Сказание о городе Гороховце и Лысой горе

Полное название сказки

Сказание о славном городе Святой Богородицы Гороховце, Русском воинстве и Лысой горе.

Река Клязьма огибает Лысую гору возле Гороховца с правой стороны. И если встать на вершине горы и оглядеться, то  можно увидеть на другом берегу простирающиеся до самого горизонта бескрайние поля и тёмные леса.

Спустившись с горы на другой её стороне, можно попасть в город Гороховец, который в те времена являлся пограничной крепостью. В центре города на Никольской горе возвышался каменный Кремль детинец, окруженный высокими земляными валами.

Русь в те давние времена часто подвергалась набегам кочевых племен. А юго-восточная пограничная засечная полоса проходила как раз по реке Оке и называлась  «Поясом пресвятой Богородицы». Град же Гороховец или город Святой Богородицы, как его называли в те годы, стоял на его крайней точке и прикрывал границу Руси от вражеских набегов с востока.

Каждую весну, чтобы беспрепятственно обозревать с вершины Лысой горы окрестности,  жители Гороховца взбирались на гору с топорами и пилами, и вырубали успевшие подрасти за зиму кусты и молоденькие деревья. Нельзя сказать, что эта вырубка  доставляла горожанам радость. Им было жаль рубить молодые побеги, лишая их жизни. Но они были вынуждены это делать, потому что, как только Клязьму сковывало льдом, с другого берега к городу, желая его разорения, устремлялись захватчики.
Вот и приходилось жителям Гороховца, скрепя сердце, весной заниматься вырубкой деревьев и кустарников на горе, чтобы ничего не мешало им вовремя заметить приближение врагов.

Внизу под горой горожане сооружали засечные заграждения из деревьев, складывая их крест-накрест вершинами и направляя в сторону возможного противника.
 
Жители Гороховца, как будто уже с рождения становились храбрыми воинами. А когда мальчики подрастали, то вступали в особое ополчение: засечную стражу.
 
Отцы с малых лет приучали сыновей и дочерей скакать на конях и мастерски владеть копьями и мечами. Матери обучали дочерей оказывать помощь  раненым.  И в каждом хранились на случай войны начищенные до блеска мечи и сабли, копья и стрелы, тяжелые палицы и защитные панцири-кольчуги, остроконечные боевые шлемы и топоры. Свое оружие русские воины начищали так, что даже неяркий солнечный луч, отразившись в металле, мог бы ослепить врага. 

Но не только своим бесстрашием и умением воевать отличались гороховчане. Город, хоть и был приграничным, военным, также славился льном и мастерицами, умеющими ткать из него такие холсты и полотенца, и вышивать, что невозможно было взгляд оторвать от красивых узоров.

Но самой лучшей вышивальщицей всё же была дочь воеводы Милославова Василиса Никитична. К каждому своему узору она подбирала такие цвета и оттенки ниток и пряжи, что казалось, вышитые руками Василисы птицы сейчас оживут и вспорхнут с заснеженных деревьев в синее небо, вороной конь поскачет по полю; а притаившиеся в снегу зайчишки  испуганно подпрыгнут и понесутся прочь от догоняющей их рыжей лисицы.

Щедрым золотом, серебром и жемчугами платили за вышитые руками Василисы картины на холстах заезжие купцы и бояре. Страшно гордился воевода Никита Всеволодович Милославов мастерством своей дочери и часто хвалился её искусством перед своими высокородными гостями: князьями и боярами.

Василиса Никитична была красавицей. И не один боярский сын в сердечной тоске глядел ей вслед, желая видеть синеокую и статную дочь воеводы своею невестой.
Но никто не знал, что милее всех ей был исправный крестьянин Алексей Тимофеевич, удалой молодец и храбрый богатырь.

А уж, как и где они между собой поладили,  поймав свою птицу счастья,- про то никто и не ведает.

