Антуан, вот тебе тысяча рублей… пять, десять! Только скушай вот это перепелиное крылышко в соусе паризьен, - я бы с презрением отверг это крылышко вместе с соусом и паризьеном!

ВЕРЕВКИНА. Такое отречение ради искусства! Значит сегодня всё-таки будет съемка. А этот Дерикот ничего мне не сказал. Так. Я остаюсь. Где  телефон?  Я  позвоню Петеньке, что задержусь. Ну, я покажу этому Дерикоту!

АНТУАН. Вряд ли здесь есть телефон, сударыня.

ВЕРЕВКИНА. Ну, тогда я отправлю посыльного. Пойдем, проводи меня, любимый!

Уходят.


8.

ВАРВАРА тащит ДЕРИКОТА.

ВАРВАРА. Куда, куда вы собирались идти? С каким посохом?  Так-то вы меня любите? Мы так и не спели крокодила. А вы " с посохом"… Ну…Ну, я прошу. Ну, котик. Ну, зайчик.

ДЕРИКОТ. Варвара.

ВАРВАРА. Жизнь чудесна.

ДЕРИКОТ. Да? Сомневаюсь.

ВАРВАРА. Ну, конечно. Сейчас споем про крокодила и….

ДЕРИКОТ. А после этого…

ВАРВАРА. А после этого будет блаженство. Заметь, что я исправилась и за последние полтора часа абсолютно ничего себе не купила. Ну?

ДЕРИКОТ. (пауза) Ладно. Гори всё огнем. Ради блаженства. (поют)
В Африке, как всем известно, протекает Нил,
Жил там очень интересный нильский крокодил,
Он любил зверей и птичек, обожал ежа,
Ведь была у крокодила нежная душа.

Припев:
Так бывает, так случается,
Даже крокодил влюбляется, 
И надеется на лучшее.   

Но суровая действительность 
Убивает исключительность,
И унылая посредственность 
Процветает на земле.

В общем, встретил он косулю дивной красоты,
Зачарованно смотрел он долго сквозь кусты,
Наконец решил признаться, пасть свою открыл,
Но от дикого смущенья - раз, и проглотил.

Припев.

И ревет уже полгода, окропляя Нил,
Этот добрый и несчастный, глупый крокодил,
Слёзы катятся по пузу -  в нём его любовь,
Только вспомнит он об этом, плачет вновь и вновь.

Припев.

Так уж этот мир устроен, что тут говорить,
Если ты осёл – ослицу должен ты любить, 
А баран жениться должен только на овце,
И не будет слёз на морде, то есть на лице. 

Припев.

ДЕРИКОТ. Ну, дорогая, у нас мало времени, я жду.

ВАРВАРА. Чего?

ДЕРИКОТ. Ну, как чего?.. Сама понимаешь…

ВАРВАРА. Нет, не понимаю.

ДЕРИКОТ. Ну, это… в общем… это…хм…

ВАРВАРА. Что "это"? Господин Дерикот, вы говорите загадками.

ДЕРИКОТ. Но ты ведь сама обещала.

ВАРВАРА. Я обещала? Что вы? Разве может женщина что-нибудь обещать?

ДЕРИКОТ. Да все свидетели! Господа!

ВАРВАРА. Ума не приложу, что же я такое обещала.

ДЕРИКОТ. Как что? Блаженство!

ВАРВАРА. Ах, блаженство… Разве вы не получили его, танцуя со мной?

ДЕРИКОТ. Гм. Получил… в некоторой степени… но я бы хотел…

ВАРВАРА. Что? вам этого мало?

ДЕРИКОТ. Мало? Господа, вы слышите? "Мало" - это не то слово. Я хочу любви, страсти… Да черт возьми, Варвара, я хочу интимной близости! Отдайся мне, Варвара. И немедленно!

ВАРВАРА.  Ах, вот оно что. Господи, какие пустяки. Я-то думала…

ДЕРИКОТ. Пустяки?

ВАРВАРА. Конечно. Но ведь здесь столько людей.

ДЕРИКОТ. А что люди? Люди, может быть, сами не прочь.

ВАРВАРА. Не прочь? И что, все со мной? Господин Дерикот, за кого вы меня принимаете? Я ведь ваша жена.

ДЕРИКОТ. Вот именно. Именно это я твержу тебе уже целый час.

ВАРВАРА. А как же репетиция?

ДЕРИКОТ. Для этого мне не нужны репетиции.

ВАРВАРА. Я не про вас. Вы назначили мне  репетицию с Антуаном. Где Антуан?

