3. Поселились в Бней-Браке

   Вернулись мы с пляжа, перекусили бананами и вышли на веранду рядом с лобби отеля. Видим, наши коллеги-репатрианты окружили дамочку в кресле, она что-то им рассказывает. Оказалось, это маклерша, предлагает квартиры на съём. Поговорили и мы с ней, предложила нам недорогую квартиру где-то в Явне. Мы тогда ещё и не знали, чтО это за забытая богом дыра (Тогда, а сегодня это, говорят, вполне приличный город. Лет 2000 тому назад это был город еврейских мудрецов – знатоков Торы). Но мы, на наше счастье, сообразили, вспомнили, что необходимо нам жить в центре страны, сейчас расскажу почему. Большая проблема была у нас с нашим сыном Женей. На первом году жизни по халатности нашей советской медицины он оглох – хвалёный доктор, к.м.н., еврей к тому же, превысил ему дозу лекарства, и оно, это лекарство, повредило слуховые нервы.
   Никакое лечение не смогло вернуть Жене слух, счастье, что удалось найти в Ленинграде замечательную учительницу–репетитора, потом определили мальчика в хороший детский сад, в подходящую школу. Мы с женой осваивали премудрости сурдопедагогики – занятий с такими детьми. Дали ему всё, что смогли и привезли в Израиль.  Ещё в Ленинграде нам удалось узнать, что в Тель-Авиве есть институт под названием Шема, или Шма. Слово это в переводе с иврита означает «Слушай!», оно же – начальное слово самой главной еврейской молитвы: «Шма, Израэль!». Это   учреждение  занимается помощью глухим детям, Жене там буквально сразу  очень помогли.  Но – попробую рассказать всё по порядку.