Встретит, бывало, возле околицы  Алексей Тимофеевич рано утром свою милую лебедушку Василису Никитичну, то его сердце так и ёкнет, а ноги его сами к ней так и поднесут. Поклонится он любимой в пояс, поздоровается, а потом и спросит с надеждой:
–А не желаешь ли ты, Василиса Никитична, пройтись со мной к реке да прогуляться вдоль берега, пока ещё нет жары?

И у Василисы при виде милого друга сердечко горячо забьётся, как будто пташка в клетке. А только взглянет она строго на Алёшу и отвечает:
– Рада бы я пойти с тобой, Алёшенька, и в чистое полюшко, и на речку синюю. Да, только ведь мне надо сейчас идти с подруженьками в поле, и лён теребить.
 
Вздохнёт огорченно Алёшенька, да и кивнет головой. А потом проводит свою милую до поля, где уже её ждут подружки, чтобы идти вместе на поле. Вернётся Алёша домой. С отцом и братьями за работу в огороде и поле примется. А то вместе с братьями начнёт лук и стрелы налаживать. Или же на охоту в лес с ними пойдёт.

Вечером Алёша вновь придет к дому воеводы, и зовёт милую выйти с ним погулять в березовой роще, да соловьиные песни послушать.

И снова откажется Василиса Никитична. Взор свой ясный потупит в смущении и отвечает:
–Рада бы пойти, да не могу я, милый Алёшенька. Надо успеть мне картину с соколами до зимы вышить….

–Неужели, вышитые соколы тебе дороже, чем я? – С обидой в голосе спросит добрый молодец.

–Нет, милый Алёшенька. Дороже тебя и отца с братьями нет у меня никого на свете. А только картину эту должна я обязательно успеть вышить до того, как первый снег на землю ляжет, – отвечает ему Василиса Никитична.

–Когда же? 
–Как лён на поле расстелем.
– Не понимаю, почему же обязательно надо успеть к этому сроку? – пожмёт недоуменно плечами Алёша.

–Придет час, – всё и узнаешь, Алёшенька, – мягко отвечает Василиса.
–Ну, хорошо. А как вышьешь соколов, покажешь мне их? Хочу поглядеть, что за соколы такие тебя мою милую у меня отнимают?
–Покажу, – улыбается Василиса.

Лето в нашей русской стороне пролетает стремительной птицей.  Вот, уже и август наступил, и щедрой рукой позолотил кое-где листву на деревьях и на кустах.

Ну, всё никак не получается у Алёши сходить на свидание с милой сердцу Василисой. Грустно было молодцу. А что поделаешь? – Не жена, ему Василиса Никитична, и не невеста…. А уж, о том, чтобы посватать дочь воеводы он и помыслить не мог. Василиса Никитична – родом из богатой семьи, а он – бедный крестьянский сын.
 
Как-то раз Алёша дожидался Василису на берегу возле Лысой горы. Девушки в тот день долго работали в поле.

Уже всё длинней становились ночи. И уже на скошенные луга ложилась по ночам первая холодная роса. Эту влагу льняной стебель, стоящий на лугу в обмолоченных уже снопах, впитывает в себя и от того становится хрупким. Благодаря этому льняное волокно легко отделяется от стебля. В народе про эту пору обычно говорят, что «лён вылёживается», да и по цвету он в это время приобретает красивый серо-стальной оттенок.

Развязали девушки на поле обмолоченные снопы, разостлали лён рядами. Закончили работу, забрались в лодки и на другой берег поплыли.

Вылезли девушки на берег, песни громко запели, да и к дому гурьбой направились. А Василиса, как заметила на берегу Алёшу, так и отстала от подружек.
Подходит к ней Алёша и говорит:
–Здравствуй, милая девица. Помнишь, как обещалась показать мне вышитых тобой соколов. Вот и лён расстелили.  Когда же покажешь свои картины на холсте?
–А ты приходи завтра утром до рассвета к воротам и подожди меня, – отвечает Василиса.