ДЕРИКОТ. Антуан!? Антуан!? Опять Антуан!? Я убью его! Я убью тебя! Я убью себя! (бегает за ней, Варвара кричит, убегает)

ДЕРИКОТ. Проклятый Антуан. Ну, погоди, дай только переснять сцену. Однако я чувствую в себе неутоленное желание. С этим надо что-то делать. А где кордебалет? Одна справа там была очень даже ничего. Мадмуазель! Мадмуазель! (появляется кто-то из тех.персонала) Да нет, не вы. Какой ты, к дьяволу, мадмуазель?

Входит переодетая ВЕРЕВКИНА. С косичками (или хвостиками), в очках.


9.

ДЕРИКОТ. Мадмуазель! Мадмуазель, я хочу немедленно открыть вам великий и загадочный мир синематографа. Вас ждет блестящая карьера, мадмуазель. Вы не против?

ВЕРЕВКИНА. Ой, я совсем ничего не умею.

ДЕРИКОТ. Это не важно, мадмуазель. Я научу.

ВЕРЕВКИНА. (в сторону)  Вот гад! (ДЕРИКОТУ) А стихи читать надо? Мадригалы.

ДЕРИКОТ. Ну, что вы? Какие глупости. "Мадригалы"! Это же кино, мадмуазель.
Волшебная сказка! Стихи это провинция, вчерашний день.

ВЕРЕВКИНА. (в сторону) Ну, ты посмотри! (ДЕРИКОТУ) Вы  полагаете?

ДЕРИКОТ. Я сделаю из вас Асту Нильсен  безо всяких мадригалов. Вы видели ее  танец в "Бездне? Но сначала  нужно понять… как вы, так сказать, вписываетесь в кадр. Прошу. Музыка!

Танец.

ДЕРИКОТ. Чудесно, мадмуазель, чудесно. Это то, что надо. Однако вы пока не очень чувствуете пластику тела в мизансцене. Она должна быть более обострена. Вот, например, эту ножку (берет за ее ногу и далее по тексту) надо ставить вот так. Так более выразительно. Эту ножку – так. Эту ручку хорошо бы вот так, в талии лучше прогнуться. А это…

ВАРВАРА. (появляется, некоторое время наблюдает) Господин Дерикот.

ДЕРИКОТ. Вот черт! Что, моя радость? (ВЕРЕВКИНОЙ) Мадмуазель, мы продолжим позже.

ВАРВАРА. Что это значит?

ДЕРИКОТ. Варвара, ты же актриса. Это просто репетиция. La r;p;tition.

ВАРВАРА. Ха-ха. А где были ваши руки на этой репетисьон?

ДЕРИКОТ. Мои руки? А что мои руки? Вот мои руки. Они со мной, мои руки. Я корректировал пластику мизансцены.

ВАРВАРА."Пластику мизансцены"! Вы хватали эту девицу за ноги и грудь.

ДЕРИКОТ. Она просто не знает русского языка. Она иностранка.

ВЕРЕВКИНА. Я тут неподалеку. (уходит)

ВАРВАРА. Ну, естественно иностранка. Я все видела. Куда вы дели Антуана?

ДЕРИКОТ. Антуан жрет жареную селедку на кухне.

ВАРВАРА. Как это пошло. У него такое ранимое сердце.

ДЕРИКОТ. Что никак не отражается на аппетите. Особенно за чужой счет.

ВАРВАРА. Как вы грубы, господин Дерикот.

ДЕРИКОТ. Мои предки жили в Тунисе.

ВАРВАРА. Господи, вы негр!?

ДЕРИКОТ. Я – афроевропеец. И в моей душе бушуют страсти. Отелло – ребенок рядом со мной. Помни об этом, Варвара. Ладно, оставим лирику на потом. Сейчас мы должны переснять финальную сцену.

ВАРВАРА. Переснять? А кто же будет за камерой?

ДЕРИКОТ. Как кто? Марунчанский, естественно.

ВАРВАРА. Марунчанский ушел к Левенбуху, в его «Последнее чувство». И увел с собой Агапкину и Куроедова. Остальные ушли сами.

ДЕРИКОТ. Как!? Мерзавец, как он мог? Как они могли!? 

ВАРВАРА. Вы не заплатили ему за два месяца.

ДЕРИКОТ. Жалкие, жалкие… насекомые… как их…

ВАРВАРА. Мокрицы.

ДЕРИКОТ. Да. Судьба! Что ты делаешь со мной? Чего тебе еще нужно, чтобы погубить меня? Я раздавлен. Я погребен.  Я растерзан. И каждая клеточка моего тела страдает. Что завтра я скажу кредиторам? Что!?

ВАРВАРА. Ну, не терзай себя так. Хочешь, я продам свое новое платье? За шестьсот пятьдесят семь рублей?

ДЕРИКОТ. Это то, за которое я еще не заплатил? Варвара…

ВАРВАРА. Ну, давай мы вместе подумаем, и ты займешься чем-то еще, чтоб достать денег и доснять сцену, где я, кажется,  играю. Я так люблю тебя.