   Никого, ни родных, ни знакомых в новой стране у нас не было .  Лет через десять, правда, узнали, что живёт в Хайфе племянница Сони. Приехала она лет за 15 до нас и вполне в Израиле обжилась.  Она знала, что мы приехали, пыталась нас разыскать, но Сонину фамилию после замужества никто ей сказать не смог. Разыскали мы её совсем случайно, и  эта история достойна отделного описания. Но – был у нас номер телефона , дала его нам Ася, мама глухой девочки,  уехавшая  из  Ленинграда в Нью-Йорк за несколько лет до нашего отъезда.  Сказала она – в Тель-Авиве живёт очень милая пожилая пара - её двоюродная сестра с мужем, Гита и Сима (Симон), рижане, они вырвались в Израиль ещё в 1967 году, как бывшие граждане  Польши.  Свяжитесь,  сказала,  с ними, они старожилы и всегда помогают новоприбывшим.
   Мы купили жетоны для телефона-автомата, я набрал заветный номер, - и произошло наше первое израильское чудо, мы нашли добрых друзей на годы, до самой их кончины. Нам ответила Гита - приятный женский голос,  почти без акцента. Мы назвали себя , рассказали о нашем положении, и нас пригласили в тот  же день приехать к ним. Сказали, на каком автобусе ехать, где найти остановку, как спросить где выходить, записали мы адрес.  Оставили детей с дедом, ещё раз поговорили с Гитой и пошли садиться на автобус. Нам сказали – автобус идет от фонтана, а что за фонтан, где он? Идем по набережной вдоль пляжа, солнце садится, но нам не до красот заката. Наконец увидели фонтан, он там единственный, возле него автобусные остановки – маршрутов двадцать, не меньше. Стоим, ждём – ни одного автобуса. Мы ведь не знали ещё, что до исхода субботы ни в одном городе, кроме Хайфы, нет общественного транспорта. Полчаса стоим, почти час, стало уже темно, ночь, и тут начинают подъезжать автобусы, наконец и  наш. Сели в него, на моём не очень хорошем английском  попросил я шофёра сказать , когда будет наша остановка – название её я записал и заучил наизусть.  И вот выпустил он нас – какой то перекресток, куда идти- понятия не имеем. Видим – стоит пожилая дама, она сразу направляется к нам. - Валерий , Софа?
    Оказалось, Гита – это была она – весь вечер выходила на остановку встречать нас. За эти часы , что нас не было, они с Симой созвонились со знакомым маклером, он договорился с хозяином свободной квартиры – тогда ещё не было проблем со свободными квартирами на сдачу внаём. Маклер, молодой парень по имени Беня, уже сидел у них за столом, пил чай и ждал нас. Назвал он нам цену квартиры – но для нас это был тогда пустой звук, много это или мало, мы тогда не представляли, определенную сумму на первое время в стране нам должны были выдать. Мы, конечно, сразу же согласились. Тогда – поехали, сказал маклер и тут говорит – да, но квартира не в Тель-Авиве, а не далеко от него, в Бней-Браке, вас это не пугает?  Нет-нет, говорю, поехали. В голове только одно – дети наши брошены в гостинице, в незнакомом городе, в новой стране, без языка, скорее, скорее.
                Но – всё пошло как по маслу. Беня на своей
машине привёз нас куда-то, зашли во двор, поднялись по лестнице на четвёртый этаж,  и мы вошли в просторную квартиру – общая комната (салон, как здесь говорят), две большие спальни и ещё спальня маленькая. Никакой мебели – сплошь каменные полы ,  точнее, облицованные специальными плитками – балатами. Молодой хозяин  уже ждал нас , маклер привез с собой типовой договор на съём квартиры, тут же его и подписали (без задатка, без гарантийного чека!) Договор на иврите,  что там - один Б-г  знает, положились на порядочность маклера , его отец был рижанин, хороший знакомый Гиты и Симы. Получили  мы ключи от своего временного дома и Беня отвёз нас в Тель-Авив, только в полночь  вернулись к нашим перепуганным детям и старому Сониному папе.
     Наутро с уже подписанным договором на квартиру мы пошли в министерство абсорбции, потом в банк , всё оформили. Потом купили продукты на первое время и уже к 12 часам  дня  мы переехали из гостиницы в нормальную квартиру.  Тут как раз нам привезли «сохнутовскую»  мебель -  всем по кровати с матрацем, по стулу и еще стол. Этот стол служит нам кухонным и сегодня. Всё получилось очень оперативно, чиновники относились к нам по-доброму, они видели, в каком состоянии был наш дедушка. Большое им спасибо!
   Осмотрелись мы в квартире , и тут стали приходить соседи, посмотреть на нас, познакомиться.  День был жаркий ,  градусов под сорок, принесли нам в сумке-холодильнике разведенные сладкие сиропы (мы их приняли за соки), принесли еду, какие-то фрукты. Гости приходили и приходили, как оказалось, мы были чуть ли не первыми "русскими" , приехавшими в эту часть города. Приносили посуду, кухонные принадлежности, полотенца, моющие средства. Надо сказать, не зря наш маклер Беня спросил - не пугает ли нас, что жить будем в Бней-Браке, ведь это был один из религиозных центров Израиля, со своими правилами и порядками. Но наша улица и соседние с ней были каким-то островком в этом царстве ультрарелигиозных, "харедим", как они себя называют. И соседи в доме были самые разные - от молодого взрослого ученика ешивы   с женой,  работавшей кассиром в соседнем банке, до совершенно светской пары - она адвокат, он - техник на авиационном заводе. А в квартире под нами жила семья  начальника бухгалтерской службы большого промышленного объединения, верующие люди, так называемые религиозные сионисты, носящие вязанные кипы. Всем им интересна была наша семья,  они помогали нам , чем могли, в самых первых наших шагах в Израиле.
   Но - продолжу об этом первом дне. Раздался звонок  и пришла пожилая религиозная пара , это были родители нашего хозяина квартиры, очень милые люди, польские евреи, неплохо говорящие по-русски ( с нашими соседями мы на первых порах общались на английском). Моше и Зина, так звали этих старичков, жили в восточной Польше до советского вторжения туда.  Из пограничной зоны их выселили в Сибирь,  и это сохранило им жизнь - спасло от уничтожения в Майданеке или Бухенвальде. Они стали для нас, совершенно посторонних для них людей,  добрыми друзьями и советчиками. В тот день родители хозяина принесли нам разные угощения, рассказали - ведь сегодня праздник, день Независимости! И пошли мы с ними гулять  по улицам, с нами наши ребята и с наш верный пудель Бурик.
   В религиозном Бней-Браке светские праздники не празднуют, только когда прошли несколько кварталов , мы оказались в соседнем, светском городе Рамат-Гане, на площади, в праздничной   толпе. Увидели небольшую сцену, там играл оркестр и пел ансамбль - молодые парни и девушки.  Люди вокруг нас подпевали, танцевали , взявшись за руки. Моше и Зина встретили на площади знакомых, представили им нас, с гордостью говорили: мы "ватикИ" (старожилы) и  сейчас помогаем новым репатриантам! И они действительно помогали  нам,  вскоре Моше нашёл первую работу для Сони. А через год он отговорил, застыдил своего сына, когда тот хотел намного поднять квартирную плату. Поднял всё же, но, как говорится, по-божески.

http://www.proza.ru/2016/09/30/1975
http://www.proza.ru/2016/12/10/1505
http://www.proza.ru/2017/01/08/2250
  Пишу продолжение  В.


Рецензии
Спасибо, Валерий!
Читала с удовольствием!
Всех благ!
До встречи!

Анна Шустерман   23.02.2018 14:26     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.