Обрадовался Алёша. Схватил за руки милую и спрашивает с взволнованно:
–А сейчас постоишь со мной хоть немножечко?

Потупилась смущенно Василиса. А потом согласно кивнула и отвечает тихонечко:
–Постою, Алёшенька.

Ещё пуще обрадовался Алёша. Обнял он крепко любимую и стал её целовать. Так они стояли и миловались до сумерек. А уж после проводил Алёша девушку до её дома, и они распрощались да завтра.

После ужина Василису подозвал отец и молвит:
–Сватается за тебя, моя доченька, боярский сын Иван Михайлов. Что скажешь, люб он тебе или нет?

Поникла Василиса головой, глаза отвела и стоит молча.

Понял Никита Всеволодович, что не по сердцу ей сын боярский Иван Михайлов. Подумал и говорит:
–Вижу, что не люб он тебе. Но неволить не буду, доченька. Скажи, есть ли у тебя уже на примете друг сердечный, о ком мне неизвестно?

Вскинула Василиса голову, заблестели её глаза радостной надеждой.
–А примешь ли правду, батюшка? – Спрашивает она отца.

Нахмурился тут воевода Никита Всеволодович. Облокотил задумчиво свою седую голову на руку и отвечает со вздохом:
–Приму. Всякой правде сердце возрадуется. А ложь ни человеку, ни Богу не угодна.
–Есть, есть, милый батюшка, у меня друг сердечный – сын исправного крестьянина Алексей Тимофеевич. За него и хочу пойти я замуж, милый батюшка…

Не успела она  договорить, как вскочил с стула воевода Никита Всеволодович и закричит гневно:
–Не знаю такого! И не бывать никогда! Чтобы я тебя, свою единственную дочь за бедного крестьянина отдал, да ещё и в избу худую, дырявую?

Покачнулась тут белая лебёдушка Василиса Никитична, побледнела. А потом вскинула упрямо свою русую голову и отцу твердо отвечает:
–Ты, батюшка, меня не торопи. Позволь жениха мне выбрать самой. А будешь неволить и торопить, уйду зимой вместе с братьями на войну. Ты меня ратному делу обучил: умею скакать на коне, могу и из самострела стрелять не хуже мужчин.

Задумался воевода. А потом и промолвил:
–Вижу, что ты уже всё решила….., – отцу ли не знать, что твердостью и упрямым характером дочка пошла вся в него? Ну, а коли так, придется ему дочери уступить. Вздохнул воевода сокрушенно и говорит:
–Не место девице на войне среди ратников. Твое женское дело раны лечить, перевязывать. 

–Прав ты, батюшка. А только занять место воина вместе с братьями для меня большая честь. Мои стрелы редко пролетают мимо цели, ты сам меня научил и знаешь, – ласково отвечает Василиса строгому отцу.

И смягчилось сердце отцовское, не стал воевода больше с дочерью любимой спорить, отступил, решив обождать до весны.


На другой день, ещё до рассвета, а уж Алёша стоит возле дома воеводы и ждёт свою милую.

Чур! Скрипнули ворота, и вот уже она легкой поступью выскользнула за ворота, закутанная в длинный светлый плащ. В руках девушка держала свернутый холст.

Повела Василиса друга сердечного к Лысой горе. А как пришли парень с девицей туда, да и встали на вершине, и дождались, когда над зеленеющими полями занялась зорька алая.

Вот тут-то Василиса Никитична, тихо помолившись пресвятой Богородице, развернула перед другом сердечным Алёшенькой принесённый льняной холст. И выскользнуло из девичьих рук белое вышитое полотно, и заструилось оно чистой и ясной реченькой. И покрыло это полотно собою весь склон, опоясав гору с верха до низа.

Вот тут и ахнул от изумления молодец при виде открывшейся его взору дивной красоты. Будто живые сидят на холсте вышитые Василисиными руками могучие орлы да ясные соколы, кречеты да ястребы. И у каждого на шее висит по золочёному колокольчику.