ДЕРИКОТ. Варвара… Правда?

ВАРВАРА. Ну, конечно. Ни для кого в жизни я не предложила бы продать своего ни разу не надетого платья.

ДЕРИКОТ. Ах, Варвара, любимая.

ВАРВАРА. Мы им всем еще покажем.

ДЕРИКОТ.  Искусство выше денег! Где вы, рыцари великого и прекрасного? Всё прогнило в этом мире. Я последний романтик и я сгорю в этом огне.

ВАРВАРА. Ну, пупсик, ну, котеночек.

ДЕРИКОТ. Но Дерикот не сдается. Вы еще не знаете Дерикота. Я сам встану за камеру. Мы переснимем последнюю сцену, а купцу Веревкину скажем, что его жену вырвало от  «Последнего чувства» Левенбуха. Это будет прекрасная реклама. Я найду артистов.

ВАРВАРА. Где же ты их найдешь?

ДЕРИКОТ. Еще не знаю. Пейте, господа, за здоровье Дерикота и  смело закусывайте!
Дерикот не сдается. Никакого Зоологического сада. Будем снимать прямо здесь.

ВАРВАРА. Здесь?

ДЕРИКОТ. Мульчинский! Ты где, старый верный друг?

МУЛЬЧИНСКИЙ. (появляется) Натурально, здесь. Как что – так "пошел прочь!", а как вот, так ага.

ДЕРИКОТ. Эх, дружище!.. Стой. Ближе не подходи... Ты не можешь стоять за камерой, но готов ли ты к акту высокого искусства?

МУЛЬЧИНСКИЙ. А то!

ДЕРИКОТ. Отлично, фингал даже очень колоритен. Эй, где там эта иностранка?

ВЕРЕВКИНА. (появляется) Я здесь.

ДЕРИКОТ. Какое лицо, какая фактура! Я не мог вас видеть раньше? Может быть на экзамене Императорского театрального училища? Балетный класс… Жизель, Одетта?

ВАРВАРА. Господин Дерикот.

ДЕРИКОТ. Варвара. Искусство выше мелких интрижек. (ВЕРЕВКИНОЙ) Мадмуазель, вы готовы броситься в омут и вынырнуть звездой экрана? (спохватывается) Почти такой же, как моя жена Варвара.

ВЕРЕВКИНА. Я готова на всё!

ДЕРИКОТ. А где эта… сумасшедшая…Штифель?..  Шнифель?.. (громко) Товарищ! Товарищ!

КОЗЛОВСКАЯ. (появляется) Козловская-Шлихтинг. Я здесь.

ДЕРИКОТ. Вы можете отстоять права угнетенных мужским шовинизмом женщин прямо сейчас, немедленно!

КОЗЛОВСКАЯ. Да?! Я готова.

ДЕРИКОТ. Отлично. Сейчас всё притарабаним. Мульчинский. Пардон, нет, останьтесь, я сам принесу.

ВЕРЕВКИНА. Я с вами. Я помогу. Я могу это… колоть дрова.

ДЕРИКОТ. Какие, дрова, мадмуазель? Для вашей роли этого не надо. Сосредотачивайтесь. Растите зерно. Я всё сделаю сам. (ВАРВАРЕ, негромко) И вытащу с кухни Антуана. Если его не остановить, он будет жрать, пока не сдохнет.

ВАРВАРА. Как это грубо!

ДЕРИКОТ. Смотри мне, Варвара! (грозит ей, уходит)

ВАРВАРА. Ах. Антуан, милый Антуан.


10.

АНТУАН. (появляется, поет)
Быстрый поцелуй, как знак прощанья,
Кроткий взгляд полузакрытых глаз,
Ты уходишь в ночь, но расставанье,
Знаю я – мучительно для нас…

Экипаж от сонного подъезда
Унесет в метель твой гибкий стан,
В злую нелюбовь и безнадежность,
В венчанный и гибельный дурман.

Припев:
Подожди, останься на мгновенье -   
Я в руках сожму твои ладони,
Я дыханьем жарким обогрею
Родинку на трепетной груди,

И к устам уста благоговейно
Прикоснутся в сладостной истоме,
Пусть замрет безжалостное время,
Подожди мгновенье, подожди!

Злую шутку жизнь сыграла с нами,
Блажь пройдет -  не встретимся мы вновь,
Как поленьев трепетное пламя,
Наша мимолётная любовь.

Эти жемчуга на смуглой шее,
Этот пепел расплетенных кос…
Я б хотел унять, да не умею
Боль твоих невыплаканных слёз.

Припев.

Там, куда вернешься, шум веселья,
И гитара стонет под рукой,
Снимешь дорогое ожерелье,
Странно улыбнешься и легко… 

В зеркале прозрачно и далёко 
Темные бездонные глаза,
И сверкнет в ресницах одиноко
Тихая хрустальная слеза.

