Несостоявшаяся поездка

рассказ с мистикой

Автор долго думал, как объяснить музыкальную галлюцинацию, описанную в рассказе, но ничего не придумал, кроме действия каких-то лукавых потусторонних сил. Так что, читателям придется судить самим об этой истории.

 Маша впервые оказалась у своей подруги в доме, хотя их общение длилось уже более двух лет. Не будучи сама хорошей хозяйкой, Маша все же про себя отметила беспорядок в однокомнатной квартире Тони.
Познакомились они на Черном море, где обе отдыхали: Маша с маленьким ребенком, Тоня – одна. К моменту их знакомства Маша была замужем, а у Тони заканчивался роман с пожилым женатым мужчиной. Тоня выглядела женщиной застенчивой, говорила тихим голосом, но была всегда хоть и недорого, но модно одета и отличалась какой-то бесшабашностью: так однажды она отправилась в гости в соседний поселок, а возвращалась обратно темной южной ночью одна. В течении трех недель отдыха женщины после жаркого дня, солнца и моря, вечером вели задушевные беседы.
Потом, в Петербурге, Тоня выпала из поля зрения Маши, а когда они вновь встретились, перед Машей предстал уже другой человек: Тоня рассказывала про батюшек, про посещение старца в Пскове, про чудеса, которые с ней случаются. Она уговорила Машу креститься. Все это Маша восприняла, как некоторую игру, может быть даже где-то модную среди людей интеллектуального круга, которые вдруг бросились креститься сами и крестить своих детей.
Сегодня перед едой Тоня театрально, прочитала молитву. Эта театральность и неестественность покоробила Машу, но она не стала высказывать своего неудовольствия на этот счет. Они собирались завтра ехать к старцу. Маша согласилась, скорее из любопытства – многие женщины ездят, почему бы и ей не расспросить прозорливого старца о своей судьбе.
За столом они обсуждали детали поездки: где встретиться, что с собой взять. Ехать предстояло далеко, поездом до Пскова и там еще добираться на катере. Обе были полны решимости преодолеть все сложности пути.
Но вечером, дома, Машу посетило легкое беспокойство – как же они будут ходить ночью по каким-то незнакомым проселочным дорогам. Может, стоит позвать сопровождающего? Эта мысль показалась ей здравой. Муж был в командировке. Он не согласился бы с ней ехать, а, пожалуй, не пустил бы и ее.
Она позвонила своему старому институтскому приятелю. Поболтав с ним о том, о сем, изложила суть дела и была страшно разочарована тем, что «рыцарь» под благовидным предлогом отказался сопровождать двух «странствующих дам». Этот отказ усилил зародившиеся сомнения.
Утром Маша собрала вещи. Уезжать предстояло вечером после работы. Путешественница заметно нервничала и никак не могла понять причину своего волнения. Вроде бы все складывалось нормально – ребенок оставался с мамой, о чем еще беспокоиться?
На нервной почве, неожиданно в её голове пронесся отрывок из Реквиема Моцарта. Что-то неприятно екнуло в сердце, но Маша постаралась проигнорировать возникшее неприятное чувство и вышла из дома.
До работы ехала на маршрутке. Только она успокоилась во время пути, как в голове вновь пронеслось пение Реквиема. И началось…Что за наваждение? Маша усилием воли пыталась отключить музыку, однако какой-то упорный механический органчик продолжал раз за разом методично повторять один и тот же музыкальный фрагмент. И на рабочем месте Машу не оставила в покое невесть откуда взявшаяся музыкальная галлюцинация.
В комнате все было спокойно. Тихонько играло радио. Миловидная коллега Ирочка, склонившись над столом, заполняла ведомости. Румяная Вика набирала текст за компьютером. Вдруг, после очередного шлягера, голос по радио провещал: «Прошу передать Реквием Моцарта». Маша вздрогнула. Зазвучала трагическая музыка Моцарта, именно тот кусок большого музыкального произведения, который с утра засел в её голове.  Маша украдкой оглядела сослуживцев. Все безмятежно занимались своими делами. А по радио уже радостно пел Киркоров.
— Вика, ты слышала, сейчас передавали Реквием Моцарта?
— Да, кажется, а что? – удивилась вопросу Вика.
— Нет, ничего…
Неожиданно на месте заерзала работавшая Ирочка.
— Я слышу голос Кондратьевой, но ведь Кондратьева уволилась от нас.
Сказав это, Ирочка встала, подошла к двери и выглянула в коридор.
— Странно. Никого нет.
В задумчивости она вернулась на место. И туту же зазвонил телефон. Ирочка взяла трубку.
— Таня? Это ты? – удивленно спросила она – перезвони последние цифры три семь один, у начальника теперь другой номер. Пока.
Теперь Ирочка была удивлена  не меньше Маши
— Звонила Кондратьева – сообщила она.

После передачи по радио и звонка Кондратьевой Реквием наконец-то покинул голову Маши. Но она была уже полностью деморализована.

Маша ждала подругу на вокзале. Желание ехать пропало окончательно. Тоня опаздывала. Наконец она появилась. Подошла. Лицо ее было бледно, она слабым голосом заявила:
— Слушай, давай не поедем, у меня плохие предчувствия.
— Давай не поедем – с облегчением согласилась Маша.
Не стоит невежам лезть в неизвестный и непонятный им тонкий мир.


Рецензии