 Не успел он и глазом моргнуть, а уж то и не орлы, и не соколы, не быстрые кречеты и не ястребы сидят на льняном полотне, готовы взлететь в синее небо: – а поднимаются с полотна грозной силой Русские воины в золоченых доспехах и шлемах черкасских, и встают они один к одному, плечо к плечу. А в руках своих крепко держат они острые копья каленые, мечи булатные, кинжалы фаряжские, щиты московские и сулицы немецкие, к бою готовые.

Вздрогнул при виде такого божьего чуда Алёша, и перекрестился он небесному воинству. А потом поклонился им в пояс крестьянский сын и храбрый богатырь Алёша и говорит с уважением:
–Братья мои! Радость великая родилась в моём сердце, потому что вижу я, что с вами прибудет небесная сила и божья помощь в честном бою всему Русскому войску.

–Истинно говоришь! Рождены мы, чтобы не дать в обиду землю нашу Русскую и прогнать отсюда врага. Под звуки труб пеленали нас наши матери, под отцовскими шлемами качали нас и лелеяли, с их стрел и мечей мы были вскормлены, и засыпали мы в полях под перестук конских копыт. В нужный час слетимся мы со всех концов земли Русской на помощь славному князю московскому, на праведный бой за землю нашу и за веру христианскую.

И ещё раз поклонился с благодарностью небесным воинам Алёша.

А уж те снова стали быстрые кречеты, могучие орлы, зоркие ястреба да соколы. И взмыли они вольной стаей высоко в самую небесную даль, и полетели, громко звеня своими золочеными колокольчиками.


Всё больше ощущается ледяное дыхание приближающейся суровой зимы. Всё сильней дуют северные ветры. И стали тут до жителей Гороховца доходить слухи, что хан кочевников Улу-Мухаммед идёт со своим войском на Нижний Новгород, желая его захватить.

А после Рождества, когда метели намели на полях и дорогах высокие и пушистые сугробы, и встали крепкие морозы, в Гороховец примчался на санях взмыленный гонец из Москвы и сообщил, что московский князь Василий Второй вышел в Крещенье в поход со своим тысячным войском и дружинами и направляется в сторону Владимира. И что вышел князь Василий в поход потому что, получил депешу от разведчиков о том, что хан Улу-Мухаммед овладел городами Нижним Новгородом и Муромом.

Расположился князь Василий Васильевич во Владимире со своим многотысячным войском. Прослышал об этом хан Улу-Мухаммед, и решил в сражение не ввязываться, – побоялся он, что зимой не сладит с русским воинством. И отступил от Нижнего Новгорода в сторону Мурома и Гороховца и там остановился.

А тем временем в ратном стане Гороховца вовсю кипела жизнь, началась подготовка к предстоящему сражению. Воины чистили и проверяли оружие. Луки, за 300 шагов пробивающие любые доспехи, – хранились в каждом доме. Был такой лук и у дочери воеводы Василисы Никитичны. У каждого из трёх её братьев было по такому луку и много стрел в колчанах.

Да, только не знали братья, что и их сестра Василиса тоже готовится к сражению на Лысой горе.

Ещё летом заказала она самому лучшему в городе мастеру лучнику изготовить и для неё мощный лук – самострел из можжевельника и березы. А как стали жители Гороховца проверять свое оружие, она тоже лук свой проверила. Хороший лук, да только тетиву хорошо бы заменить. Расплела тогда Василиса свою русую косу, отрезала от неё три пряди и сплела новую прочную тетиву. Проверила она и стрелы, каждую смазала припасенным ястребиным жиром. Сложила в походную сумку бинт из мягкой много раз стиранной льняной ткани и мазь, приготовленную из целебных трав.
Перед сражением, студеной ночью выскользнула Василиса Никитична из своего дома и одна поспешила к Лысой горе. До горы ей было идти недалеко. Быстро дошла Василиса туда. Темно кругом. А тут и метель поднялась на её счастье.