Припев.

ВЕРЕВКИНА. Ну, где же он? Нет, я не выдержу. (кричит) Господин Дерикот! У меня зерно не растет! (обычным голосом) Я так не могу. Я пойду найду его. (уходит)

КОЗЛОВСКАЯ. (МУЛЬЧИНСКОМУ) При чем здесь зерно?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Что он Гекубе, что она ему? (достает бутылку, хочет выпить, бутылка пуста) Что плачет он о ней?.. Я бы очень даже объяснил. Про зерно… Но… (показывает пустую бутылку)

КОЗЛОВСКАЯ. Тоже мне проблема. Baciami il culo(14)! (подзывает его к себе, достает фляжку)

МУЛЬЧИНСКИЙ. Офелия, тигрица, ты прекрасна. Дай я тебя… облобызаю в уста сахарныя!

КОЗЛОВСКАЯ. Но-но!

Протягивает фляжку. МУЛЬЧИНСКИЙ выпивает, рассказывает ей и показывает в лицах и жестах снимаемый фильм. КОЗЛОВСКАЯ захвачена, переживает.

ВАРВАРА. Антуан, я так соскучилась.

АНТУАН. (икает) Ой, пардон, я, кажется, объелся.

ВАРВАРА. Антуан, я говорю, я соскучилась.

АНТУАН. Я тоже. (икает) Проклятая рыба.

ВАРВАРА.  Что?

АНТУАН. Это я не вам.

ВАРВАРА. Поцелуйте меня.

АНТУАН. (икает) Не могу. То есть… а вдруг сейчас зайдет ваш муж?

ВАРВАРА. Ну и пусть. Я его не боюсь.

АНТУАН. Гм. Он утверждает, что жил в Тунисе… Он меня убьет.

ВАРВАРА. Ах, как это прекрасно… Сначала вас, потом меня, и мы, как два ангела вознесемся в небеса…

АНТУАН. Не могу сказать, что меня это очень вдохновляет.

ВАРВАРА. Вы трус, Антуан.

АНТУАН. По правде говоря, вознесение в небеса не входило в мои ближайшие планы.

ВАРВАРА. Какой вы робкий, ей-богу. Я помогу вам преодолеть это. Давайте по чуть-чуть. Поцелуйте мне руку. В этом нет ничего такого.

АНТУАН. Не уверен. (целует)

ВАРВАРА. Теперь локоток. (Антуан целует). Теперь плечико. (Антуан целует) Теперь щечку. (Антуан целует) Теперь губки.

АНТУАН. Ну, не знаю. (целует)

ДЕРИКОТ. (появляется с камерой, ВЕРЕВКИНА тащит софит) Ага.

АНТУАН. Всё. Я пропал. Господин Дерикот, мы репетити… Вы ведь меня не убьете?

ДЕРИКОТ. Еще как. Дайте мне ятаган, и я распотрошу этот люля-кебаб!

АНТУАН. Господин Дерикот, ради всего святого…

ДЕРИКОТ. Вспомнил. Молись, мерзавец.

ВАРВАРА. Вы животное.

ДЕРИКОТ. Еще какое! (бросается к Антуану)

ВАРВАРА. Стойте!

АНТУАН. Ради нашей фильмы!

ДЕРИКОТ. А-а!.. (бьет Антуана камерой по голове, Антуан падает, вспышка ярости у  Дерикота проходит) Черт, фильма! Надо было действительно калечить его после съемки.

ВАРВАРА. Варвар, вы убили его!

КОЗЛОВСКАЯ. (МУЛЬЧИНСКОМУ) Это у вас всегда так?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Искусство, Офелия. Творческий экстаз. Страсть.

ДЕРИКОТ. Проклятье. Как теперь доснимать?.. (тормошит Антуана)

АНТУАН. (поднимается) Ой, икота прошла. Я что уже умер? Где я? Кажется, я слышу ангелов. Господи, я иду к тебе.

ДЕРИКОТ. Идиот.

Музыка. Танец видений АНТУАНА.

АНТУАН. (частично приходит в себя) Похоже, я все-таки жив.

ДЕРИКОТ. Благодари великое искусство, которому я служу, подлец. (ВЕРЕВКИНОЙ про софит) Это вот туда. (ВЕРЕВКИНА ставит софит)

ВЕРЕВКИНА. (ошарашено) Господин Дерикот! Вы ударили Антуана!? Вы его ударили? Бедный Антуан!

ДЕРИКОТ. Это творческий процесс, мадмуазель. Искусство  это сердце, истекающее кровью, это вечная рана. (АНТУАНУ) Ну, что? Очухался? 

АНТУАН. А почему вы говорите со мной на «ты»? Мы что, пили на брудершафт?

ВАРВАРА. Антуан, вы должны вызвать его на дуэль.

АНТУАН. На дуэль? Почему? Я ничего не помню. И язык у меня заплетается…

ДЕРИКОТ. Слава богу, мы снимаем немое кино. Это хорошо, что вы ничего не помните. Мы можем начать. Роль-то вы помните?

АНТУАН. Помню, что вы мне должны денег… а все остальное – нет.

ДЕРИКОТ. Понятное дело. Ну, на таланте, батенька, на таланте...

ВАРВАРА. Антуан, ударьте его.

АНТУАН. Зачем, тогда он мне никогда не заплатит.

ВАРВАРА. Вы жалкая устрица, Антуан, я в вас разочаровываюсь.

АНТУАН. (Варваре) Ты кто?

ВАРВАРА. Я!? Я!? Негодяй!

ВЕРЕВКИНА. (ВАРВАРЕ) Не смейте оскорблять его!

АНТУАН.  Почему-то голова болит… Надо тренировать сосуды. Знаете как? Выпьешь – сосуды расширяются. Покуришь – сосуды сужаются. Вот так их и гоняешь – туда-сюда, туда-сюда…

ВАРВАРА. Что вы несете, Антуан?

ДЕРИКОТ. Ну, судя по всему, к съемке он готов. Все готовы! Маэстро, начали! Прошу!

Музыка.


11.

ДЕРИКОТ. Отлично. Я чувствую дикое вдохновение. (ставит камеру) Антуан, идите сюда.

АНТУАН. (идет) Что-то ноги меня не слушаются.

ДЕРИКОТ. Держаться, Антуан, держаться!

АНТУАН. Мои предки жили в Тунисе. Я - лев, я - барс, я - гепард. Р-ррррр…

ВАРВАРА. Он свихнулся!

ДЕРИКОТ. Все в порядке. Варвара, иди к нему.

ВАРВАРА. Я боюсь.

ДЕРИКОТ. Не бойся. Он, видимо, входит в роль.

АНТУАН. Р-ррр…

ВАРВАРА. Господин Дерикот, я люблю только вас. И готова отдаться немедленно.

ДЕРИКОТ. Сейчас - не до этого! Иди к нему. (Варвара осторожно подходит) У нас нет Агапкиной и Куроедова… (зрителям) Дамы и господа! Надеюсь, вы поможете русскому синематографу. Его, так сказать, зарождению. В переносном смысле, конечно. Иначе в дальнейшем мы будем смотреть только тупые сериалы, которые, как выразился Мацих, делают шизофреники для параноиков. Спасите Дерикота, господа. Мадам, прошу вас. Вы поможете? Вы будете обманутой женой Антуана. Трагическая роль. Кто еще? Сударь, вы будете мужем соблазненной Антуаном  Варвары. Графом. Временно. Накапливайте ярость пока. Вот вам пистолет. Мадам, вот вам кинжал. Спрячьте его. Куда? Ну, найдите, куда. Куда-нибудь, ха-ха. Так, все готовы. Пленки мало, поэтому играем сразу гениально. (становится у камеры) Все готовы? Начали. Музыка! (музыка, начинает «снимать») Антуан, падайте на колени. (Антуан падает)

АНТУАН. Черт, все болит.

ДЕРИКОТ. Возьмите ее за руку и объясняйтесь ей в любви. Варваре, а не руке.

АНТУАН. Варвара, я хочу тебя.

ДЕРИКОТ. Полегче, Антуан.

АНТУАН. Варвара, будь моей еще раз.

ДЕРИКОТ. Что?

ВАРВАРА. Не вовремя к вам вернулась память.

ВЕРЕВКИНА. Ах!

АНТУАН. (ВЕРЕВКИНОЙ) Это по сценарию. (ВАРВАРЕ) Сударыня, я люблю вас.

ДЕРИКОТ. Варвара, закати глаза и сопротивляйся.

ВАРВАРА. Я так ошиблась в вас, Антуан.

ДЕРИКОТ. Пошла курсистка, тайно влюбленная. Госпожа Веревкина! Пошла. Пошли. Застенчивая! Юная! Страдающая! Ах, каков подонок! Признается другой! Распрострите…  распостерите… тьфу… язык тут с вами сломаешь! Руку вперед, сама назад, прогнуться! Трясите, трясите рукой и всем остальным – Я так тебе верила!

ВЕРЕВКИНА. (трясется) Я так тебе верила!

ДЕРИКОТ. Антуан обескуражен. Я говорю, обескуражен. А не пришиблен. Глазки забегали, забегали глазки. Не знает, куда деваться. Кается перед обеими.

АНТУАН. (ВАРВАРЕ) Мадам! (ВЕРЕВКИНОЙ) Мадмуазель!