Поднялась девушка незаметно на самую вершину горы и огляделась кругом. Сквозь метельную пелену увидела она, как далеко на поле мелькают огоньки чужих костров. Там расположился вражеский стан, отступивших из-под Нижнего Новгорода к Гороховцу. Горели их костры в страшной снежной круговерти, часовые их не спали. Пристально наблюдают чужие дозоры за Лысой горой.

Поклонилась Василиса Никитична Матушке метели, высокому ночному небу, а потом стала молиться Богу и пречистой его матери. Помолилась она и святым заступникам Борису и Глебу, чтобы они за всё наше Русское воинство и за сродников своих вместе с ней молитву к Богу вознесли.

И говорит Василиса:
–Стоят за рекой враги, и хотят они реку Клязьму перейти, захватить нашу землю. Помоги же нам, Господи, своим воинством небесным в праведном бою за землю Русскую и за веру христианскую!

Постояла девушка ещё немного на горе, послушала дикое завывание разыгравшейся метели, прочитала охранительную молитву, и незамеченная чужим дозором, ушла с горы.


На следующее утро улеглась метель, и установилась тихая морозная погода. Выглянуло солнце и залило ослепительным светом окружающие поля и луга вокруг города Пресвятой Богородицы Гороховца.

Вошло в город и войско московское, ратное: посадники во главе с князем Василием Васильевичем вторым. И выступает впереди, гарцуя на борзом коне, сам московский князь Василий, и держит он в своей правой руке меч, а другою рукой крепко натягивает поводья.

Столпились вокруг него воины города Святой Богородицы Гороховца. Оглядел князь ратное воинство и молвит:

–Пришли со мной издалека тысячи латников, с воеводами надежными, дружины наши в боях испытанные, и кони под нами борзые. И пути нам все известные, и переправы крепким льдом скованные, и солнце над нами ярко сияет. И готовы мы за землю Русскую и за веру христианскую все как один свои головы сложить. Так пойдем же, прогоним с Русской нашей земли врагов. И добудем чести в бою и имя свое прославим в веках.

И пошли ратники на битву, и земля дрожала под копытами у их коней. И сошлись на поле за Клязьмой два войска. Обрушились Русские воины мечами и калеными копьями на щиты кочевников, и звонкой сталью загремели в смертельной сечи их мечи булатные. И полилась кровь русская и кочевников вперемешку по снежному полю глубокой алой реченькой. Горе матерям и женам, сестрам и детишкам малым с обеих сторон.

Вместе с братьями наравне билась и Василиса Никитична. Вскочила она на седло своего коня и стреляла, стоя на седле. И звенела туго натянутая тетива её меткого лука. А рядом с ней бился мечом молодец- богатырь Алексей Тимофеевич, защищая милую сердцу девицу и землю Русскую. И пока длился страшный бой, со свистом летали стрелы с обеих сторон, со звоном секли воздух и вражеские щиты обоюдоострые мечи.

Видит воевода Никита Всеволодович, как храбро бьется рядом с дочерью незнакомый богатырь и думает про себя: « Каков удалой молодец. Вот такого бы мужа желал бы я дочери. И смел, и ловок, и красив….».

А как устали в битве оба войска, так враги назад и откатились.
 
И не успели они ещё дух после битвы перевести, как видят, летит с высокого неба к Лысой горе силой несметной стая. А в стае соколы и кречеты, орлы и ястребы. Перелетели они гору и реку, и опустились на поле, где стояла рать кочевников. И вот уже это не соколы и не кречеты, то обрушились снова Русские воины, ратники небесные на захватчиков. И снова громко звенели их мечи острые и копья каленые об щиты чужаков. Как будто  грозные тучи вместе сошлись, и из них засверкали молнии, и загремели громы великие.

И побежала в страхе прочь вражеская рать.