ДЕРИКОТ. Входит жена Антуана. Мадам, прошу вас. Подойдите ближе. Стойте. Расширьте глаза. Еще. Посмотрите на нас. Дышите. Сильно дышите. Вздымайте, так сказать, грудь. Ага! Вот этого-то он не ожидал. Это смерть!

АНТУАН. Да сколь ж можно?

ДЕРИКОТ. Отлично. Дайте ему пощечину.

АНТУАН. Мадам, помните: лицо - мой рабочий инструмент.

ДЕРИКОТ. Врежьте этому подлецу, мадам. (зрительница бьет) Можно еще раз.

АНТУАН. Нет, хватит, и так все болит.

ДЕРИКОТ. Скажите: "Подлый обманщик!". Громче, мадам. Крикните.

ВАРВАРА. А я что делаю?

ДЕРИКОТ. Сделай шаг назад и рыдай. (Варвара рыдает)

ВЕРЕВКИНА. А я что?

ДЕРИКОТ. Ей душно. Сердце бьется.  Разрывайте ворот. Можете?

ВЕРЕВКИНА. Я хоть совсем разденусь.

ДЕРИКОТ. Цензура не пропустит. Пошел злодей. Мульчинский, ваш выход.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Вы что, собираетесь всё с одной точки снимать?

ЕРИКОТ. Мульчинский! Не до того сейчас. Пошло, грязное животное, пошло!. Он за курсисткой неделю следил. Ох, какой мерзкий! (МУЛЬЧИНСКИЙ ходит зверем по сцене) Зубищи покажи. В снах ее видел похабных. Гамадрил. Это тебе не модистки для "Шутенка"!

МУЛЬЧИНСКИЙ. Что? Что!? Да пошел ты на…!

ДЕРИКОТ. Вот отлично! Разошелся. Ни на кого не смотрит. Лезет к ней. Лезет. На нее лезет.

ВЕРЕВКИНУ мутит от дыхания МУЛЬЧИНСКОГО, сдерживается, чтоб не вырвало, отбивается, отворачивает лицо.

ДЕРИКОТ. Все в ужасе. Отступите на шаг. Кроме курсистки. Она в ступоре.

ВЕРЕВКИНА. А-а! я больше не могу! Меня сейчас… о-о!...

ДЕРИКОТ. А вы думали, мадмуазель, искусство что!? Держаться! Играть! Ермолова! Входит муж Варвары. С пистолетом. Прошу вас. (зритель входит) Входит и  видит весь это содом. Он остолбеневает. Остолбеневайте. В этот миг жена Антуана хладнокровно ранит животное кинжалом. Прошу вас, мадам. В спину, можно в бок. Он привык ко всему.

МУЛЬЧИНСКИЙ. Австралопитеки. Я Гамлет.

ДЕРИКОТ. Ранит. Он корчится, но не умирает. Мадам, бросьте нож и закройте лицо руками. Теперь муж Варвары. Он очухался. Очухался. Очухивайтесь. Теперь сделайте страшное лицо и скрежещите зубами. Наведите на соблазнителя пистолет.

АНТУАН. А он точно не настоящий?

ВАРВАРА. Лучше бы он был настоящий.

ДЕРИКОТ. Скажите: «Смерть мерзкому соблазнителю». Громче. Наведите пистолет. Но что это? Врывается сумасшедшая, которая сошла с ума, будучи ранее соблазненной этим негодяем. Товарищ! Ваш выход!

КОЗЛОВСКАЯ. Ну, сейчас я вас тут всех, сволочей, положу! (вынимает из сумки пистолеты)

ДЕРИКОТ. Это еще откуда!?

МУЛЬЧИНСКИЙ. Между прочим, они настоящие.

АНТУАН. Как? Вы что, с ума сошли? (прячется за ВЕРЕВКИНУ)

КОЗЛОВСКАЯ. Всех положу! Coma a merda e morra(15)!

Пытается достать АНТУАНА. ВЕРЕВКИНА его закрывает, хватает за одну руку, ВАРВАРА за другую, поднимают их вверх. КОЗЛОВСКАЯ палит из двух пистолетов. Пытается пнуть АНТУАНА.

ДЕРИКОТ. Мульчинский, пленки мало, я не могу останавливаться!! Сделай что-нибудь! Что-нибудь!!

МУЛЬЧИНСКИЙ. Я же ранен!

ДЕРИКОТ. Он превозмогает, превозмогает он!! Гамлет умирающий! Сальвини! Мочалов!

МУЛЬЧИНСКИЙ оперно поднимается, неожиданно обхватывает КОЗЛОВСКУЮ и целует. Несколько раз та еще стреляет. Патроны кончаются. КОЗЛОВСКАЯ сдается, опускает руки.

ВАРВАРА. О, господи!

ВЕРЕВКИНА. Не думала, что тут так весело у вас. (отскакивает от МУЛЬЧИНСКОГО, дышит, ищет свежий воздух)

ДЕРИКОТ. Пленки мало! Не выходим. Неожиданный ход! Животное стало человеком, узнав истинную небесную любовь к своей бывшей жертве. Но рана сильна и оно умирает. Мульчинский, я говорю – умирает. Умирает!! (МУЛЬЧИНСКИЙ нехотя отрывается от КОЗЛОВСКОЙ, берет ее руку в свою. И "умирает"). Она склоняется над ним. Муж Варвары потрясен. Он не в себе. Он стреляет в Антуана. Прошу. (выстрел) Антуан умирает.

АНТУАН. Опять? Сколько можно? Я уже умирал сегодня (падает).

ДЕРИКОТ. Варвара, падай на колени и моли о пощаде. (Варвара падает) Стреляйте в Варвару (Выстрел. Варвара умирает). Теперь смейтесь, как Мефистофель. Вот так "Ха-ха-ха!" И стреляйте в себя (выстрел). Падайте. Ваше соло, мадам. Повернитесь к нам. Поднимите кинжал, закиньте назад голову, и вонзайте кинжал. Себе в грудь, конечно. Умирайте. Ну, и наконец товарищ. У вас точно кончились патроны?

КОЗЛОВСКАЯ. Кончились.

ДЕРИКОТ. Тогда обведите всех нас мутным безумным взглядом.  Приставьте пистолет к виску. Ради бога на всякий случай не трогайте курок, у нас все равно немое кино. Дернулась всем телом. Упала. Гениально. Снято! Ура! Ура! Все могут встать. Благодарю вас, вы спасли несчастного Дерикота и будущее русского синематографа!


12.

АНТУАН. А когда вы заплатите?

ДЕРИКОТ. Вы мелочный человек, Антуан. О высоком надо думать, о великом. Впрочем, у меня широкая душа. Я дам вам тринадцать процентов от сборов.

ВАРВАРА. Ему хватит и двух.

АНТУАН. Варвара, как ты можешь?

ВАРВАРА. Дайте ему семь и пусть проваливает.

ВЕРЕВКИНА. Слушайте, мне так понравилось! Я в восторге! Я открываю свое дело. (снимает очки и распускает хвостики)

ДЕРИКОТ.  О! что это? Госпожа… Веревкина!! Невероятно! Вот это номер!!... А что скажет Петень… Петр?…

ВЕРЕВКИНА. А ну его. У меня самой две фабрики под Тобольском и пароходство на Азове. Предлагаю на паях. Мои деньги и ваш организаторский талант. Я в этом ничего не понимаю. Вы, Антуан, будете ведущим актером. Согласны?

АНТУАН. Конечно, согласен. Ничего себе!

ВЕРЕВКИНА. Что скажете. Господин Дерикот?

ДЕРИКОТ. У меня просто голова кругом. А что же Варвара, Мульчинский?

АНТУАН. Ну, мы что-нибудь придумаем. (ВЕРЕВКИНОЙ) Да, моя рыбка?

ВАРВАРА. Хм.

ВЕРЕВКИНА. Придумаем.

АНТУАН. У меня там есть на примете одна затейка.

ДЕРИКОТ. Что скажешь, Мульчинский?

МУЛЬЧИНСКИЙ. (КОЗЛОВСКОЙ)  Слава тебе, безысходная боль, Умер вчера сероглазый король… Сударыня, умирая, я вручил вам свою руку. Примите еще и сердце. Будьте моей женой. Вы согласны?

КОЗЛОВСКАЯ. Черт возьми. Важнейшим из искусств в деле борьбы за права женщин является кино. Я согласна.

ВЕРЕВКИНА. Как это прекрасно!

МУЛЬЧИНСКИЙ. (ВЕРЕВКИНОЙ) Я сниму вам фильму. Я так сниму!!

ВЕРЕВКИНА. Но, господин Мульчинский, ни капли на работе.

КОЗЛОВСКАЯ. Я прослежу. (отпивает из фляжки)

ВЕРЕВКИНА. Ну, господин Дерикот, соглашайтесь. И завтра начинаем новую фильму.

ДЕРИКОТ. Хорошо. Начинаем. Но только не завтра, а послезавтра.

ВЕРЕВКИНА. А почему не завтра?

ДЕРИКОТ. Потому что всю сегодняшнюю ночь и весь завтрашний день я посвящаю… (смотрит на Варвару) Да, дорогая?

ВАРВАРА. Да, дорогой. (целуются, поют)
Время движется вперед
Легкой колесницей,
И бог весть, что всех нас ждет - 
Жизнь не повторится. 