И много осталось после той битвы лежать на снегу раненых и много погибших. Воевода Никита Всеволодович тоже оказался ранен. Но в бою отвёл от него удар чужого меча по касательной подоспевший к нему тот самый воин, который бился рядом с Василисой. Кольчуга, в которую одет был воевода Никита Всеволодович, смягчила разящий удар чужого меча. Воевода упал на землю и дальше не мог идти.

Подоспевший к нему воин помог подняться и бережно подвёл воеводу к коню.
–Как твое имя, храбрый воин? Раньше-то я тебя в своей дружине не видел, – говорит воевода Никита Всеволодович незнакомому богатырю.
–Зовут меня Алексей Тимофеевич, крестьянский сын.
– Останься, Алексей Тимофеевич, в моей дружине воинскую службу нести. А если правду сказать, хотел бы я видеть такого богатыря, как ты, мужем своей дочери.
–Спасибо на добром слове, Никита Всеволодович. С превеликой радостью останусь служить я в твоей дружине. А если не откажешься от своих слов, то и охотно женюсь на твоей дочери Василисе. Потому что люблю её больше жизни уже давно. Да, и она меня тоже любит, - отвечает Алёша.

Поглядел Никита Всеволодович внимательно на молодца, потом глянул на зардевшееся от смущения лицо дочери, и довольный ухмыльнулся в седую бороду.

Сказать по правде, сам-то он был рад без памяти, что его дочь Василиса избежала смерти в этой страшной битве.

А ещё больше он был рад, когда сыграл свадьбу дочери Василисы и крестьянского сына Алёши.

С той поры миновали многие лета. Но как и прежде река Клязьма величаво огибает с правой стороны пологую Лысую гору, которая так и хранит в себе ещё много всяких загадок.

Много, ох, как много славных и горьких сражений пришлось ещё пережить Русским воинам, прежде, чем они навсегда освободили Русскую землю от ига кочевников.

П.с. дорогие мои читатели. Сказка основана на древних исторических событиях и документах архивов. Наша история иногда трагическим образом переплетала судьбы наших народов. Но Слава Богу, что все это давно уже в прошлом. И наша Россия собрала под широкое и любящее крыло много разных народов. Мы все живем под одной ее солнечной крышей. И любовь наша к общему нашему родному дому И крепкая дружба между всеми народами - есть залог процветания и счастья нашего общего дома.  Но я все равно прошу прощения если используя в тексте исторические факты невольно задела чьи то тонкие душевные струны. Мира вам братские народы, добра и процветания! Люблю всех!


 


Рецензии
Задравствуйте, Валерия!
Спасибо за хорошую сказку ,
всё в ней узнаётся: река Клязьма, битва
русичей и монголов, освободивших землю нашу от монголов.
Талантливо дополнили сказку-быль любовной историей
простого сына крестьянского и дочери боярина.
Долго билась Русь за освобождение своих земель от ворогов.
Я написала об этом: Стрела Перуна http://proza.ru/2009/07/10/957
Доброго здравия и сказок
С теплом,Зоя

Зоя Кудрявцева   13.01.2017 12:44     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Зоя. Спасибо за теплые слова. Приятно слышать похвалу из уст такого маститого сказочника, как Вы. С уважением.Валерия.

Валерия Карих   12.01.2017 21:40   Заявить о нарушении
Художнику хочется, чтобы картина

Висела не на его стене,

Но какой-то серьезный скотина

Торжественно блеет: «Не-е-е…»
Скульптору хочется прислонить

К городу свою скульптуру,

Но для этого надо сперва отменить

Одну ученую дуру.
И вот возникает огромный подвал,

Грандиозный чердак,

Где до сих пор искусств навал

И ярлыки: «Не так».
И вот возникает запасник, похожий

На запасные полки,

На Гороховец, что с дрожью по коже

Вспоминают фронтовики.
На Гороховец Горьковской области

(Такое место в области есть),

Откуда рвутся на фронт не из доблести,

А просто, чтоб каши вдоволь поесть.

Борис Слуцкий.

И такое вот "сказание" есть.

Григорий Ходаков   04.12.2017 21:51   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.