Но пятак подбросит нам,
Хитрую орлянку -   
Трапезунд иль Магадан,
Крым или Лубянку.

И выходит, что она
Та же мелодрама,
И жестока и нежна,
Но не на экранах.               

И наивна и смешна,
Но платить по счету,
И объявлена цена, 
И оплатит кто-то. 

Но пока несется кадр, мелькая,
Бестолково, глупо и чудно,
Мы опять живем и умираем    
В жизни под названием кино.

Это, это, это кино – 
Жестокие страдания, душевные терзания,
Это, это, это кино –    
Дуэли и скитания, мораль и назидание,

Это, это, это кино – 
Смешное, баламутное, святое и беспутное,
Трагичное, приличное, порою очень личное,
Жестокое, обидное, веселое, бесстыдное,
Это, это, это кино!.

 

К о н е ц.

P.S. Поклоны

ДЕРИКОТ. Господин Дерикот снимал еще фильмы в кооперации с Веревкиной, и даже заработал денег на собственный домик под Калугой. В двадцатом году оказался в Ялте, потом в Константинополе, Болгарии, Югославии, Франции. Перебрался через океан в Америку. И поначалу был успешен и там. Но потом что-то не заладилось, и в Голливуде он не прижился. Открыл маленькое фотоателье, как Дранков, где снимал артистов и тосковал о России. Там он и умер от сердечного приступа, прожив немногим более шестидесяти лет.

Госпожа Веревкина после революции сильно изменилась. Сам Веревкин покинул Россию и судьба его неизвестна. Она же занималась документальным  кино, преподавала на курсах Мейерхольда, затем в ГИТИСе, затем во ВГИКе, умерла в семидесятые годы.

Антуан принял революцию и был расстрелян белыми в августе девятнадцатого в Одессе, вместе с блистательным летчиком, одним из первых русских авиаторов Михаилом Ефимовым, тоже принявшим революцию.

Варвара перестала сниматься в кино, ушла от Дерикота к какому-то работнику треста "Моссельпром", от него к сотруднику Наркомата Внешней торговли, уехала с ним в Париж. С момента гитлеровской оккупации Франции ее следы теряются. Говорили, что ее видели в сорок четвертом с княгиней Верой Оболенской в немецкой тюрьме Плётцензее.  Была ли и она гильотинирована, как княгиня Оболенская, неизвестно.

Пламенная Козловская-Шлихтинг оказалась верной женой, и кроме Мульчинского никого никогда не знала. Она служила в Наркомпросе, искренне и неистово защищая правду, как она ее понимала. После войны была арестована и погибла в лагере у реки Печора. В шестидесятые была реабилитирована, но поскольку детей и родственников у нее не было, а сам Мульчинский погиб гораздо раньше, ее реабилитация мало кого заинтересовала.

Сам Мульчинский оказался в девятнадцатом под Киевом, где попал к петлюровцам, которые почему-то приняли его за еврея. И был изрублен с полутора десятком  местных жителей, потому что посчитал невозможным для себя унижаться перед негодяями и что-то себе выгадывать рядом с другими, которые выгадать ничего не могут.
Вот так.

Все. (поют)
Это, это, это кино - 
Жестокие страдания, душевные терзания,
Это, это, это кино –
Дуэли и скитания, мораль и назидание,

Это, это, это кино –
Смешное, баламутное, святое и беспутное,
Трагичное, приличное, порою очень личное, 
Жестокое, обидное, веселое, бесстыдное,   
Это, это, это кино!



Вот теперь уже правда –


К О Н Е Ц.

_____

1 - фердамтэ шайсэ! - проклятое дерьмо, по смыслу "... твою мать" (нем.)
2 - вас ист дас фюр айне шайсэ? - что за дерьмо? по смыслу - что за х...йня? (нем.)
3 - анфан де пют! - сукин сын (фр.)
4 - шайзэ! - дерьмо, по смыслу - твою мать! (нем.)
5 - шайс драуф! - мне плевать! (нем.)
6 - йэвла хоре! - чертова (е...ная) сука! (норв.)
7 - ООПЖ - Общество Охранения Прав Женщин; РЖВБ - Русское Женское Взаимно-Благотворительное Общество, - дореволюционные феминистские организации.
8 - курва его мач! - б...ядь его мать, по смыслу - ... твою мать (польск.)
9 - крэтин - кретин (польск.)
10 - виттуйен кэвят! - черт побери! (финск.)
11 - конечно, естественно. (франц.)
12 - невероятно! Я была потрясена! (франц.)
13 - Je suis decurage!  - я обескуражен! (франц.)
14 - бачьями ил'куло! - поцелуй мою задницу! (итал.)
15 - кома а мэрдэ э морра! - сьешь дерьма и сдохни! (порт.)


2015 г.


--


Рецензии